Приднепровская архитектурная школа XII и начала XIII века



Скачать 97,57 Kb.
Дата20.10.2016
Размер97,57 Kb.
Приднепровская архитектурная школа XII и начала XIII века

В 20—30-е гг. XII в. распадение Руси на отдельные княжества стало фактом, новые социально-политические реалии создали и новые условия развития культуры и искусства. В первую очередь это сказалось на архитектуре — искусстве, более всего связанном с социальной жизнью. Новый этап в истории древнерусской архитектуры в XII — начале XIII в. ознаменован появлением местных или, как теперь говорят, региональных направлений в архитектуре. Часто их называют школами, подчеркивая тем самым отчетливое и устойчивое своеобразие в стилистическом и образном строе памятников, принадлежащих той или иной школе.

Обособление политическое влекло за собой и обособление сферы художественного творчества. Речь идет, конечно, об относительности обособления. Ведь основы культуры искусства в этот период оставались общими для всей Руси. Они были заложены в предшествующий период. Базой для развития зодчества в XII — начале XIII в. на всей территории Руси оставалась архитектура конца X — начала XII в. Ход развития этого вида искусства усложнился, стал более разнообразным, но стилистические и образные новации оставались в пределах устоявшейся архитектурной типологии.

Строили в камне, как и прежде, высшие светские и церковные иерархи. На первом месте по числу возведенных зданий оставались князья. В Новгороде во второй половине XII в. активными строителями каменных зданий заявили себя отдельные горожане, их объединения. Исследователями отмечена связь строительных организаций (артелей) с тем или иным князем, его пребыванием на том или ином княжении, переходом на другое княжение. Вслед за князем могла последовать и группа с ним связанных строителей. В иных случаях строительная артель могла создаваться по найму.

О мастерах-строителях нам известно немногое. От XII в. мы знаем имена лишь четырех зодчих. В Новгороде в начале XII в. работал мастер Петр, строитель Георгиевского собора в Юрьевом монастыре. В конце XII в. строителем Кирилловской церкви под Новгородом летописец называет некоего Коров Яковича — мастера с Лубяной улицы. «Житие» преподобной Ефросиньи Полоцкой упоминает «приставника над делатели церковные» Иоанна (Ивана), руководившего строительством Спасо-Преображенского храма в полоцком Ефросиньевском монастыре . Наконец, строителем подпорной системы в Выдубицком монастыре под Киевом был упомянутый летописью под 1199 г. Петр Миланег.

В отличие от конца X — XI в. в XII в. вызовы мастеров из Византии стали весьма редкими. Лишь в отдельных случаях, да и то предположительно, можно ставить вопрос о работе византийского мастера. Формирование собственных кадров строителей на Руси — знак времени. Именно это обстоятельство предопределило в первую очередь своеобразие архитектурных школ XII — начала XIII в. Другим фактором, повлиявшим на особенности архитектуры этого периода, было использование местных строительных материалов, разнообразие способов их применения.

По технико-технологическим и стилистическим признакам можно выделить следующие архитектурные направления (школы XII — начала XIII в.):

приднепровская, или киево-черниговская;

полоцкая;

смоленская;

гродненская;

галицкая;

владимиро-суздальская;

новгородская.

Хотя картина каменного строительства в этот период отличается значительным разнообразием и особенности построек соседних школ легко определяются с первого взгляда, тем не менее динамика развития архитектуры различных школ имеет общие черты:

интенсивность строительства к концу XII в. возрастает;

тип крестово-купольного здания в XII в. упрощается, заметно преобладание четырехстолпных храмов сравнительно небольшого размера;

к концу XII в. во всех школах проявляется общая тенденция к возведению храмов башнеобразного облика, с ярко выраженной акцентировкой вертикального размера, его преобладанием над размерами в плане.

Следует отметить разную сохранность памятников по школам. Больше всего сохранилось памятников приднепровской, владимиро-суздальской и особенно новгородской школы. Значительно хуже сохранились постройки других земель. Большинство построек полоцкой, смоленской, гродненской и галицкой архитектуры известны лишь по данным архитектурно-археологических исследований.

Обратимся к постройкам так называемой приднепровской, или киево-черниговской, школы. По стилистическим особенностям к этому направлению относятся памятники Киева, Чернигова, Переяславля, Турова, Луцка, Владимира Волынского, Рязани и Смоленска (до 80-х гг. XII в.). Ведущими центрами были Киев и Чернигов. Основные кадры строителей формировались именно здесь. Еще раз подчеркнем, что ведущую роль в каменном строительстве играл княжеский заказ.

Заметные изменения в киевском и черниговском строительстве происходят уже в 20—30-е гг. Последняя постройка, по большинству параметров связанная с предшествующим периодом, — церковь Спаса на Берестове. Последующие каменные храмы — церковь Успения на Подоле (Богородица Пирогощая), церковь Георгия в Каневе, Кирилловская церковь — обнаруживают общие черты нового технического и стилистического своеобразия. Прежде всего, меняется система кладки: названные храмы, а в дальнейшем и другие постройки приднепровской школы, возводятся только из плинфы без употребления камня, как это было раньше. Кладка из плинфы равнослойная, порядовая, т. е. без характерного для построек конца X — начала XII в. скрытого ряда. Неизменным остается связующее — известковый раствор с примесью кирпичной крошки-цемянки. Новая система кладки сопутствует всем постройкам приднепровской школы и может рассматриваться как устойчивый признак ее технико-технологического своеобразия.

Киевская церковь Успения на Подоле датируется обычно 1131—1135 гг. Но построена она на месте более раннего храма, остатки которого открыты раскопками. Храм был разобран в 30-е г. XX в., его полное воссоздание в формах XII в. относится к концу XX в.

Это шестистолпный одноглавый храм, компактный по объемной композиции. Типологически он следует традиции XI — начала XII в., но выглядит проще на фоне, например, церкви Спаса на Берестове. Новое в стилистике обнаруживают детали:

массивные полуколонны при обычных лопатках делят фасады в соответствии с его внутренней структурой;

аркатурный пояс под закомарами;

упрощенной профилировки перспективные порталы.

Подобные детали повторяются в хорошо сохранившейся Георгиевской церкви в Каневе , заложенной в 1144 г. Заметим, в постройках этого времени исчезают лестничные башни: ход на хоры устраивается в толще стены. В Георгиевской церкви на хоры попадали по лестнице в северной стене.

Кирилловская церковь в Киеве построена в 40-е гг. XII в. Внешний облик храма был искажен постройками XVII—XIX вв., но стены, столбы и подпружные арки — древние, сложены в технике равнослойной кладки. Храм шестистолпный, ход на хоры в толще северной стены, боковые ветви хор выдвинуты на одно членение к востоку. С севера и юга к храму примыкали небольшие постройки. Внутри церкви частично сохранилась фресковая роспись.

Постройки Киева второй половины XII — начала XIII в. известны по археологическим данным. Среди четырехстолпных построек этого времени следует выделить церковь на Вознесенском спуске (возможно, церковь Василия 1197 г.). Этот небольшой храм сохранил древние стены на высоту около метра. Широко расставлены столбы. Боковые апсиды утоплены в толще восточной стены и снаружи не выявлены. Фасады членились сложнопрофилированными, пучковыми пилястрами. По этим особенностям храм может быть отнесен к группе башнеобразных построек конца XII — начала XIII в. Лучшим по сохранности зданием этого типа является церковь Пятницы в Чернигове.

Особняком среди киевских построек этого времени стоит открытая раскопками ротонда — редко встречающийся на Руси тип здания. Возможно, это остатки католической церкви, построенной местными мастерами по заказу живших в Киеве иноземцев.

Черниговские постройки начала XII в. близки по типу и по стилистике киевским. Это Успенский собор Елецкого монастыря и храм Бориса и Глеба в Детинце. Архитектурный тип и посвящение собора Елецкого монастыря восходят к Успенскому собору Киево-Печерской лавры. Но его общая композиция проще, техника кладки равнослойная, т. е. в нормах XII в., так же как и декоративные элементы. Храм сохранился хорошо, но с искажениями во внешнем облике, относящимися к XVII в.

Борисоглебский собор датируется 1120-ми гг. Здание сохранило первоначальную структуру. Утраты относятся главным образом к верхним частям храма. Послевоенная реставрация вернула зданию древний облик. Как и другие постройки этого времени, Борисоглебский собор предстает перед нами как шестистолпное сооружение с тремя апсидами и с одной главой. В стилистике ярко выражена принадлежность к приднепровской школе (равнослойная техника кладки, полуколонны с лопатками на фасадах, декоративная аркатура, перспективный портал). Глубина заложения фундамента приблизительно 2,4 м. Под фундаментом следы деревянных субструкций в традициях XI в. Пол в алтаре из поливных плиток, в остальных местах из шиферных плит. Раскопками выявлена галерея, примыкавшая к храму с севера и запада, с юга остатки притвора и небольшого бесстолпного храма, близкие по времени основному объему.

Ко второй половине XII в. отнесены выявленные раскопками Михайловская церковь (1174) и Благовещенский храм (1186). Последний впечатлял огромными размерами, его шестистолпный объем был с северо-запада и юга окружен галереями. Кровельным материалом служил свинец. Сохранились остатки мозаичного пола (изображение павлина в круге), найдены обломки фресковой штукатурки, резные белокаменные детали.

Полной противоположностью Благовещенской церкви была Ильинская у входа в пещерный монастырь на Болдиных горах. Это совсем небольшой храм (13 × 7,5 м в плане), бесстолпный, с одной апсидой и притвором в ширину западного фасада. Датируется храм в широком диапазоне — от 70-х гг. XI в. до начала XIII в. Равнослойная система кладки делает предпочтительной более позднюю датировку.

Едва ли не самой замечательной постройкой Чернигова XII в. является Пятницкая церковь на Торгу, датируемая концом XII — началом XIII в. Храм сильно пострадал во время Великой Отечественной войны. Полностью реставрирован в первоначальных формах в послевоенный период.

На четырехстолпном основании (в плане 16 × 12 м) поставлен элегантный объем высотой около 24 м с тремя апсидами, увенчанный одной главой. Фасады завершены трехлопастной формой (боковые части — четверть круга, средняя закомара — полуциркулярной формы). Динамику завершения фасадов подчеркивают и усиливают полукружия в основании барабана. Тройная округлая форма венчающих частей делает верх здания особенно эффектным. Внутри храма подпружные арки расположены выше сводов. Это усиливает динамику верхней зоны и создает своего рода предпосылку для ритмической организации ступенчатого верха снаружи.

Пятницкая церковь — башнеобразный храм. С его введением в научный оборот принципиально изменились представления об архитектуре конца XII — начала XIII в., причем не только черниговской, но в целом древнерусской. Его архитектура знаменует один из главных итогов переработки византийского наследия древнерусскими мастерами. Существует предположение о строительстве Пятницкого храма Петром Миланегом, зодчим князя Рюрика Ростиславича.

Близкие по композиции Пятницкой церкви храмы открыты в Путивле и Новгороде-Северском. Воздействие черниговской архитектуры отчетливо проявилось в постройках Рязани. На Старорязанском городище раскопками открыты три храма — Борисоглебский, Успенский и Спасский.

Первые два по техническим и стилистическим особенностям близки черниговским постройкам начала XII в. и датируются 20—30-ми гг. этого столетия. Остатки Борисоглебского храма были вскрыты еще в 1836 г. «купеческим сыном» Тихомировым. Успенский собор исследован в советское время. По почти всем параметрам рязанские постройки близки Черниговскому собору Елецкого монастыря и Борисоглебскому собору. К числу аналогов можно отнести и киевские храмы (Успения на Подоле и Кирилловскую церкви). На некоторые отличия рязанских храмов указывают находки на городище фрагментов белокаменной резьбы, украшавшей фасады зданий. Вероятно, ее появление надо связать с влиянием белокаменной архитектуры соседней Владимиро-Суздальской земли. Спасский собор Рязани датируется, исходя опять же из остатков, открытых археологами, концом XII в. Его, надо полагать, следует отнести к постройкам башнеобразного типа.

По раскопкам известны два храма Переяславля-Южного середины — второй половины XII в., построенные, по всей вероятности, киево-черниговскими мастерами. С той же традицией связаны храмы в Турове и Луцке. Они известны по археологическим данным.

Надо особо отметить огромное значение данных технико-технологического характера для выявления общей картины строительства в XII в. На основе архитектурно-археологического материала устанавливается тип сооружения, система кладки, особенности строительных материалов, что, в свою очередь, позволяет сближать памятники, иногда очень далеко друг от друга отстоящие, делать выводы о перемещении строительных артелей, их техническом и стилистическом почерке.

Киево-черниговская архитектурная линия прослеживается и в постройках Владимира-Волынского. Главный храм города — Успенский собор был возведен в 1156—1160 гг. Храм хорошо сохранился и удачно реставрирован в начале XX в. По плану Успенский собор повторяет уже известную киево-черниговскую схему 20—40-х гг. XII в. Это шестистолпный храм, увенчанный одной главой. Отсутствие видимых искажений, чистота первоначальных форм, внушительные размеры (20,6 × 34,5) производят сильное впечатление. Полуколонны фасадов, порталы, аркатура и другие элементы композиции, безусловно, роднят этот храм с постройками Киева и Чернигова. По раскопкам известен храм, подобный Успенскому, но меньшего размера. Это так называемая Старая кафедра, предположительно Федоровская церковь.

Каменное строительство в Смоленске началось в XII в. постройкой Успенского собора, заложенного в 1101 г. Владимиром Мономахом . Храм не сохранился. В 40-х гг. XII в. строительство было продолжено. Мастера скорее всего прибыли из киево-черниговской округи. О киево-черниговском почерке свидетельствуют остатки Борисоглебского монастыря на Смедыни, неподалеку от древнего Смоленска. Большой шестистолпный храм с галереями был сложен в равнослойной системе со всеми техническими и стилистическими признаками, известными нам по другим постройкам приднепровской школы. Серединой — третьей четвертью XII в. датируются два сохранившихся (правда, в разной степени) памятника древнесмоленской архитектуры. Это церковь Петра и Павла и церковь Иоанна Богослова.

Храм Петра и Павла сохранился полностью, тщательно реставрирован в послевоенное время Петром Дмитриевичем Барановским. В духе времени и в соответствии с эволюцией построек крестово-купольного типа, храм Петра и Павла — четырехстолпная в плане постройка. Храмы первой половины XII в. представляют крестово-купольную систему в шестистолпном варианте.

Фасады церкви не были побелены и не были оштукатурены. Равнослойная кладка из плинфы, кирпичная орнаментика (аркатура, кресты, бегунец и другие мотивы), плоские лопатки на апсидах и нишки придают зданию очень нарядный вид. Отметим, что на торцах плинф здесь, как, впрочем, и в других памятниках приднепровского круга, имеются рельефные знаки, которыми метились партии кирпича при его производстве.

Расположенная на другом берегу Днепра церковь Иоанна Богослова сохранилась много хуже как в интерьере, так и снаружи. Исследования показали, что по всем характеристикам эта церковь была очень близка церкви Петра и Павла.



К западу от церкви Иоанна Богослова открыты остатки ротонды, датируемой 70—80-ми гг. XII в. По типу эта постройка явно выпадает из древнерусского архитектурного ряда. Тип здания выбирал, как известно, заказчик. В данном случае это были проживавшие в Смоленске иноземные купцы, по заказу которых местные мастера и возвели это круглое в плане здание с четырьмя тесно поставленными столбами внутри.

До 80-х гг. XII в. строительство в Смоленске развивается в русле киево-черниговской традиции. Формирование собственно смоленской архитектурной школы относится к концу XII в.

Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница