Р. В. Кузнецова. Николай Герасимович Кузнецов: Путь доблести и славы.



страница6/6
Дата17.10.2016
Размер0,99 Mb.
1   2   3   4   5   6

За восемнадцать лет своей новой жизни Н.Г. Кузнецов написал пять книг военных мемуаров: «На далеком меридиане» (об испанских и советских моряках в национально-революционной войне 1936–1939 гг. в Испании), «Накануне», «На флотах боевая тревога», «Курсом к Победе» – в них обобщен опыт Великой отечественной войны, и «Крутые повороты» – воспоминания, как выразился он, «на сугубо личные мотивы»; около ста статей по военно-морским проблемам и мемуарного жанра – о людях флота, вернув в историю имена погибших и репрессированных. В его переводах изданы также две книги и несколько работ зарубежных авторов по истории, стратегии и тактике военно-морских флотов ведущих мировых держав. Россия всегда была богаты действительными героями, которые не перед кем не выслуживались, а служили своему делу. Николай Герасимович – из их числа. Он занимался делом, в котором видел свое предназначение, был ему предан, которое любил и которое было нужно людям. О нем можно сказать: в отставке он не был. И это будет чистая правда.

Он так и не дождался восстановления справедливости в отношении себя. Сердце его остановилось 6 декабря 1974 г., рано, на 71-м году жизни. Слишком много пришлось пережить его сердцу. В его уходе, последовавшем после операции, есть неразгаданность… Умирал он от инфаркта, случившегося на операционном столе… Когда он уходил, мы стояли рядом.. … Последняя ночь в памяти будто это вчера: мы – Вера Николаевна, Никоалй Николай Николаевич, Владимир Николаевич и я, Раиса Васильевна, – странным образом попавшие в его больничную палату около 24.00, cлышали его последнее дыхание и еще надеялись на чудо… Я дотронулась до его правой руки и мне показалось, (а может и не показалось?), что я почуствовала ее трепет, как будто-бы он попрощался со мною.

Похоронен Николай Герасимович Кузнецов на Новодевичьем кладбище в Москве. Здесь, недалеко от Морской площадки, место ему было найдено по совету А.Н. Косыгина. В надгробии из лабрадорита работы архитектора А. Мымрина спустя 14 лет было, наконец, высечено воинское звание «Адмирал Флота Советского Союза», заслуженное им в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.

Прощались с Николаем Герасимовичем в Доме Красной Армии. Бесконечным потоком проходили мимо него и военные, и гражданские. Ветераны рассказывали, что все Новодевичьн кладбище в этот день, как воронье крыло, было черно от цвета мосрких шинелей. Многие плакали…

Многие годы военные моряки нескольких поколений, особенно ветераны флота, боролись за торжество справедливости в отношении Н.Г. Кузнецова. В 1988 г. при Главкоме ВМФ Адмирале Флота В.Н. Чернавине, которого поддержали Маршал Советского Союза С.Ф. Ахромеев, в то время начальник Генерального штаба и А.И. Лукьянов, работавший тогда Секретарем ЦК КПСС, звание было восстановлено посмертно Указом Президиума Верховного Совета СССР № 9296 – XI от 26 июля 1988 г.

Все удары судьбы перенес Николай Герасимович мужественно, не погрешив честью и совестью. Через все тяжелые испытания, выпавшие на его долю, вышел гордо и достойно. Пройдут годы и десятилетия, но его имя всегда будет служить для многих поколений военных моряков символом чести, благородства, принципиальности, верности Военно-Морскому Флоту, которому он посвятил всю свою прекрасную жизнь.

26 ноября 2003 г. не стало и Веры Николаевны, его подруги, единственной, которая не предала его и не забыла. 35 лет пока они были вместе, она была его и Верою, и Надеждою, и Любовью. Она была великой женщиной, до конца разделившей его тяжелую ношу, счастье и радости, трагедии, боли и печали. 14 лет без него защищала она его память, добиваясь торжества справедливости – возвращения его настоящего воинского звания. Все 29 лет без него она работала над опубликованием и переизданием трудов, написанных им на пользу флота. Вложила душу и в книгу «Флотоводец», много лет собирая для «Хроники» сведения о Николае Герасимовиче и направляя меня своими мудрыми советами. Спасибо ей. Она горевала, оплакивала его до последних минут своей жизни. Хотела верить, что имя Николая Герасимовича будет сиять в свете истины. Последний приют Веры Николаевны рядом с Николаем Герасимовичем у церкви Николая Морского, под стенами Новодевичьего монастыря.

Не думал Николай Герасимович, что его Именем назовут: современный боевой корабль – тяжелый авианесущий крейсер «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов», Военно-морскую академию, проспект в Санкт-Петербурге, улицы в Архангельске, Владивостоке, Котласе, теплоход Северного речного пароходства, что поплывет по Северной Двине, звезду из созвездия Льва, пролив в Беринговом море между Командорскими островами Беринга и Медный, что в Севастополе, Вологде, Котласе ему будут установлены бронзовые бюсты, а на зданиях Главного штаба ВМФ в Москве, Архангельске и Владивостоке, Военно-морской академии в Санкт-Петербурге – памятные мемориальные доски. На родине в д. Медведки Котласского района Архангельской области коренные жители деревни В.А. Быковский, В.В. Быковский, Н. Стрельцов и Р.А. Стрельцова реконструировали дом родителей адмирала, где он провел детство. В нем открылся музей. В Москве в доме № 9 по Тверской улице, где Н.Г. Кузнецов жил и работал с 1956 по 1974 годы, ему в 2004 году открыта памятная мемориальная доска и школы Москвы, Котласа и Тары будут носить его имя.

После смерти Николая Герасимовича Вера Николаевна ежедневно перебирала его бумаги, погружаясь в их содержание. Часто она читала их мне. Мы поражались написанной в них правде, тогда никому неизвестной. Хотелось их опубликовать, предать гласности, добиться справедливости. Мы понимали, что светлый образ Николая Герасимовича уж больно кому-то не по нутру. Недаром на многие письма Веры Николаевны «наверх» она не получила ни одного письменного ответа. И только раз по телефону голос из ЦК КПСС разъяснил ей, что «мы все знаем, но все останется по-старому», а на ее вопрос: «Почему же были через год восстановлены люди, наказанные вместе с Кузнецовым за трагедию с «Новороссийском», голос сказал: «Они оправдали себя своим последующим добросовестным трудом».

Тогда мы решили, что нужно собрать по возможности как можно больше документальных сведений о деятельности Николая Герасимовича и воспоминания о нем тех его сослуживцев, кто еще был жив. Вера Николаевна наладила переписку с бывшими сослуживцами Николая Герасимовича, участниками тех или иных событий и эпизодов, связь с читателями, ветеранами Военно-Морского Флота и Великой Отечественной войны.

Многим написала она, просила отозваться. Со временем, собрались записки, открытки, письма, воспоминания о нем, его делах и пережитом вместе с ним, написанные с большой любовью к своему руководителю.

Постепенно она вводила меня в детали личного архива Кузнецова, рассказывая подробности о нем, о его работе, о их жизни, тем самым, готовя к труду пользователя и публикатора его наследия. Когда она уже не могла работать с рукописями из-за потери зрения, консультировала и направляла меня добрыми советами.

Так постепенно выстраивалась наша система работы над будущими публикациями рукописей Н.Г. Кузнецова и материалов о нем. В его архиве находились рукописи, которыми, как нам казалось, Николай Герасимович сам себя реабилитировал. Такой стали его автографические записки «Крутые повороты».

Осенью 1982 г. в сентябрьском номере журнала «Наука и жизнь» мы обнародовали документы и фотографии из архива Николая Герасимовича, отметив тем его 80-й год рождения. Это была наша первая публикация о нем. Помню, позвонил подводник-адмирал Щедрин Григорий Иванович. Поздравил и с радостью и как бы в шутку, сказал: «Надеюсь, Вы, женщины Кузнецовы, народ крепкий, сумеете создать еще что-нибудь значительное о нашем адмирале...»

Шло время. И вот, в канун Дня Военно-Морского Флота в 1988 г. я зашла в редакцию газеты «Правда» и передала ответственному редактору по отделу «Наука» В.С. Губареву сокращенный нами вариант «Крутых поворотов», который был опубликован на развороте номера в «Правдинских пятницах». Затем были напечатаны неизвестные фрагменты из этой рукописи Н.Г. Кузнецова в журнале «Москва», газетах «Советская Россия» и «Красная звезда». И, наконец, в «Военно-историческом журнале» в 1992–1993 гг. был опубликован более полный, чем в «Правде», вариант рукописи Николая Герасимовича «Крутые повороты. Из записок адмирала». Праздником для военных моряков стал выход полной версии книги в 1995 г. в издательстве «Молодая гвардия». Помог появиться ей на свет главный редактор издательства Петров Андрей Витальевич, которому мы с Верой Николаевной были очень благодарны.

В 1999 г. в издательстве «Петровский Двор» вышла подготовленная нами документальная книга-хроника «Флотоводец. Материалы о жизни и деятельности Адмирала Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецова». В ней была опубликована за 18 лет собранная нами и составленная по дням«Хронология» основных событий жизни, государственной и общественной деятельности Николая Герасимовича с года его рождения по год смерти, подтверждаемых документально, и событий, связанных с его именем, уже после его кончины. Оно было дополнено высказываниями – «крылатыми словами» – Николая Герасимовича, библиографией его трудов, а также воспоминаниями сослуживцев, очерк о его жизни и деятельности, другими новыми разделами краткая биография и краткий очерк жизни и деятельности Н.Г. Кузнецова, разделы – «Штрихи к портрету», послужной список, воинские звания и государственные награды адмирала. и иллюстрациями. Большой объем архивных материалов, документов, литературы и периодики был собран и «просеян» нами, обработан, унифицирован, систематизирован и, конечно, отредактирован. К прежним воспоминаниям удалось добавить очень ценное новое интервью. С супругом Николаем Николаевичем – сыном Николая Герасимовича и Веры Николаевны, мы записали интервью с адмиралом Павлом Григорьевичем Котовым, засвидетельствовавшим события из начальной истории атомного флота в СССР и роли, которую сыграл в этом деле Главкомандующий ВМС СССР Н.Г. Кузнецов.

Книга «Флотоводец» в новом оформлении, дополненная интереснейшими фактами и материалами, была переиздана к 100-летнему юбилею Н.Г. Кузнецова в московском издательстве «Садовое кольцо» в августе 2004 г. К юбилею также удалось переиздать и документальный сборник «Адмирал Кузнецов: Москва в жизни и судьбе флотоводца», впервые выпущенный в издательстве Главархива Москвы в 2000 году. В нем впервые увидели свет многие подлинные записки из личного архива Н. Г. Кузнецова, из тех, о которых он сделал заметку в записной книжке, что «придет время и он, может быть, скажет еще что-то “с того света”». Он сам предугадал свои желания.

Названные книги иллюстрированы фотографиями из семейного архива, поиск, подбор и компьютерную подготовку которых, также провел его сын Николай Николаевич Кузнецов. Он также создал цифровой архив фотографий своего отца.

Вере Николаевне принадлежит, на мой взгляд, прекрасное повествование о супруге «Я готова была для него на все». В последние семь лет жизни из-за потери зрения она не могла писать и читать. Но потребности и в том, и в другом оставались у нее до конца. Она просила читать ей вслух, записывать в ее тетрадь самое интересное из услышанного ею по радио, а также все, о чем она рассказывала, вспоминая свою жизнь. Многие ее рассказы удалось записать не только на бумагу, но и на пленку. Из этих устных рассказов я и собрала ее воспоминания о Николае Герасимовиче и впервые напечатала их в «архивном» сборнике. А потом прочла ей. Слушала с трепетом, внимательно, затаив дыхание. Просила прочесть несколько раз. И успела кое-что дополнить и подправить.



В них Bера Николаевна обстоятельно нарисовала портрет Николая Герасимовича с момента их знакомства и до его последних дней. Эти правдивые строки – воспоминания о прожитой с Николаем Герасимовичем жизни и пережитом за 35 лет самого близкого и любимого человека, друга и соратника, отлично осведомленного в его делах, умевшего радоваться его успехам и удачам, вместе с ним бороться с несправедливостью и наветами. Именно Вера Николаевна исподволь помогла Николаю Герасимовичу взяться за литературную деятельность – публицистику и мемуаристику, создала все условия для его плодотворной работы. Мы, близкие ей люди, даже после кончины адмирала не переставали удивляться и восхищаться ее энергии, мужеству, бескомпромиссному служению его памяти и его доброму имени. Вера Николаевна оставила достоверную картину жизни и творчества Николая Герасимовича, когда он осваивал для себя новую профессию литератора. Так пусть читатель из ее уст – самого близкого и родного Николаю Герасимовичу человека – и узнает об этом.

i Теребихин Н.М. Морское избранничество и предназначение России // Сб. Флот и Победа: общероссийские научные чтения (19-20 мая 2004 года). – Архангельск. 2004. C. 147–150.

ii Флот и Победа // Общероссийские научные чтения (19–20 мая 2004 года), посвященные 100-летию со дня рождения Н.Г. Кузнецова. Архангельск. 2004. C. 147–150.

iii Булатов В.Н. Адмирал Кузнецов: архангельский Север в жизни и судьбе флотоводца. – Архангельск: Поморский университет. 2004. 368 с. С. 38–54.

iv Государственный архив Архангельской области. Ф. 29. Оп. 39. Д. 583. Л. 502об.

v По описанию составленному в конце 1936 года А.А. Манаковым, членом Великоустюжского районного отделения Вологодского общества краеведения.

vi Булатов В.Н. Указ. соч.

vii Из выступления на XVIII Съезде ВКП(б). Март, 1939 г. Архив семьи Н.Г. Кузнецова.

viii По второму разу в новой шкале воинских званий. – Р.К.

ix См.: Военно-морская академия: Краткая история. Изд. 2-е, испр. и доп. Л., 1991. С. 90–92.

x Кузнецов Н.Г. «Крнутые повороты: из записок адмирала». М. 1995. С. 17.

xi Кузнецов Н.Г. «Накануне». М. 1966. С. 311.

xii «Адмирал Кузнецов: Москва в жизни и судьбе флотоводца». М. 2004. С. 100.

xiii Выступление Наркома ВМФ Н.Г. Кузнецова на сборе командуюих флотов и флотилий по обобщению опыта войны и итогов боевой подготовки за 1940 год // «Накануне войнв: материалы совещаний высшего руководящего состава ВМФ СССР в конце 1940 г. М. Терра. С. 220, 477–479.

xiv Русский архив: Великая Отечественная война: Приказы и директивы Нар. комиссара ВМФ в годы Великой Отечественной войны. М., 1996. Т. 21. С. 12–14.

xv Кузнецов Н.Г.. «Накануне. Курсом к Победе». М. 1994. С. 674.

xvi Кузнецов Н.Г.. «Накануне. Курсом к Победе». М. 1994. С. 674.

xvii Там же.

xviii Там же.

xix Кузнецов Н.Г.. «Накануне. Курсом к Победе». М. 1994. С. 690–691.

xx См.: Кузнецов Н.Г. «Накануне. Курсом к Победе». С. 717–718; при этом потери советского ВМФ составили 212 надводных кораблей, 102 подводные лодки, 700 боевых катеров, до 5000 самолетов и 143 661 матрос и офиыер (см.: «Три века российского флота: В 3 т. Т. 3. СПб. 1996. С 200–202).

xxi См.: Кузнецов Н.Г. «Курсом к Победе». М., 1987, С. 444.

xxii Там же. С. 44 – 45.

xxiii Адмирал Кузнецов. Москва в жизни и судьбе флотоводца: (Сб. док. и мат.) / сост. Р.В. Кузнецова, А.А. Киличенков, Л.А. Неретина. М., 2000. С. 210.

xxiv Кузнецов Н.Г. «Крутые повороты» / Сост. Р.В. Кузнецова, М., 1995. С. 145.

xxv Адмирал Кузнецов. Указ. соч. С. 349.

xxvi Сохранена в архиве семьи Н.Г. Кузнецова – Р.К.).

xxvii В 1941–1945 гг. БФ, ЧФ, СФ потеряли около 50% надводных кораблей и 56% подводных лодок, не считая катеров (См.: «История Отечественного судостроения: В 5т. Т. 5. Судостроение в послевоенный период (1945–1955 гг.) СПб. 1996. С. 5.

xxviii Там же. С. 7.

xxix Там же.

xxx Кузнецов Н.Г. «Накануне: Курсом к Победе». С. 715.

xxxi «История Отечественного судостроения». C. 7.

xxxii Вступительное слово Главкома ВМС Н.Г. Кузнецова на совещании конструкторов 14 октября 1946 г. // Архив семьи Н.Г. Кузнецова. Подлинник.

xxxiii ЦВМА. Ф. 14. Оп. 2. Д. 8. Л. 16. См.: Золототрубов А.М. «Тревожный колокол». М. 1995. С. 517.

xxxiv Кузнецов Н.Г. «Крутые повороты» С. 118–121, 229.

xxxv Там же. С. 20.

xxxvi ГАРФ. Ф. РР-5446, Оп. 48а, Д. 4434, Л. 79.

xxxvii ГАРФ. Ф. РР-5446, Оп. 48а, Д. 4434, Л. 41.

xxxviii ГАРФ. Ф. РР-5446, Оп. 48а, Д. 4434, Л. 43–49.

xxxix Кузнецов Н.Г. «Крутые повороты». С. 43.

xl Муранов А., Звягинцев В. «Досье на маршала: из истории забытых судебных процессов». М. 1996. C. 172.

xli Кузнецов Н.Г. Крутые повороты. C. 102.

xlii Михайлов Л.Н. «Опальный флагман». СПб. 1995. C 223.

xliii Кузнецов Н.Г. «Крутые повороты». С. 24.

xliv Кулаков Н.М. – вице-адмирал в 1946–1950 гг. И/о члена Военного совета ВМФ, заместитель Главкома ВМФ по политчасти.

xlv Касатонов В.А. «Из воспоминаний о Николае Герасимовиче Кузнецове: // Имя на борту: Сборник. М. 1996. C 18.

xlvi ЦА ФБС РФ. Архивное следственное дело № Р564, Л. 124.

xlvii Кузнецов Н.Г. «Крутые повороты». C. 137.

xlviii Там же. С. 31.

xlix 17 января 1947 г. по Решению ГВС ВМФ Тихоокеанский флот разделили на два новых оперативных – 5-й и 7-й военно-мосркиен флоты.

l См.: Малышев В.А. «И дневника Наркома» // Источник. 1997ю № 5. С. 140.

li «История Отечественного судостроения». Т. 5. С. 43.

lii Так, до 1953 г. строились по откорректированным довоенным проектам эсминцы (пр. 30-бис) и подводные лодки (XV серии). См. там же; Буров В.Н. Отечественное военное кораблестроение в третьем столетии своей истории. СПб. 1995. C. 256.

liii ГАРФ Ф. Р-5446. Оп. 81б. Д. 5124. Л. 119–.124

liv Кузнецов Н.Г. «Крутые повороты: Из записок адмирала». М., 1995. С. 40.

lv Кузнецов Н.Г. «Крутые повороты: Из записок адмирала». М., 1995. С. 36.

lvi Кузнецов Н.Г. «Крутые повороты: Из записок адмирала». М., 1995. С. 232.

lvii Кузнецов Н.Г. «Крутые повороты». С. 232, Котов П.Г. «К истории создания советского атомного К-3» – беседовала Р.В. Кузнецова // Мор. сборник. 2004 № 7. С. 26.

lviii ЦВМА. Ф. 14. Оп. 2. Д. 8. Л. 16. См. также: Адмирал Кузнецов. Указ. соч. С. 242.

lix Там же.

lx ГАРФ. Ф. 54446. Оп. 60. Д. 398. Л. 97, 98.

lxi Архив семьи Н.Г. Кузнецова.

lxii «История Отечественного судостроения». Т. 5. С. 119.

lxiii «Москва и судьбы Российского флота: Архивные документы и исторические очерки». М. 1996. C. 324.

lxiv Костев Г.Г. «Неизвестный подвиг адмирала Кузнецова» // «Литературная газета». 1998. 24 июня., см. также: «Воспоминания адмирала флота Н.Д. Сергеева, записанные автором». – Р.К.

lxv 26 января 1954 г. по рассмотрению предложений руководства ВМС было принято Простановление СМ СССР «О проведении проектно-экспериментабльных работ по вооружению подводных лодок баллистическими ракетами…», в сентября 1954 г. утвержден технический проект лодки В-611 (см.: Жарков В.И. «Создание первых подводных лодок с баллистическими ракетами» // «Гангут». Вып. 14. 1998. С. 104–105.

lxvi Рабинерзон Ю.А. Перевооружение крейсера «Адмирал Нахимов» ударным ракетным оружием по проекту 67ЭП // Гангут, Вып. 15. 1998. C. 46.

lxvii Кузнецов Н.Г. «Крутые повороты». С. 235.

lxviii Кузнецов Н.Г. «Крутые повороты». С. 104.

lxix Жарков В. «Создание первых подводных лодок с баллистическими ракетами» // «Гангут». СПб., 1998. Вып. 14. С. 104–105.

lxx Васильев А., Морин А. «Зенитное ракетное перевооружение крейсеров проекта 68-бис» // Там же. С. 93, 94. Рабинерзон Ю. Перевооружение крейсера «Адмирал Нахимов» // Гангут. СПб. 1998. Вып. 15. С. 46.

lxxi Котов П.Г. «Интервью, записанное Р.В. Кузнецовой на диктофон 04.02.2004 г.» (Архив семьи Кузнецовых).

lxxii Кузнецов Н.Г. «Крутые повороты». С. 235.

lxxiii Второй после 1948 г. – Р.К.

lxxiv Кузнецов Н.Г. «Крутые повороты». С. 112.

lxxv Личный архив Н.Г. Кузнецова

lxxvi Коробицын Алексей – переводчик военно-морского советчика Н.Г. Кузнецова в Испании в 1936–1937 гг. (под прозвищем «Нарциссо»). Позже, в 60-х гг., стал писателем – Р.К.

lxxvii Кузнецов в основном писал на машинке. – Р.К.

lxxviii Подчеркнуто Исаковым. – Р.К.

lxxix Аникин А. «Строки героики и трагизма» // Мор. сборник. 2004 № 7. С. 91.

lxxx Письмо хранится в архиве Н.Г. – Р.К.

lxxxi Личный архив Н.Г. Кузнецова. Подлинник. – Р.К.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал