Особенности локализации неподвижного звукового стимула детьми раннего возраста, воспитывающимися в домах ребёнка по специальности 37. 05. 01- клиническая психология



страница1/4
Дата29.05.2018
Размер1.15 Mb.
  1   2   3   4
ПРАВИТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

фЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТвЕННОЕ Бюджетное ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

«Санкт-Петербургский государственный университет» (СПбГУ)

Выпускная квалификационная работа на тему:



ОСОБЕННОСТИ ЛОКАЛИЗАЦИИ НЕПОДВИЖНОГО ЗВУКОВОГО СТИМУЛА ДЕТЬМИ РАННЕГО ВОЗРАСТА, ВОСПИТЫВАЮЩИМИСЯ В ДОМАХ РЕБЁНКА

по специальности 37.05.01– Клиническая психология

основная образовательная программа Клиническая психология

специализация: Клиническая психология детей и родителей








Выполнил:

студент 6 курса очной формы обучения

Кутонова Татьяна Олеговна



Рецензент:

учитель-дефектолог, СПб ГКУЗ "Специализированный психоневрологический дом ребенка №13 Адмиралтейского района Санкт-Петербурга"

Полянская Ирина Валерьевна




Научный руководитель:

доктор психологических наук, профессор

Мухамедрахимов Рифкат Жаудатович

Научные консультанты:

кандидат биологических наук

Никитин Николай Иванович

кандидат психологических наук

Тюмкова Дарья Ивановна





АННОТАЦИЯ

Не было обнаружено исследований пространственного слуха у детей раннего возраста, воспитывающихся в домах ребенка (ДР), поэтому целью настоящего исследования стало изучение длительности периодов локализации и точности локализации неподвижного звукового стимула детьми раннего возраста, из ДР. Было обследовано 16 здоровых детей из ДР (6 м, 10 д) от 14 до 51 мес, из них 7 детей (2 м, 5 д) от 14 до 22 мес сравнивались с 10 детьми из семей (4 м, 6 д) от 14 до 20 мес. Эксперименты проводились в анэхоидной кабине. Ребенок сидел на коленях у взрослого лицом к расположенным в горизонтальной плоскости динамикам, откуда в разной последовательности подавались неподвижные звуковые сигналы (10 шт) под углами 0° (прямо против ребенка), 30° и 60° справа и слева от ребенка. Оценка локализационного поведения проводилась путем анализа траекторий движения головы с помощью системы Fastrak (Pollhemus), фиксирующей положение головы ребенка в заданный момент времени, и создающей динамическую картину реакции ребенка на стимул.

Результаты показали, что длительность первого локализационного движения у детей из ДР короче, чем у семейных детей, тогда как первичная ошибка локализации больше, есть взаимосвязь между первичной и вторичной ошибками локализации с угловым положением источника звука с поправкой на начальное положение головы у детей из ДР.

Предполагается продолжение исследования с увеличением численности выборки для уточнения выявленных фактов и тенденций, и объяснения обнаруженных феноменов.



SUMMARY

There are no identified studies of spatial hearing in institutionalized children of early age (IC). The aim of the present study was to measure the duration of periods and the accuracy of localization by IC of early age. The localization of unmoving sound source in horizontal plane in free filed stimulation was studied in a group of 16 healthy IC (6 b, 10 g) from 14 to 51 months, 7 children of them (2 b, 5 g) from 14 to 22 months compared with 10 family children (FC) (4 b, 6 g) from 14 to 20 months. The experiments were conducted in the anechoic camera. The child was sitting at the lap of adult faced to the center of the horizontal sound sources hemisphere. The stimuli were 1 s duration click trains presented in the horizontal plane. Sound sources were positioned at the center (0o) and at angles of 30 and 60 degrees on left and right of the child (10 times). Head movement was recorded by Fastrak (Pollhemus) – a special device, which creates graphs with trajectory of head. The results showed that the duration of the first localization movement by IC is shorter than by FC, the primary error of localization is bigger. There is a relationship between the primary and secondary localization errors with the angular position of the sound source adjusted to the initial position of the head by IC.

Discovered facts are needed in verification for a larger sample in the further.

СОДЕРЖАНИЕ

АННОТАЦИЯ……………………………………………………….……….……2

SUMMARY…………………………………………..………………….………...3

ВВЕДЕНИЕ……………………………………………….……………….………5

ГЛАВА 1. Исследования пространственного слуха у детей………………….12

1.1 Физиологические и нейрофизиологические основы работы пространственно-слухового восприятия……………………………………….12

1.2 Исследования пространственного слуха и локализации звука в горизонтальной плоскости детьми младенческого и раннего возраста……..22

1.3 Психическое развитие детей младенческого и раннего возраста, имеющих опыт депривации………………………………………………………………...28

ГЛАВА 2. Методы и организация исследования……………………………...34

2.1 Описание выборки исследования…………………………………………..35

2.2 Метод и процедура исследования…………………………………………..36

2.3 Математико-статистические методы обработки данных…………………44

ГЛАВА 3. Результаты исследования…………………………………………..45

3.1 Качественные различия локализационного поведения детей из дома ребенка и семейных детей при локализации неподвижного звукового стимула в анэхоидной камере…………………………………………………………….45

3.2 Сравнение длительности периодов локализации неподвижного звукового стимула в горизонтальной плоскости внутри группы детей из дома ребенка……………………………………………………………………………49

3.3 Сравнение значений первичной и вторичной локализационных ошибок неподвижного звукового стимула в горизонтальной плоскости внутри группы детей из дома ребенка…………………………………………………………..50

3.4 Сравнение длительности периодов локализации неподвижного звукового стимула в горизонтальной плоскости внутри группы детей из дома ребенка и группы семейных детей…………………………………………………………51

3.5 Сравнение значений первичной и вторичной локализационных ошибок неподвижного звукового стимула в горизонтальной плоскости внутри группы детей из дома ребенка и группы семейных детей……………………………..54

3.6 Анализ взаимосвязи между пространственным положением неподвижного звукового стимула в горизонтальной плоскости и параметрами локализации в группе детей из дома ребенка……………………………….....56

3.7 Сравнение длительностей периодов локализации неподвижного звукового стимула в горизонтальной плоскости у детей из дома ребенка и семейных детей………………………………………………………………………………59



    1. Сравнение значений первичной и вторичной ошибок локализации неподвижного звукового стимула в горизонтальной плоскости у детей из дома ребенка и семейных детей………………………………………………...60

Обсуждение результатов………………………………………………………..64

Выводы…………………………………………………………………………...73

Заключение……………………………………………………………………….74

Список использованных источников.....………………………………………..75



Введение

К настоящему времени в российской и зарубежной литературе встречается большое количество исследований, изучающих процесс слуховой локализации взрослым человеком (Альтман, 1990; Batler et al., 1976; Carlile et al., 1999; Jeffress et al, 1961; Licklider et al, 1950; Mills, 1972; Pinek et al., 1989; Van den Bogaert et al., 2006 и др.), но не так много работ, посвященных изучению процесса слуховой локализации детьми младенческого и раннего возраста (Мухамедрахимов, Никитин и др., 2011; Ashmead et al., 1987; Clarkson et al., 1991; Clifton et al. 1988; Morrongiello, 1987, 1989; Morrongiello & Rocca, 1987; Muir & Clifton, 1985; Muir &Field, 1979 и др.). Данные об особенностях процесса слуховой локализации детьми младенческого и раннего возраста из домов ребенка не встречаются совсем, что определяет актуальность настоящего исследования.

Результаты изучения пространственного слуха у взрослых свидетельствуют о том, что в основе процесса слуховой локализации лежат физиологические и нейрофизиологические механизмы работы отделов слуховой системы (Ashmead et al, 1998; Aslin et al, 1983; Blauert, 1969; Butler, 1975; Chase & Young 2005; Clifton et al, 1988; Devore & Delgutte, 2010; Eichenbaum, 2017; Erber, 1968; Harrison, 1978; Jenkins & Masterton, 1982; Keefe et al, 1993, 1994; King et al, 1998; Neil et al, 2006; Okabe et al, 1988; Rodriguez et al, 1991; Shaw & Teranishi, 1968; Werner et al, 2012; Альтман, 1990; Шустин и др., 2007). Показано, что участие ушной раковины в процессе локализации определяет точность положения звука в пространстве (Butler, 1975), её размер влияет на количество улавливаемой информации и диапазон воспринимаемых частот (Blauert, 1969; Shaw & Teranishi, 1968). Наружный слуховой проход способен воспринимать звуки определенных частот (Альтман, 1990), что влияет на возможности или ограничения локализации звуков в соответствующем частотном диапазоне. Работы, изучающие нейрофизиологический механизм пространственного слуха, показали участие следующих структур головного мозга: комплекс кохлеарных ядер ствола мозга, комплекс ядер верхней оливы продолговатого мозга, заднее и верхнее двухолмие среднего мозга, ядра таламуса промежуточного мозга, поперечная височная извилина Гешля, правый и левый гиппокамп медиальных височных отделов полушарий головного мозга (Eichenbaum, 2017; Harrison, 1978; King et al, 1998; Werner et al, 2012; Альтман, 1990). Было выяснено, что верхнее двухолмие и гиппокамп содержат карту слухового пространства в звукотопических координатах и когнитивные карты соответственно (Eichenbaum, 2017; Knudsen 1982; Palmer et al, 1982). Показано, как в процессе роста происходит калибровка слуховых карт при помощи зрительной (King et al, 1988) и моторной системы (Ashmead et al, 1998).

Исследований механизмов функционирования пространственного слуха у детей младенческого и раннего возраста было обнаружено не так много (Aslin et al, 1983; Clifton et al, 1988; Keefe et al, 1993, 1994; King et al, 1988; Neil et al, 2006; Okabe et al, 1988; Shaw & Teranishi, 1968). Определено, что проводящий аппарат младенцев передает меньше звуковой энергии, чем это зафиксировано у взрослых (Keefe et al, 1993, 1994), эти различия в проводимости сохраняются вплоть до подросткового возраста (Okabe et al, 1988), что указывает на отличительные признаки локализационных способностей у детей младенческого и раннего возраста от взрослого человека. Показано, как структуры среднего и внутреннего уха изменяются в процессе роста ребенка (Гайворонский и др, 2009; Котова, 2006), что позволяет предполагать наличие индивидуального компонента восприятия звука у детей раннего возраста. Изучениеизменений параметров организма в процессе роста(Clifton et al, 1988) продемонстрировало связь между увеличением размера головы у младенцев и детей раннего возраста и увеличением точности локализации звука.



Исследования, посвященные изучению пространственного слуха и параметров качества локализационной реакции у детей младенческого и раннего возраста, немногочисленны. Из имеющихся работ удалось выяснить, что новорожденные, при подаче звукового сигнала, смотрят в сторону источника звука и поворачивают голову (Muir & Field, 1979; Wertheimer, 1961). На первом месяце жизни латентный период составляет около 8 с, далее это время уменьшается до 1 с (Dodwell, et al 1980; Clifton et al, 1981), что объясняется переходом ответственности за реакцию на звуковой стимул от неонатальных подкорковых рефлексов к корковым механизмам регуляции (Muir & Clifton, 1985). Также, были обнаружены исследования, изучающие способности детей младенческого и раннего возраста к различению частот и их слуховую чувствительность (Clarkson et al, 1991; Moore et al, 1982; Olsho et al, 1984, 1985, 1987, 1988). Были получены неоднозначные данные о способности младенцев к восприятию высокочастотных звуков (Berg et al, 1983; Olsho, 1984), но в то же время определено, что чем старше дети, тем больший спектр частот они различают (Berg et al, 1983), и к 5 годам их значения достигают тех же порогов слуха, что и у взрослых (Reuter, 1998). Выявлено, что для определения качества пространственно слуховых способностей применяется измерение минимально различимого угла у детей разных возрастов: с увеличением возраста минимально различимый угол уменьшается, что говорит о возрастающей вместе с возрастом разрешающей способности к локализации (Ashmead, 1987, 1991; Morrongiello, 1988, 1990; Литовский, 1996). Изучается точность локализации как показатель качества пространственно слуховых способностей: была обнаружена связь между увеличивающимся возрастом ребенка и возрастающей точностью локализации (Morrongiello & Rocca, 1987, 1990), но не было обнаружено связей между полом ребенка и точностью локализации звуков (Clifton et al, 1988; Тюмкова, 2016). Обнаружено, что в одном из исследований автором выделяется структура локализационной реакции, которая включает три периода локализации: латентный, период первого локализационного движения, корректирующий период; а также изучается точность локализации, выражаемая через первичную и вторичную ошибки локализации. Результаты этого исследования показали, что в связи с увеличением возраста уменьшается длительность латентного периода и увеличивается длительность корректирующего периода (Тюмкова, 2016). Были обнаружены исследования, изучающие влияние социальной стимуляции на локализационное поведение (Morre et al, 1975; Мухамедрахимов и Никитин, 2011). Выявлено, что сопровождение звуков визуальными или социальными стимулами вызывает больше локализационных реакций, а сопровождение звуковых стимулов позитивным социальным взаимодействием влияет на точность определения источника звука.

Исследования, касающиеся изучения физиологического, двигательного, когнитивного и социального развития детей младенческого и раннего возраста из домов ребенка, показали, что дети с опытом депривации имеют значительные отставания по показателям развития от своих сверстников, не имеющих опыта пребывания в учреждении (Chugani et al, 2001; De Barros et al, 2003; Gunnar et al, 2000, 2014; Koss et al, 2014; Loman et al, 2005; Marshall et al, 2004; Nelson et al, 2007; Piek et al, 2008; St.Petersburg-USA Orphanage Research Team, 2008; Лисина, 2009; Мухамедрахимов, 2001; Папушек и др., 2001; Сергиенко, 2006). Данные позволяют предположить, что помимо упомянутых задержек в развитии, дети из домов ребенка будут иметь некоторые отличия в развитии пространственного слуха по сравнению с семейными детьми. Вероятно, незрелость процессов будет проявляться в более отстающих показателях длительностей периодов локализации и сопровождаться увеличением ошибок локализации.

Таким образом, в научной литературе обнаружены работы, направленные на изучение особенностей пространственно-слуховой локализации детьми младенческого и раннего возраста. Но не было обнаружено работ, изучающих процесс локализации неподвижного звукового стимула детьми раннего возраста, воспитывающимися в домах ребенка. Актуальность настоящего исследования определяется необходимостью восполнения недостатка научной информации о локализации неподвижного звука детьми раннего возраста, получения данных о локализации неподвижного звука детьми раннего возраста, воспитывающихся вне семьи в условиях дома ребенка.

Целью настоящего исследования является сравнительное изучение локализации неподвижного звукового стимула в горизонтальной плоскости детьми, воспитывающимися в доме ребенка, в возрасте от 14 до 22 месяцев.

Объектом исследования является локализация звука человеком.

Предметом исследования является локализация неподвижного звука детьми раннего возраста, воспитывающимися в домах ребенка.

Основные гипотезы исследования:


  1. Периоды локализации неподвижного звукового стимула детьми раннего возраста из дома ребенка будут иметь более высокие показатели временных значений локализации, чем у семейных детей.

  2. Точность локализации, выражающаяся в ошибке локализации, будет ниже у детей из дома ребенка в сравнении с детьми из семьи.

  3. Величины периодов и точности локализации будут иметь взаимосвязь с начальным положением головы детей из дома ребенка.

В соответствии с целью и гипотезами были сформулированы задачи исследования:

  1. Изучить локализацию неподвижного звукового стимула в горизонтальной плоскости детьми из дома ребенка в возрасте 14-22 месяцев.

  2. Изучить значения периодов локализации неподвижного звукового стимула в горизонтальной плоскости детьми 14-22 месяцев из дома ребенка и сравнить их со значениями группы семейных детей того же возраста.

  3. Изучить величины ошибок локализации неподвижного звукового стимула в горизонтальной плоскости детьми 14-22 месяцев из дома ребенка и сравнить их с величинами ошибок в группе семейных детей того же возраста.

  4. Выявить взаимосвязь между начальным положением головы и величинами периодов локализации и точности локализации у детей, проживающих в доме ребенка.

Научная новизна работы заключается в том, что в ней впервые в литературе представлены данные изучения особенностей локализации неподвижного звука детьми 14-22 месяцев, воспитывающимися в доме ребенка. Практическая значимость данной работы может состоять в том, что ее результаты являются основанием для разработки рекомендаций поразвитию и улучшению пространственного восприятия у детей, проживающих в условиях учреждения.

ГЛАВА 1. Исследования пространственного слуха у детей

В данной главе представлен обзор отечественных и зарубежных научных исследований, посвященных изучению развития физиологической и нейрофизиологической работы системы слуха, а также роль отдельных структур слуховой системы для процесса пространственной локализации неподвижного источника звука в горизонтальной плоскости. Представлен обзор научных работ, изучающих пространственный слух у детей младенческого и раннего возраста, обсуждаются показатели локализации. Проведено обобщение представленных исследований с последующим сравнением с показателями физического и психического развития детей из домов ребенка в связи с условиями социального окружения.


1.1 Физиологические и нейрофизиологические основы работы пространственно-слухового восприятия.

В данном разделе представлены и обобщены результаты исследований значения различных структур слуховой системы для локализации звука в пространстве, а также, в связи с темой работы, сделан акцент на изучении особенностей физиологического строения структур органа слуха у детей младенческого и раннего возраста, и их связь с локализационными способностями.



Физиологические основы механизма локализации звуковых стимулов в пространстве. В процессе пространственного слухового восприятия задействованы как слуховые анализаторы, так и вестибулярные, зрительные, тактильные системы. В качестве слухового анализатора выступает орган слуха, включающий в себя наружное, среднее и часть внутреннего уха (улитку), который в первую очередь максимально чувствительно улавливает на фоне различных шумов сигнал, после чего поступивший сигнал раскладывается на его составляющие, которые затем преобразуются в импульс. После преобразования, принятая ранее из слухового анализатора информация проходит импульсной активностью по слуховым волокнам к центрам слуховой системы.

1.Наружное ухо включает в себя ушную раковину и наружный слуховой проход. Эти структуры играют важную роль в локализации звука на частотах, которые в значительной степени подвержены воздействию широкополосного шума (Rodriguez et al, 1991). При этом каждая составляющая наружного уха имеет своё особое значение для процесса локализации.

В ранних исследованиях отводится значительное внимание участию ушных раковин для определения источника звука не только в горизонтальной, но и в вертикальной плоскостях (Blauert, 1969). По строению ушная раковина напоминает форму воронки, позволяющую улавливать звуки из окружающего пространства, и состоит из эластичного хряща. Также отмечается связь между размером ушной раковины и повышением чувствительности к частотам.(Shaw&Teranishi, 1968). Высокая точность локализации источника звука в горизонтальной плоскости может быть достигнута при участии двух ушей одновременно. При участии в процессе локализации только одного уха точность значительно снижается (Butler, 1975). Ушная раковина новорожденных детей имеет уплощенный вид по сравнению с ушной раковиной взрослого человека, а также небольшие размеры. Максимальный рост ушной раковины приходится на период до двух лет, но завершается только в период полового созревания. Также отмечено, что в длину рост происходит быстрее, чем в ширину (Котова, 2006). Процесс изменения морфологической структуры ушной раковины в процессе роста может отражаться на качестве локализации звука в пространстве, влияя на характер и объем улавливания звуков определенных частот. Таким образом, ушной раковине отведена не последняя роль для процесса локализации неподвижного стимула, так как она является первоначальным звеном в цепочке передачи звуковой волны к следующим структурам.

Далее за ушной раковиной следует наружный слуховой проход, представляющий собой трубку, состоящую из хряща и кости, которая заканчивается барабанной перепонкой, стоящей под углом 30° к оси. По наружному слуховому проходу распространяется звуковая волна, где вследствие резонансов и изменения давлений становится возможным воспринимать звуки определенных частот (Альтман, 1990). По разным данным длина слухового прохода составляет от 25 до 35 мм у взрослого человека (Альтман, 1990; Гайворонскийи др, 2009; Котова, 2006), тогда как у новорожденного длина слухового прохода составляет около 15 мм, он относительно узкий и круто изогнут, его стенки состоят полностью из хряща. В некоторых исследованиях было показано, как конфигурация наружного уха влияет на чувствительность слуха. В частности, был изучен размер наружного слухового прохода и его связь с уровнем слуха. Так, ученые пришли к выводу, что большие объемы ушных каналов приводят к смещению ориентировки процесса звукопередачи на более низкие частоты, а специфичные акустические характеристики звука начинают влиять на величины порога слуха (Erber, 1968; Hellström, 1995). Проводящий аппарат младенцев передает меньше звуковой энергии, чем это зафиксировано у взрослых (Keefe et al, 1993, 1994), эти различия в проводимости сохраняются вплоть до подросткового возраста (Okabe et al, 1988), что, вероятно, вносит вклад в наблюдаемые возрастные различия в абсолютной чувствительности.

Барабанная перепонка у новорожденного является относительно крупной, приближенной по своим параметрам к барабанной перепонке взрослого человека, но в тоже время она имеет более сильный наклон, чем у взрослого человека, который составляет порядка 35-40° (Котова, 2006). С возрастом физиологические характеристики наружного слухового прохода и положения барабанной перепонки к оси меняются, что не может не влиять на характер восприятия слуховой информации, а именно на чувствительность к восприятию заданных определенной частотой звуков.

2.Среднее ухо представлено барабанной полостью и слуховой трубой, располагается в височной кости, а предназначением среднего уха является создание максимально улучшенных условий передачи энергии акустического сигнала далее во внутреннее ухо. Барабанная полость содержит три слуховые косточки: молоточек, наковальню и стремечко, которые суставами соединены между собой. Сама полость у новорожденных детей и взрослых по размерам слабо отличаются между собой, за исключением того, что у новорожденных слизистая оболочка более утолщенная. Слуховые косточки у новорожденных детей соответствуют размерам косточек у взрослых (Котова, 2006). Их функция - обеспечивать механическую передачу и усиление колебательных движений от барабанной перепонки до перелимфы, которой заполнен лабиринт (система внутреннего уха). В проводившихся исследованиях отмечается, что при отсутствии всех слуховых косточек не было бы достигнуто должное возбуждение структур внутреннего уха, что остановило бы процесс передачи звукового импульса далее по нервным волокнам (Альтман, 1990; Гайворонскийи др, 2009).

Слуховая труба сообщается с носоглоткой и служит для уравновешивания давления воздуха на барабанную перепонку в полости среднего уха с атмосферным давлением. В процессе роста ребенка слуховая труба удлиняется, а просвет слуховой трубы постепенно суживается от 2,5 мм у шестимесячного ребенка до 1 мм у шестилетнего ребенка (Котова, 2006), что, вероятно, помогает уравнить давление между полостями, приближая соответствующие показатели к значениям взрослого человека. Таким образом, в процессе роста ребенка система среднего уха, имея особое физиологическое строение, оказывается способной влиять на характер передачи звукового импульса, что усиливает индивидуальный компонент восприятия звука.

3.Внутренним ухом называется система каналов, лабиринт, заполненный специальной жидкостью. Лабиринт различают костный и перепончатый. Костный лабиринт включает три части: улитку, преддверие и костные полукружные каналы. Улитка относится к органу слуха, а преддверие и костные полукружные каналы к органу равновесия. В перепончатом лабиринте выделяют три части: перепончатую улитку, мешочек и маточку, полукружные протоки. Перепончатая улитка содержит кортиев орган – сложно устроенный рецептор слуха, состоящий из волосковых клеток. Мешочек и маточка содержат отолитовые аппараты, которые воспринимают вертикальные ускорения. Полукружные протоки содержат гребешки, которые вопринимают угловые ускорения (Гайворонскийи др, 2009). Назначением внутреннего уха принято считать первичный анализ звуковой информации, поступивший из среднего уха. Информация раскладывается на различные каналы, иннервирующие затем слуховые нервы. Структуры внутреннего уха по своим размерам не имеют больших отличий от структур взрослого человека, но костные стенки полукружных каналов в процессе роста ребенка утолщаются, подвергаются постепенному окостенению (Котова, 2006), усиливая индивидуальный компонент восприятия звука у детей раннего возраста.

Еще к одному физиологическому фактору, влияющему на раннюю пространственно-слуховую локализацию, можно отнести быстрое увеличение размеров головы и формы черепа ребенка в процессе роста, что несет определенные последствия для перцептивного функционирования. К примеру, некоторые исследователи полагают, что меньший размер головы смещает звуковую локализацию в сторону более высоких частот, а чувствительность к локализации сигналов по времени будет снижена засчет уменьшения межушного расстояния (Aslin et al, 1983). В другом исследовании были получены значимые связи между увеличением размера головы у младенцев и детей раннего возраста и увеличением точности локализации звука, здесь же авторы отмечают, что точность локализации не зависит от пола ребенка (Clifton et al, 1988).

Таким образом, результаты исследований физиологических основ работы пространственно-слухового восприятия показали, что строение системы органа слуха у младенцев и детей раннего возраста претерпевает значительные изменения в процессе развития. В результате роста наружного, среднего и внутреннего уха изменяется их механическое функционирование, вслед за этим улучшается способность поглощать и передавать большее количество звуковой энергии, изменяется чувствительность к восприятию звуков, имеющих определенные акустические характеристики. Точно также изменения размеров и формы черепа ребенка оказывают влияние на процесс перцепции звукового сигнала.



Нейрофизиологические основы механизма локализации звуковых стимулов в пространстве. Под нейрофизиологическими основами механизма пространственно-слуховой локализации подразумевается вклад различных структур мозга в организацию сложной работы локализации источника звука.

Значение для процесса локализации функциональных свойств различных компонентов слуховой системы продолжает изучаться. Но на сегодняшний день были установлены некоторые особенности их функционирования, имеющие специфическое значение для локализации источника звука. Так, ядра комплекса кохлеарных ядер ствола мозга, куда приносит звуковую информацию слуховой нерв из внутреннего уха, принято делить на несколько областей. Каждая область иннервируется определенными нервными волокнами, приходящими из разных частей улитки внутреннего уха. Это обеспечивает ответ нейронов кохлеарного ядра на звуки, подаваемые на широком спектре частот (Werner et al, 2012; Альтман, 1990), что, вероятно, может иметь влияние на разрешающую способность слуховой системы к восприятию разночастотных стимулов.



Еще одним значимым центром для пространственно-слуховой локализации является комплекс ядер верхней оливы, которые располагаются в продолговатом мозге. В них происходит конвергенция пришедших нервных импульсов от правой и левой улиток (Альтман, 1990) - это обеспечивает слияние информации, пришедшей от правого и левого уха, что, по сути, является сопоставлением информации от разных точек пространства в один звуковой пространственный праобраз. Кроме того, было установлено, что малочисленность или многочисленность клеточных элементов в главных ядрах оливарного комплекса влияет на выраженную чувствительность к высоким или низким частотам соответственно (Harrison, 1978) - это необходимо для процесса локализации звуковых сигналов, осуществляющегося по высоким или низким частотам.

Следующим слуховым центром, занимающим стратегически важное положение, являются структуры среднего мозга, а именно заднее и верхнее двухолмие. Заднее двухолмие является своеобразной синаптической станцией для множества путей, таких как заканчивающиеся восходящие волокна нейронов кохлеарных ядер, верхней оливы, нисходящие волокна нейронов слуховой коры, а также сюда приходит афферентация из соматических отделов мозга (Альтман, 1990). Таким образом, в заднем двухолмии осуществляется своеобразная слуховая и моторная интеграция. Исследования, проводившиеся при поражении структур заднего двухолмия, доказывают, что эта часть среднего мозга вовлечена в процесс локализации звука в пространстве (Jenkins&Masterton, 1982), так как нейроны этой области чувствительны к многочисленным акустическим сигналам местоположения (Devore&Delgutte, 2010): интерференционные временные различия, различия по частоте и монофонические спектральные сигналы (Chase&Young 2005).Ядро плеча заднего двухолмия получает прямой ввод импульса от центрального ядра заднего двухолмия и обеспечивает топографическую проекцию на верхнее двухолмие (King et al, 1998). Верхнее двухолмие, в свою очередь, содержит определенную карту слухового пространства в звукотопических координатах, а активация нейронов определенных точек звуковой карты вызывает реакцию, направленную на соответствующую точку пространства (Knudsen 1982; Palmer et al, 1982). Также известно, что верхнее двухолмие содержит зрительные карты пространства (Lunenburger et al, 2001), в связи с чем изучалась их связь со слуховыми картами. В процессе роста ребенка, в том числе из-за увеличения размеров головы, ушных раковин и изменения формы черепа, для обеспечения точной локализации источника звука в пространстве требуется постоянная калибровка слуховых карт. Как отмечают некоторые исследователи, это осуществляется с помощью сопоставления информации, полученной от зрительной системы, о чем свидетельствуют эксперименты, в которых даже при аномальном развитии бинаурального слуха, карты слухового пространства оставались точны благодаря выравниваю с помощью зрительного образа (King et al, 1988).Однако, также были найдены данные, рассказывающие о том, что дети, имеющие нарушение зрения или полное его отсутствие, не отставали от своих зрячих сверстников в способностях локализации звука в пространстве. Авторы предполагают, что это можно объяснить опытом изменения акустических характеристик звука при самодвижении (Ashmead et al, 1998).Таким образом, можно говорить о том, что процесс локализации звука в пространстве является сложным механизмом взаимодействия нескольких сенсомоторных и визуальных функций, обеспечивающих пластичность нервной системы к формированию процесса локализации. Однако, такая мультисенсорная чувствительность верхнего двухолмия созревает в процессе взросления. Изучались младенцы в возрасте от 1 до 10 месяцев, у которых наблюдали движения головы и глаз при предъявлении слуховых, зрительных или двух стимулов одновременно в положении 25° и 45° справа или слева от средней линии головы. Младенцы в возрасте до 8 месяцев показали более длительные латентные периоды по отношению к бимодальным стимулам, чем к унимодальным, а дети 8-10 месяцев показали лучшие результаты (более короткий латентный период) по отношению к бимодальным стимулам, чем к унимодальным (Neil et al, 2006). Данные могут свидетельствовать о предпочтении младенцами старше 8 месяцев бимодальных стимулов и возрастающей компетентности младенцев к различению двойственных стимулов с возрастом, что в очередной раз подчеркивает значимость фактора роста для улучшения локализационных способностей.

Дальнейший слуховой путь пролегает к промежуточному мозгу к слуховым ядрам таламуса, причем каждая таламическая зона имеет четкие связи с определенными областями заднего холма. Далее от таламуса происходит афферентация слуховой области коры, которая у человека представлена поперечной височной извилиной Гешля (Альтман, 1990).В медиальных височных отделах полушарий мозга располагаются правый и левый гиппокамп, работу которых признали неотъемлемой частью процесса ориентировки в пространстве. Так было выяснено, что гиппокампальная система обладает механизмом пространственной памяти: посредством пространственно-геометрических вычислений (вычисление физических расстояний и углов, интеграция путей) с использованием памяти (своеобразное картографирование) создаются определенные когнитивные карты, которые подразумевают под собой некий опыт в памяти, хранящий пространственное отображение и способствующий навигации (Eichenbaum, 2017).О существовании в гиппокампальной системе, помимо зрительных, в том числе слуховых карт свидетельствуют исследования, рассказывающие о причастности этой системы к процессу слуховой локализации звука в пространстве. Так, было выяснено, что у больных эпилепсией, при эпилептическом повреждении гиппокампа, наблюдаются значительные нарушения пространственного слуха (Альтман и др., 2010; Шустин и др., 2007).

Процесс развития слуховой системы проходит поэтапно. Период наиболее интенсивного развития слуха приходится на возрастной диапазон пяти месяцев гестации – первых четырехлет жизни и оканчивается только после 8 лет жизни. Нет однозначного мнения о точном возрасте начала функционирования слухового анализатора, но, судя по полученным данным, можно отнести этот процесс ко времени третьего триместра беременности: Rubel указывает, что улитка начинает функционировать с 18-й недели гестации, Hepper и Shahidullah получили зарегистрированный с помощью ультразвука поведенческий ответ на внешнее звуковое воздействие с 19-й недели гестации, Lasky и Williams отмечают, что функция слуха появляется у плода после 20-й недели гестации, Н.П. Шабалов указывает на появление «кохлеопальпебрального рефлекса» с 26-й недели (Hepper&Shahidullah, 1994;Rubel, 1984; Шабалов, 2002). Современные исследования отмечают, что нейрональные пути человека заложены к 29 неделе беременности в стволе мозга и продолжают расти и развиваться в течение следующих месяцев и лет жизни. Образование синаптических связей и их стабилизация также продолжаются после рождения, ученые отмечают, что скорость их окончательного формирования зависит от индивидуального опыта ребенка. Миелинизация слуховой коры происходит в 3 месяца жизни и продолжается до четырех лет. (Гайворонскийи др,2009; Dekaban,1970; Yakovlev, 1967). Эффективная синаптическая проводимость и увеличение миелинизированных областей коры приводят к увеличению скорости нейронной проводимости и улучшению передачи информации.

Таким образом, полученные данные о роли структур головного мозга в процессе локализации и их созревание в процессе внутриутробного развития и далее, после рождения, подчеркивают мысль о поэтапном формировании слуховых процессов (активный пик продолжается до четырех лет), что, в свою очередь, оказывает влияние на качество пространственно-слуховой локализации у детей, незрелость процессов, разворачивающихся со временем в процессе развития ребенка.



    1. Исследования пространственного слуха и локализации звука в горизонтальной плоскости детьми младенческого и раннего возраста

В данном разделе представлен обзор научных исследований, посвященных изучению пространственного слуха детьми младенческого и раннего возраста. Обсуждаются показатели локализации неподвижного звука в горизонтальной плоскости.

В настоящее время для исследования процесса локализации неподвижного звукового источника используется теория, предполагающая определение координат этого источника в трехмерном пространстве: горизонтальной и вертикальной плоскостях относительно головы слушателя и по степени удаленности источника звука от слушателя (Альтман, 1990). В настоящей работе представлено исследование локализации звука, проводившееся в горизонтальной плоскости.

Первые работы, посвященные изучению локализационных способностей у человека, проводились на взрослых людях. Эти работы послужили основой для дальнейшего развития в области пространственной локализации. Благодаря первым исследованиям были разработаны обязательные условия для проведения экспериментов: использование анэхоидной камеры для исключения фактора звуковых отражательных способностей специально необорудованных закрытых пространств; использование громкоговорителей для подачи звуковых сигналов, а в последующем специальных наушников, которые позволяют исключить фактор отклонения головы от заданного положения, а также не требуют использования фиксации головы (Jeffress et al, 1961; Licklider et al, 1950; Mills, 1972; Алексеенко, 1949; Альтман, 1972; Бехтерев и др., 1975и др.).

Были выделены основные закономерности механизма пространственно-слуховой локализации. Так, было установлено, что разрешающая способность локализации источника звука наиболее высока при размещении источника звука по средней линии головы, соответственно, при большем смещении источника звука от средней линии головы к одному из ушей разрешающая способность уменьшается (Stevens&Newman, 1936, Mills, 1972). Показана важность возможности осуществить первичное ориентационное движение головы и глаз в сторону источника звука для того, чтобы верно оценить его положение в пространстве (Noble, Gates, 1985; Hendrickx et al, 2017). Было установлено, что есть зависимость между средней ошибкой локализации, через которую выражается точность локализации, и частотностью звукового стимула. Зависимость можно наблюдать в снижении разрешающей способности локализации звука на частотах близких к 1,5-2,5 кГц, на частотах выше указанных осуществляется локализация источника звука засчет разности межушной стимуляции по интенсивности, а на частотах ниже указанных – засчет разности межушной стимуляции по времени (Stevens, Newman, 1936). Таким образом, в данной области перехода от одних частот к другим была замечена наиболее низкая разрешающая локализационная способность (Mills, 1972).

Было выявлено, что у людей воспринимаемое местоположение звука изменяется в зависимости от ширины полосы сигнала (Blauert 1996; Hebrank &Wright 1974; Roffler & Butler 1968). Так, восприятие звуков, подаваемых с временной задержкой больше 550 мкс, совпадает с истинным углом подачи звукового сигнала, в то время как восприятие звуков с задержкой меньше 550 мкс начинает зависеть от спектра звукового сигнала (Blauert, 1971). Кажущееся пространственное положение источника звука определяется его частотным составом. У испытуемых, с закрытым правым ухом и свободным левым, при предъявлении серии шумовых низкоинтенсивных сигналов удалось обнаружить, что локализация местоположения стимула определяется частотным составом сигнала: при смене центральной частоты от 4,0 до 14,0 кГц с шагом 0,5 кГц звук смещался от своего истинного положения в сторону (Butler et al, 1980). Установлена зависимость между углом подачи звука и воспринимаемой громкостью поданного сигнала (Sivonen et al, 2006). Таким образом, ранние работы процессов локализации задали определенный характер исследования, и в последующем область изучения расширилась и распространилась на детей разных возрастов. В связи с целями данного исследования будут рассмотрены дети младенческого и раннего возраста.

Несмотря на то, что на сегодняшний день нет однозначного мнения о точных сроках возникновения слуха у плода, период возникновения слуховой чувствительности можно отнести к третьему триместру беременности(Hepper&Shahidullah, 1994; Rubel, 1984; Шабалов, 2002). Передняя брюшная стенка беременной женщины, стенка матки и амниотическая жидкость, в которой находится плод, обеспечивают эффект аттенуации. Он по-разному выражен для различных звуковых частот – наибольшей проникающей способностью обладают низкие частоты, которые на протяжении всего внутриутробного развития слышит плод, так же как и звуки, превышающие 60 дБ. К постоянно слышимым звукам можно отнести биение сердца, дыхательные шумы, перистальтику кишечника, сосудистые шумы, голос и движения матери (Hepper&Shahidullah, 1994; Rubel, 1984; Шабалов, 2002).

История изучения процесса локализации звуков детьми получила широкое развитие в 1980-е годы. Но немного раннее уже было предпринято несколько попыток углубиться в эту область (Brazelton, 1973; Butterworth et al, 1976; Mc Gurk et al, 1977). Так, первое экспериментальное исследование, сделанное Вертхеймером, продемонстрировало, что новорожденные, при подаче звукового сигнала, смотрят в сторону источника звука (Wertheimer, 1961). Дальнейшие исследования показали, что при подаче звукового сигнала к источнику звука поворачиваются не только глаза, но и голова – orienting response. В то же время латентный, скрытый, период реакции на данном этапе развития составляет порядка 8 с (Clifton et al, 1981; Muir&Field, 1979). Было выяснено, что поворот головы в ответ на звуковой стимул присущ детям примерно в первый месяц жизни. В последующие же месяцы, вплоть до четвертого, эта реакция не проявляется, после чего её можно наблюдать вновь, но уже в более совершенном виде, отличном от реакции новорожденных в первый месяц жизни: время латентного периода теперь занимает около секунды (Dodwell, et al 1980; Muir, et al, 1989). Такой скачок в сокращении времени задержки ответа на звук некоторые авторы склонны объяснять теорией развития центральных кортикальных механизмов: в первый месяц жизни ребенка за процесс локализации звука ответственны неонатальные подкорковые рефлексы, после чего ответственность за локализацию звука передается корковым механизмам, являющимся также рефлекторными, но уже в сочетании с волевым компонентом (Muir&Clifton, 1985).

Было проведено большое количество исследований, изучающих способность к различению частот и чувствительность слуха детей младенческого и раннего возраста (Clarkson et al., 1991; Moore et al, 1982; Olsho et al, 1984, 1985, 1987, 1988). Так, в одном из ранних исследований была обнаружена способность детей 5-8 месяцев жизни различать высокочастотные звуки лучше, чем низкочастотные (Olsho, 1984). В то же время в группе детей от 6 до 18 месяцев с предъявлением звуков на частотах 500, 2000, 8000 Гц 6-тимесячные дети оказались значительно менее чувствительны к тону, предъявляемому на 8000 Гц, когда самые старшие дети продемонстрировали примерно равную чувствительность для всех трех предъявляемых частот (Berg et al, 1983). В другом исследовании изучение группы детей 5-8 месяцев на частотах в диапазоне от 500 до 4000 Гц показало, что дети к 5 месяцам способны к различению звуковой частоты на уровне взрослого (Olsho, 1985). При изучении чувствительности слуха у детей младше или старше 5 лет удалось выяснить, что дети после 5 лет имеют значения порогов слуха на 5 дБ выше, чем дети до 5 лет. А также значение порогов слуха у детей после 5 лет сопоставимы со значениями взрослых, кроме диапозона частот 14-16 кГц, на которых дети старше 5 лет оказываются чувствительней взрослых на 5-12 дБ (Reuter, 1998).

По данным литературы можно выделить несколько показателей, по которым определяется качество пространственных слуховых способностей. Одним из таких показателей является измерение минимально различимого угла, то есть того минимального расстояния между двумя звуковыми стимулами, которое может быть надежно обнаружено ребенком (Ashmead, 1987, 1991; Morrongiello 1988, 1990; Литовский, 1996). В одном из исследований измерение минимального угла показало зависимость между изменением возраста и изменением разрешающей способности ребенка: в 4 месяца минимальный угол различения составляет 20-25°, в 18-24 месяца 5°, в 5 лет 1° - данные подчеркивают возрастающую с возрастом чувствительность слуха к звуковым источникам (Ashmead, 1991; Morrongiello, 1990).

Еще одним показателем качества пространственно-слуховых способностей можно выделить изучение точности локализации источника звука. В одном из исследований авторы проводили обследование в группе детей 6, 9, 12, 15 и 18 месяцев. Всем им были предъявлены последовательные звуковые щелчки в положении 18°, 36°, 54°, 72° и 90° справа или слева. Результаты показали значимые связи между увеличивающимся возрастом испытуемого и возрастающей точностью локализации (Morrongiello&Rocca, 1987,1990).

В недавнем исследовании, проведенном на группе детей от 6 до 19 месяцев, были выделены новые показатели изучения пространственно-слуховых способностей. Проводилось измерение латентного периода (время между предъявлением стимула и первой соответствующей реакцией), периода первого локализационного движения (начало и окончание первого движения головы, следует за латентным периодом), периода корректирующего локализационного движения (следующее за первым локализационным движением уточняющее движение головы, наблюдалось в половине случаев). Также были изучены точность локализации, выражающаяся в первичной ошибке локализации (точность первого локализационного движения), и вторичной ошибке локализации (точность корректирующего периода). Результаты показали, что в связи с увеличением возраста уменьшается длительность латентного периода и увеличивается длительность корректирующего периода, в то время как остальные параметры в связи с возрастом не изменяются. Точность локализации уменьшается при смещении источника звука от центральной линии головы к периферии. Также показатели пространственной локализации не зависят от пола ребенка (Тюмкова, 2016).

В ходе некоторых исследований было показано, что на локализационную способность могут оказывать влияние социальное взаимодействие и окружение ребенка. У младенцев 12-18 месяцев наблюдали частоту проявления локализационного поведения в ответ на комбинированный стимул: звук + световая вспышка, звук + анимационная картинка, звук + социальный стимул, в качестве контроля был ничем не сопровождаемый звук. Так было выявлено, что локализационное поведение проявляется чаще, если его подкреплять визуальными стимулами и социальными. Наименьшее количество локализационных откликов наблюдалось, если предъявление стимула ничем не подкреплялось (Morre et al, 1975). Полученные результаты могут свидетельствовать о наличии дополнительных компонентов, вызывающих локализационное поведение. Этими компонентами являются дополнительные визуальные и социальные стимулы, усиливающие интерес ребенка, вызывающие помимо рефлекторного еще и когнитивный компонент реакции. В другом исследовании изучалось локализационное поведение ребенка в связи с характером взаимодействия с матерью. Удалось выяснить, что сопровождение взглядом движущегося сигнала, верное определение направления сигнала, точность локализации неподвижного сигнала ребенком в ситуации эксперимента вместе с матерью, которая активно включалось во взаимодействие, создавала эмоционально комфортную атмосферу, повышалось (Мухамедрахимов и Никитин, 2011). Результаты позволяют предположить, что наличие дополнительных социальных условий, и в том числе благоприятных социальных условий, во многом способствуют увеличению проявления локализационного поведения, повышая его показатели.



    1. Психическое развитие детей младенческого и раннего возраста, имеющих опыт депривации

В данном разделе представлен обзор научных исследований, посвященных изучению когнитивного, социально-эмоционального и физического развития детей младенческого и раннего возраста из домов ребенка, изучение влияния условий среды на развитие ребенка. Обсуждается взаимосвязь между пребыванием в доме ребенка в раннем возрасте и последующим развитиемпространственного слуха.

В настоящее время в научной литературе накоплен богатый материал о том, как проходит развитие детей, имеющих опыт нахождения в сиротских учреждениях. Они касаются исследования влияния депривации как на психическое, так и на физическое развитие детей, помещенных в детское учреждение в младенческом или раннем возрасте, а также прослеживают дальнейшее развитие в более старшем возрасте, в том числе в связи с помещением в семью. В основном, данные свидетельствуют о том, что дети, имеющие ранний опыт институционализации, отстают по ряду параметров развития от своих сверстников, не имеющих подобного опыта. У детей из домов ребенка наблюдаются задержки в когнитивном, речевом, моторном, физическом, социальном развитии (St.Petersburg-USA Orphanage Research Team, 2008; Лисина, 2009; Мухамедрахимов, 2001; Папушек и др., 2001; Сергиенко, 2006). Это объясняется отсутствием близкого взрослого рядом, а это значит что и отсутствием взаимного общения с постоянным человеком, благодаря которому формируются репрезентации себя и внешнего мира, актуализируется эмоциональное, социальное и когнитивное развитие, что является базой для полноценного существования (Дж. Боулби, 1973;Мухамедрахимов, Плешкова, 2008; Д. Штерн, 1995). В связи с организацией среды дома ребенка, распорядком работы воспитателей, их занятостью не одним, а несколькими одновременно детьми, видны отличия этих условий от условий домашнего воспитания. Поэтому предполагается, что помимо вышеуказанных отставаний в развитии, дети из домов ребенка имеют некоторые отличия в развитии пространственного слуха по сравнению с семейными детьми.

Как было рассмотрено выше, на локализационную способность детей младенческого и раннего возраста во многом влияет физиологическое и нейрофизиологическое развитие слуховой системы. Так было показано, что с увеличением размера и формы черепа повышается точность локализации источников звука (Clifton et al, 1988). Рост и размер периферической системы слуха происходит постепенно и оказывает влияние на преобразование акустических характеристик звуковой волны и объема улавливаемой информации, влияет на чувствительность слуха к определенным частотам и интенсивностям, постепенно приближая показатели пространственного слуха к значениям взрослых людей (Blauert, 1969; Hellström, 1995; Keefe et al, 1993; Альман, 1990; Гайворонский и др, 2009; Котова, 2006). С другой стороны показано, что у детей, имеющих опыт институционализации, показатели физического развития и темп физического развития более низок, чем у детей, воспитывающихся в семьях (Beckett et al., 2002; Gunnar et al, 2011; Loman et al, 2005; Martins et al, 2013; Miller et al, 1995; St.Petersburg-USA Orphanage Research Team, 2008). Сюда относятся показатели роста и веса, а также показатели окружности головы. Так в одном сравнительном исследовании было выявлено, что дети, взятые под опеку напрямую из домов ребенка, имеют самые низкие показатели по весу и росту, окружности головы, чем дети, взятые под опеку из замещающих семей. Также, дети, взятые под опеку из замещающих семей, догоняли своих воспитывающихся в биологических семьях сверстников быстрее, чем дети, принятые сразу после дома ребенка (Gunnar et al, 2011). Поскольку дети из домов ребенка по своим показателям физического развития отстают от семейных детей, вероятно, их способности к локализации источника звука также будут находиться на более низком уровне, чем у их сверстников, не имеющих подобного опыта.

Выше было показано, что в процесс пространственно-слуховой локализации задействованы такие структуры мозга как ядра комплекса кохлеарных ядер ствола мозга, комплекс ядер верхней оливы продолговатого мозга, заднее и верхнее двухолмие среднего мозга, ядра таламуса промежуточного мозга, поперечная височная извилина Гешля, правый и левый гиппокамп медиальных височных отделов полушарий головного мозга (Eichenbaum, 2017; Harrison, 1978; King et al, 1998; Werner et al, 2012; Альтман, 1990). В тоже время обнаружено, что опыт пребывания в сиротском учреждении оказывает влияние на нейрофизиологическое развитие детей раннего возраста (Koss et al, 2014; Marshall et al, 2004; Nelson et al, 2008, 2017). Исследования свидетельствуют о влиянии опыта раннего разлучения на созревание префронтально-лимбических цепей, деятельность гипоталамо-гипофизарно-адренокортикальной оси. Применение метода позитронно-эмисионной томографии к детям из домов ребенка при сравнении скорости метаболизма глюкозы показало, что дети из домов ребенка имеют значительное снижение метаболизма в областях орбитальной лобной извилины, префронтальной коре, медиальных височных структурах (миндалевидное тело и головка гиппокампа), латеральной височной коре, в стволе головного мозга. Авторы полагают, что дисфункция этих областей мозга может возникнуть в результате связанного с депривацией стресса (повышение суточного уровня секреции кортизола см. Koss et al, 2014), что может влиять на сохранение долгосрочных когнитивных и поведенческих нарушений (Chugani et al, 2001).Исследования крыс в условиях депривации показало, что развитие префронтальной коры, а также лимбических структур, таких как гиппокамп и миндалины, может сильно модулироваться эмоциональными переживаниями, испытанными во время ранней постнатальной жизни (Hernandez et al, 2016; Loi et al, 2017; Reincke et al, 2017; Yang et al, 2016). Структурные и функциональные изменения этих областей головного мозга сопровождаются нарушениями гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси и нарушениями возбуждающей и тормозной синаптической передачи и пластичности. Опираясь на вышерассмотренные статьи, можно увидеть, что опыт ранней депривации влияет на функционирование нейрофизиологических структур головного мозга, в то же время, было доказано, что эти же структуры отвечают за процесс локализации источника звука в пространстве. Таким образом, мы можем предположить, что опыт ранней депривации имеет влияние на развитие нейрофизиологических структур, ответственных за локализацию звуков в пространстве.

Известно, что у типично развивающихся детей формирование представлений о пространстве происходит в результате взаимодействия всех анализаторных систем человека (Рубинштейн, 1988). Формирование пространственных слуховых карт также связано с таким взаимодействием: для более точной локализации важна возможность осуществить первое ориентационное движение в сторону сигнала (Noble, Gates, 1985; Hendrickx et al, 2017), корректировка пространственных карт в процессе роста и развития осуществляется при помощи зрительной и двигательной систем (Ashmead et al, 1998; King et al, 1988; Neil et al, 2006). В тоже время известно, что дети младенческого возраста, воспитывающиеся в доме ребенка, лишены возможности свободно передвигаться в пространстве и исследовать его во взаимодействии с близким взрослым. Пребывание в сиротских учреждениях приводит к отставанию двигательного и сенсорного развития (De Barros et al, 2003; Gunnar et al, 2000, 2014; Loman et al, 2005; Piek et al, 2008; Roeber et al, 2012), в том числе в виде снижения показателей соблюдения баланса, навыков координации движений (Gunnar et al, 2014), двигательных умений (Fox et al, 2015), по сравнению с детьми из замещающих семей (более лучшие показатели) и с детьми из биологических семей (самые лучшие показатели).Более длительное пребывание в условиях дома ребенка значимо связано с увеличением проявления нетипичной сенсорной интеграции. Наиболее уязвимыми были признаны вестибулярно-проприоцептивные, осязательные, зрительные, слуховые и двигательные системы (Lin et al, 2005). Эти данные позволяют предположить, что показатели пространственной звуковой интеграции у этих детей будут отличаться и, вероятно, выражаться более низкими значениями, чем у детей из семей.

Обобщая обзор литературы, можно сделать вывод, что качество пространственно-слухового восприятия развивается в процессе роста и взросления ребенка и зависит от нескольких компонентов: физиологического развития периферического отдела слуха, черепа, нейрофизиологического развития проводящих структур мозга, интеграции опыта двигательных и всех анализаторных систем человека, опыта раннего взаимодействия с близким взрослым в процессе исследования окружающего пространства, использование пространственных характеристик матери в том числе для репрезентации себя и окружающего мира. В то же время известно, что дети младенческого и раннего возраста, находящиеся в сиротском учреждении, отстают по своим показателям от сверстников, воспитывающихся в семьях, в физическом развитии (рост, вес, окружность головы), отличаются специфичным нейрофизиологическим развитием (изменение деятельности гипоталамо-гипофизарно-адренокортикальной оси, префронтально-лимбических цепей, изменение метаболизма различных отделов мозга), отстают в двигательном, моторном, когнитивном развитии (низкие показатели баланса тела, скоординированности движений, специфичная сенсомоторная интеграция), а также не имеют близкого взрослого, с которым было бы возможно эффективно исследовать окружающее пространство, строить представление о нем. Всё это позволяет нам предположить, что характеристики пространственно-слуховой локализации у детей из домов ребенка будут отличаться по своим показателям от показателей детей, воспитывающихся в семьях. Предполагается, что показатели локализации неподвижного источника звука у детей из домов ребенка младенческого и раннего возраста будут характеризоваться более низкой точностью локализации и более длительными периодами локализации.




Каталог: bitstream -> 11701
11701 -> Основная образовательная программа бакалавриата по направлению подготовки 040100 «Социология» Профиль «социальная антропология»
11701 -> Магистерской диссертации
11701 -> Дипломатическая поддержка инвестиционной деятельности кредитных и финансовых организаций
11701 -> Основная образовательная программа бакалавриата по направлению подготовки 040100 «Социология» Профиль «Общая социология»
11701 -> Импичменты и парламентская культура в англии первой половины
11701 -> Дуализм современной политики китая в юго-восточной азии


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал