Проблемы научной коммуникации преподавателей российских вузов



Скачать 152,29 Kb.
Дата25.10.2016
Размер152,29 Kb.
Ахметшина Е.Р., Клюева Т.В. (г. Ульяновск)

ПРОБЛЕМЫ НАУЧНОЙ КОММУНИКАЦИИ ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ РОССИЙСКИХ ВУЗОВ



Адрес для обсуждения доклада: http://vk.com/topic-78986453_30924638

Степень включенности высшей школы в научную коммуникацию за последние пять лет стала одним из ключевых показателей рейтинга любого высшего учебного заведения: наиболее конкурентоспособными являются те образовательное учреждения, в которых происходит активное воспроизводство научно-педагогических кадров, где, кроме решения общих задач высшего образования, обеспечивается образование, основанное на научных исследованиях1. Интенсификация научного творчества в вузах невозможна без расширения научного сообщества преподавателей, успешно сочетающих педагогическую и научную деятельность. А осознание преподавателями учреждений ВПО своего высокого научного потенциала и способностей воспроизводить новые знания является сегодня неотъемлемым требованием к представителям профессиональной группы.

Проблема совмещения научной и преподавательской деятельности в российских вузах актуальна и одновременно сложна для многих специалистов, работающих в системе высшего образования. Раздел «научная работа» входит в индивидуальный план любого преподавателя, о его результативности судят по количеству научных публикаций, конференций, грантов, защитившихся аспирантов. Активная научно-исследовательская деятельность преподавателя вуза как залог его успешной профессиональной карьеры – дело ближайшего будущего. В то же время, как показывают результаты региональных исследований, именно на научную работу чаще всего не остается времени и сил у типичного преподавателя высшего учебного заведения2.

Среди основных причин снижения результативности вузовской науки на первый план сегодня вышли субъективные факторы: «разрыв поколений» в профессорско-преподавательском составе, недостаток сильных научных руководителей и наставников; слабая система материального стимулирования НИР; невостребованность творческого потенциала преподавателей-исследователей в реальных сферах экономики и неэффективность внутренних и внешних коммуникаций в научно-исследовательской сфере. Целью данной статьи является продемонстрировать некоторые проблемы, существующие в сфере научных коммуникаций данной профессиональной группы. При этом под научной коммуникацией мы понимаем совокупность видов профессионального общения в научном сообществе и рассматриваем ее в качестве одного из главных механизмов развития науки, обеспечивающих взаимодействие исследователей и экспертизы полученных результатов.

Эмпирической базой данного статьи служит анализ результатов общероссийских исследований, данных Росстата и НИУ-ВШЭ, а также ряд авторских межрегиональных исследований: анкетный опрос преподавателей вузов «Профессиональная идентичность преподавателя вуза» (выборка целевая, районированная n = 1420; 2010-2012 гг.), качественный анализ глубинного интервью «Преподаватель вуза: трансформация профессии»; (выборка общероссийская, целевая по категориям вузов n = 100; 2013 г. и результаты полуформализованного интервью «Научное сообщество в высшей школе» с преподавателями-руководителями научных школ (выборка региональная, целевая n = 102; 2012 г.).

Согласно данным проведенного нами исследования, в качестве доминанты «научная практика» выступает лишь для 16% преподавателей, в то время как педагогическая практика – для 44%. Эти показатели за последние десять лет кардинально не изменились: по результатам исследования профессионального поведения преподавателей вузов Тамбовской области, интерес к исследовательской работе проявляли 13%3. По результатам общероссийских исследований, проводимых Центром социального прогнозирования в первой половине 2000-х годов, активно занимались научной работой 17% преподавателей высших учебных заведений России; занимались научной работой эпизодически – 28%4.

Наряду с удовлетворительной степенью заинтересованности наукой, преподаватели вузов демонстрируют невысокую степень включенности в исследовательскую деятельность. Только 38% отметили наличие творческих научных коллективов, осуществляющих прикладные и фундаментальные проекты на своей кафедре – чаще это преподаватели более высокого профессионального статуса (профессора, доктора наук – 44%) и представители ГБОУ технического профиля (47%). Эти данные подтверждаются результатами интервью: 10% преподавателей вузов разных типов высказались, что никакую научно-исследовательскую деятельность не введут, 39% ведут фундаментальные и прикладные разработки в форме проведения научно-исследовательских работ с коллегами (28%) и в виде грантовой деятельности (11%). Это позволяет предположить, что научные коммуникации в корпоративной среде, среди преподавателей отдельных образовательных учреждений ВПО, массово не распространены.

В то же время, свои достижения в научной сфере отмечают чуть более половины профессорско-преподавательского состава (56%). Продуктивность научной деятельности находится в прямой зависимости от возраста, профессионального статуса преподавателя и типа вуза, который он представляет: в самооценках преподаватели ФУ и НИУ в три раза продуктивнее в НИР, чем их коллеги в филиалах ГБОУ (так считают 78% и 75% преподавателей ФУ и НИУ и 25% преподавателей филиалов ГБОУ – рисунок 1).





Рисунок 1 – Результативность преподавателей в научно-исследовательской деятельности в оценках преподавателей (% от числа опрошенных, n = 1420)
Проблема состоит в том, что основные результаты научно-исследовательской деятельности многих преподавателей носят формальный, «презентационный» характер: написание статей и материалов докладов на конференции; заочное участие в конференциях; руководство НИРС5. Популярность этих форм также различается среди представителей вузов разных категорий: преподаватели статусных вузов больше сконцентрированы на написании научных статей и монографий, на исследовательской деятельности с коллегами и проектов совместно с предприятиями; преподаватели массовых вузов больше сконцентрированы на участии в конференциях и НИРС. Так описывает особенности своей научно-исследовательской деятельности типичный преподаватель федерального университета: «Участвую постоянно в конференциях, семинарах, конгрессах, школах, наших университетских «неделях науки», подаю заявки на получение грантов, готовлю монографию; в коллективе проводим исследования по заказу ректората и предприятий…» (преподаватель ФУ).

В оценках самих преподавателей, не все формы научно-исследовательской деятельности являются для них значимыми: по результатам массового опроса, рейтинг значимости результатов НИР возглавляют те, которые влияют на социальный и материальный статус: обучение в аспирантуре, руководство аспирантами, защита диссертаций. Гораздо менее значимыми являются написание научных работ (монографий, научно-методических пособий) (17%), опубликование статей в периодических изданиях и сборниках (9%). В целом научные результаты значимы для 26% преподавателей – «локомотивов» вузовской науки.

Одним из важнейших показателей научной производительности современной высшей школы является грантовая деятельность. По данным общероссийских исследований, в 2005 г. подавляющее большинство преподавателей (85%) не имели научных грантов, 12% преподавателей имели личные научные гранты или участвовали в выполнении гранта в коллективе6. По данным нашего исследования, активность в грантовой деятельности преподавателей вузов выросла в два раза: сегодня четверть (26%) преподавателей практикуют подачу заявок на гранты, и большинство из них (20%) – их получают (таблица 1). Более активны в этом направлении преподаватели высокого профессионального статуса (профессора, доктора наук – 53%), преподаватели типа «исследователи» (45%), представители федерального и национального исследовательского университетов (47%).

Основным источником финансирования грантов являются федеральные фонды: 79% фондов, из которых преподаватели получают гранты, являются фондами федерального уровня (лидеры – РГНФ и РФФИ), 14% – международного, и только 4% – регионального, что отражает общероссийскую тенденцию сокращения грантов иностранных и рост грантов по линии российских грантодателей.


Таблица 1. Заявки и получение научных грантов преподавателями вузов

(%, n = 1420)

Показатели

Должность

Ученая степень

Тип преподавателей

Категория вуза

ассистент

ст. преподаватель

доцент

профессор

доктор наук

кандидат наук

без степени

без степени, аспирант

педагоги

Исследова-тель

практик

универсал

ФУ

НИУ

ГБОУ техническое

ГБОУ классическое

Филиал ГБОУ

Заявки на гранты

Да

17

11

28

53

52

28

7

10

18

45

16

28

47

49

29

31

13

Нет

83

89

72

47

48

72

93

90

82

55

84

72

53

51

71

67

87

Получение грантов 

Да

8

6

22

48

49

20

4

3

14

39

8

20

41

43

14

13

6

Нет

92

94

78

52

51

80

96

97

86

61

92

80

59

57

86

87

94

Нужно отметить, что развитие грантовой системы крайне важно для российских вузов, так как, по признанию самих преподавателей, международные и крупные российские проекты могут удерживать на рабочих местах наиболее талантливых, опытных и перспективных преподавателей. Как мы видим из эмпирических данных, на деле грантовая деятельность также не является эффективным способом налаживания горизонтальных коммуникаций в профессиональной среде.

В условиях глобализации важным фактором развития науки является готовность преподавателей вузов к международным контактам. В самооценках преподавателей, по мнению большинства респондентов (60%), все или почти все преподаватели готовы к таким контактам. Больше – среди представителей элитных вузов (до 75%): «Наш факультет, и вуз в целом, ведет активную работу по международному сотрудничеству в разных формах: участие в конференциях, повышение квалификации, экскурсии на объекты, обмен и прочее. Мы стараемся повышать этот уровень: некоторые курсы уже сегодня начинают преподаваться на английском языке. Прежде всего, к контактам готовы молодые преподаватели» (преподаватель НИУ).

Около трети преподавателей (30%) уверены, что их коллеги к таким контактам не готовы. В качестве основной причины представителями всех вузов называется языковой барьер. Среди других причин чаще выделяются следующие особенности профессиональной среды: «нет инфраструктурной обеспеченности в вузе для иностранных коллег», «если дать преподавателям возможность хоть немного вздохнуть и иметь время для полноценных научных исследований», «есть различия в уровне профессиональной подготовки, разные системы образования».

Преподаватели статусных вузов дают более глубокие оценки рассматриваемому явлению: «Основное препятствие, кроме знания иностранного языка, – отсутствие культуры «открытости» к коммуникациям с зарубежными коллегами. Есть живые примеры, когда российский ученый, высоко оцениваемый в международных рейтингах цитирования, замкнут в плане коммуникации и не делает «пиара» из своих достижений, в отличие от американских ученых» (преподаватель МГУ им. М.В. Ломоносова). Таким образом, международная деятельность имеет еще меньшее распространение в профессиональной среде профессорско-преподавательского состава абсолютного большинства российских вузов.

Основным показателем результативности научной деятельности в современных условиях является ее инновационность – готовность внедрять в практику идеи и изобретения. По результатам нашего исследования, менее четверти (23%) преподавателей являются авторами инновационных идей и изобретений, готовы заниматься их внедрением. Основной проблемой, встречающейся на пути внедрения научных результатов, по мнению большинства преподавателей региональных вузов, является слабое финансирование внедрения: предприятия резко сократили финансирование научных исследований, а выделяемые гранты доходят далеко не до всех исследователей. Устаревшая материально-техническая база делает невозможным в региональных университетах эффективное функционирование таких организационных форм НИР как конструкторские бюро, лаборатории; блокирует возможность успешного развития инновационной деятельности силами опытных исследователей.

По мнению преподавателей, большой удачей, повышающей престиж профессии, обеспечивающей дополнительный заработок и позволяющей на практике внедрять результаты научных исследований, является возможность выполнить заказы (экспертизу, исследовательские проекты) государственных структур, «профессиональная польза от которых возрастает тогда, когда они вписываются в тематику курсовых или дипломных работ студентов, диссертаций аспирантов или научную тематику кафедры» (преподаватель ФУ).

Большинство преподавателей (62%) подтвердили наличие взаимодействия с органами государственного управления в качестве экспертов или аналитиков с той или иной частотой (чаще – представители элитных вузов – 78%). Однако при более глубоком анализе ответов выясняется, что характер таких взаимодействий часто носит поверхностный характер: «повышение квалификации слушателей из числа госслужащих», «в качестве помощников в проведении мероприятий», «в организации и проведении студенческих практик», редко – «в рамках исследований и экспертиз».

Такая ситуация характерна и для преподавателей статусных вузов, когда контакты с органами власти существуют, но «об аналитической работе для государственного управления, и, тем более, об использовании ее результатов для проведения реальных реформ говорить не приходится» (преподаватель НИУ). Это подтверждает наши выводы, что преподаватели высшей школы по большей части выключены из реального участия развития экономики, как и из процесса модернизации высшей школы, их влияние на жизнедеятельность социума снижается.

Итак, в каком бы профиле ни были задействованы преподаватели в исследовательской деятельности и к какому типу вуза ни принадлежали, в целом среди них преобладает скептицизм в отношении российской науки: основные ассоциации связаны с былой мощью и процветанием, недофинасированием сегодня (для преподавателей массовых ГБОУ и отсутствием координации действий в реализации современных реформ для преподавателей ведущих вузов страны). Развитие и интенсификации научных коммуникаций на корпоративном, региональном, общероссийском и международном уровнях могли бы значительно повысить результативность этого вида профессиональной деятельности.



Механизмы повышения активности в научной сфере должны различаться для разных групп преподавателей. Для молодых преподавателей (как со степенью, так и без нее) необходимо сконцентрироваться на способах материальной мотивации, стимулирующих увеличение стажа работы и повышение возможностей карьерного роста, усиление вертикальной мобильности, а также на организации площадок для научного творчества. Эта группа особенно важна для российской высшей школы: пополнение штатов образовательных учреждений за счет выпускников аспирантуры – самый естественный путь воспроизводства научно-педагогических кадров.

Для преподавателей среднего и зрелого возраста, имеющим научные достижения, материальная мотивация должна сводиться к дополнительным, прозрачным выплатам за конкретные научные результаты. Не менее важными являются необходимость оптимизации учебной нагрузки; усиление внутрироссийской и международной горизонтальной мобильности посредством обеспечения возможностей профессионального роста и повышения квалификации, в том числе за рубежом; материально-техническое обеспечение исследовательского процесса; снятие административных барьеров внутри вуза для проведения научных исследований и внедрения инноваций в жизнь.



К нематериальным способам повышения активности в научной сфере можно отнести информационную работу: популяризация престижа научной деятельности и высокого статуса преподавателя-исследователя. Такие методы часто практикуются в вузах республики Татарстан: четкое определение перспектив и обоснование необходимости научной работы, информирование о международных конференциях и грантах, помощь молодым преподавателям в определении научных направлений.
Список литературы:
  1. Кокорев, А.С. Социальный портрет преподавателя высшей школы (на основе анализа вузов Тамбовской области) / А. С. Кокорев, Н. Б. Николюкина // Журнал социологии и социальной антропологии. – 2000. – Т. III, вып. 1. – С. 92–98.


  2. Шафранов-Куцев, Г. Ф. Новая модель классического университета в условиях регионализации высшего образования / Г.Ф. Шафранов-Куцев // Университетское управление: практика и анализ. – 2008. – №2. – С. 15–25.

  3. Шереги, Ф.Э. Наука в России: Социологический анализ. / Ф.Э. Шереги, М.Н. Стриханов. – М.: ЦСП, 2006. – 456 с.

  4. Шереги, Ф.Э. Научно-педагогический потенциал и экспорт образовательных услуг российских вузов (социологический анализ). / Ф.Э. Шереги, Н.М. Дмитриев, А.Л. Арефьев. – М.: Центр социального прогнозирования, 2002. – 552 с.

  5. Шиняева, О. В. Роль научной деятельности студентов в повышении функциональности российского высшего образования / О. В. Шиняева, Д. Х. Акманаева // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Общественные науки. – 2011. – №4. – С. 28–32.




1 Шафранов-Куцев, Г. Ф. Новая модель классического университета в условиях регионализации высшего образования / Г.Ф. Шафранов-Куцев // Университетское управление: практика и анализ. – 2008. – №2. – С. 25.

2 Шиняева, О. В. Роль научной деятельности студентов в повышении функциональности российского высшего образования / О. В. Шиняева, Д. Х. Акманаева // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Общественные науки. – 2011. – №4. – С. 29.

3 Кокорев, А.С. Социальный портрет преподавателя высшей школы (на основе анализа вузов Тамбовской области) / А. С. Кокорев, Н. Б. Николюкина // Журнал социологии и социальной антропологии. – 2000. – Т. III, вып. 1. – С. 92.


4 Шереги, Ф.Э. Наука в России: Социологический анализ. / Ф.Э. Шереги, М.Н. Стриханов. – М.: ЦСП, 2006. – С.277-282.


5 Шереги, Ф.Э. Научно-педагогический потенциал и экспорт образовательных услуг российских вузов (социологический анализ). / Ф.Э. Шереги, Н.М. Дмитриев, А.Л. Арефьев. – М.: Центр социального прогнозирования, 2002. – С. 143.


6 Шереги, Ф.Э. Наука в России: Социологический анализ. / Ф.Э. Шереги, М.Н. Стриханов. – М.: ЦСП, 2006. – С.127.



Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница