«Применение некоторых гражданско-правовых конструкций в публичном праве»



страница1/10
Дата27.10.2016
Размер1,76 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
Правительство Российской Федерации
Федеральное государственное автономное образовательное учреждение

высшего профессионального образования
«Национальный исследовательский университет
«Высшая школа экономики»

Факультет права
Кафедра Конституционного и муниципального права


МАГИСТЕРСКАЯ ДИССЕРТАЦИЯ

На тему

«Применение некоторых гражданско-правовых конструкций в публичном праве»

Студент группы № 25-МПП

Ланс Андрей Николаевич

Руководитель

Ординарный профессор, доктор юридических наук

Краснов Михаил Александрович

Москва, 2013



План работы:


Введение 3

1. Разграничение публичного и частного права. Общее и особенное. Понятие публичного и частного права 19

1.1. Частный интерес в частном праве 24

1.2. Частноправовые отношения 29

1.3. Публично-правовые институты, отрасли публичного права и регулируемые ими отношения 32

1.4. К понятию публично-правового интереса 43

1.5. Механизмы регулирования публичных правоотношений, закрепленные в публичном праве 49

1.6. Публично-правовые отношения 50

1.7. Общее и особенное в частном и публичном праве 51

1.8. Понятия частного и публичного права 55

2. Роль правовых аксиом и принципов при разграничении частного и публичного права 55

II.Применение конструкции юридического лица в публичном праве 60

1.Юридическая личность в частном праве 60

III. Применение конструкции обязательства в публичном праве 94

Заключение 114

Библиография 119




Введение



Актуальность темы исследования. Как и любое исследование, настоящая работа начинается с определения актуальности избранной темы.

Актуальность темы научного исследования, как правило, определяется через проблемы, возникающие в юридической практике. Некоторые правовые конструкции, прежде чем войти в юридический обиход, требуют осмысления юридической наукой.

В области публичного права в российской юридической доктрине по некоторым вопросам нет фундаментальных разработок, фундаментального осмысления. Это касается тех правовых явлений, которые реципируются из других отраслей права либо заимствуются из иностранных правовых порядков. Считаем, что проблема рецепции «чужеродных» правовых конструкций имеет несколько направлений:

во-первых, заимствование правовых понятий из других правопорядков без осмысления самих правовых конструкций в том понимании, которое им придается в этих правовых системах, перенос этих категорий из иностранных правовых реалий в действительность российской правовой системы, может привести к появлению избыточных правовых конструкций, правовых конструкций, которые «пересекаются» с уже существующими конструкциями, либо конструкций, которые не будут соответствовать сложившимся правовым представлениям;

во-вторых, заимствование правовых конструкций из других отраслей российского права может создать проблему омонимии и терминологической путаницы;

в-третьих, неосторожное использование правовых конструкций иной отраслевой принадлежности может привести к злоупотреблениям и правоприменительным ошибкам1, причины которых кроются в двух первых проблемах.

На наш взгляд, назрела необходимость анализа таких правовых понятий (конструкций) в публичном праве как «юридическое лицо публичного права»2, «обязательство», поскольку эти слова (словосочетания) заимствованы из других отраслей права и требуют должного осмысления. Так, одни из этих понятий (конструкций) не до конца осмыслены в теории права, что ставит под сомнение возможность их применения в публичном праве (юридическое лицо публичного права), другие используются в теории и практике в ином понимании, чем это придается гражданско-правовым законодательством и правом (обязательство). Должное осмысление, обозначенных понятий (конструкций), как мы разумеем, поможет юридической науке, законодательству и правоприменительной практике. Сказанное, как мы считаем, свидетельствует в пользу актуальности заявленной темы.



Степень научной разработанности. Основой настоящей работы послужили труды по римскому частному (гражданскому) праву (Д.В. Дождев, И.Б. Новицкий, И.С. Перетерский), дореволюционных ученых по гражданскому и государственному праву (Г.Ф. Шершеневич, Н.И. Коркунов), советских специалистов в области гражданского права (Б.Б. Черепахин, В.П. Грибанов) и современных юристов в области конституционного, гражданского, финансового и др. отраслей права (Е.А. Суханов, В.Е. Чиркин, М.В. Карасева и др.), а также других ученых в области юриспруденции.

Объект и предмет исследования. Объектом диссертационного исследования является возможность и необходимость применения некоторых гражданско-правовых конструкций в публичном праве. Предметом исследования выступают особенности возможности и необходимости применения некоторых гражданско-правовых конструкций в публичном праве.

Цель и задачи диссертации. Главной целью и задачей диссертации состоит в выявлении проблем использования гражданско-правовых конструкций в области публичного права на основании выявленных сущностных отличий частного и публичного права, а именно:

  • попытаться выявить единые сущностные признаки частноправовых и публично-правовых интересов и частноправовых и публично-правовых отраслей;

  • уяснить саму возможность и необходимость использования (рецепции или адаптации) частноправовых конструкций в публичном праве в зависимости от отрасли (подотрасли) публичного права.

Методологическая основа исследования. Методологической основой диссертационного исследования является комплексный подход к возможности и необходимости использования гражданско-правовых конструкций в публичном праве. Кроме того, использовались диалектический метод научного познания, общенаучные методы исторического и логического анализа, а также частнонаучный метод сравнительного правоведения.

Основное содержания диссертации.

Во введении обосновывается актуальность темы предпринятого исследования, обозначается степень ее изученности, предмет и объект исследования, цель и задачи работы, методологическая база исследования, положения и выводы, выносимые на защиту, теоретическое и практическое значение исследования, новизна и структура работы.

В первой главе диссертант разграничивает отрасли частного и публичного права путем выявления и обобщения признаков частного и публичного интереса в праве, поскольку диссертант ориентирован на исследование частноправовых и публично-правовых конструкций с точки зрения интересов. Такое разграничение будет сделано в первом параграфе данной главы.

По мнению диссертанта, степень разработанности науки гражданского и римского права и «монолитности» частного права позволяет обобщить признаки частного интереса в частном праве без анализа существа частноправовых отношений, норм и институтов частного права.

В силу сложности системы публичного права, диссертант считает невозможным выявить и обобщить признаки публичного интереса в публичном праве без анализа и систематизации публично-правовых институтов, отраслей, норм и регулируемых ими отношений. Поэтому в соответствующих подпараграфах главы первой дан подробный анализ этим аспектам. И только после этого, после систематизации и наглядного представления публичного права, диссертант посчитал возможным выявиться и обобщить признаки публичного интереса в публичном праве. Кроме прочего, в данном параграфе главы анализируются установленные в праве механизмы, с помощью которых регулируются частные и публичные правоотношения, автор дает им определения, а в заключение этого параграфа автор выявляет общее и особенное в частном и публичном праве, дает определение частному и публичному праву.

Во втором параграфе диссертант анализирует принципы частного и публичного права.



Вторая глава. В настоящей главе посредством анализа юридической личности в частном и публичном праве и юридической литературы и прессы, изданной в России, и доступной, в основном, читателю в справочных правовых системах, автором критикуется понятие «юридическое лицо публичного права».

Третья глава. Здесь исследованы понятия «публично-правовое обязательство», «налоговое обязательство», «бюджетное обязательство», «международное обязательство» и проч. понятия в публичном праве, которые включает в себя понятие «обязательство» либо так или иначе с ним соотносятся.

В заключение диссертант анализирует содержание публично-правового отношения, а затем определит саму возможность и необходимость использования частноправовых конструкций в публичном праве.



В результате проведенного исследования на защиту выносятся следующие положения и выводы:

  1. Посредством анализа русскоязычной юридической литературы по римскому и гражданскому праву, анализа норм, институтов, отраслей публичного права и регулируемых нормами публичного права общественных отношений, а также анализа исторической и современной юридической литературы, по нашему мнению, удается определить содержание частных и публичных интересов, их обобщенные признаки, механизмы правового регулирования общественных отношений в частном и публичном праве, содержание регулируемых частным и публичным правом общественных отношений, понятия частного и публичного права, их общее и особенное.

    1. По нашему мнению, в основании общественных отношений, регулируемых нормами частного права, лежит единый для всех частноправовых отношений интерес, который определен как типичный эгоистичный потребительный (утилитарный) интерес. Частное право имеет «монолитность» (с точки зрения лежащего в основании регулируемых им отношений интереса).

    2. Считаем, что в публичном праве наличествует двойственность, путем обобщения определены две группы публично-правовых отношений и два вида публично-правового интереса, а именно.

    1. Публичное право регулирует две разновидности общественных отношений: государственно-правовые отношения и общественно-политические правоотношения.

    2. В рамках этих публичных правоотношений реализуются два вида публичного интереса:

  • публичный государственный интерес, который определен как должный интерес социального компромисса, понимаемый в виде обязанности-права государства поддерживать баланс интересов в обществе и

  • публичный интерес частных лиц в общественно-политических правоотношениях, под которым понимается публичный групповой интерес частных лиц, то есть достаточно определенный общий (совпадающий) неэквивалентно-целенаправленный интерес группы людей, значимый для них.

Исходя из двойственности публичного права, по нашему мнению, его следует разделить на две большие части: публичное государственное право и общественно-политическое право.

Считаем, что публичное государственное право в свою очередь делится еще на две крупные части: внутригосударственное и внешнегосударственное (международное публичное) право.



Внутригосударственное право, по нашему мнению, разделяется на следующие две условно самостоятельные части: публичное внутригосударственное организационно-распорядительное и публичное внутригосударственное охранительное право.

Общественно-политическое право делится на некоммерческое неполитическое и политическое право.

    1. Всяким общественным отношениям свойственны свои собственные механизмы регулирования, которые закрепляются в нормах соответствующих отраслей права.

Частному праву присущи единые механизмы: саморегулирования и охранительные механизмы. Эта отрасль права основывается на аксиоматическом принципе «все, что не запрещено законом, разрешено».

Механизмы регулирования, закрепленные в нормах публичного права, по нашему мнению, разнообразны.

Так, публичному государственному праву свойственен единый механизм регулирования: регулятивно-охранительный. В данной отрасли права в отношении должностных лиц государства и муниципальных образований действует принцип «все, что не разрешено законом, запрещено».

Общественно-политические отношения регулируются двумя, как мы считаем, закрепленными в нормах общественно-политического права, механизмами, а именно.

Некоммерческие неполитические отношения регулируются при помощи закрепленных в нормах некоммерческого неполитического права механизмах саморегулирования и охранительных механизмах, поскольку нормами некоммерческого неполитического права регулируются общественные отношения между частными лицами, между ними и их объединениями, а не отношения между частными лицами, их объединениями и властью по поводу участия в государственном управлении. Считаем, что некоммерческое неполитическое право, как и частное право, основывается на принципе «все, что не запрещено законом, разрешено».

По нашему мнению, политическому праву концептуально (оно должно основываться) свойствены регулятивно-охранительные механизмы, поскольку нормами этой отрасли регулируются общественные отношения между частными лицами, их объединениями и властью. В отношении субъектов политического права (индивидуальных и неиндивидуальных, преследующих групповую цель) действует принцип «все, что не разрешено законом, запрещено». Это вызвано тем, что эти субъекты имеют намерения участвовать в управлении государством, следовательно, их деятельность должна быть строго регламентирована законом. И только закон может допустить какие-либо дозволения для этих лиц.



    1. Исходя из выявленных особенностей частного и публичного права частноправовые и публично-правовые отношения следует, по нашему мнению, определить следующим образом.

Частноправовые отношения — это имущественные и (или) стоимостные отношения, основанные на частном интересе, регулирование которых происходит при помощи закрепленных в праве механизмов саморегулирования либо охранительных механизмов.

Публично-правовые отношения, по нашему мнению, следует разделить на два вида: государственно-правовые отношения и общественно-политические правоотношения, которым надлежит дать следующие определения.

Государственно-правовые отношения — это общественные отношения, основанные на должном интересе социального компромисса, регулируемые при помощи закрепленных в нормах права регулятивно-охранительных механизмов.

Общественно-политические правоотношения — это общественные отношения, основанные на достаточно определенном общем (совпадающем) неэквивалентно-целенаправленном интересе группы людей, значимом для них, который выражается частным лицом или объединением частных лиц (группой людей), регулируемые при помощи закрепленных в нормах права механизмов саморегулирования или охранительных механизмов (как в некоммерческих неполитических общественных отношениях), либо регулятивно-охранительных механизмов (как в политических общественных отношениях).

    1. На основании выявленных особенностей частного и публичного права им следует дать следующие определения.

Частное право — это отрасль права, нормы которой регулируют имущественные и (или) стоимостные отношения, при участии в которых при помощи закрепленных в нормах права механизмов саморегулирования либо охранительных механизмов, частные лица удовлетворяют свои типичные эгоистичные потребительные (утилитарные) эквивалентно-целенаправленные интересы.

Публичное право — это отрасль права, нормы которой регулируют общественные отношения, при участии в которых при помощи закрепленных в нормах права механизмов саморегулирования либо охранительных механизмов, удовлетворяются публичные групповые некоммерческие неполитические интересы, а при помощи регулятивно-охранительных механизмов удовлетворяются публичные групповые политические и публичные государственные интересы.

    1. Помимо различий в частном и публичном праве есть между ними и общее. И частное, и публичное право охраняют общественно значимые интересы. Частное право охраняет типичные эгоистичные потребительные (утилитарные) эквивалентно-целенаправленные интересы частных лиц. Публичное — публичный государственный интерес, то есть должный интерес социального компромисса, а также публичный групповой интерес частных лиц, то есть достаточно определенный общий (совпадающий) неэквивалентно-целенаправленный интерес группы людей, значимый для них, подлежащий государственной защите.

  1. Не так давно в юридической науке разгорелась дискуссия о заимствовании из зарубежных порядков сходного (во всяком случае, частично по форме) с частноправовым понятием «юридическое лицо» понятия «юридическое лицо публичного права». Сторонники ратуют за такое заимствование, противники — нет. Камнем преткновения стало то, какими признаками обладает юридическое лицо публичного права и чем это понятие отличается от понятия «юридическое лицо», используемое в частном праве. Сторонники заимствования понятия «юридическое лицо публичного права» пытаются выработать единые признаки этого понятия, исходя из самой природы общественных отношений, регулируемых публичным правом. Однако их попытки пока не приносят успеха.

По нашему мнению, эти неудачи связаны со следующим.

В публичном праве должным образом не изучена юридическая личность субъектов публичного права, в праве не выявлены интересы частноправовой и публично-правовой личности. По нашему мнению, без этого нельзя провести грань между лицами в частном праве и лицами в публичном праве. Посему интересы, выявленные в настоящей работе, помогают правильно определить юридическую личность в частном и публичном праве. Считаем, что в частноправовых отношениях участвуют (могут участвовать) следующие лица.



  1. Физические лица и коммерческие организации (за исключением унитарных предприятий) — типичные участники частноправовых отношений, которые вступают в частноправовые отношения для удовлетворения своих типичных эгоистичных потребительных (утилитарных) эквивалентно-целенаправленных интересов.

  2. Государство, некоммерческие организации, частные нотариусы, адвокаты, самовыдвиженцы и проч. лица в публичном праве — нетипичные участники частноправовых отношений, они вступают в частноправовые отношения только потому, что им требуется это для достижения публичных целей, то есть для удовлетворения соответствующих публичных интересов: публичных групповых интересов или должного интереса социального компромисса.

Лица, действующие в публичном праве, при вступлении в частноправовые отношения должны отвечать общим требованиям, предъявляемым к тем или иным типичным участникам частноправовых отношений (физическим и юридическим лицам).

В силу двойственности публичного права и публичных интересов лиц в публичном праве следует разделить на следующие группы.



  1. Лица, действующие в публичном групповом интересе:

  • потребительские кооперативы; общественные объединения; объединения юридических лиц (ассоциации или союзы); фонды; частные учреждения; некоммерческие товарищества; автономные некоммерческие организации (кроме адвокатских бюро); объединения юридических и (или) физических лиц; некоммерческие партнерства в виде садоводческих, огороднических и дачных партнерств и некоторых саморегулируемых организаций, которым не передано осуществление государственных функций; инициативные группы и инициативные агитационные группы для проведения референдума; территориальные общественные самоуправления; самовыдвиженцы на выборах и проч. лица.

  1. Лица, действующие и (или) реализующие публичный государственный интерес:

  • государство и его органы; муниципальные образования и его органы; международные межправительственные организации; международные неправительственные организации; международные хозяйственные объединения; саморегулируемые организации по переданным им на осуществление государственным функциям; бюджетные, автономные, казенные учреждения; нотариусы и их образования; адвокаты и их образования; физические лица, реализующие предоставленные ему государством публичные права и исполняющие обязанности и проч. лица.

Таким образом, по нашему мнению, лиц в праве следует разделить на две большие группы по интересам:

1) лица, действующие в частном интересе, к которым относятся физические лица и коммерческие организации, действующие в типичном эгоистичном потребительном (утилитарном) эквивалентно-целенаправленном интересе (хозяйственные общества, товарищества, партнерства и производственные кооперативы);

2) лица, действующие в публичном интересе, к которым относятся физические лица, публично-правовые образования, коммерческие и некоммерческие организации, которые действуют или реализуют публичный государственный интерес или действуют в публичном групповом интересе частных лиц.

Считаем, что понятие «юридическое лицо публичного права» для российского права является излишним и неконструктивным по следующим основаниям.



Во-первых, лица, которые существуют в российском праве, и к которым предлагается применить понятие «юридическое лицо публичного права», разнородны по своей правовой природе (социальному назначению), целям деятельности, структуре и форме собственности.

Во-вторых, в зарубежном законодательстве, практике и теории, к субъектам, признаваемым юридическими лицами публичного права, не применимы единые критерии, поскольку это разнородные субъекты: это и политические партии, и частные организации, созданные публично-правовыми образованиями, и проч.

В-третьих, все лица, действующие в публичном праве, имеют различные интересы (публичные государственные интересы и публичные групповые интересы).

В связи с чем, в-четвертых, не представляется возможным произвести какую-либо последовательную классификацию лиц в публичном праве. Юридические лица публичного права будут занимать в классификации какую-то «промежуточную» классификационную форму между органами государственной и муниципальной власти, государственными органами и публично-правовыми образованиями, являясь по своей природе публичными органам власти или публичными государственными или муниципальными учреждениями.



В-пятых, введение понятия «юридическое лицо публичного права» в российское право может создать проблему омонимии и терминологической путаницы, которых итак достаточно в российском праве.

В-шестых, введение такого понятия в российском праве, потребует от науки создания новой межотраслевой правовой категории «юридическое лицо», что еще более затруднительно.

В-седьмых, нет какой-либо практической необходимости введении этого понятия в российское право.

По нашему мнению, сами по себе рассуждения о необходимости введения понятия «юридическое лицо публичного права» являются демагогическими. Всех лиц, на которых «вешается ярлык» юридических лиц публичного права, можно определить как лиц, имеющих определенную обособленность:



  • политическую обособленность — как, напр., органы государственной власти (к частности, Банк России), государственные органы (ПФР, ФСС, ФОМС, их территориальные органы, избирательные комиссии и проч.);

  • публичную государственную функциональную обособленность с определенными элементами самоорганизации и саморегулирования — государственные и муниципальные учреждения в публично-правовом смысле (академии наук и проч. учреждения), государственные организации, создаваемые для реализации публичных государственных интересов (госкопорации, госкомпании, унитарные предприятия).

Предлагается организационно-правовые формы лиц, учреждаемых публично-правовыми образованиями для некоммерческих целей, и участвующих в гражданском обороте, сократить до трех: (1) органы государственной власти, (2) государственные и муниципальные органы и (3) учреждения. Им могут предоставляться права юридического лица только для целей организации своей деятельности. Государственные и муниципальные органы могут выступать в гражданско-правовых отношениях от имени Российской Федерации, субъекта Федерации или муниципальных образований. В этом случае государственные органы приобретают гражданские (частные) права и создают гражданские (частные) обязанности для Российской Федерации, ее субъекта или муниципального образования. Для вступления в эти отношения не требуется приобретение прав юридического лица, достаточно акта органа государственной власти или муниципального органа (органа местного самоуправления) о делегировании правомочий совершать от имени Российской Федерации, субъекта Федерации и муниципальных образований сделки и иным (но строго определенным) образом участвовать в гражданских (частных) отношениях от имени этих субъектов.

Считаем, что всех лиц, учрежденных публично-правовыми образованиями, следует отнести к лицам, действующим в публичном государственном интересе, которые могут осуществлять свою деятельность с правами или без прав юридического лица.

В целом, по нашему мнению, разделение лиц по интересам позволяет более четко структурировать правовой материал. При классификации лиц в праве по интересам становится очевидным природа тех или иных образований.


  1. В законодательстве и судебной практике заметна тенденция ко всë большему использованию в публичном праве такой гражданско-правовой конструкции и понятия как «обязательство». Особенно это заметно в такой отрасли публичного права как финансовое право. В финансовом праве часто используются гражданско-правовые конструкции обеспечения исполнения обязательств и понятие «обязательство». Кроме отрасли финансового права, понятие «обязательство» используется в других отраслях публичного права: конституционное, муниципальное право и проч.

    1. В финансовом и международном праве, а также в праве социального обеспечения понятие «обязательство»3 понимается в двух смыслах - в широком и узком: либо как обязанность, либо как содержание правоотношения. Однако есть исключение из этого правила. Понятие «налоговое обязательство» в широком смысле понимается не просто как содержание правоотношения, состоящего из прав и обязанностей, а как связь двух субъектов, то есть как правоотношение.

В конституционном праве, а также в других отраслях понятие «обязательство» употребляется как юридическая обязанность публично-правовых образований перед обществом или его частью.

    1. Содержание публичных общественных отношений (для целей анализа понятия «обязательство» в публичном праве) следует определить следующим образом.

  1. Содержание публичных государственных правоотношений составляет публично-властная компетенция.

  2. Содержание общественно-политических правоотношений составляют публичные права и обязанности частных лиц, а также обязанность-право их объединений.

    1. В целом частноправовые конструкции обязательства трудно использовать или применять в публичном праве. Некоторые частноправовые конструкции использовать или применить в публичном праве вовсе невозможно, а некоторые если и возможно, то с существенными изменениями и только в отрасли финансового права, а также во внешнегосударственном (международном публичном) праве в разрезе финансовых обязательств государств.

Невозможно применение в публичном праве (даже в финансовом праве) частноправовых конструкций: основного (главного) и дополнительного (акцессорного) обязательства, альтернативных, факультативных, рисковых (алеаторных), натуральных обязательств. Применяемые в финансовом праве конструкции залога, поручительства, банковской гарантии осуществляется в качестве частноправовых обязательств, предоставляемых частными лица в обеспечение исполнения публично-правовых (напр., налоговых или бюджетных) обязанностей.

Конструкции пени и зачета излишне уплаченных налогов, штрафов, пеней, применяемые в налоговом праве, заимствованные (с некоторыми видоизменениями), по всей видимости, из частного права, по нашему мнению, применяются односторонне, их применение ориентировано на защиту фискальных интересов государства и муниципальных образований.

Маловероятно, но вполне возможно использование конструкции смешанных обязательств. Напр., возможно заключение публично-правовых договоров со смешанными предметами, напр., смешение в договоре предмета договора о компетенции и предмета нормативного договора.

Вполне допустимо использование конструкций договорных обязательств сугубо в публично-правовых отношениях. Напр., этому свидетельствует относительно недавно появившаяся в налоговом законодательстве форма договора о консолидированных налогоплательщиках.

Вместе с тем, считаем, что не стоит «злоупотреблять» использованием частноправового понятия (конструкции) «обязательство» в публичном праве, поскольку это создает не только омонимию понятий, но и может привести к трудностям (возможно и к ошибкам) в правоприменительной практике.

Теоретическое и практическое значение исследования.

Содержащиеся в диссертации положения могут быть использованы для дальнейших теоретических исследований в области применения гражданско-правовых (частноправовых конструкций) в публичном праве.

Материалы диссертации имеют не только теоретическое значение, но и прикладное для частных и публичных отраслей права. В частности, практическое значение положений настоящей диссертации приобретают при разработке проектов публично-правовых законов, где предполагается использование частноправовых конструкций.

Материалы настоящей работы могут быть использованы в учебных и научных целях. Особенно это касается положений о частном и публичном интересе в праве. Вывод и положения о них могут быть использованы в юридической науке в качестве способов для теоретических исследований и при обучении по предметам «теории государства и права», «конституционное и муниципальное право», «административное право», «финансовое право», «гражданское право» и др. Положения и выводы об использовании гражданско-правовых конструкций в публичном праве могут быть полезны для теоретических разработок и моделирования конструкций, репецируемых из частного права в публичное право или адаптируемых частноправовых конструкций в публичном праве.

Приведенные в настоящем исследовании результаты анализа и содержащиеся выводы могут быть использованы в судебной практике. В частности, положения об интересе в праве могут быть использованы в практике конституционных (уставных) судов, положения о лицах в публичном праве и о понятии (конструкции) «обязательства» — в судебно-арбитражной практике.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что в настоящей работе произведено обобщение признаков частного и публичного интереса в праве и на основании выявленного содержания интересов произведен анализ понятия (конструкции) «юридическое лицо публичного права», предлагаемого к использованию4 в публичном праве и понятия (конструкции) «обязательство», используемого в некоторых отраслях публичного права.

Структура работы. Структура работы определяется целями и задачами исследования и состоит из Введения, Трех глав, объединяющих девять параграфов (кроме того первый параграф первой главы объединяет восемь подпараграфов), Заключения и Библиографии.


  1. Частное и публичное право




Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница