Право собственности на полезные ископаемые



Скачать 299,66 Kb.
Дата30.10.2016
Размер299,66 Kb.


На правах рукописи

Ходырев Павел Михайлович

ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ НА ПОЛЕЗНЫЕ ИСКОПАЕМЫЕ

Специальность: 12.00.03 – Гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право



Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук
Ижевск - 2008

Работа выполнена в ГОУВПО «Удмуртский государственный университет»


Научный руководитель – доктор юридических наук, профессор

Яковлев Василий Никитович
Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор, Заслуженный деятель науки РФ

Абова Тамара Евгеньевна
кандидат юридических наук, профессор, Заслуженный юрист РФ

Иванов Вячеслав Игоревич

Ведущая организация – ГОУВПО «Саратовская государственная академия права»


Защита состоится 11 июня 2008 г. в 11 часов на заседании диссертационного совета Д 503.001.01 Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ по адресу: 117218, г. Москва, ул. Б. Черемушкинская, д. 34.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ
Автореферат разослан «____»_______________ 2008 г.
И.о. ученого секретаря

диссертационного совета,

доктор юридических наук ______________ И.О. Хлестова
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования. Добыча полезных ископаемых является одним из самых важных для человечества видом использования недр. Содержащиеся в недрах полезные ископаемые имеют колоссальное промышленное значение и являются решающим фактором развития и функционирования экономики многих стран мира. Целый ряд государств развивается за счет добычи и продажи полезных ископаемых, в бюджете иных государств значительную долю занимают доходы от продажи нефти, газа и других полезных ископаемых. К их числу относится и Россия, экономическое положение которой в немалой степени зависит от мировых цен на нефть, а также от стабильности спроса на природный газ.

Российская минерально-сырьевая база уникальна по размерам и по комплектности. В то же время отечественная добывающая промышленность недостаточно конкурентоспособна в мировом масштабе в силу географии размещения, недоразвитости инфраструктуры, трудности горнотехнических условий залегания и сложности компонентного состава. По многим видам сырья ресурсная база находится в стадии истощения вследствие долгого и интенсивного их изъятия. Недропользование носит истощительный характер, поскольку темпы прироста запасов полезных ископаемых ниже уровня их добычи. Крупные месторождения полезных ископаемых, обеспечивающие основную часть экспорта и внутреннего потребления, находятся в стадии падающей добычи. Многие проблемы связаны с отсутствием в последнее десятилетие четкой государственной политики в области использования минерального сырья, ослаблением государственного контроля за рациональным использованием ресурсов недр, несовершенством законодательства о недрах.



С экономической точки зрения добыча полезных ископаемых – это процесс приложения труда к «данным природой предметам труда», которые человеку необходимо «вырвать из их непосредственной связи с землей»1. Объективным результатом этого процесса выступают добытые полезные ископаемые, которые с момента извлечения их из недр представляют собой самостоятельные вещи. В связи с этим возникает вопрос о субъекте права собственности на такие вещи. С начала девяностых годов прошлого века к разработке ресурсов недр стали допускаться коммерческие организации. В связи с тем, что принимая Закон РФ от 21 февраля 1992 г. № 2395-1 «О недрах» законодатель не отказался от права исключительной государственной собственности на недра, особую актуальность должен был приобрести вопрос о праве собственности на добываемые полезные ископаемые: кто, в какой момент и на каком основании становится собственником полезных ископаемых, добытых из недр? Однако этот вопрос, один из ключевых экономических вопросов всей системы недропользования, оказался забытым и законодателем и наукой. Лишь недропользовательская практика исходит из констатации «бесспорного» факта – права собственности недропользователя на добытые им полезные ископаемые. При этом поиск правовых оснований (способов) приобретения права собственности на полезные ископаемые отходит на второй план, уступая место анализу договорных форм недропользования, известных иностранным государствам и, возможно, пригодных для России. В условиях возрастающей экономической значимости ресурсов недр и усиления регулирующей роли государства на рынке энергоресурсов такая ситуация должна быть изменена. На основе достижений юридической науки, в том числе цивилистической, законодательство о недрах должно закрепить стройную, непротиворечивую систему юридических фактов, являющихся основаниями возникновения отношений недропользования и права собственности на добываемые полезные ископаемые. Каждое из этих оснований должно получить полное, беспробельное регулирование, учитывающее специфику отношений недропользования в целом и добычи полезных ископаемых в частности.

Степень разработанности темы исследования. В отечественной науке отсутствуют цельные, исчерпывающие научные исследования, специально посвященные праву собственности на полезные ископаемые, в том числе основаниям (способам) приобретения права собственности на полезные ископаемые при их добыче из недр земли. Единственной научной работой, в немалой части посвященной научному осмыслению механизма приобретения права собственности на полезные ископаемые при их добыче, вплоть до последнего времени оставалась статья, изданная в 1924 г. Б.Б. Черепахиным в Саратове («Первоначальные способы приобретения собственности по действующему праву»). В диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук, защищенной Р.Н. Миргазизовой в 1997 г. в Екатеринбурге («Правовое регулирование отношений собственности в сфере поиска, разведки, добычи минерального сырья в Российской Федерации (на примере нефти и газа)»), а также в изданных этим же автором в 2000 г. и 2001 г. работах основное внимание уделено праву собственности на недра и ресурсы недр, то есть полезным ископаемым в состоянии естественного залегания.

В дореволюционной цивилистике вопросы права собственности на полезные ископаемые рассматривались в ходе дискуссии о гражданско-правовой модели отношений, направленных на добычу полезных ископаемых. В частности, активно обсуждался вопрос о необходимости признания недр самостоятельным объектом права, о природе права на добычу полезных ископаемых, о пригодности договора аренды для регулирования отношений недропользования, о возможности признания полезных ископаемых плодами недр (М.Я. Пергамент, П.М. Саладилов, В.Г. Струкгов, В.А. Удинцев, А.А. Штоф, А.Е. Яновский и др.).

В советской юридической литературе большое внимание уделялось праву собственности на недра, в связи с чем обсуждалось понятие недр, его геологическая и юридическая характеристики, разграничение недропользования и землепользования (Г.С. Башмаков, Л.А. Заславская, А.В. Карасс, М.Е. Коган, Н.Б. Мухитдинов, Л.Г. Навроцкая, Н.А. Сыродоев и др.). Собственно полезные ископаемые и право собственности на них не становились объектом обстоятельного научного анализа.

В последние годы защищены несколько диссертаций, в которых исследовались договорные отношения в экологическом и природоресурсном праве (В.М. Баранов, М.А. Геталова, Л.А. Миронова, А.Ф. Суров, Д.В. Хаустов), в том числе договорные формы недропользования (Я.О. Золоева, В.Н. Кокин, С.В. Колдаев, К.И. Налетов, А.В. Прокаев, К.К. Сунгуров, О.М. Теплов, И.Ю. Юшкарев). Появились и монографические исследования, посвященные концессионным и иным договорным формам недропользования (Б.Д. Клюкин, С.А. Сосна). В них отчасти затрагивались те или иные аспекты динамики отношений собственности на полезные ископаемые в контексте содержания договоров, заключаемых государством с недропользователями. Но в основном соответствующий материал излагается довольно схематично и фрагментарно, часто с преобладанием ссылок на зарубежный опыт.

Отдельные вопросы, связанные с возникновением права собственности на добытые полезные ископаемые у государства и недропользователя, рассматриваются в работах, посвященных соглашениям о разделе продукции (С.Б. Немченко, Н.Л. Платонова, С.А. Сосна, А.Ф. Шарифуллина и др.).

Ряд проблем правового регулирования вещных отношений в сфере добычи полезных ископаемых обсуждался в трудах ученых, профессионально занимающихся изучением тех или иных институтов природоресурсного, в том числе горного законодательства (Н.В. Данилова (право государственной собственности на недра), М.В. Дудиков (прекращение права пользования недрами), М.Б. Егорова (право государственной собственности на природные ресурсы), М.И. Клеандров (нефтегазовое законодательство), М.М. Махлина (различные вопросы правового регулирования недропользования), Е.В. Новикова (природоресурсное право и частное право) и др.

Таким образом, актуальность и недостаточная научная разработанность темы убедили нас в необходимости провести научное исследование права собственности на полезные ископаемые и, прежде всего, механизма приобретения права собственности на полезные ископаемые при их добыче из недр с учетом достижений науки гражданского и природоресурсного права, исторического и зарубежного опыта, действующего законодательства.

Цель диссертационной работы состоит в комплексном исследовании норм гражданского, природоресурсного и финансового отраслей права, посвященных праву собственности на полезные ископаемые (объект, субъекты, отдельные аспекты содержания, основания приобретения права собственности на полезные ископаемые при их добыче).

Представленная в работе цель определила следующие задачи диссертационного исследования:

- проведение научного анализа понятия и объекта права государственной собственности на недра и права собственности на полезные ископаемые;

- выявление специфики правового режима полезных ископаемых как составной части недр и как самостоятельных объектов вещных правоотношений;

- изучение истории правового регулирования отношений недропользования и приобретения права собственности на полезные ископаемые с целью выявления тенденций применения правовых норм к исследуемым отношениям;

- систематизация и описание оснований приобретения права собственности на полезные ископаемые при их добыче из недр земли;

- анализ существующего механизма возникновения права на добычу полезных ископаемых, описание фактического состава, являющегося основанием возникновения права на добычу полезных ископаемых;

- выработка доктринальных предложений для законодательной и правоприменительной деятельности.



Объектом исследования выступают отношения собственности на недра и полезные ископаемые, а также договорные отношения, возникающие между государством и субъектом добычи полезных ископаемых.

Предмет исследования составляют:

- нормы действующего и ранее действовавшего российского и зарубежного гражданского законодательства и природоресурсного законодательства;

- проекты законов и иных нормативных актов;

- доктринальные положения о праве собственности на недра и другие природные ресурсы, основаниях приобретения права собственности, основаниях возникновения права на добычу полезных ископаемых;

- судебная и договорная практика, связанная с толкованием и применением норм, регулирующих отношения недропользования.

Методологическая основа исследования. Методологическую основу настоящего диссертационного исследования составляют такие принятые в современной науке принципы анализа социальной реальности, как системность, комплексность, объективность при ведущей роли диалектико-материалистической методологии, позволяющей исследовать рассматриваемые проблемы в динамике их развития и взаимодействия. В работе использованы специально-юридические методы исследования: формально-логический, технико-юридический, лингвистический, правовое моделирование. Применены также историко-правовой и компаративистский методы исследования: материал современного российского права сопоставляется, с одной стороны, со сведениями историческими, с другой – с положениями иностранных источников.

Эмпирической основой исследования является законодательство Российской Федерации, СССР, дореволюционной России, зарубежное законодательство, судебная практика, а также современная практика недропользования.



Теоретическую базу исследования составили работы по общей теории права и государства и гражданскому праву. В силу специфики объекта исследования в работе использованы также научные труды по финансовому, экологическому, земельному и природоресурсному праву, а также работы ученых-геологов и экономистов. Теоретическим фундаментом для сделанных в диссертации выводов и положений послужили труды отечественных ученых Г.С. Башмакова, С.А. Боголюбова, М.И. Брагинского, Е.В. Васьковского, Н.Н. Вознесенской, Ю.С. Гамбарова, Д.В. Дождева, Н.Г. Дорониной, И.А. Дроздова, Ю.Г. Жарикова, Л.А. Заславской, О.С. Иоффе, Б.Д. Клюкина, В.Н. Кокина, О.И. Крассова, Е.Г. Краюшкиной, В.А. Лапача, Б.А. Лисковца, М.Г. Масевич, Д.И. Мейера, Н.Б. Мухитдинова, М.Е. Певзнера, А.И. Перчика, М.Я. Пергамента, Л.И. Петражицкого, Н.Л. Платоновой, К.П. Победоносцева, Р.Н. Салиевой, В.И. Синайского, К.И. Скловского, С.А. Степанова, Е.А. Суханова, Н.А. Сыродоева, С.А. Сосны, В.А. Тархова, О.М. Теплова, В.А. Удинцева, Г.Ф. Шершеневича, Д.В. Шорникова, А.А. Штофа, Л.В. Щенниковой, Б.Б. Черепахина, В.Н. Яковлева и др.

Научная новизна диссертационного исследования. Настоящая работа представляет собой первое монографическое исследование, выполненное на базе действующего гражданского законодательства и законодательства о недрах с учетом проектов изменений законодательства, направленное на комплексное изучение права собственности на недра и полезные ископаемые, оснований приобретения права собственности на полезные ископаемые при их добыче, договорных отношений, возникающих между государством и субъектом добычи полезных ископаемых.

Научные положения, полученные в результате диссертационного исследования и выносимые автором на защиту, состоят в следующем:

1. Доказано, что полезные ископаемые, будучи составной частью недр, не могут выступать самостоятельными объектами гражданских прав. Так, нельзя установить на полезные ископаемые in situ право собственности лица, не являющегося собственником недр. Только добытые (извлеченные) из недр полезные ископаемые являются вещами и, следовательно, способны выступать объектом вещных правоотношений, прежде всего правоотношений собственности, не сводимых к отношениям, существующим по поводу недр как таковых.

2. Обоснован вывод о том, что диспозитивный правовой режим, установленный для плодов, продукции и доходов (ст. 136 и абз. 2 п. 1 ст. 218 Гражданского кодекса РФ), не может и не должен использоваться для решения вопроса об основании возникновения права собственности на полезные ископаемые при их добыче. Вопрос о собственнике добытых полезных ископаемых является ключевым для регулирования отношений недропользования: ответ на него предопределяет большинство особенностей правоотношений, складывающихся между государством и недропользователем. Стало быть, нормы, устанавливающие режим тех или иных оснований возникновения права пользования недрами, должны обязательно разрешать вопрос о субъекте права собственности на полезные ископаемые как «поступления, полученные в результате использования» участка недр.

3. Предложено включить в новый закон о недрах определение добычи полезных ископаемых: «Добыча полезных ископаемых – это комплекс действий лица (недропользователя), направленных на отделение от недр полезных ископаемых в чистом виде или совместно с иными веществами (попутными и сопутствующими компонентами), в результате которых отделенные от недр полезные ископаемые и иные вещества поступают во владение недропользователя». Законодательство должно четко определять момент, который позволяет считать конкретное полезное ископаемое добытым. Поскольку добыча полезных ископаемых является юридическим фактом, такой момент может быть использован для определения момента возникновения права собственности на добытые полезные ископаемые.

4. Установлено, что в условиях современного российского законодательства о недрах разграничение первоначальных и производных оснований приобретения права собственности утратило свое прикладное значение применительно к приобретению права собственности на добытые полезные ископаемые. Это связано с тем, что добытые полезные ископаемые и участок недр являются различными объектами права собственности, вследствие чего право пользования конкретным участком недр не может обременять добытые из недр полезные ископаемые. В то же время недра не могут обременяться какими-либо иными правами, обладающими признаком следования и способными вследствие этого сохраниться в отношении добытых полезных ископаемых.

5. Показано, что традиционное отношение к недропользователю как к собственнику добытых им полезных ископаемых нуждается в существенной корректировке. Добыча полезных ископаемых – это всего лишь один из юридических фактов в фактическом составе, являющемся основанием возникновения права собственности на полезные ископаемые. Другим юридическим фактом следует признать договор между государством и субъектом добычи. Поэтому ответ на вопрос о праве собственности на добытые полезные ископаемые зависит от гражданско-правовой квалификации такого договора. Действующий закон не определяет вид договора, который связывает государство и недропользователя в ходе добычи полезных ископаемых. Следовательно, государство и недропользователь могут заключить и такой договор, который предусматривает возникновение права собственности на полезные ископаемые у государства, например подрядный договор.

Такой же подход должен быть реализован в новом законодательстве о недрах, где не следует закреплять в качестве общего правила возникновение у недропользователя права собственности на добытые им полезные ископаемые. Решение вопроса о собственнике ископаемых должно зависеть от вида договора, который является основанием возникновения права на добычу полезных ископаемых, в том числе от применяемой системы расчетов между сторонами. Закрепив в законе исчерпывающий перечень оснований возникновения права собственности на полезные ископаемые у недропользователя, следовало бы также установить общее правило о том, что во всех остальных случаях физического отделения полезных ископаемых от недр (не обязательно вследствие их добычи) право собственности на полезные ископаемые возникает у государства.

6. Обоснована нецелесообразность использования конструкций договора аренды и отчуждательного договора (например, купли-продажи полезных ископаемых) для регулирования отношений между государством и недропользователем. Доказана юридическая возможность и целесообразность применения договора подряда для урегулирования отношений, направленных на выполнение работ по добыче полезных ископаемых. Элементы договора подряда обнаруживаются в соглашении о разделе продукции, которое закрепляет обязанность инвестора выполнить по заданию государства работы, направленные на добычу полезных ископаемых. Кроме того, соглашение о разделе продукции включает элемент отчуждательного договора, поскольку часть полезных ископаемых, выступающая в качестве вознаграждения за выполненные работы, передается инвестору в собственность. Доказано, что собственником добытых по соглашению о разделе продукции полезных ископаемых до так называемой «точки раздела» является государство.

7. Обоснован вывод о нецелесообразности действующего механизма возмещения убытков государства при незаконной добыче полезных ископаемых, основанного на том, что собственником незаконно добытого минерального сырья является лицо, осуществившее добычу этого сырья. Законодательство не предусматривает возможность приобретения субъектом добычи права собственности на добытое с нарушением закона минеральное сырье. При незаконной добыче собственником добытых полезных ископаемых является собственник участка недр, составной частью которого до их извлечения были ископаемые. Государство должно применять общегражданские способы защиты своих имущественных интересов, в частности виндикационный иск и иск о неосновательном обогащении.

8. Обосновано общее положение о том, что добыча общераспространенных полезных ископаемых собственником или иным титульным владельцем земельного участка является одним из оснований возникновения у такого лица права собственности на добытые полезные ископаемые. Право на добычу общераспространенных полезных ископаемых является ограниченным вещным правом собственника или иного титульного владельца земельного участка. Предложено решение отдельных проблем толкования и применения федерального законодательства и законодательства Удмуртской Республики, обосновывается необходимость уточнения правового режима добычи общераспространенных полезных ископаемых собственниками и иными титульными владельцами земельных участков.



Теоретическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что содержащиеся в нем выводы и положения вносят определенный вклад в теоретическое учение о праве государственной собственности на недра и полезные ископаемые, приобретении права собственности, юридических фактах в гражданском праве, в том числе о договоре как основании возникновения прав и обязанностей.

Практическое значение диссертационного исследования состоит в том, что содержащиеся в нем выводы и положения могут быть использованы:

- в законотворческой деятельности в целях устранения выявленных пробелов, недостатков и коллизий в законодательстве;

- в последующих научных исследованиях гражданско-правового регулирования отношений собственности на полезные ископаемые, приобретения права собственности на полезные ископаемые, его отдельных оснований;

- в практической деятельности компетентных государственных органов и субъектов добычи полезных ископаемых;

- при разработке учебно-методических материалов, проведении лекций и практических занятий по природоресурсному праву и гражданскому праву.

Апробация результатов исследования. Диссертационная работа выполнена и обсуждена на кафедре гражданского права Удмуртского государственного университета. Основные теоретические выводы и положения нашли отражение в опубликованных работах. Результаты исследования обсуждались на межвузовских, общероссийских и международных конференциях (г. Уфа, г. Нижний Новгород и др.), применялись в учебном процессе.

Структура диссертации определяется целями и задачами исследования и состоит из введения, трех глав, включающих семь параграфов, заключения и списка использованной литературы.
СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении обосновывается актуальность темы, научная новизна и практическая значимость диссертационного исследования, излагаются его цель и задачи, определяются методологические, теоретические и нормативные основы работы, формулируются основные положения выносимые на защиту.

Первая глава «Полезные ископаемые как объект права собственности» состоит из двух параграфов. В первом параграфе «Понятие и соотношение недр и полезных ископаемых» рассматриваются понятия «недра» и «полезные ископаемые», раскрывается их взаимосвязь с понятием «природные ресурсы». Делается вывод, что природными ресурсами не следует считать все недра как подземное пространство, вмещающее в том числе полезные ископаемые. Подземное пространство является лишь территориальным фактором, определяющим место нахождения ресурсов недр. Полезные ископаемые могут быть признаны природными ресурсами, но только если они не оторваны от экосистемы и находятся в состоянии непосредственного взаимодействия с ней, то есть являются частью недр (как компонента природной среды) и участка недр (как природного объекта). Добытое (изъятое) содержимое недр уже не может рассматриваться как природный ресурс в силу утраты экологической взаимосвязи с природной средой. Добытые полезные ископаемые являются движимым имуществом в гражданско-правовом смысле.

В этом же параграфе затронута проблема разграничения недр, полезных ископаемых и земельного участка в том случае, когда полезные ископаемые выходят на земную поверхность.

Легальное определение недр, в том числе как объекта права собственности, позволяет сделать вывод о том, что полезные ископаемые в условиях естественного залегания (in situ) всегда составляют составную часть недр, но не земельного участка. Как составная часть недр полезные ископаемые не могут выступать самостоятельными объектами гражданских правоотношений. Так, нельзя установить на полезные ископаемые in situ право собственности лица, не являющегося собственником недр.

Во втором параграфе «Классификация полезных ископаемых» проводится разграничение полезных ископаемых по различным критериям, показано юридическое значение каждой классификации. Законодательство о недрах признает юридически значимой классификацией деление полезных ископаемых на общераспространенные и необщераспространенные. Значение данной классификации заключается в том, что горное законодательство устанавливает особый порядок приобретения права на добычу общераспространенных полезных ископаемые, условия возникновения и круг субъектов права собственности на них (ст. 18, 19 Закона РФ «О недрах»). С точки зрения гражданско-правовой классификации полезные ископаемые – это движимые, в основном делимые вещи. Полезные ископаемые могут быть потребляемыми (нефть, газ и т.п.) и непотребляемыми (драгоценные камни) вещами. При добыче полезных ископаемых последние, как правило, измеряются в объемных или весовых единицах измерения, что ставит вопрос о применении к ним следующего установленного доктриной гражданского права положения: объектом права собственности всегда является лишь индивидуально-определенная вещь. Однако следует иметь в виду, что родовая или индивидуальная определенность не являются естественными свойствами вещи. Будучи предметом передачи от одних лиц к другим (в договоре купли-продажи, мены и т.д.) и выступая в других обязательствах, полезные ископаемые чаще всего являются вещами, определяемыми родовыми признаками (нефть, каменный уголь, руда и т.п.). В вещных же отношениях полезные ископаемые всегда предстают индивидуально-определенными вещами. Поэтому неправильно считать, что добытые полезные ископаемые, казалось бы, никоим образом не индивидуализированные, вообще не принадлежат кому-либо на праве собственности. Все добытые полезные ископаемые индивидуальны, ибо их индивидуализирует сам процесс добычи, результатом которого они выступают.

Особое внимание уделено проблеме квалификации полезных ископаемых, рассматриваемых в качестве плодов и продукции, поскольку такая квалификация имеет известное вещно-правовое последствие (ст. 136 и абз. 2 п. 1 ст. 218 Гражданского кодекса РФ). Признание полезных ископаемых составной частью недр не дает ответ на вопрос, являются ли первые плодами последних. В диссертации показано отношение к данное проблеме римских юристов, дореволюционной цивилистики и современных ученых. Автор делает вывод, что если государство как собственник позволяет иному лицу использовать участок недр для добычи полезных ископаемых, то оно, по сути, позволяет этому лицу отделять от участка недр его содержимое, тем самым нарушая целостность недр. Поэтому такое использование, конечно же, нельзя считать пользованием, а полезные ископаемые – плодами недр. Продукция – это всегда результат целенаправленной деятельности производителя. Если производитель переработал (обработал) чужую вещь в продукцию без согласия на то собственника, то такое «использование» чужой вещи никак нельзя назвать законным. Поэтому легальное использование чужой вещи (допустим, участка недр) путем производства из нее продукции (допустим, добычи полезных ископаемых) возможно только на основании особого договора между собственником и производителем, согласно условиям которого собственник вещи разрешает некоему лицу физически воздействовать на переданную ему вещь, в том числе отделять составные части вещи. При этом имущество, полученное в результате исполнения такого договора, поступает в собственность изготовителя. Практическая востребованность такого договора, думается, невелика, потому что он вполне может быть заменен обычной отчуждательной сделкой, переносящей на «производителя продукции» право собственности на вещь еще до ее переработки. Но главное все же в другом: в самом смоделированном нами договоре очевидна направленность отнюдь не на владение имуществом и пользование им, а на то, чтобы «производитель» приобрел право собственности на результат переработки принадлежащего контрагенту имущества, что и составляет признак отчуждательной сделки. Стало быть, право собственности на «продукцию» возникает у «производителя» не в силу самого факта ее производства (ст. 136 ГК РФ), а на основании совершенного с соответствующей целью отчуждательного договора.

Таким образом, ст. 136 и абз. 2 п. 1 ст. 218 ГК РФ не могут считаться закрепляющими основание возникновения права собственности на полезные ископаемые, добытые несобственником недр. Более того, правила указанных статей представляются нам принципиально неприемлемыми для регулирования отношений, связанных с добычей полезных ископаемых. По сравнению с Древним Римом и дореволюционной Россией ресурсы недр стали гораздо более значимыми для экономики, а сами недра теперь объявлены исключительной собственностью государства. Вопрос о праве собственности на добытые полезные ископаемые – это ключевой вопрос в отношениях государства с недропользователем, ответ на который предопределяет большинство особенностей их правового регулирования. Поэтому нормы, устанавливающие режим тех или иных оснований возникновения права пользования недрами, должны обязательно разрешать вопрос о субъекте права собственности на добытые полезные ископаемые.

Вторая глава «Общая характеристика оснований возникновения права собственности на полезные ископаемые при их добыче» включает два параграфа. В первом параграфе «Добыча полезных ископаемых в механизме возникновения права собственности» констатируется, что чаще всего право собственности на полезные ископаемые возникает на основании такого юридического факта, как их добыча из недр. В этой связи важно определить понятие добычи полезных ископаемых. Диссертант анализирует определение добычи полезных ископаемых, принятое в налоговом праве, в соответствии с которым полезные ископаемые считаются добытыми только после проведения операций по доведению фактически извлеченного минерального сырья до соответствующего стандарта качества, и приходит к выводу, что оно не годится для определения субъектов вещных отношений по поводу добытого из недр содержимого. Ведь с момента отделения от недр вещество, даже и не соответствующее стандартам, уже существует как движимое имущество, и придать ему статус части недр можно только путем правовой фикции. Ни Закон РФ «О недрах», ни гражданское законодательство указанной фикции не предусматривают. Диссертант предлагает закрепить в законодательстве о недрах следующее определение: «добыча полезных ископаемых – это комплекс действий лица (недропользователя), направленных на отделение от недр полезных ископаемых в чистом виде или совместно с иными веществами (попутными и сопутствующими компонентами), в результате которых отделенные от недр полезные ископаемые и иные вещества поступают во владение недропользователя». Как видно из определения, добыча полезных ископаемых представляет собой имеющий известную временную протяженность процесс – совокупность действий, последовательно сменяющих или дополняющих друг друга. Юридические последствия, как правило, связываются не с самим этим процессом, а с его результатом, то есть с физическим завладением добытыми полезными ископаемыми. По общему правилу, момент отделения полезных ископаемых от недр и момент завладения ими должны совпадать. Стало быть, законодательство должно четко определять момент, который позволяет считать конкретное полезное ископаемое отделенным, а следовательно, добытым из недр.

В первом же параграфе рассматриваются понятие и виды оснований и способов приобретения права собственности. Делается вывод, что в условиях современного российского законодательства о недрах разграничение первоначальных и производных способов приобретения права собственности утрачивает свое прикладное значение применительно к приобретению права собственности на добываемые полезные ископаемые. Недра не могут обременяться арендными, залоговыми, сервитутными и иными вещными и обязательственными правами, обладающими признаком следования. Возможно лишь право пользования конкретным участком недр для тех или иных целей. Однако ни о каком переходе такого права на полезные ископаемые не может быть и речи, поскольку последние не являются таким же объектом права пользования и права собственности, как участок недр.

В параграфе раскрывается также механизм приобретения права собственности на полезные ископаемые при их добыче, обобщаются и систематизируются основания приобретения права собственности на полезные ископаемые при их добыче. В дореволюционной России, законодательство которой допускало право частной собственности на недра, добыча полезных ископаемых зачастую осуществлялась собственниками недр. В настоящее время, по общему правилу, добыча полезных ископаемых осуществляется не собственником недр, а иным лицом (гражданином или организацией), которое при этом действует в рамках субъективного права, предоставленного государством. Особое правомочие, позволяющее односторонней волей произвести правовые изменения, связывающие другое лицо, должно быть основано на правоотношении, в котором субъект одностороннего волеизъявления уже состоит, в том числе с лицом, по отношению к которому он вправе осуществить свою одностороннюю волю. Это правоотношение может быть относительным, когда оно возникает на основании договора между государством и недропользователем. Причем право на добычу полезных ископаемых и сопутствующее ему титульное владение участком недр можно усмотреть и в случае допуска к недрам подрядчика. В последнем случае право на добычу полезных ископаемых, принадлежащее подрядчику, не представляет самостоятельной ценности для подрядчика, поскольку не осуществляется им своей волей и в своем интересе, а служит лишь средством (условием) выполнения добычных работ по заданию государства. Не всегда, однако, субъективное право на добычу полезных ископаемых является элементом относительного правоотношения, связывающего собственника недр и недропользователя. Такое правоотношение отсутствует, например, в случае добычи собственником земельного участка общераспространенных полезных ископаемых. Ответ на вопрос о вещно-правовой или обязательственной природе субъективного права на добычу полезных ископаемых зависит от соответствующего правового регулирования.

Во втором параграфе «Договор в механизме возникновения права собственности на полезные ископаемые» рассмотрены договоры, применяемые в мировой практике для оформления отношений по добыче полезных ископаемых. Все договоры, заключаемые государством с иными субъектами и предоставляющие последним доступ к участку недр для добычи полезных ископаемых, разделены нами на две группы.

1. Договоры, по условиям которых право собственности на добытые полезные ископаемые приобретает государство. Такие договоры, следуя мировой недропользовательской практике, можно условно именовать сервисными.

2. Договоры, по условиям которых право собственности на добытые полезные ископаемые приобретают недропользователи. Такие договоры, следуя мировой недропользовательской практике, можно условно именовать концессионными.

Далее в параграфе проанализированы договорные конструкции, предусмотренные в отечественном гражданском законодательстве, на предмет их пригодности для оформления отношений по поводу добычи полезных ископаемых. Институт аренды не учитывает все многообразие отношений между государством и недропользователем (например, по поводу выполнения горных работ, лимитирования объемов добычи, присвоения права собственности на полезные ископаемые). К тому же действительной целью сторон является не пользование участком недр, а добыча полезных ископаемых, достижение которой исчерпывает их экономический интерес. Не может быть признана достаточной для оформления отношений по добыче полезных ископаемых и конструкция договора купли-продажи полезных ископаемых. В работе обосновывается возможность и целесообразность использования договора подряда в качестве правовой формы допуска недропользователей к добыче полезных ископаемых.



Значимость подрядной конструкции договора не учитывают высказанные (в частности, в ст. 23 Проекта Федерального закона «О недрах» № 187513-4, внесенного Правительством РФ 17 июня 2005 г.) предложения закрепить в качестве общего правила положение о том, что право собственности на добытые из недр полезные ископаемые и минеральное сырье принадлежит пользователю недр. С таким подходом ни в коем случае нельзя согласиться. Решение вопроса о собственнике добытых полезных ископаемых должно зависеть от вида договора, который является основанием возникновения права на добычу полезных ископаемых. Более того, следовало бы, закрепив исчерпывающий перечень оснований возникновения права собственности на полезные ископаемые у недропользователя, установить общее правило о том, что во всех остальных случаях физического отделения полезных ископаемых (необязательно вследствие их добычи) право собственности на полезные ископаемые возникает у государства.

Третья глава «Право собственности на полезные ископаемые, добытые по различным основаниям» состоит из трех параграфов. В первом параграфе «Право собственности на полезные ископаемые, добытые на основании лицензии» рассматриваются основания возникновения права собственности и отдельные аспекты осуществления права собственности на полезные ископаемые, право на добычу которых в соответствии с Законом РФ «О недрах» удостоверяется лицензией. Диссертант не соглашается с часто встречающимся в юридической литературе противопоставлением административного акта («лицензии») и договора. Такое противопоставление не соответствует природе взаимоотношений государства с недропользователем, которые носят договорный характер. Нужно различать не административный акт и договор, а элементы публично-правового и частноправового регулирования отношений недропользования. Иначе говоря, объектом внимания должны быть содержание правоотношений между государством и недропользователем и степень влияния сторон на определение такого содержания и судьбу самого правоотношения. Поскольку основанием возникновения права на добычу полезных ископаемых является договор между государством и недропользователем, постольку и определение субъекта права собственности на полезные ископаемые зависит от правовой природы этого договора. Причем, содержание договора может конструироваться (естественно, в части, не противоречащей закону) таким образом, что стороны будут связаны договором, наделяющим государство правом собственности на полезные ископаемые, а именно – договором подряда. Таким образом, ошибочным является традиционное для литературы и лицензионной практики объявление недропользователя собственником добытых им полезных ископаемых в качестве общего и единственного правила. Спорным представляется также признание лица, осуществившего безлицензионную добычу полезных ископаемых, собственником добытых полезных ископаемых, на чем по сути основан действующий механизм возмещения правонарушителем убытков, исходя из ставки налога на добычу полезных ископаемых (Распоряжение Правительства РФ от 22 августа 1998 г. № 1214-р). Если полезные ископаемые как составная часть недр являлись собственностью государства, то таковыми они должны остаться и после отделения от недр, если закон не предусматривает каких-либо специальных оснований приобретения права собственности на полезные ископаемые другими лицами. Ни гражданское, ни горное законодательство не предусматривают возможность приобретения незаконным добытчиком права собственности на добытые им полезные ископаемые. Поскольку собственником добытых полезных ископаемых является государство, то, прежде всего, необходимо обсуждать вопрос о возможности предъявления к незаконному владельцу виндикационного иска. Если же предъявление виндикационного иска невозможно (например, вследствие потребления полезных ископаемых или невозможности идентификации полезных ископаемых), то способами защиты могут быть деликтный иск и (или) иск из неосновательного обогащения.

В параграфе освещен ряд проблем недропользовательской практики, которая исходит из признания недропользователя собственником добытых им полезных ископаемых (момент возникновения права собственности, уровень добычи полезных ископаемых, ограничения права собственности на добытые полезные ископаемые).

Во втором параграфе «Право собственности на общераспространенные полезные ископаемые, добытые собственником земельного участка» рассматриваются основания возникновения права собственности на полезные ископаемые, добытые собственниками и иными титульными владельцами земельных участков для собственных нужд, и особенности осуществления права собственности на такие полезные ископаемые. Обосновывается, что право на добычу общераспространенных полезных ископаемых является особым ограниченным вещным правом, которое увязано с правом владения и пользования земельным участком, по сути выступая принадлежностью земельного участка.

Добыча общераспространенных полезных ископаемых, разрешенная всем собственникам, землевладельцам, землепользователям и арендаторам земельных участков, не должна быть единственной целью использования земельного участка, а может лишь сопутствовать использованию земельного участка по назначению, если при этом не нарушаются требования земельного законодательства.

Право собственности на полезные ископаемые, добытые титульным владельцем земельного участка, имеет существенное ограничение: такие полезные ископаемые могут использоваться лицом, осуществившим их добычу, только для своих нужд. Несмотря на то что закон говорит о своих нуждах применительно к добыче полезных ископаемых, имеется в виду, по нашему мнению, именно ограничение права собственности на добытые полезные ископаемые, а не ограничение возможности добывать полезные ископаемые. Обсуждается проблема толкования термина «свои (собственные) нужды». По мнению диссертанта, специфика цели использования общераспространенных полезных ископаемых землепользователем может быть охарактеризована формулировкой, известной по нормам о договоре розничной купли-продажи (п. 1 ст. 492 ГК РФ): добыча полезных ископаемых для личного, семейного, домашнего и иного подобного использования, не связанного с предпринимательской деятельностью лица, пользующегося земельным участком.

В третьем параграфе «Право собственности на полезные ископаемые, добытые на основании соглашения о разделе продукции» доказывается, что соглашение о разделе продукции – это смешанный договор, включающий элементы договора подряда и отчуждательного договора. Анализ содержания норм Федерального закона «О соглашениях о разделе продукции» позволяет сделать вывод о наличии двух результатов, на достижение которых направлены действия сторон. Во-первых, инвестор должен выполнить под контролем государства определенные работы и передать их результат государству. Во-вторых, государство часть этого результата должно передать инвестору в качестве вознаграждения за выполненные работы. Результатом работ инвестора выступает извлеченное из недр минеральное сырье, а его собственником является государство как заказчик. Анализ норм Федерального закона «О соглашениях о разделе продукции» и правовой природы соглашения позволил сделать вывод, что собственником добытых полезных ископаемых до так называемой «точки раздела» является государство, а не инвестор.

Вопрос о том, кто из государственных образований (Российская Федерация или субъект Российской Федерации) становится собственником полезных ископаемых тесно связан с проблемой разграничения права собственности на недра между Российской Федерацией и субъектами Российской Федерации, на территории которых располагаются месторождения полезных ископаемых. В настоящее время закон не содержит однозначного указания на то, что недра в пределах территории Российской Федерации являются федеральной собственностью. Поэтому вопрос о собственнике недр остается открытым. Тем не менее, Конституция РФ (ст. 72) и Закон РФ «О недрах» (ст. 1.2) устанавливают, что вопросы владения, пользования и распоряжения недрами находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Очевидно, что и определение судьбы добытых полезных ископаемых, на которые возникло право государственной собственности, должно происходить по совместному решению Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Адекватным гражданско-правовым режимом таких ископаемых мог бы стать режим общей собственности.

В заключении в обобщенном и систематизированном виде сформулированы основные выводы и предложения, к которым пришел автор в результате диссертационного исследования.


Основные положения диссертации отражены

в следующих работах:
Работы, опубликованные в ведущих рецензируемых журналах, определенных Высшей аттестационной комиссией:

1. Ходырев П.М. Гражданско-правовые последствия незаконной добычи полезных ископаемых // Росс. юстиция. 2006. № 12. С. 5-7 (в соавторстве с А.М. Ходыревым; 0,3/0,2 п.л.).

2. Ходырев П.М. Полезные ископаемые как объект права собственности // Законы России: опыт, анализ, практика. 2007. № 12. С. 102-104 (0,24 п.л.).

3. Ходырев П.М. Правовая природа договора об эксплуатации участка недр // Закон. 2007. № 12. C. 60-74 (0,5 п.л.).

4. Ходырев П.М. Договор как основание возникновения права на добычу полезных ископаемых // Современное право. 2008. № 1. С. 16-19 (0,43 п.л.).

5. Ходырев П.М. Добыча общераспространенных полезных ископаемых собственником земельного участка // Хозяйство и право. 2008. № 2. С. 79-84. (0,5 п.л.).

Работы, опубликованные в иных журналах и изданиях:

6. Ходырев П.М. Проблемы разграничения государственной собственности на недра // Гражданское законодательство РФ как правовая среда гражданского общества: Материалы Междунар. Науч.-практ. конф.: В 2 т. Краснодар: Просвещение-Юг, 2005. Т. 2. С. 40-45 (0,2 п.л.).

7. Ходырев П.М. Право собственности на полезные ископаемые по условиям соглашения о разделе продукции // Вестн. Удм. ун–та. 2006. № 6. С. 49-59 (0,5 п.л.).

8. Ходырев П. М. Возникновение права собственности на полезные ископаемые // Цивилист. 2006. № 4. С. 53-59 (0,5 п.л.).

9. Ходырев П.М. Добыча полезных ископаемых: конструирование общего понятия // Нефть, газ и право. 2007. № 4. С. 23-26 (0,35 п.л.).

10. Ходырев П.М. Право собственности на полезные ископаемые как критерий разграничения договорных форм недропользования // Сб. научн. тр. по результатам Всеросс. конф. «Инновации в государстве и праве России» (19-20 апреля 2007 года). Н. Новгород: Изд–во Нижегород. ун–та, 2007 (0,35 п.л.)



11. Ходырев П.М. К вопросу о собственнике добытых полезных ископаемых // Актуальные вопросы государства и гражданского общества на современном этапе: Материалы Междунар. Науч.-практ. конф. 10-11 апреля 2007 г. Ч. 7. Уфа: РИЦ БашГУ, 2007. С. 284-288 (0,27 п.л.).


1 См.: Маркс К. Капитал. Критика политической экономии // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 23. С. 189.



Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница