Основные этапы развития русской архитектуры 17 вв



Скачать 58.26 Kb.
Дата20.10.2016
Размер58.26 Kb.
Основные этапы развития русской архитектуры 17 вв.
В архитектуре этого столетия можно проследить три этапа:

1. в первой четверти 17 века или даже в первые 30 лет в ней еще сильна связь с традициями 16 столетия,

2.середина века – 40-80 годы – поиски нового стиля, соответствовавшего духу времени, и его расцвет,

3.конец столетия – отход от старых приемов и утверждение новых, свидетельствующих о рождении архитектуры так называемого нового времени.


Церковные сооружения начала столетия мало отличаются от храмов 16 века.

Так, церковь Покрова в царском селе Рубцове (1619-1625), возведенная в честь освобождения Москвы от поляков, конца «смуты»,- бесстолпный, перекрытый сомкнутый сводом храм, по внутреннему и внешнему облику близкий церквям годуновского времени. Однако уже на рубеже 20 — 30-х годов XVII в. появляются постройки, хотя и восходящие к старым типам, но обогащающие устоявшуюся типологию рядом новых находок.

Такова церковь Покрова в Медведкове (1634 — 1635 гг.), представляющая собой как бы реплику собора Покрова на Рву (Василия Блаженного). Композиция медведковской церкви с ее центральным шатром, окруженным четырьмя глухими угловыми главами, двумя главами приделов и главой над алтарем, явно апеллирует к грозненскому прообразу. Однако стройность и изящество церкви в Медведкове, безоговорочное подчинение боковых элементов шатру сильно отличают ее от прототипа. Еще большей изысканностью отмечена церковь Св. Зосимы и Савватия Троице-Сергиева монастыря, построенная почти в те же годы (1635 — 1637 гг.). И здесь заметна ориентация на старые образцы: обработка алтарной апсиды в точности воспроизводит аналогичный декор монастырской же Духовской церкви 1476 г. Шатер монастырской церкви столь же строен, как и медведковской, а декор стал богаче и наряднее.

Новое отношение к декору, изменение его взаимодействия с конструкцией здания проявилось в крупнейшей светской постройке 30-х годов XVII в. — Теремном дворце. Дворец приобрел ступенчатый силуэт: новую надстройку поставили с отступом от старых стен, так что вокруг нее образовалась открытая галерея; вторая галерея прошла вокруг верхнего этажа — маленького бесстолпного Теремка. Эта впервые появившаяся здесь ступенчатость, постепенность подъема архитектурных масс, их ясная геометрическая расчлененность, легкость, невыявленность толщины стен станут определяющими чертами архитектуры последней четверти столетия.

Распространяется определенный тип храма – бесстолпного, обычно пятиглавого, с декоративными боковыми барабанами, с подчеркнутой асимметрией общей композиции благодаря разномасштабным приделам, трапезной, крыльцам, шатровой калокольне.

Примером может служить церковь Св. Троицы в Никитниках (1630 — 1650-е гг.). Она стала воплощением архитектурных идей зрелого XVII в. и вызвала подражания в других городах Московского государства.

В 40-х годах складывается типичный для 17 века стиль – с асимметричной группировкой масс. Архитектурные формы усложняются, конструкция здания читается с трудом сквозь покрывающий всю стену декор. Постепенно теряет смысл шатровое зодчество, вертикализм его цельного объема, либо появляются церкви, в которых имеются два, три, иногда пять одинаковых по высоте шатров. Кроме того шатры теперь глухие чисто декоративные.

Примером может послужить московская церковь Рождества Богородицы в Путинках (1649 — 1652 гг.). Ее композиция по сравнению с никитниковской усложнилась, став запутанной; трапезная, колокольня, придел Неопалимой Купины и основной храм расположились по отношению друг к другу достаточно случайно, внутренняя структура здания снаружи читается с трудом.

50 -60 годы.

Реформы Никона.

Политика Никона, направленная на укрепление авторитета церкви, естественно, была охранительской: все реформы патриарха — исправление богослужебных книг, упорядочение богослужения, унификация обрядов греческой и русской церкви — были направлены на восстановление и сохранение «древлеправославных обычаев». Поэтому и в области архитектуры канон не только остался неприкосновенным, но и был еще дополнительно подтвержден предписанием впредь строить лишь одно-, трех- и пятиглавые храмы, «по старине», отказавшись от шатровых завершений. Поэтому и в области архитектуры канон не только остался неприкосновенным, но и был еще дополнительно подтвержден предписанием впредь строить лишь одно-, трех- и пятиглавые храмы, «по старине», отказавшись от шатровых завершений. Это предписание, неизменно повторяемое в храмозданных грамотах, еще более сузило рамки канонической традиции, оставив за ее пределами даже храмы типа путинковского.

Храмы Москвы и Подмосковья 50 — 80-х годов XVII в. при значительной общности планового и конструктивного решения, тем не менее выглядят достаточно индивидуально. Различные размеры, пропорции, характер завершения, виды и комбинации декора делали неповторимым каждый памятник. И все же, очевидно, ощущалась потребность в новых типах.

Проблема трансформации культового канона в области архитектуры оставалась неразрешенной.

Это положение решительно изменилось только с приходом в русскую строительную практику нового типа храма — «восьмериком на четверике». Истоки его следует искать в зодчестве Украины, куда в 1681 г. «для описания церковных чертежей» был послан мастер Оружейной палаты Карп Золотарев. После его возвращения в царском селе Воскресенском на Пресне должно было начаться строительство первой новой церкви — центрической, с четырьмя симметричными полукруглыми приделами, завершенной восьмериком. Неизвестно, была ли осуществлена эта постройка.

В 80 — 90-х годах XVII в. новые композиции повсеместно распространились в русской архитектуре.


Они существовали в нескольких вариантах:

1. новое ядро- четверик с поставленным на него посредством тромпов широким световым восьмериком, обычно с вышележащим также восьмигранным ярусом, увенчанным главой, — включалось в продольно-осевую композицию, получив с запада колокольню и трапезную, а с востока троечастную, как правило, апсиду.

2. полностью центрические здания, четырехлепестковые в плане (за счет тождества очертаний апсиды и притворов), с пониженными по сравнению с центральной боковыми частями.
Новое направление было условно названо «нарышкинским стилем» или «московским барокко» - видимо потому, что большинство храмов нового типа было построено по заказу бояр Нарышкиных. Некоторые исследователи, например Виппер, считают неправомерным вообще применение термина «барокко», ибо это «не перелом мировоззрения, а перемена вкусов, не возникновение новых принципов, а обогащение приемов».

Классическим образцом таких композиций является церковь Покрова в Филях (1690 — 1694 гг.). Внутри типа встречается немало индивидуальных решений: так, церковь Св. Бориса и Глеба в Зюзине (1688 г.) отличается асимметричностью «лепестков», а церковь Знамения в Дубровицах имеет восьмерик от самого низа и лепестки тройной кривизны.

Новые черты в XVII в. проявились и в архитектуре храмов традиционного крестово-купольного типа. Первой вехой на этом пути стал Покровский собор в царской подмосковной усадьбе Измайлово (1671 — 1678 гг.) Репрезентативность кубического здания с тремя торжественными симметричными крыльцами, по сторонам которых столь же симметрично располагаются сдвоенные колонки и оконные проемы, сочеталась здесь с нарядностью посадской архитектуры — яркой цветностью изразцовых фризов, тонкой резьбой белокаменных деталей. Но главным новшеством был сдвиг пятиглавия на запад.

Во 2-й половине XVII в. начинается бурное развитие архитектуры экономически процветающих городов периферии — таких как Ярославль, Ростов, Каргополь и др. По этому поводу нередко пишут о «местных школах» в архитектуре XVII в., имея в виду региональное своеобразие русского зодчества этого периода. Однако, несмотря на безусловные различия архитектуры отдельных периферийных центров, в целом она вливается в единое русло общерусского архитектурного развития и в конечном итоге ориентируется на зодчество Москвы.

По-своему откликалась на запросы времени и архитектура деревянных храмов. В целом она, безусловно, была более консервативна, чем каменная, — не столько в силу особенностей и устойчивости конструктивных схем, сколько из-за иного круга заказчиков.

Поэтому в деревянной архитектуре XVII в., судя по описям, ведущее место продолжали занимать «клетские» и шатровые храмы («древяны вверх»).



Отметим, что новые черты, обусловленные началом грандиозного культурного сдвига — переходом от Средневековья к Новому времени, — в архитектуре сказались в первую очередь в области храмостроения.

Подводя итоги развитию архитектуры XVII в., нельзя не отметить постоянное возникновение в ней новых типов, форм, приемов, непрекращающийся поиск средств перехода на качественно новый уровень — то есть подготовка зодчества Нового времени. Принципиально важно, что при всем отличии локальных вариантов эта архитектура обладала значительным художественным единством, в ней отражались одни и те же тенденции, по-разному преломлявшиеся в зависимости от материала, типа постройки, местных традиций и вкусов. Поэтому зодчество XVII в. можно рассматривать как целостный этап истории русской архитектуры, сформировавший собственные ценности, отличные и от традиционных древнерусских, и от сменивших их архитектурных идеалов Петровской эпохи.

Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал