Проблема независимости абхазии: история и политика cпециальность 07. 00. 03. Всеобщая история



Скачать 452,19 Kb.
Дата17.10.2016
Размер452,19 Kb.


На правах рукописи



ЗУХБА МАДИНА ИВАНОВНА

ПРОБЛЕМА НЕЗАВИСИМОСТИ АБХАЗИИ: ИСТОРИЯ И ПОЛИТИКА

Cпециальность 07.00.03. – Всеобщая история (новая и новейшая история)



АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Краснодар – 2012

Работа выполнена на кафедре новой, новейшей истории и международных отношений Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Кубанский государственный университет»

Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор

Иванов Александр Гаврилович

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор,

заведующий кафедрой новой и новейшей

истории Московского педагогического

государственного университета



Родригес-Фернандес Александр Мануэльевич

кандидат исторических наук, профессор

директор Общественного института

политических и социальных исследований

Черноморско-Каспийского региона (г. Москва)

Захаров Владимир Александрович

Ведущая организация: Северо-Кавказский федеральный университет

Защита состоится «16» ноября 2012 г. в 13.00. ч. на заседании диссертационного совета Д. 212.101.03 по историческим наукам при ФГБОУ ВПО «Кубанский государственный университет» по адресу: 350040, г. Краснодар, ул. Ставропольская, 149.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале библиотеки Кубанского государственного университета.

Автореферат разослан « » 2012 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат исторических наук,

доцент П.П. Матющенко






1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность исследования. Распад СССР и крушение «социалистического лагеря» привели к кардинальной перекройке политической карты мира, обозначив появление на ней большого числа новых суверенных государств. Поспешное принятие «актов о независимости» бывшими советскими республиками, осуществлявшееся без учета возможных последствий произведенных территориальных и статусных изменений для автономных республик, привело к вооруженным столкновениям и локальным конфликтам в ряде регионов (Нагорный Карабах, Южная Осетия, Приднестровье, Абхазия).

В результате грузино-абхазской войны 1992–1993 гг., окончившейся военным поражением Грузии, на постсоветском пространстве образовалась Республика Абхазия, фактическая независимость которой была закреплена в Конституции Республики Абхазия от 26 ноября 1994 г., провозгласившей Абхазию суверенным, демократическим, правовым государством.

Проблема образования и признания национальных государств, восходящая к Вестфальской или «государственно-центристской» модели мира, всегда являлась центральной в теории и практике международных отношений. Однако с ростом взаимозависимости современных государств, глобальной конкуренции за раздел сфер влияния в различных регионах мира проблема международно-правового признания приобрела новое звучание. В связи с этим исследование процесса формирования и развития абхазской государственности с последующим признанием независимости Абхазии в историческом ракурсе представляется актуальным для изучения.

Уникальность исследуемого вопроса обусловлена складыванием принципиально новой геополитической реальности, эволюцией старых и формированием новых подходов к проблеме независимости Абхазии после августовских событий на Кавказе в 2008 г.



Объектом исследования является анализ проблемы абхазской независимости.

В качестве предмета исследования выступает история становления, формирования и развития государственности Абхазии на фоне грузино-абхазского противостояния.



Хронологические рамки исследования охватывают период с февраля 1917 г. по август 2008 г. Именно в этот промежуток времени происходили важные исторические процессы, влиявшие на содержание государственности Абхазии. После Февральской революции 1917 г. Абхазия встала на путь построения независимого государства. В марте 1921 г. была провозглашена самостоятельная Советская Социалистическая Республика Абхазия (ССР Абхазия), преобразованная в феврале 1931 г. в автономную республику (1931 – 1991 гг.) в составе Грузинской ССР. В результате грузино-абхазской войны в 1992–1993 гг. образовалась Республика Абхазия. После признания независимости республики Российской Федерацией (август 2008 г.) и рядом других государств Абхазия стала частично признанным субъектом международного права. По мере необходимости хронологические рамки расширяются, например, для рассмотрения процессов, происходящих в Республике Абхазия после августа 2008 г.

Степень изученности проблемы. Несмотря на актуальность исследуемой проблемы для современной исторической науки и международных процессов, данная тема остается недостаточно изученной с точки зрения истории вопроса и новых тенденций.

Изучению истории Абхазии посвящены работы К.Кудрявцева1, С.П. Басария,2 С.М. Ашхацава3, Д.И. Гулия,4 появившиеся в первые годы после установления советской власти в Абхазии в марте 1921 г. Отличительной особенностью данных работ являлось то, что их авторы были идеологически свободны в написании истории Абхазии. Вместе с тем, с одной стороны, в них чрезмерное значение отводилось иноземному влиянию на формирование истории Абхазии (К. Кудрявцев), с другой – гиперболизировалось значение внутренних факторов в развитии местной культуры (С.П. Басария, С.М. Ашхацава).

В 1930 – 1940-е гг. появились работы по истории древней и средневековой Абхазии (А.В. Фадеева5, И.Г. Антелава6), в которых впервые предпринималась попытка обобщения исторического прошлого Абхазии (А.В. Фадеев), а также на основании первоисточников исследовалась проблема взаимоотношений последней с султанской Турцией и др. соседними государствами (И.Г. Антелава). Данные работы характеризовались тенденциозностью в передаче исторических событий и фактов.

В 1950-е гг. вышла в свет работа грузинского литератора П.И. Ингороква «Георгий Мерчуле – грузинский писатель XI в.»7, в которой автор фактически отрицал наличие у абхазского народа собственной истории и культуры. Выводы П.И. Ингороква подверглись справедливой критике за научную несостоятельность рядом грузинских и абхазских авторов, а именно – З.В. Анчабадзе8, Н.З. Бердзенишвили9 и др. Последующие работы З.В. Анчабадзе были посвящены проблемам выявления условий и времени формирования абхазской феодальной народности. 1

К началу 1980-х гг. относится появление коллективного труда (Г.А. Дзидзария, Б.Е. Сагария, А.Э. Куправа, Г.П. Лежава, А.А. Абшилава) по «Истории Абхазской АССР (1917–1937)».2 В книге на основании большого количества материалов подробно освещалась история Абхазии в досоветский и советский периоды. Однако исследование исторических процессов базировалось на советско-марксистской идеологии, что отразилось на научной значимости данного труда. В начале 1990-х. гг. была опубликована монография Ш.Д. Инал-Ипа, 3 в которой автор, ссылаясь на многочисленные свидетельства и данные очевидцев, а также письменные источники, опровергает ставшую популярной в этот период теорию о пришлости абхазов и автохтонности грузин в Абхазии.4 В начале XXI в. появилась монография О.Х. Бгажба и С.З. Лакоба по истории Абхазии, в которой авторы по-новому трактуют некоторые исторические события, в частности вопросы, связанные с присоединением Абхазии к Российской империи в XIX в., а также с содержанием государственности Абхазии в 1917–1921 гг. 5 В коллективной монографии «Абхазы»6, вышедшей в свет в 2007 г. отражены процессы формирования абхазского этноса и этнополитических изменений на рубеже XIX–XX вв. Исследуется социально-экономическое положение Абхазии в данный период.

Проблеме государственно-правового статуса Абхазии в отдельные исторические периоды посвящены труды отечественных, абхазских и грузинских историков, в частности – Н.О. Воробьева,7 Б.Е. Сагария8, С. Лакоба9, Т. М. Шамба10, Т.А. Ачугба11, Ф.З Дзапшба,12 А. Ментешашвили13, Л. Тоидзе14, Д. Гамахария15, А. Сургуладзе16 и др. В данных трудах авторами поднимаются сложные и дискуссионные вопросы. Так, Н.О. Воробьев подвергал сомнению притязания Грузии на Сухумский округ в 1919 г. С. Лакоба анализировал политическую ситуацию в Абхазии в 1917 – 1921 г., когда по мнению автора, имела место незаконная оккупация Абхазии грузинскими меньшевиками. В посвященных проблеме политического статуса Абхазии в 1917–1931 гг. указанных выше работах грузинских историков А. Ментешашвили, Л. Тоидзе, Д. Гамахария, А. Сургуладзе отстаивался тезис об исторической принадлежности Абхазии Грузии как в досоветский, так и в советский периоды. Т.М. Шамба, А.Ю. Непрошин на основании большого количества источников, посвященных истории Абхазии и абхазам, анализировали состояние суверенитета абхазского государства с древнейших времен по конец XX в. В целом, работы, посвященные истории становления и развития абхазской государственности, несмотря на обширный спектр исследуемых проблем, достаточно противоречивы и политизированы, в связи с чем проблема содержания государственно-правового статуса Абхазии в досоветский, советский и постсоветкий периоды требует дальнейшего изучения и анализа.

Выявлению причин и предпосылок грузино-абхазского конфликта посвящено множество работ как отечественных, так и зарубежных исследователей. Исторические корни конфликта анализируются в работах В.А. Шнирельмана1, Д. Малышевой,2 Н.Н. Акаба3, Г.П. Лежава4, Б. Коппитерса5, Г. Нодия 6, Г. Жоржолиани,7 К.Б. Барбаряна8, С. Маркедонова9 и др. Несмотря на то, что предыстория грузино-абхазского конфликта авторами в целом изучена, тем не менее, отдельные и важные аспекты грузино-абхазского противостояния недостаточно проанализированы. Так, в данных работах используется обширный фактологический материал по историческим процессам, протекавшим в Абхазии с 1931–1991 гг., однако отсутствует подробный анализ зарождения, развития и эволюции абхазского национального движения в советское время.

Процессу мирного урегулирования грузино-абхазского конфликта и роли международных посредников на переговорах посвящены работы С.М. Шамба10, О. Пэ и Э. Ремакля1. А.Л. Студеникина 2, И. Хинтба3. О возможных моделях государственно-правовых взаимоотношений противоборствующих сторон в поствоенный период высказывались в своих работах В. Чирикба4, Д. Дарчиашвили5, И. Хаиндрава6 и др.

Анализ политики России в грузино-абхазском урегулировании осуществлялся в работах О.В. Васильевой7, Д. Данилова8, Д. Тренина9, Ф. Пряхина10, А.А. Язьковой, 11 А. Зверева,12 А.Ф. Авидзба13, А.А. Жукова 14 и др. авторов. В целом в работах наблюдался широкий разброс мнений авторов по оценке российской политики в грузино-абхазском конфликте: от «непоследовательной (О.В. Васильева, Д. Данилов, А. Зверев) до «ответной», но «не превентивной» (А.Ф. Авидзба, А.А. Жуков).

Международным аспектам «Пятидневной войны» посвящен ряд работ отечественных авторов.15 В них авторы уделяют внимание итогам и урокам августовского кризиса на Кавказе. Анализу политики США и ЕС в регионе посвящены работы зарубежных авторов.16 Вместе с тем, в работах отсутствуют комплексная оценка по состоянию конфликта в настоящее время и прогнозы по перспективам его урегулирования в будущем.

Историографический обзор темы позволяет сделать вывод о том, что в настоящее время различным аспектам истории Абхазии посвящено большое количество научных исследований, вместе с тем в исторической науке отсутствует целостное исследование по проблеме независимости Абхазии, осуществленное с учетом истории вопроса и новых тенденций.

Автор ставит своей целью проведение комплексного анализа проблемы независимости Абхазии в истории и политике. Для достижения поставленной цели необходимо решить ряд наиболее важных задач:

– исследовать проблему политического статуса Абхазии в досоветский и советский периоды;

– рассмотреть особенности формирования и развития абхазского национального движения;

– выявить причины и предпосылки грузино-абхазского конфликта 1992 – 1993 гг.;

– исследовать проблему государственно-правовых взаимоотношений Абхазии и Грузии на поствоенной стадии конфликта, оценить роль посредников в процессе грузино-абхазского мирного урегулирования в период с 1993 по 2008 гг.;

– исследовать процесс формирования новой политической реальности после августа 2008 г., отобразив ее влияние на проблему независимости Абхазии;

– проанализировать содержание европейской политики «вовлечение без признания» и грузинской государственной стратегии «вовлечение путем сотрудничества», оценить их воздействие на современное состояние грузино-абхазского конфликта;

– оценить перспективы разрешения грузино-абхазского конфликта и международного признания Абхазии.

Методологической основой диссертации служат принципы историзма, научной объективности и системности. Согласно принципу историзма, исследуемые явления и процессы рассматриваются в их конкретно-исторической обусловленности, развитии и соотношении с другими явлениями. Принцип научной объективности предполагает анализ грузино-абхазских отношений с точки зрения объективных закономерностей, определяющих их развитие; изучение различных аспектов проблемы независимости Абхазии и грузино-абхазских взаимоотношений в совокупности их положительных и отрицательных сторон; опору на факты в их содержании. Принцип системности, подразумевающий исследование исторических явлений с точки зрения их системной взаимосвязи, позволил из множества аспектов исследуемой проблемы создать комплексное представление проблемы независимости Абхазии.

При решении поставленных задач использовались как общенаучные методы исследования (системный анализ), так и специально-исторические (историко-описательный, историко-сравнительный, метод исторической периодизации и другие). Историко-описательный метод позволил наиболее подробно исследовать процесс становления и развития абхазской государственности, а также охарактеризовать отношение различных международных, региональных организаций (ООН, ЕС, НАТО и др.), государственных структур Грузии, Абхазии, России, США к проблеме политико-правового статуса Абхазии. Историко-сравнительный метод и метод исторической периодизации позволили выделить несколько этапов (периодов) в формировании и развитии абхазского национального движения, выделив в них общее и особенное, проследить произошедшую в нем эволюцию. При анализе поставгустовских реалий применялся метод углубленных интервью.



Источниковая база исследования. Источниковую базу диссертационного исследования составили разнообразные по видам и информативности источники, которые можно классифицировать следующим образом:

1. Документы международно-правового характера – документы Организации Объединенных Наций (ООН) : Доклады Генеральных секретарей ООН о ситуации в зоне грузино-абхазского конфликта, резолюции Совета Безопасности (СБ) и Генеральной Ассамблеи (ГА) ООН, позволившие изучить внутреннюю динамику грузино-абхазского конфликта сквозь призму миротворческой деятельности ООН. К данной группе также относятся отчеты некоммерческих международных организаций и миссий по расследованию фактов, позволившие оценить состояние прав человека в зоне грузино-абхазского конфликта.

2. Законодательные акты, государственно-правовые и делопроизводственные документы Абхазии и Грузии. К ним относятся Конституции, законодательные акты, постановления, декларации, соглашения, меморандумы и т.д. Абхазского народного совета (АНС), Верховного Совета Грузинской ССР, Верховного Совета Абхазской АССР, Республики Грузия и Республики Абхазия, межгосударственные соглашения и договоры Республики Абхазия (РА) с Российской Федерацией. Их изучение, сопоставление и анализ позволили автору глубже разобраться в проблемах государственно-правовых отношений Грузии и Абхазии в досоветский, советский и постсоветский периоды, рассмотреть виды, формы сотрудничества между РА и РФ на современном этапе. Речи, заявления, обращения государственных и политических деятелей Абхазии и Грузии, отражающие видения двусторонних отношений в советское и постсоветское время, а также на современном этапе позволили оценить остроту противоречий между Грузией и Абхазией.

3. Документы общественно-политических организаций и политических партий Абхазии и Грузии. К ним относятся программные документы общественных объединений и «народных фронтов» Абхазской АССР и Грузинской ССР. Они позволяют выявить причины эволюции абхазского национального движения в предвоенный период, сделать выводы по мотивам радикализации национальной политики Грузинского государства в середине 1980-х гг.

4. Отдельную группу источников составляют сборники документов, подготовленные как абхазской, так грузинской и российской сторонами. В сборниках – «Документы и материалы по внешней политике Закавказья и Грузии»1, «Союз объединенных горцев Северного Кавказа и Дагестана (1917-1918 гг.), Горская республика (1918–1920 гг.). Документы и материалы» 2 представлены материалы, освещающие историю членства Абхазии и Грузии независимо друг от друга в интеграционные образования, порожденные распадом Российской империи, и документы, отражающие историю создания Абхазского народного совета.

В сборнике «Абхазский узел: документы и материалы по этническому конфликту в Абхазии», Выпуск II: Народный Форум Абхазии «Айдгылара» и его союзники 1989–1990 гг.»3 освещается идеология, теория и практика абхазского национального движения.

Интересным является сборник «Технологии этнической мобилизации. Из истории становления грузинской государственности (1987–1993),4 в котором представлены очерки, документы и материалы периодической печати, характеризующие технологии этнической мобилизации, роль политических партий в становлении грузинской государственности, а также этнополитические проблемы Грузии.

В сборнике «Мы шли на смерть, чтобы жить. Сборник интервью и выступлений В.Г. Ардзинба»5 представлены интервью, письма, заявления и выступления первого президента Абхазии В.Г. Ардзинба. Они позволяют судить об официальной позиции абхазской стороны в процессе поствоенного грузино-абхазского мирного урегулирования, а также о ситуации в Абхазии после окончания грузино-абхазской войны в 1992 – 1993 гг.

Необходимо выделить сборник, изданный на базе Центра Кавказских исследований МГИМО (У) МИД России – «Конфликты в Абхазии и Южной Осетии: документы 1989–2006 гг»6. Составители сборника тематически разбили документы на несколько частей, в которых отражались позиции вовлеченных в конфликт и его урегулирование государств и международных организаций, а именно Абхазии, Грузии, России, ООН, ОБСЕ, СНГ.

Ценным источником информации является периодическая печать, среди которой можно выделить газеты «Единение» («Айдгылара), «Бзыпь», «Советская Абхазия», «Свободная Грузия», которые содержит личные свидетельства, информационные и аналитические материалы, позволяющие не только осуществить историческую реконструкцию событий прошлого, но и проанализировать важные для Абхазии политические события.

Среди источников личного происхождения можно выделить мемуары Э.А. Шеварднадзе.1 Автор иллюстрирует свое видение причин грузино-абхазского конфликта, оценивает роль России на начальной стадии конфликта и в процессе его урегулирования.

Отдельную подгруппу составляют неопубликованные материалы из личного архива автора, а именно – интервью, записанные автором в период работы над темой диссертационного исследования. Так, особую ценность составляют интервью, взятые автором у активистов абхазского национального движения, в частности О.Н. Дамения2, Р.А. Хонелия, 3 записи бесед с главами и членами абхазской делегации на различных этапах переговорного процесса, а именно – С.Р. Джинджолия,4 М.Х. Гвинджия,5 Л.А. Агрба6, которые позволили автору глубже проанализировать историю абхазского национального движения и более детально ознакомиться с официальной позицией абхазской стороны на переговорах.

Для сравнительного анализа официальных и неофициальных подходов к возможным механизмам урегулирования грузино-абхазского конфликта автором была интервьюирована большая группа респондентов, которую составили – сотрудники Министерства иностранных дел Республики Абхазии (РА), Секретарь Совета Безопасности РА – С.З. Лакоба, депутаты Народного Собрания – Парламента РА, Секретарь Общественной палаты РА – Н.Н. Акаба, директор государственного информационного агентства «Апсныпресс» – М.  Гургулия, сотрудники местных неправительственных организаций, эксперты, студенты отделения «Международных отношений» Абхазского государственного университета

Представленные источники позволяют комплексно исследовать различные аспекты проблемы абхазской независимости и сделать самостоятельные выводы.



Научная новизна диссертационного исследования заключается в следующем:

1. Проведен комплексный анализ проблемы независимости Абхазии с учетом истории вопроса и современного состояния.

2. Установлено четыре этапа в становлении, развитии и эволюции абхазского национального движения в советский период: первый этап (1937 г. – февраль 1947 г.) связан с национальной политикой грузинского руководства в период с 1937–1945 гг. Отмечен зарождением в среде научной и творческой интеллигенции и выдвижением к февралю 1947 г. абхазского национального движения; второй этап (апрель 1957 г. – апрель 1967 г.) характеризуется эволюцией требований абхазского национального движения от либеральных (расширение культурных прав) до радикально-политических (пересмотр государственно-правового статуса Абхазской АССР). Обусловлен отсутствием реакции Центрального руководства на события в автономной республике в предшествующие годы; третий этап (декабрь 1977 – 1978 гг.) характеризуется подъемом абхазского национального движения, выступившего за конституционное закрепление права свободного выхода Абхазской АССР из состава Грузинской ССР. Вызван застоем в решении «национального вопроса» на фоне длительного периода этнической дискриминации; четвертый современный этап (декабрь 1988 – август 1992 г.) связан с мобилизацией этничности в результате провозглашенной в середине 1980-х гг. политики перестройки «советской системы» и гласности. Обусловлен радикализацией грузинского национализма.

3. Выявлены причины (радикализация национальной идентификации на фоне политики «перестройки» советской системы и «гласности», распад СССР как сдерживающего фактора) и предпосылки («историческая память» абхазского народа, этническая дискриминация) грузино-абхазского конфликта .

4. Исследованы официальные позиции сторон по моделям государственно-правовых отношений в поствоенный период, делается вывод о тесной взаимосвязи неспособности достижения консенсуса по политическим проблемам с изначальной детерминированностью результатов переговорного процесса.

5. На основе анализа теоретических дефиниций и эмпирического состояния проблемы, дается авторское понимание о современном процессе трансформации грузино-абхазского конфликта. Трансформация конфликта – это комплексный механизм, направленный на изменение контекста конфликта, посредством взаимодействия сторон на официальном и неофициальном уровнях, построения и укрепления мер доверия, нивелирование «образа врага» в сознании общества, поиска взаимовыгодных и нейтральных форм сотрудничества, с целью переформулирования и воздействия на проблемы, затрудняющие процесс разрешения конфликта.

6. Доказано, что после августа 2008 г. в абхазском общественно-политическом дискурсе условно сформировалось два подхода по способам урегулирования грузино-абхазского конфликта: официальный, базирующийся на классических методах урегулирования, и неофициальный, определяющий урегулирование как длительный и сложный процесс трансформации конфликта.

7. Выявлено, что признание является международно-правовым актом лишь по форме, по содержанию, же, оно в большей степени носит политический характер и зависит от воли конкретных государств.



Положения, выносимые на защиту:

1. В период с 1917 по 1921 гг. Абхазия являлась суверенным и независимым государством с четко установленными внешними границами. Суверенный статус абхазского государства подтверждается самостоятельным вхождением Абхазии в северокавказские интеграционные объединения, наличием легитимного органа государственной власти – Парламента Абхазского народного совета (АНС), принятием Декларации и Конституции АНС, подписанием с Грузией соглашения от 9 февраля 1918 г., зафиксировавшем внешние границы Абхазии в пределах от р. Ингур до р. Мзымта.

2. С марта 1921 по 1931 гг. Абхазия – Советская Социалистическая Республика (Абхазская ССР), Конституция которой легитимировала суверенитет и территориальную целостность абхазского государства в пределах собственных границ, а также наделила Абхазию правом свободного выхода из состава Закавказской Социалистической Федеративной Советской Республики (ЗСФСР). Включение Абхазской ССР на правах автономии в состав Грузинской ССР в 1931 г. нелегитимно – изменение государственно-правого статуса Абхазии возможно было произвести лишь в рамках ЗСФСР, через которую Абхазия входила в СССР.

3. Абхазское движение было обусловлено национальной политикой Грузии в отношении абхазского народа в советский период. На начальных этапах выражалось в легитимных попытках гласного обсуждения грузино-абхазских взаимоотношений. Радикализация требований абхазского национального движения и его последующая эволюция стали результатом замораживания межнациональных проблем по принципу «правильности административного реагирования» на фоне длительного периода этнической дискриминации.

4. Грузино-абхазский конфликт 1992–1993 гг. стал результатом неспособности сторон в условиях демонтажа советской системы и этнической мобилизации институционализировать государственно-правовые отношения.

5. Поствоенный переговорный процесс 1993–2008 гг. не справился с задачей выработки компромиссной модели государственно-правовых отношений между Абхазией и Грузией ввиду: диаметральности позиций сторон по принципиальным вопросам урегулирования; отсутствия политической гибкости; заинтересованности посредников в конкретном исходе переговоров; попытки реставрации советской модели государственно-правовых отношений без учета национальных интересов абхазской стороны; акцентирования внимания на последствиях конфликта в отрыве от анализа его истоков.

6. Признание Абхазии Россией, с одной стороны было вызвано необходимостью устранения очага напряженности на своих южных рубежах и стабилизации ситуации в регионе, с другой – закреплением доминирующей роли России в Закавказье посредством институционализации отношений с Абхазией и Южной Осетией.

7. Европейская стратегия «вовлечение без признания» и грузинская госстратегия «вовлечение путем сотрудничества» – поставгустовский подход к решению проблемы независимости Абхазии. Конечной целью обеих стратегий является восстановление территориальной целостности Грузии посредством трансформации (изменения контекста) грузино-абхазского конфликта. Вовлечение Абхазии рассматривается Европейским союзом как механизм сохранения открытых каналов коммуникации и защиты собственных интересов в регионе.

8. Перспективы урегулирования грузино-абхазского конфликта зависят от степени обоюдной заинтересованности сторон в нейтрализации спорных вопросов, скорости преодоления этнической и социальной напряженности между грузинами и абхазами, успешной реализации политики по трансформации конфликта. Перспективы международного признания Абхазии зависят от дипломатической активности Российской Федерации, степени международной конъюнктуры и стратегических интересов государств.

Соответствие диссертационного исследования Паспорту специальностей ВАК. Квалификационная работа выполнена в рамках специальности 07.00.03. – Всеобщая история (новая и новейшая история). Область исследования – п. 6. Новейшая история (XX – XXI вв.), п. 8. История цивилизации, стран, народов, регионов, п.13. Власть в истории. История государства и его институтов. Государство и общество. Сфера политики и политических отношений. История политической культуры. Государство, политика и человек, п.16. Международные отношения. Историческая конфликтология. Становление глобальной цивилизации.

Теоретическая и практическая значимость. В диссертации комплексно исследуется проблема независимости Абхазии в истории и политике, заполняется существенный пробел в области этого знания, что определяет теоретическую важность проведенной работы. Практическую значимость исследования обуславливает возможность использования выработанных рекомендаций и результатов исследования органами государственной власти Республики Абхазия, в частности Министерством иностранных дел РА при планировании своих внешнеполитических задач. Результаты исследования будут полезны в образовательном процессе при проведении спецкурсов по новой и новейшей истории Абхазии.

Апробация диссертации. Основные положения и результаты работы были изложены соискателем в выступлениях на пяти международных и одной межвузовской научно-практической конференциях, круглом столе в Институте стран СНГ в марте 2008 г., региональном семинаре Центрально-Европейского Университета. Они также нашли отражение в 9 статьях (общим объемом 2,6 п.л.) в том числе в четырех статьях, опубликованных в журналах «Теория и практика общественного развития», «Историческая и социально-образовательная мысль», которые включены в список журналов, рекомендованных ВАК. Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры новой, новейшей истории и международных отношений Кубанского государственного университета.

Структура диссертации построена согласно проблемно-хронологическому принципу и состоит из введения, трех глав, списка использованных источников и литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обоснована актуальность темы исследования, обозначены объект и предмет исследования, хронологические рамки, степень изученности проблемы, цели и задачи исследования, методологические принципы и источниковая база, научная новизна, положения, выносимые на защиту, теоретическая и практическая значимость и апробация работы.



В первой главе «Исторические основы государственности в контексте проблемы независимости Абхазии» осуществляется экскурс в историческое прошлое Абхазии, исследуется проблема политического статуса Абхазии в 1917 – 1931 гг., рассматриваются особенности формирования и развития абхазского национального движения в советский период.

Первый параграф «Из истории становления абхазской государственности».

Древнее население Абхазии в I тыс. до н.э., по указаниям античных письменных источников, было представлено союзом гениохских племен, из которого в первых веках нашей эры выделились древнеабхазские племенные объединения санигов, абасгов, апсилов.1 Принятие ими в 30–50 гг. VI в. христианства в качестве официальной религии стало катализатором для политической консолидации древнеабхазских племен в единую феодальную народность и способствовало формированию вначале Абхазского (Абасгского) княжества, а затем, в 786 г., независимого Абхазского царства с правящей династией Леонидов. На смену эпохи Леона II, олицетворявшей период становления независимой абхазской государственности к концу X в. пришла эпоха объединенного государства – «Царства абхазов и картлийцев» 2. В 1239 году начинается распад «Царства абхазов и картлийцев», ускорившийся в связи с монгольским нашествием в 1243–1245 гг. Распад объединенного государства сопровождался возникновением ряда самостоятельных царств и княжеств, в том числе Абхазского княжества. С XIII–XV вв. Абхазия находилась в сфере влияния генуэзцев,3 а с XVI–XVII вв. под протекторатом султанской Турции, что предоставило абхазским владетельным князям возможность избавиться от вассальной зависимости со стороны мегрельского княжества Сабедиано. Особую значимость в истории независимой государственности Абхазии занимает период правления владетельного князя Келешбея Чачба Шервашидзе. Время его нахождения у власти (80-е гг. XVIII в. – 1808 г.), на наш взгляд, можно считать активным этапом абхазского национального развития, в ходе которого «народ», то есть группа людей, понимающих друг друга, имеющих общие привычки, традиции и культуру, создает государство и совершенствует его.1 Именно в этот период Абхазия расширила свои политические границы, о чем свидетельствуют карты Российской империи XVIII в.2 В начале XIX в. Абхазское княжество добилось покровительства Российской империи, на это указывает грамота, данная владетелю Абхазии Георгию Шервашидзе императором Александром I 17 февраля 1810 года.3 Примечательно, что Абхазия не лишилась полностью своей государственности с присоединением к России и с 1810 по 1864 гг. сохранила внутреннее самоуправление. Вместе с тем, самостоятельная внешняя политика, как характерный признак состоявшейся государственности в Абхазском княжестве отсутствовал. С 1864 по 1917 гг. Абхазия находилась в подчинении российской царской администрации.

Таким образом, содержание абхазской государственности на протяжении древней, средневековой, новой истории Абхазии менялось, отражая различные формы государственности. Можно выделить два основных этапа в истории независимой государственности Абхазии в эти периоды: независимое Абхазское царство (VIII – XI вв.) и независимое Абхазское княжество (с конца XVIII в. по 1810 гг.).

Второй параграф «Проблема политического статуса Абхазии в 1917 – 1931 гг».

Февральская революция, ознаменовавшая распад Российской империи в 1917 г., изменила политическую обстановку как в Закавказье в целом, так и в Абхазии в частности. Этот период и для Грузии, и для Абхазии стал этапом образования независимых государств. Так, в мае 1917 г. Абхазия вступила в «Союз объединенных горцев Кавказа» (СОКГ), а 20 октября 1917 г. стала самостоятельным членом «Юго-Восточного Союза казачьих войск, Горцев Кавказа и Вольных народов степей» (ЮВС), в котором обладала правом вступать в договоры с другими государствами в качестве субъекта международного права. Интересно, что Грузия никакой связи с данным союзом не имела. Самостоятельное членство Абхазии в северокавказские интеграционные объединения, порожденные распадом Российской империи, свидетельствует о суверенном статусе Абхазии в данный период.

8 ноября 1917 г. съездом абхазского народа был создан легитимный орган государственной власти независимой Абхазии – Абхазский Народный Совет (АНС), принявший Декларацию и Конституцию. 9 февраля 1918 г. между Абхазским Народным Советом и Национальным Советом Грузии было заключено соглашение «по вопросу об установлении взаимоотношений между Грузией и Абхазией», которое зафиксировало государственные границы Абхазии в пределах от р. Ингур до р. Мзымта. Мнение о том, что данное соглашение свидетельствовало о предоставлении Абхазии широкой автономии в составе Грузии противоречит самому тексту соглашения, в котором ничего не говорится об автономии, напротив подтверждается суверенитет Абхазии с четко установленными политическими границами. Подтверждением независимого курса Абхазии может служить и пункт 2 данного соглашения, согласно которому формы «будущего политического устройства» абхазского государства планировалось определить на Учредительном Собрании Абхазии.1

Последующая оккупация Абхазии грузинскими меньшевиками, разгон АНС, имевший место дважды, активное вмешательство грузинского правительства в формирование депутации Народного Совета Абхазии (НСА) являлись незаконным вмешательством во внутренние дела абхазского государства. Утвержденное в дни свержения правительства Грузинской республики (февраль 1921 г.) «Положение об автономии Абхазии» так и не вступило в силу. Из этого следует, что отношения между Грузией и Абхазией не получили окончательного правового оформления и не связывали их государственно-правовыми обязательствами. Установление Советской власти в Абхазии 4 марта 1921 г. и признание Ревкомом ССР Грузии независимой Социалистической Республики Абхазия означало юридическое воплощение права абхазского народа на самоопределение. Конституция ССР Абхазии от 1925 г. легитимировала суверенитет и территориальную целостность абхазского государства в пределах собственных границ, а также наделила Абхазию правом свободного выхода из состава Закавказской Социалистической Федеративной Советской Республики (ЗСФСР). В связи с этим, включение Абхазской ССР на правах автономии в состав Грузинской ССР в 1931 году в юридическом отношении было нелегитимно – изменение государственно-правого статуса Абхазии возможно было произвести лишь в рамках ЗСФСР, через которую Абхазия входила в СССР.



Третий параграф «Особенности формирования и развития абхазского национального движения в советский период».

Понижение статуса Абхазской ССР до статуса автономной республики вкупе с последующей волной политических репрессий (1937–1938 гг., 1941-х гг.), сопровождавшихся переселением в районы Абхазии грузинского и мегрельского населения, привели к формированию протестных настроений в абхазском обществе, выражавшихся в народных сходах, письмах – обращениях к Центральному руководству. Абхазское национальное движение прошло четыре стадии в своем развитии: 1) Период с 1937 по 1947 гг. отмечен зарождением в среде научной и творческой интеллигенции абхазского национального движения. Причиной его формирования стала национальная политика грузинского руководства, заключавшаяся в ущемлении прав и свобод не только абхазского народа, но и всего негрузинского населения автономной республики. Основные требования, выдвигавшиеся активистами абхазского движения, были направлены на выравнивание грузинского национального курса в отношении абхазского народа и ликвидацию дискриминационного положения последнего. 2) 1957 г. – конец 1960-х гг. Отличительным признаком второго этапа стало радикальное изменение первоначальных целей абхазского национального движения. Динамичная эволюция требований – от социальных до политических – могла объясняться отсутствием адекватной реакции и действий со стороны Центрального руководства в целом и грузинского в частности на ситуацию в автономной республике; 3) 1977–1978 гг. Данный период был отмечен национальным подъемом абхазского движения, отличавшегося сугубо политической и ультимативной тональностью. Он был вызван как длительным периодом этнической дискриминации, сопровождавшейся искусственными попытками решения межнациональных проблем по принципу «правильности административного реагирования», так и демографическим дисбалансом в пользу грузин, вызывавшего опасения абхазов возможной ассимиляцией. В связи с этим основное требование движения сводилось к изменению государственного правового статуса Абхазии посредством конституционного закрепления за последней права выхода из ГССР и присоединения к РСФСР. Движение достигло существенных результатов по улучшению социально-экономического и культурного положения автономной республики; 4) 1988 – 1992 гг. – современный этап абхазского национального движения, совпавший с национальным самоопределением многих союзных республик, в том числе ГССР. Лейтмотивом к действию стала провозглашенная М.С. Горбачевым политика «перестройки» советской системы и «гласности», выплеснувшая на поверхность табуируемый долгие годы «национальный вопрос». Данный этап отличался идейно-политической эволюцией абхазского национального движения, основным стержнем которого выступила задача по восстановлению утраченной государственности Абхазии. Мобилизующим механизмом движения выступил Народный Форум Абхазии «Айдгылара», сконцентрировавший вокруг себя широкие слои населения – национально-ориентированную интеллигенцию, партийную элиту, рядовых граждан. Отличительной особенностью движения стала самоидентификация политиэтничного населения Абхазии (абхазов, армян, русских, греков) в качестве целостной общности и его идеологическая консолидация вокруг целей и задач абхазского национального движения. Безусловно, абхазы обладали набором национальных интересов, однако они строились на основе этнической толерантности, поэтому не вызвали опасения и объективно воспринимались русскими, греками и армянами. Радикализация грузинской национальной идеологии рассматривалась последними как потенциальная угроза, направленная не только против абхазов, как коренного этноса, но и против них. Поэтому во многом интересы абхазского этноса и других этнических меньшинств совпадали, как на бытовом уровне, так и с точки зрения личной безопасности.

Среди непосредственных причин усиления грузино-абхазской политической конфронтации, принявшей ярко выраженные формы межэтнического конфликта, можно выделить следующие: радикализация национальной идентификации на фоне политики «перестройки» советской системы и «гласности», распад СССР как сдерживающего фактора. В качестве движущих предпосылок выступили – «историческая память» абхазского народа, отягощенная длительным периодом этнической дискриминации, а также неспособность сторон на фоне демонтажа советской системы и этнической мобилизации институционализировать государственно-правовые отношения между Грузией и Абхазией.



Вторая глава «Переговорный процесс (1993 – 2008 гг.) как механизм мирного урегулирования грузино-абхазского конфликта» посвящена анализу государственно-правовых взаимоотношений Абхазии и Грузии на поствоенной стадии конфликта, роли посредников в процессе грузино-абхазского урегулирования, значимости признания Россией независимости Абхазии, официальным механизмам преодоления поставгустовского кризиса 2008 г.

Первый параграф «Проблема государственно-правовых взаимоотношений Абхазии и Грузии в поствоенный период и роль посредников в процессе мирного урегулирования грузино-абхазского конфликта».

Поствоенный переговорный процесс прошел несколько стадий в своем развитии: 1)декабрь 1993 – май 1994 гг. Данный период обозначил главную повестку и содержание последующего процесса мирного урегулирования конфликта. В качестве основных выступали вопросы мира и безопасности в зоне конфликта, а также политико-правовые, гуманитарные и социально-экономические аспекты. На данном этапе переговоров конечный результат урегулирования не был заранее детерминирован, что позволило сторонам добиться заключения взаимовыгодных договоренностей по вопросам безопасности (Московское соглашение о прекращении огня и разъединении сил от 14 мая 1994 г.) и государственно-правовых отношений (Заявления о мерах по политическому урегулированию грузино-абхазского конфликта от 4 апреля 1994 г.) между Грузией и Абхазией. Заложенная правовая база открывала перспективы для конструктивного диалога сторон в будущем. 2) С 1995 г. начался новый этап грузино-абхазского переговорного процесса (1995 – 1997 гг.), существенно отличавшийся от предыдущего (декабрь 1993 – май 1994 гг.) Женевского формата урегулирования и характеризовавшийся выработкой различных моделей государственно-правовых отношений между Грузией и Абхазией. Отличительной его особенностью стало отсутствие оптимального и компромиссного подхода посредников на пути к удовлетворению интересов сторон. Деятельность посредников исходила из безусловной поддержки позиций одной из сторон конфликта, а именно Грузии. Интересы абхазской стороны должны были уместиться в рамках территориальной целостности грузинского государства. Так, к примеру, наряду с заявлениями о том, что ООН не пытается навязать или диктовать сторонам какое-либо конкретное решение конфликта, во всех резолюциях Совета Безопасности ООН, начиная с января 1995 г. содержались рекомендации исключительно к абхазской стороне достичь «без дальнейших проволочек» существенного прогресса на пути к всеобъемлющему политическому урегулированию в строгом соответствии с принципами территориальной целостности Грузии.1 Инструментом политического давления на Абхазию стал и введенный в январе 1996 г. Советом глав государств (СГГ) СНГ режим экономических санкций. В результате данный этап переговоров не достиг существенного прогресса – абхазская сторона отклонила предлагавшуюся по аналогии с советской федеративную модель государственно-правовых отношений между Грузией и Абхазией, которые строились не на добровольных, а принудительных началах. 3) 1997 – 1999 гг. – был связан с выработкой механизмов по укреплению мер доверия между Абхазией и Грузией. Причиной тому послужило ухудшение переговорной ситуации в связи с Гальскими событиями 1998 г. Основная цель данного этапа, на наш взгляд, сводилась к попыткам переформатирования переговорного процесса, ввиду его узкой идеологической направленности и необходимости расширения площадки обсуждения грузино-абхазского конфликта. Фундамент урегулирования предполагалось заложить на двухступенчатой основе: диалог на официальном уровне, чтобы создать благоприятные условия для большего взаимодействия с обществом и диалог с абхазским гражданским сектором с целью продвижения выработанных международным сообществом моделей и проектов урегулирования; 4) 1999 – 2008 гг. – изменение контекста переговоров и сужение возможностей для выработки решений, ввиду принятия Республикой Абхазия 3 октября 1999 г. «Акта о государственной независимости». Данный этап характеризуется динамичной трансформацией позиции России в отношении Абхазии, что могло объясняться сменой власти в РФ в 1999 г. и ухудшением российско-грузинских отношений в связи с событиями в Панкисском ущелье в 1999г. В результате абхазская сторона приобретает в лице России влиятельного лоббиста ее интересов в регионе. Так, в марте 2008 г. РФ выходит из режима санкций. С 2006 г. наблюдалась обратная динамика в переговорах, они фактически «зашли в тупик». Позиции сторон были не только различны, но и находились в высшей степени отдаленности друг от друга.

Второй параграф «Признание Россией независимости Абхазии и Женевские дискуссии по безопасности и стабильности в Закавказье как попытка преодоления поставгустовского кризиса 2008 года»

Августовская война 2008 г. и последовавшее за ней признание Российской Федерацией независимости Абхазии явились переломным этапом в истории государственности республики. Признание Россией независимости Абхазии и Южной Осетии могло объясняться назревшей необходимостью официального оформления отношений РФ с республиками для последующей институционализации доминирующей позиции на Южном Кавказе и создания прочной системы безопасности и стабильности на своих южных рубежах. Вместе с тем, оно явилось не спланированным поводом и использованием Косовского прецедента, а обоснованной ответной реакцией на военную агрессию Грузии против Южной Осетии в августе 2008 г.

Августовские события активизировали миротворческую деятельность Европейского союза в регионе. Именно под эгидой и при активной участии Франции с одной стороны, Российской Федерацией с другой, 12 августа 2008 года состоялось подписание совместно выработанного Плана Медведева-Саркози по стабилизации ситуации в регионе, один из пунктов которого зафиксировал необходимость обеспечения безопасности в регионе. Несмотря на отсутствие продвижения по ключевым вопросам переговоров – Соглашению о неприменении силы и проблеме беженцев, абхазская сторона в целом считает Женевские дискуссии по безопасности и стабильности в Закавказье эффективным механизмом фиксации изменившейся политической реальности в регионе.1 Международные консультации способствуют укреплению позиции Абхазии как государства, с которым приходится считаться ввиду невозможности одностороннего решения грузино-абхазского конфликта.

Третья глава «Новая политическая реальность после событий августа 2008 г. и ее влияние на проблему независимости Абхазии» посвящена анализу содержания поставгустовской политики «непризнания» и «вовлечения» и ее воздействия на изменение контекста грузино-абхазского конфликта, перспективам разрешения грузино-абхазского конфликта и международного признания Республики Абхазия.

Первый параграф «Содержание политики «непризнания» и «вовлечения» и ее воздействие на изменение контекста грузино-абхазского конфликта».

После августа 2008 г. сформировались новые теоретические и практические подходы к проблеме независимости Абхазии и механизмам урегулирования грузино-абхазского конфликта. Содержание европейской политики «непризнания» базируется на практической реализации стратегии «вовлечение без признания», строящейся по принципу не признавать, но взаимодействовать. «…В ее основе две поддерживающие друг друга опоры: приверженность Европейского союза идее территориальной целостности Грузии в рамках признанных международным сообществом границ, с одной стороны, и заинтересованность во взаимодействии с Абхазией и Южной Осетией, с другой».1 Конечной целью европейской стратегии «вовлечение без признания» и грузинской государственной стратегии «вовлечение путем сотрудничества» является восстановление территориальной целостности Грузии, посредством использования «мягкой силы» для трансформации (изменения контекста) грузино-абхазского конфликта.

В результате проведенного автором качественного опроса респондентов в данном параграфе доказывается, что после августа 2008 г. в абхазском общественно-политическом дискурсе условно сформировалось два подхода по способам урегулирования грузино-абхазского конфликта: 1)официальный, базирующийся на классических методах урегулирования; 2) неофициальный, определяющий урегулирование как длительный и сложный процесс трансформации конфликта.

Второй параграф «Перспективы разрешения грузино-абхазского конфликта и международного признания Республики Абхазия».

В настоящее время в официальных подходах как грузинской, так и абхазской сторон наблюдается полное отсутствие жизнеспособных методов разрешения конфликта. Кроме того, вызывает сомнение решительная готовность сторон к двустороннему доверительному и взаимовыгодному сотрудничеству. Трудноразрешимость грузино-абхазского конфликта во многом может объясняться тем, что он относится к так называемым конфликтам идентичности, связанных с проблемой самоидентификации, строящейся преимущественно на этнической основе, где речь идет не столько об интересах в чистом виде, столько о ценностных установках сторон. В целом перспективы урегулирования грузино-абхазского конфликта зависят от степени обоюдной заинтересованности сторон в нейтрализации спорных вопросов, скорости преодоления этнической и социальной напряженности между грузинами и абхазами, успешной реализации политики по трансформации конфликта.

Перспективы международного признания Абхазии напрямую зависят от степени международной конъюнктуры и стратегических интересов государств. В связи с чем, можно сделать вывод о том, что признание является международно-правовым актом лишь по форме, по содержанию же оно в большей степени носит политический характер и зависит от воли конкретных государств.

Заключение. В результате проведенного комплексного исследования проблемы независимости Абхазии в истории и политике были сделаны обобщающие выводы и получены следующие научные результаты:

1. Консолидация полиэтничного населения Абхазии в предвоенный период вокруг идеологии абхазского национального движения была вызвана радикализацией национальной политики грузинского государства, которая воспринималась этническими меньшинствами в качестве потенциальной угрозы, направленной не только против абхазов как коренного этноса, но и против них.

2. Парадокс грузинского национально-освободительного движения заключался в том, что, стремясь к полной свободе и независимости, его лидеры отказывали в этом праве абхазскому народу.

3. Грузино-абхазский конфликт стал результатом неспособности сторон в условиях демонтажа советской системы и этнической мобилизации институционализировать государственно-правовые отношения.

4. Поствоенный переговорный процесс 1993 – 2008 гг. в отсутствие рационального и компромиссного подхода к политическому урегулированию был ориентирован на достижение заранее детерминированного результата посредством стратегии «принуждения».

5. В настоящее время Женевские дискуссии по безопасности и стабильности в Закавказье – единственная международная площадка и канал официальной политической коммуникации Абхазии с мировым сообществом. Данное обстоятельство в условиях частичного признания придает абхазской стороне большую легитимность, меняя общую тональность западных подходов к проблеме независимости Абхазии.

6. Решение проблемы беженцев требует формирования новых механизмов и подходов, среди которых можно выделить следующие: 1) осуществление при поддержке УВКБ процесса регистрации, верификации и профилизации грузинских беженцев в целях формирования информационной базы лиц: а) уже вернувшихся на территорию Абхазии; б) не подпадающих под определение «беженцы»; в) нежелательных для возвращения в Абхазию (военных преступников); г) готовых и желающих вернуться в суверенное государство – Республику Абхазия; д) желающих натурализоваться на территории Грузии; 2) в целях содействия добровольного возвращения предоставление беженцам объективной информации о существующих условиях в стране прежнего проживания (Республики Абхазия); 3) создание условий для интеграции и социальной адаптации на территории государства нынешнего пребывания(Республики Грузия) беженцев, не желающих вернуться в места их прежнего проживания; 5)всеобъемлющий независимый анализ мнения населения Абхазии по вопросу возвращения грузинских беженцев; 6)допущение абхазской стороны ко всем политическим площадкам, на которых обсуждается данная проблема.

7. В течение двух десятилетий, прошедших со дня начала грузино-абхазского конфликта, сам конфликт и проблема независимости Абхазии претерпели значительные изменения, подверглась существенной эволюции позиция международного сообщества: абсолютное отрицание права абхазского народа на самоопределение постепенно сменилось на переосмысление и переоценку проблемы независимости Абхазии. В результате это привело к полному и частичному демонтажу старых подходов, а именно: признанию политического статуса Республики Абхазия отдельными государствами с одной стороны и становлению европейской «проактивной политики» «непризнания», но «взаимодействия» и «вовлечения» последней с другой.

8. Движущей силой процесса международной легитимации политического статуса Абхазии с августа 2008 г. является Российская Федерация.

9. Поставгустовский подход Грузии к решению «абхазской проблемы» и восстановлению территориальной целостности заключается в использовании «мягкой силы» для вовлечения Абхазии в конституционное пространство Грузии.

10. Несмотря на заявления международных миротворческих организаций о деполитизации их деятельности и удаленности от политических процессов, гуманитарная деятельность международных неправительственных организаций (МНПО) «мягко» экстраполируется на политические аспекты конфликта, способствуя его трансформации. Результатом может стать переформатирование официального переговорного процесса в будущем.

11. Только посредством приверженности и следования общемировым ценностям и стандартам, а также внутреннего устойчивого, стабильного и динамичного развития Республика Абхазия сможет претендовать на международную легитимацию права абхазского народа на самоопределение.



Основные положения диссертации изложены в следующих работах автора:

Статьи, опубликованные в изданиях, включенных в список ВАК:

1.Зухба, М.И. К проблеме возвращения грузинских беженцев (взгляд из Абхазии) / М.И. Зухба // Теория и практика общественного развития. [Электронный ресурс]. 2011. № 3. Шифр Информрегистра: 0421100093\0232. – Режим доступа: http://www.teoria-practica.ru/-3-2011/istoriya/zukhba.pdf (0,3 п.л.). (дата обращения: 09.06.2012).

2. Зухба, М.И. К проблеме политического статуса Абхазии в 1917 – 1921 гг./ М.И. Зухба // Теория и практика общественного развития. [Электронный ресурс]. 2011. №6. Шифр Информрегистра: 0421100093\0464. – Режим доступа: http://www.teoria-practica.ru/-6-2011/history/zukhba.pdf (0,4 п.л.). (дата обращения: 11.06.2012).

3. Зухба, М.И. К особенностям формирования национально-освободительной борьбы абхазского народа за независимость (1931 – 1989 гг.) / М.И. Зухба // Теория и практика общественного развития. [Электронный ресурс]. 2012. № 1. Шифр Информрегистра : 0421200093\0047. – Режим доступа: http://www.teoria-practica.ru/-1-2012/history/zukhba.pdf (0,3 п.л.) (дата обращения: 14.06.2012).

4. Зухба, М.И. К проблеме независимости Абхазии: от исторического прошлого к настоящему / М.И. Зухба // Историческая и социально-образовательная мысль. – Краснодар, 2012. – № 3(13). С. 27-30 (0,5 п.л.).

Статьи в научных изданиях:

5. Зухба, М.И. Политическая оценка грузино-абхазского конфликта / М.И. Зухба // Абхазия на пути к независимости: экономика, наука, политическая и правовая системы: материалы международной научно-практической конференции. – М., 2007. – С. 162-165(0,2п.л.).

6. Зухба, М.И. Абхазская независимость: история и современность / М.И. Зухба // От самоопределения к международному признанию: Абхазия, Нагорный Карабах, Приднестровье, Южная Осетия: материалы международной научно-практической конференции. – Тирасполь, 2008. – С. 88-95 (0,4 п.л.).

7. Зухба, М.И. Исторические, политико-правовые и экономические основы государственности Абхазии / М.И. Зухба // Языковой суверенитет в контексте политической субъектности самоопределившихся государств: материалы международной научно-практической конференции. – Тирасполь, 2010. – С. 7-9 (0,1 п.л.).

8. Зухба, М.И. Перспективы урегулирования грузино-абхазского конфликта / М.И. Зухба // Актуальные вопросы современной науки: материалы III международной научно-практической конференции (25 июня 2012 г.). – Краснодар, 2012. – С. 149-152 (0,2 п.л.).

9. Зухба, М.И. Поставгустовская реальность и перспективы международного признания Республики Абхазия / М.И. Зухба // Современная наука: тенденции развития: материалы II Международной научно-практической конференции (30 июля 2012 г.). – Краснодар, 2012. – С. 15-19 (0,2 п.л.).



1 Кудрявцев К. Сборник материалов по истории Абхазии. Сухум, 1992.

2 Басария С.П. Абхазия в географическом, этнографическом и экономическом отношении. Сухум-Кале, 1923.

3 Ашхацава С.М. Пути развития абхазской истории. Сухум, 1925

4 Гулия Д.И.История Абхазии. Тифлис, 1925.

5 Фадеев А.В. Краткий очерк истории Абхазии ( С древнейших времен до крестьянской реформы 1870 года). Сухум, 1934.

6 Антелава И. Очерки истории Абхазии XVII – XVIII вв. Сухуми, 1949.

7 Ингороква П.И. Георгий Мерчуле – грузинский писатель XI века. Тбилиси, 1949.

8Анчабадзе З.В. Вопросы истории Абхазии в книге П.Ингороква «Георгий Мерчуле – грузинский писатель XI века» //Труды Абхазского института языка, литературы и истории им. Д.И.Гулия АН Грузинской ССР. Сухуми, 1956. Т. XXVII.

9 Бердзенишвили Н.З. Новые данные о палеолите Абхазии // Труды Абхазского института языка, литературы и истории им. Д.И.Гулия АН Грузинской ССР. Сухуми, 1956. Т. XXVI.

1 Анчабадзе З.В. История и культура средневековой Абхазии. М., 1964; Его же. Очерки этнической истории абхазского народа. Сухуми, 1976.

2 История Абхазской АССР (1917 – 1937). Сухуми, 1983.

3 Инал-ипа Ш.Д. Ступени к исторической действительности (об этнической ситуации в Абхазии в XV – нач. XX вв.). Сухум, 1992.

4 Там же

5 Бгажба О.Х., Лакоба С.З. История Абхазии. С древнейших времен до наших дней. Сухум, 2007.

6Абхазы / отв. ред. Ю.Д.Анчабадзе, Ю.Г. Аргун. М., 2007.

7 Воробьев Н.О. О неосновательности приязаний Грузии на Сухумский округ (Абхазию). Ростов н/Д, 1919.

8 Сагария Б.Е. Национально-государственное строительство в Абхазии, 1921 – 1931. Сухуми, 1970.

9 Лакоба С. Очерки политической истории Абхазии. Сухум, 1990.

10 Шамба Т.М., Непрошин А.Ю. Правовые основы государственности и суверенитета. М., 2004.

11 Ачугба. К обоснованию государственной независимости Абхазии. Сухум, 2002.

12 Дзапшба Ф.З. Суверенитет Абхазии:историко-правовое обоснование. Саратов 1995.

13 Ментешашвили. А. М. Из истории взаимоотношений грузинского, абхазского и осетинского народов (1918 – 1921 гг.). Тбилиси, 1990.

14 Тоизде Л. К вопросу о политическом статусе Абхазии (страницы истории 1921-1931). Тбилиси, 1992.

15 Гамахария Д., Чания Б. Оккупация Абхазии: мифы и реальность? // Свободная Грузия (1 – 3 мая) 1991.

16 Ментешашвили А., Сургуладзе А. Только факты и документы// Литературная Грузия. 1989. № 11.

1 Шнирельман В.А. Войны памяти: мифы, идентичность и политика в Закавказье. М., 2003.

2Малышева Д. Конфликты вблизи южных рубежей России./ Межэтнические отношения и конфликты в постсоветских государствах. Ежегодный доклад, 2000 /под ред.В.А. Тишкова, Е.И. Филлиповой. М., 2001.

3 Акаба Н.Н. О некоторых популярных мифах //Аспекты грузино-абхазского конфликта. Сухум, 1999. Т.2.

4 Лежава Г.П. Между Грузией и Россией : Исторические корни и современные факторы абхазо-грузинского конфликта (XIX – XX вв). М., 1997; Его же. Технологии этнической мобилизации. Из истории становления грузинской государственности (1987–1993 гг.). Автор-состав. Г.П. Лежава /под ред. М.Н. Губогло. М.:ЦИМО, 2000.

5 Коппитерс Б. Корни конфликта // Проблема суверенитета: грузино-абхазский процесс мирного урегулирования (Accord). М., 2000.; Его же. Федерализм и конфликт на Кавказе. М., 2002. №2.

6 Нодия Г. Конфликт в Абхазии: национальные проекты и политические обстоятельства.//.Грузины и абхазы. Путь к примирению./общ. ред.: Б. Коппитерс, Г. Нодия, Ю. Анчабадзе. М.: изд-во «Весь мир», 1998.

7 Жоржолиани Г. Исторические и политические корни конфликта в Абхазии/Грузия. Тбилиси, 2000.

8 Барбарян К.Б. Исторические предпосылки генезиса этнополитических конфликтов в Закавказье. URL: http://www.pvlast.ru/archive/index.325.php (дата обращения :27.04.2011).

9 Маркедонов С. Де-факто образования постсоветского пространства: двадцать лет государственного строительства. Ереван, 2012

10 Шамба С.М.Переговорный процесс – надежды и разочарования/ Документы (Министерство иностранных дел Республики Абхазия). URL: http://mfaabkhazia.net/ru/node/287 (дата обращения: 24.09.2011).

1 Пэ О., Ремакль Э. Политика ООН и СБСЕ в Закавказье. // Спорные границы на Кавказе…

2 Студеникин А.Л. Внешняя политика Республики Абхазия в период построения независимого государства.: дис. … канд .ист. наук : 07.00.02. Сухум, 2002.

3 Хинтба И. Основные этапы переговорного процесса (1992–2008): эволюция подходов и анализ результатов //Трансформация грузино-абхазского конфликта: переосмысление парадигмы. Сухум, 2011.

4 Чирикба В. Грузия и Абхазия: предложения к конституционной модели. //Практика федерализма. Поиски альтернатив для Грузии и Абхазии /общ. ред. Б. Коппитерс, Д. Дарчиашвили, Н. Акаба. М.: «Весь мир», 1999.

5 Дарчиашвили Д. Швейцарский федерализм: уроки для грузино-абхазских взаимоотношений. // Практика федерализма…

6 Хаиндрава И. Конфликт в Абхазии и возможный путь его урегулирования //Практика федерализма…

7 Васильева О.В. Российский фактор во внешней политике Грузии, 1990 – 1995 гг.: автореф. дис. … канд. ист. наук. М., 1997.

8 Данилов Д. Россия в Закавказье: в поисках международной легитимации. //Спорные границы на Кавказе/под ред. Б. Коппитерса. М.: Весь мир, 1996; Его же. Роль России // Проблема суверенитета…

9 Тренин Д. Интересы безопасности и политика России в Кавказском регионе. .//Спорные границы на Кавказе…

10 Пряхин Ф. Ф. Роль России в урегулировании региональных конфликтов на постсоветском пространстве. URL:http: //www.rami.ru/publications/convent/pryahin.rtf (дата обращения : 13.10.2011).

11 Язькова А.А. Конфликт Москва – Тбилиси. URL: http://viperson.ru/wind.php?ID=468518&soch=1 (дата обращения : 09.04.2012).

12 Зверев А. Этнические конфликты на Кавказе, 1988-1994 .//Спорные границы

13 Авидзба А.Ф. Отечественная война в Абхазии (1992 –1993 гг.). По материалам периодической печати: дис. …канд.ист. наук: 07.00.02. Сухум, 2009.

14 Жуков А.А. Политика Российской Федерации в грузино-абхазском конфликте (1992 – 2008).: автореф. дис. … канд.ист.наук : 07.00.02. Краснодар, 2010.

15Арбатов А. Международная безопасность после Кавказского кризиса (доклад, представленный на заседании Ученого совета ИМЭМО РАН) // Мировая экономика и международные отношения. М., 2009, №4; Цыганков П.А. После Кавказского кризиса: мировой порядок и внешняя политика России // Вестник Московского Университета. М., 2009. №1; Дзидзоев В. Пятидневная война на Южном Кавказе. URL: http://www.darial-online.ru/2011_6/dzidzoev.shtml (дата обращения: 10.05.2012); Силаев Н.Ю. Российско-грузинское примирение :конструктивный скепсис // Аналитические доклады. М.: МГИМО. Вып. 3(27) июнь 2011.

16Чарап С., Вельт К. План первоочередных шагов по преодолению последствий грузинских конфликтов //Аналитические доклады.М. :МГИМО. Вып. 3(27) июнь 2011; Charap S., Welt C. A more proactive U.S. approach to the Georgia conflicts. Center for American Progress. February 2011.; Mitchell L., Cooley A. After the August war: a new strategy for U.S. engagement with Georgia //The Harriman Review. Vol.17, numbers 3- 4. May 2010; Кварчелия Л. Грузинская политика в отношении Абхаии: стратегия или тактика? //Деизоляция Абхазии / International Alert. 2011. апрель. URL : http://www.international-alert.org/sites/default/files/publications/201104 DeisolationAbkhaziaRU. pdf (дата обращения :27.09.2011).

1 Документы и материалы по внешней политике Закавказья и Грузии. Тифлис, 1919.

2 Союз объединенных горцев Северного Кавказа и Дагестана (1917-1918 гг.), Горская республика (1918 – 1920 гг). Документы и материалы. Махачкала, 1994.

3 Абхазский узел: документы и материалы по этническому конфликту в Абхазии», Выпуск II: Народный Форум Абхазии «Айдгылара» и его союзники 1989 – 1990 гг . /Состав. и отв. ред. М.Ю. Чумалов. М., 1995.


4 Технологии этнической мобилизации. Из истории становления грузинской государственности (1987 – 1993 гг.). Сборник. / автор-состав. Г.П. Лежава, под ред. М.Н. Губогло. М., 2000.

5 Мы шли на смерть, чтобы жить. Сборник интервью и выступлений В.Г.Ардзинба. Сухум, 2011.

6Конфликты в Абхазии и Южной Осетии: документы 1989 – 2006 гг./составление и комментарии М.А. Волхонский, В.А. Захаров, Н.Ю.Силаев. М.:НП ИД «Русская панорама». 2008.

1 Шеварднадзе Э.А. Когда рухнул железный занавес Встречи и воспоминания. М., 2009.

2 Интервью автора с Дамения О.Н., к.ф.н, директором Центра стратегических исследований при президенте Республики Абхазия от 09.05. 2011. Личный архив автора.

3Интервью автора с к.и.н., зав.кафедрой истории и теории международных отношений Абхазского государственного университета Хонелия Р.А. от 10.05. 2011. Личный архив автора.

4Интервью автора с Джинджолия С. директором филиала фонда развития «Институт Евразийских исследований» от 10.11. 2011. Личный архив автора.

5Интервью автора с .Гвинджия М.Х. , министром иностранных дел РА (с февраля 2010 по октябрь 2011) от 08.10.2010). Личный архив автора .

6 Интервью автора с Агрба Л.А., представителем абхазской стороны во второй рабочей группе Женевских дискуссий по безопасности и стабильности в Закавказье, начальником Международного отдела МИД РА (с 2008 – 2012 гг.) от 12.10.2010. Личный архив автора.

1 Бгажба О.Х., Лакоба С.З. История Абхазии….. С. 11.

2 Амичба Г. А. Сообщения средневековых грузинских письменных источников об Абхазии. Сухуми, 1986.

3 Анчабадзе З.В. Из истории средневековой Абхазии ... С. 484.

1 Нация и государство.(Современные зарубежные исследования) // Зарубежная политическая наука(методология, обучение, анализ политических процессов). РАИ.: М., 1994. С. 95.

2Шанава А.Б. Абхазское княжество в XVII – XIX веках. URL : http://apsnyteka.narod2.ru/sh/abhazskoe_ knyazhestvo_v_xvii-xix_vekah_/ (дата обращения: 13.05.2012).

3 Шамба Т.М., Непрошин А.Ю. Абхазия: правовые основы государственности… С.64 – 65.

1 Абхазия – документы и материалы (1917 – 1921 гг.) / Состав. Р.Х. Гожба. Сухум, 2009.

1 Резолюции Совета Безопасности ООН от 12 января 1995 г. (S/RES/971), 12 мая 1995 г. (S/RES/993), 12 января 1996 г. (S/RES/1036), 12 июля 1996 г. (S/RES/1065), 30 января 1997 г. (S/RES/1096).

1Интервью автора с Агрба Л.А. представителем абхазской стороны во второй рабочей группе Женевских дискуссий по безопасности и стабильности в Закавказье, начальником Международного отдела МИД РА (с 2008 – 2012 гг.) от 12.10.2010. Личный архив автора.

1Семнеби П. Южный Кавказ в поисках общей идентичности: укрепление доверия и урегулирование конфликтов. URL: http://www.georgiamonitor.org/detail.php?ID=289&sphrase_id=125366(дата обращения:15.06.2012).



Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница