«Память остается навсегда» в 2012 году исполняется 75 лет со времени выхода 30 июля 1937 года приказа нквд СССР №00447 «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов»



страница1/2
Дата11.10.2016
Размер0,53 Mb.
  1   2


«Память остается навсегда»
В 2012 году исполняется 75 лет со времени выхода 30 июля 1937 года приказа НКВД СССР № 00447 «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов».

Политические репрессии в Свердловской области, как и в других регионах Советского Союза носили плановый характер. Операция началась с 5 августа 1937 года. Именно эту дату принято считать началом эпохи «Большого террора».

Все репрессированные разбивались на 2 категории:

1 категория – наиболее враждебные антисоветские элементы. Они подлежали немедленному аресту и, по рассмотрению их дел на тройках НКВД, - расстрелу.

2 категория – все остальные менее активные, но все же враждебные элементы. Они подлежали аресту и заключению в лагеря на срок от 8 до 10 лет.

Согласно разнарядке в Свердловской области только за 4 месяца 1937 г. по 1 категории необходимо было репрессировать 4000 человек, по 2 категории – 6000 человек. Всего – 10000 человек. По Челябинской области (куда в то время входили и несколько восточных районов Свердловской области) 1500 человек по 1 категории, 4500 по 2 категории. Всего 6000 человек1.

Согласно докладной записке УНКВД Свердловской области в НКВД СССР наркому внутренних дел СССР Н.И. Ежову об окончании операции по антисоветским элементам, харбинцам, немцам и др. № 590 от 11 декабря 1937 года в области по антисоветским элементам осуждено 15000 человек, из них по 1 категории – 7500, по 2 категории – 7500. Таким образом, можно констатировать, что в Свердловской области произошло перевыполнение плана по репрессиям. Помимо «антисоветских элементов» было репрессировано 2022 поляка, из них по 1 категории осуждено 1237 человек, по 2 категории – 178 человек. Немцы - 140 человек репрессировано, из них германских граждан 42 человека, советских граждан 98. Репрессировано 678 харбинцев, из них осуждено по 1 категории 288 человек. Арестовано и находилось под подпиской 822 человека из категории «жены репрессированных»2.

В Государственном архиве административных органов Свердловской области (ГААОСО) в фонде «Управление Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Свердловской области» находятся на хранении архивно-следственные дела 1920-1950-х годов репрессированных по политическим мотивам. Данный комплекс документов является ценным источником для изучения периода политических репрессий, пик которых пришелся на 1937-1938 годы, в связи с чем, этот период представляет значительный интерес для исследования.

В связи с политикой индустриализации на Урале началось строительство заводов - гигантов промышленности: Уралмашзавода, Магнитогорского металлургического комбината, Уральского алюминиевого комбината. По данным переписи 1937 года численность населения г. Свердловска со 134831 выросла до 386815 человек (286,9%), г. Нижнего Тагила – с 38790 до 147136 человек (379,3%).1

Созданным вновь предприятиям необходимы были рабочие руки. Значительное число перебежчиков из Польши, Финляндии, прошедших фильтрацию в Саровском лагере2 направлялись для последующего трудоустройства в уральские города: Дегтярск, Надеждинск, Нижний Тагил, Первоуральск, Каменск и др.

Позднее 23 октября 1937 года в вышедшем оперативном приказе НКВД СССР № 00693 «Об операции по репрессированию перебежчиков - нарушителей госграницы СССР»3 утверждалось, что иностранные разведывательные органы перебрасывают свою агентуру в СССР под видом перебежчиков. Этим приказом предписывалось производить немедленные аресты всех перебежчиков и проведение тщательной следственной проработки.

Из воспоминаний бывшего сотрудника городского отдела НКВД г. Каменска следует, что «в 1937 году в Каменске проживало 450-500 человек из числа финских перебежчиков. Все взрослые финперебежчики мужчины и женщины, проживавшие в гор. Каменске-Уральском были арестованы одновременно по распоряжению руководства Управления НКВД Челябинской области. Финперебежчиков под видом проведения какого-то мероприятия собрали в клубе, там всех арестовали, погрузили в вагоны и этапировали в тюрьму города Челябинска».4

В настоящую публикацию вошли документы - стихотворения, басни, заметки, воспоминания людей о периоде репрессий 1937-1938 годов.

В публикации представлены два письма жителя города Каменска Челябинской области - Вейкко Ниеминена, переведенные на русский язык с финского и датированные 1936 годом, В своих посланиях на Родину финн разочарованно рассказывает о проблемах с трудоустройством на Урале, о несбывшихся надеждах и мечтах которые были у него до момента пересечения советско-финляндской границы.

Через год после смерти И.В. Сталина, 4 мая 1954 года «Президиум ЦК КПСС принял решение о пересмотре всех дел на лиц, осужденных за «контрреволюционные преступления» как судебными, так и внесудебными органами, находившихся в то время в местах заключения и ссылке на поселении. С этой целью были созданы комиссии, в которые вошли руководящие работники Прокуратуры, МВД, КГБ и Министерства юстиции СССР. Центральную комиссию возглавил генеральный прокурор СССР Р.А. Руденко, местные - прокуроры республик, краев и областей. Порядок работы комиссий был определен совместным приказом генерального прокурора СССР, министра юстиции СССР, министра внутренних дел СССР и председателя КГБ при Совете министров СССР от 19 мая 1954 г. Центральная комиссия получила право пересматривать дела на лиц, осужденных Коллегией ОГПУ, Особым совещанием при НКВД-МГБ-МВД СССР, Военной коллегией Верховного суда СССР, военными трибуналами воинских частей, находившихся за границей. На республиканские, краевые и областные комиссии был возложен пересмотр дел на лиц, осужденных тройками НКВД–УНКВД, местным судами и военными трибуналами и специальными судами (линейными, бассейновыми и лагерными)»1.

В данной публикации представлено Письмо П.И. Кудренко Председателю Президиума Верховного совета СССР А.Н. Микояну (документ № 6) датированное 1965 годом. Репрессированный в Свердловской области П.И. Кудренко, проживавший после отбытия наказания в Сибири, решил написать письмо в Москву с просьбой о реабилитации и помощи своей большой семье живущей в тяжелых условиях.

Также публикуются письма, воспоминания о периоде репрессий середины 1930-х годов из фонда Р-3 «Коллекция документов граждан, пострадавших от политических репрессий после 1917 года, бывших военнопленных и мирных граждан, насильственно депортированных в Германию в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.» (документы № 7, 8, 9).

Документы в данный фонд стали поступать с 1995 года, когда в процессе ознакомления с хранящимися в архиве архивно-следственными делами у родственников репрессированных появилось желание рассказать о прожитых тяжелых годах. В архив поступали письма с просьбой разыскать репрессированных членов семьи. Они порой несли большую информацию о заключении в лагере, трудовой ссылке и других невзгодах.

Воспоминания и личные документы людей, пострадавших от политических репрессий представляют особый интерес. Эти документы дополняют имеющуюся в фонде фильтрационно-трофейных и архивно-следственных дел Управления Федеральной службы безопасности РФ по Свердловской области информации о периоде репрессий в СССР и становятся неотъемлемой лучше архивного фонда Российской Федерации.

В октябре 1996 года состоялось открытие «Мемориального комплекса жертв политических репрессий 1930-1950 гг. в г. Екатеринбурге на 12 километре Московского тракта. Прошло более 15 лет с этого памятного события и воспоминания участника создания Мемориала Ю.В. Смирнова (документ № 10) помогут воссоздать всю историю строительства – от момента возникновения идеи до воплощения в действительности.

Текст документов приведен в соответствии с действующими правилами публикации архивных документов2 – по правилам современной орфографии и пунктуации с сохранением стилистических особенностей подлинников. Документы расположены в хронологическом порядке, общепринятые сокращения не расшифровываются.
Вступительную статью, текст к публикации и комментарии подготовил заведующий отделом использования и публикации архивных документов

Государственного архива административных органов Свердловской области (ГААОСО) И.Н. Демаков


1

Письмо1 Вейкко Ниеминена2 в Финляндию

2 января 1936 года

Финляндия

Кюми Хелиля 2/ I - 36

Ниеминен …3 с финск[ого] яз[ыка]

----Сестра! Как праздновали рождество? Здесь совсем это не знают, только одна работа, если кто работает, но много и здесь безработных и даже никакой помощи от государства не получают.

Челябинск[ая] обл[асть] Вейкко Н.

Ст[анция] Синарская УАК п/о

Ниеминен Вейкко.

Основание: ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 1. Д. 27642. Л. 21. Документ № 5. Подлинник. Рукопись (перевод с финского).

2



Письмо Вейкко Ниеминена в Финляндию

29 февраля 1936 года

Финляндия

Кюми Хелиля 29/ II - 36

Ниеминен Ульяс с финск[ого] яз[ыка]

…..Здравствуйте! Газеты сюда прибыли, но мы их не получили, они попали в «лучшие» руки. Я все без работы, и нет ее здесь в настоящее время, хотя и рекламируют, что безработицы нет. Когда выгонят из квартиры, не знаю, потому что платить нечем. Вот грех, про маму и Урх1 ничего не слышно. Вероятно, их уже убили. Некоторых здесь опять присудили за то, что пытались убежать обратно в Финляндию. Получили 2 г.

Чел[ябинская] обл[асть] Вейкко Н.

Ст[анция] Синарская УАК2

Красная горка

Ниеминен Вейкко (перебежчик)

Основание: ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 1. Д. 27642. Л. 21. Документ № 2. Подлинник. Рукопись (перевод с финского).


3
Басня «Конституция»
Не позднее января 1937 года
Басня «Конституция»3

Автор - А. Януш4


Конституция

Как беззакония уж сделались безмерны,

поднявши рев и вой, быки, ослы, бараны, серны,

пришли ко льву огромною толпой

И стали требовать пресмелой нотой проект Конституции5.

Какой напор.

Лев принял будто - бы с охотой:

Он был весьма хитер,

настали прения четвероногих,

хоть штука та была нова,

но сходны были всех их мысли и слова,

то в изложениях немногих даны всем новые права,

А льву лишь власть одну оставили - над стражей.

Вот как 1 поставили его мы в дураки!2.

С ослами крикнули быки,

«-Теперь уж мы себя покажем!»

Но вышло иначе: настал военный суд,

Кто крикнет о правах открыто,

того, как дерзкого тотчас берут и за рога и за копыта,

осудят и тотчас - и сожрут.

Пока судья на преступление в злости,

начнет статьи закона подводить,

чтобы невинного страдальца защитить,

уж от него остались только кости.

Тогда защитники законных прав тотчас спустились с тона,

по опыту узнав, что для коварства нет закона,

О, жертвы простоты,

несчастные скоты!

Ну, как сглупить таким манером,

французы были Вам примером.


Alfred Janoušek3
18/I-37 года.
ГААОСО. Ф. Р-1 Оп. 2. Д. 33675. Л. 10. Подлинник. Рукопись.
4
Стихотворение Ивана Дмитриевича Берсенева4
Не позднее октября 1937 года
«Крестьянское сердце»
Крестьянское сердце в груди стрепенулось

кровь яро по сердцу аортой бежит

Все сразу кругом зашумело, проснулось,

горой пред глазами рисуясь стоит,

Я вижу крестьянина всюду в тревоге

судьбу проклиная он каждый свою.

И не дождется себе он подмоги

сидя перед жизнью на самом краю.

Одел он последнее платье на тело,

обулся в дырявую пару сапог

и где бы достать ему это

он думал, и думал и сдумать не мог.

Товар единично он видит глазами

глаза разгорелись, не стой, обожди,

пшеницу сначала тащи тут пудами

тогда и товарец мой друг получи.

Иной притащил, бы да смотрит в мешочек,

не много ее уж осталося тут

и вспомнил про свой пустопорожний мешочек

«Нет, надо положить, а то брат капут».

И то облизнувшись он в угол поставил

и вязку покрепче на нем затянул,

Зима то ведь долга, он тут же добавил

Немало он голоду бедный хлебнул.

Сердце, где счастье твое?

Где ждет тебя ярость свободы

Где горе утешит погубно мое

Я всюду желаю работы.

(сочувствующий крестьян1).
Листовка «Крестьянское сердце» 1937 г. Автор - Берсенев Иван Дмитриевич

ГААОСО. Ф. 1. Оп. 2. Д. 45419 Л. 48. Подлинник. Рукопись.

5
Стихотворение Ивана Дмитриевича Берсенева
Не позднее октября 1937 года
Всем, Всем, Всем

Обращение

Не радуйтесь, не облегчение1.
Урожай Вы хороший собрали

Это верно и это видать

Но раскиньте пошире мозгами

И не стоит тут много мечтать

Вас налоги душить сильно будут

Хлеб тогда из амбаров пойдет

А затем еще заем добудут

и туда килограммы падут

А одеться обуться все надо

и тут хлебца придется задеть

и пред Вами превстанет тут чадо

Широко всюду надо смотреть

Большевик Вас речами морочит

а на деле он ярый Ваш враг

Он частенько вас ловко обточит

и как будто все кажется так

Много поняло добрых людей

Что их цель это суща могила

Долго их уж поет соловей

но для Вас жизнь повсюду едина

Побоявшись угрозы народа

они стали их в тюрьмы кидать

И уж длится все это полгода

Ах, крестьянин ведь надо понять

Много бедных людей в землю врыто

С молодых вплоть до старых людей

Эти годы сломали их скрыто

Не видать их уж больше очей

И учиться опять Вас уж гонят

И слепого туда же тащат

Но поймите их головы ломят

и не знают чем Вас утешать

Миллионы людей уж поняли

и Вам время, пора уж понять

Что колхозы Вам жизни не дали

и к могиле они Вас тащат


(Сотрудники крестьян).

Листовка «Не радуйтесь» 1937 г. Автор - Берсенев Иван Дмитриевич

ГААОСО. Ф. 1. Оп. 2. Д. 45419 Л. 48. Подлинник. Рукопись.

6



Письмо к Председателю Президиума Совета ССР Микояну А.Н1.

от Павла Ивановича Кудренко2

5 марта 1965 года

«г. Москва министерство Председателю Президиума Верховного совета СССР тов. Микояну А.Н. от Кудренко Павла Ивановича прожив[ающего] Красноярский край Минусинского р-на село Знаменка Комсомольская № 493
Заявление

Я Кудренко Павел Иванович родился в Полтавской области с. Осия р-н Чернухи 4-го июля 1912 года имею семью из десяти человек

[…]4

Из них учатся Ксенья в 8м классе, Рая в 6ом классе, Ваня в 5ом классе, Петя в Зем классе, Нина в 1965 г. пойдет в первый класс. Сам работаю в селе Знаменка кочегаром оклад 100 руб. работаю в спиртзаводе. До Знаменки проживал в г. Серове (Надеждинск) с 1931 года по 1936г. декабря м-ца работал, грузчиком на Лесопильном заводе, а в декабре 21 го числа 1936г. был арестован органами милиции и увезен в Нижний Тагил Красный камень, где сидел следственно по 1937г. до 21 декабря, заставляли подписывать ложные документы, кормили одной селедкой, не давали пить воды, на допросы гоняли через 15 минут, выбивали зубы чернильницей и пистолетами, камера была для... 5 человек, нас сгоняли по 120, стояли только на ногах друг возле друга, не давали спать, на окно садили собаку, если кто засыпал, собака кидалась и лаяла, сидели в таких камерах по две недели.

Было нас в тюрьме семь с половиной тысяч, из нас кто остался жив, отправили на восток по окончании следования из Свердловска приехали следователи. И заставляли ложные - отрицательные документы подписывать, подписать пришлось и мне т.к. я был совсем малограмотный, окончил только два класса самоучкой, да и следователи обещали одеть мне ежовые рукавицы. После подписки документов увезли в лагерь г. Комсомольск на Амуре, там мне зачитали приговор, осужден на 8 лет по ст. 58-10 сужден был тройкой культличности1. В лагерях работал на строительстве ж[елезной д[ороги] на Хасан - Совгавань. Вели нефтепровод с о. Сахалин до Комсомольска, срок отбыл 8 лет от звонка до звонка, освободился из лагерей в 1945 21-го декабря.

Когда отбывал срок, писал в СССР две жалобы, со ст. Раздольной2 получал ответ, что жалоба направлена прокурору СССР. Ну, результатов никаких не получал. Прошу снять с меня судимость, срок наказания нес невинный, с зачислением рабочего стажа, здоровье очень подорвалось за время отбывания в лагерях и на пытках, семья у меня 10 человек. Жена не работает, т.к. видит очень плохо только 10 процентов, материально живет незавидно, нет квартиры, живем в чужой избушке, где нет возможности детям учиться, хотя есть и способность. Дети учатся на 4 и 5.

Подавали заявление на квартиру уже четыре, ну все обещают, избушка дряхлая и очень мала, спим на койке по три человека, сам сплю на скамейке, для детей нет места поставить стола, учат уроки кому, где придется, учат и на табуретках на скамейке и даже на полу, объем нашей дряхлой лачуги 12 кв. м. и то хозяин просит нам ее освободить, т.к. он проживает в зоне затопления по реке Енисей, то его оттуда выселяют, и мы должны быть выброшены за борт, очень обидно жить с детьми в Советском союзе в таких трудностях. Судьба детей очень беспокоит меня. Очень не хочется, чтоб они видели что-то обидное и горькое в свои годы, когда мы живем в стране свободной и счастливой. Вот и прошу вас снять с меня судимость, и помочь мне в воспитании детей. Слухом пользуюсь, что этот срок наказания снимают и выплачивают компенсацию за время работы в лагерях. К сему Кудренко 5/III-65 г.
Мой адрес. Красноярский край Минусинский район Село Знаменка Комсомольская 49 Кудренко Павел Иванович» (Так в документе).
Штамп Секретариата Президиума Верховного Совета СССР «10.3.65».

Основание: ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 32972. Л. 63-65об. Подлинник. Рукопись.


7
Письмо Вениамина Александровича Биркенгофа в ГААОСО
7 января 1996 года
Большое спасибо за ваш ответ на запрос о судьбе моей матери и отце – Биркенгоф Варвары Акимовны и Биркенгофа А.И.

Я добивался (очевидно, придется через ФСБ, прокуратуру, суд), что я находился, будучи в возрасте 9-10 лет, вместе со старшими братьями Леонидом и Михаилом1, в Ханты-Мансийске, не на курорте, а в ссылке. Что не хотят пока признать соответствующие органы, и что после ареста моей матери 14.11. 1937 г. я остался один, т.к. братья были сосланы - один в с. Кондинское2, другой - в пгт. Березово.

А мне все время морочат: «Лично Вы не пострадали от репрессий, т.к. были несовершеннолетним, Ваше имя в следственных материалах отсутствует, в колонию, лагерь и т.п. Вас не забирали, квартира в Москве, откуда семья была выслана, была кооперативная, не Ваша, а родителей и т.п.».

Большое им всем спасибо! В 1978 году, на 51 году жизни я всеми правдами и неправдами добился однокомнатной «хрущевки» в ЖСК в г. Таганроге. И расстался с чемоданами и общежитием.



Итак - о себе3

Я родился 20 января 1927 года в г. Лондоне, где мой отец Биркенгоф Александр Ильич4 работал во Внешторге СССР, в «Аркосе»5. Зарегистрирован 5 февраля 1927 г. регистратором рождений и смертей Н. Батчером в приходе церкви Святого Панкраца под именем – Вениамин (от мамы) и Валентин (от отца). Как я попал на Урал, точнее в Зауралье, в Тугулымский район. Это было в декабре 1937 года, под Новый 1938 год.

Моя мать - Биркенгоф Варвара Акимовна1 (до замужества – Турлакова) уроженка дер. Рябово Гилевского сельсовета Тугулымского р-на. Этой деревни уже давно (с 1960 г.) нет. Дед мой по матери - Турлаков Аким2 Федорович, умер еще в 1907 году. Или он, или прадед - безусловно, сибирские татары, вероятно крещеные. Моя бабушка - Анастасия Яковлевна Турлакова3 (дев[ичья] Симачёва), умершая в 1947 г., вспоминая не то супруга покойного или его отца, называла их непременно татарвой. Многочисленная родня по материнской линии живет в пределах СНГ - в Москве, Казахстане, в Новороссийске, в Свердловской области (г. Серов и т.д.).

Когда я остался в ночь на 15.11.37 г. без матери и братьев, то меня сберегли люди добрые и отдали приехавшей за мною бабушке Анастасии Яковлевне, которой было тогда все то на всего каких-то 77 лет. Бабушка со мною жила поочередно у своих дочерей, младших сестер моей мамы. У этих ее дочерей, моих теток родных, одного за другим репрессировали их мужей (Иванова Алексея Павловича4, Куприянова Михаила Федоровича5). И несчастные женщины, имевшие 2-3 детей, не имевшие специальностей и работы, еще и нас с бабушкой прикармливали. Мама, находясь в заключении, настаивала в письмах, чтобы меня отдали на воспитание дяде по линии отца, жившему тогда в г. Сталино (ныне Донецк)6. Бабушка эту волю выполнила в июне 1940 г.

Так я, после декабря 1937 года, расстался с Уралом, где в 1937 г. закончил 4-ый класс в д. Гилево, а в 1939 и 1940 гг. - 5 и 6-ой классы Юшаловской жел[езно] д[орожной] школы № 53 Свердловской ж[елезной] д[ороги] (Тугулымский р-н).

Мой отец – из рода крымских евреев. Какие-то родственники раньше перешли в православие. Некто Биркенгоф Михаил Львович1 – автор книг «Леса Камчатки» (М. 1937 г.) и «Тропами первопроходцев» (1968 г.г.). Отец в 1906 г. эмигрировал в США. Затем вернулся в Россию, крестился, служил в армии, участвовал в I мировой и гражданской войне. В составе Красной армии, против Колчака, попал в Тюмень, где и встретился с моей матерью. Она стала его третьей женой, т.к. упоминается в ответе архива. Михаил (1911 г. рожд.) и Леонид (1918 г.) от первой и второй жен (первая - расстреляна немцами в 1941 г. в Евпатории, вторая - в 1919 г. выдала отца деникинцам, бросила 6-ти месячного сына Леонида и бежала с белогвардейским офицером). Моя мать воспитывала обоих приемных братьев, а я появился на свет спустя почти 7 лет после встречи отца и матери.

Как фармацевт по образованию, как знавший английский язык (1906-1909 гг. жил в США), как член партии с 1918 года, как человек, лично знавший Д.И. Ульянова2 по Наркомздраву3 Крыма, отец был командирован за рубеж для закупки лекарственного сырья для СССР. В апреле 1927 г. был назначен врио4. торгпреда5 СССР в Англии. С 1932 г. - торгпред СССР в Монголии.

Итак - снова: на Урале я проживал в двух местах:

1) Дер[евня] Верховино Гилевского с/совета Тугулымского р-на, дом Т.А. Шаверина6 против дирекции совхоза. (1937 - XII - 1938 - VI). Изба из двух комнат - 6 человек.

2) Пос[елок] Юшала Тугулымского р-на, ул. Малая, № 6. Хорошая бревенчатая изба из 3-х комнат, кухня, одним словом «пятистенка» с шатровой крышей - 10 человек (3 семьи-родственников).

Условия жизни были нелегкие. Каждую пятницу ездили вечером в Свердловск, за хлебом (это - 260 км., ночевали на улице, и с хлебом печеным возвращались в Юшалу). Питались картошкой и прочим с огорода - 15 соток. Основная пища - кисели (клюквенные и т.п.), горошница. Теткам (безвинным вдовам!) было по 30-32 года. Работали где и кем придется. Одна тетка выучилась на шофера газогенераторного грузовика. Заморозила на этой работе ноги. Скончалась 2.05.1987 г. в Таганроге, где живет ее дочь. Торговали мы около пасс[ажирских] поездов ягодами, грибами, вареной картошкой. Но были молоды и Сталина почитали как вождя.
Милосердные чекисты

Пишу слово милосердные без кавычек! Во-первых, когда пришли забирать мою мать в октябре 1937 г., она смогла их умолить, показывая нам меня: «На кого я его, 10 летнего оставлю? Это была самая жуткая сцена, оставшаяся в моей памяти. Она падала на колени, обнимала их ноги и т.д. Они сжалились, сказали - вызывай срочно свою мать, т.е. мою бабушку.

Прошло 60 лет. У меня вечно на памяти мысль - «Что стало с тем чекистом, который пожалел меня и маму? Может ему это «припомнили» и его самого потом разжаловали, упекли. И что стало тогда с его-то детьми? Может они пострадали тоже. Господи! Грех мне на судьбу жаловаться. Ну, а обыски проводились как обычно. Появлялись поздно вечером, точнее ночью. И все перетряхивали. Отца я после его отъезда из Монголии не видел. Маму видел в Свердловске, в тюрьме, один раз - в 1938 году. 5 минут группового свидания. Всё!

Как относились соседи – это по улице, соученики по школе? - Пожалуй, в целом неплохо, с сочувствием. Были отдельные выпады. Иногда. Но вообщем, терпимо. На меня и моих двоюродных братьев и сестер репрессии в отношении их и моих родителей напрямую не сказались. Мы закончили ВУЗы, в том числе и элитные (Ленинградский Военно-механический1, Казанский авиа2 и т.д.). Конечно, продвижения по работе были исключены. Но, трезво оценивая себя, скажу, что я лично немного, немного потерял, т.к. способности у меня инженерные - средние, я не талант. Больше мешала запись национальности (еврей) и место рождения (Лондон), от которого я примитивно пытался избавиться. Подтер в переводной (с английского языка) метрике, выхлопотанной дядей в Донецке в 1940 г., слово Лондон на Авдеевку3 (Авдеевка), чтобы получить паспорт (в НКВД сомневались в моем советском гражданстве, считали, что я или гражданин Великобритании (по месту рождения и английским законам) или вообще без гражданства.

Подделку обнаружили, меня судили и дали 6 месяцев принудработ4 в 1944 году. А потом я получил советский паспорт. И был принят в Ленинградский Военно-механический институт, находившийся в эвакуации в Молотове (ныне Пермь). Затем переведен с факультетом в Лен[инградский] Кораб[лестроительный] ин[сти]тут5, который окончил в 1950 г. Из-за родителей и, возможно национальности, не получил доступа к спецработе.
Биркенгоф (Подпись) 7.01.1996 год6

7


ГААОСО. Ф. Р-3 Оп. 2. Д. 8. Л. 1-3. Подлинник. Рукопись.
8

Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница