Ранее, рассказывая о работах кбхм с различными головными организациями разработчиками рн и ка, я почти ничего не говорил, о совместных работах с Самарой /Куйбышевым



страница13/13
Дата17.10.2016
Размер3,76 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13
избран директором НИИТП.

В 90 г. умер В.М.Иевлев и А.С.Коротеев был избран членом-корреспондентом АН СССР. В этом же году практически прекратилось государственное финансирование по работам с использованием атомной энергии в космосе. В 90-е годы Коротеев предпринимал все, чтобы сохранить предприятие и наиболее ценные кадры. Организовывались малые предприятия («Новотехника» и др.), помещения в новом корпусе института сдали коммерческому банку, последовательно проводилось сокращение численного состава сотрудников института. Заключались многие десятки договоров на любые темы и с любыми организациями. Научные работники занимались делами ничего общего не имеющие с их профессиональным образованием. В 92 г. образовалось Российское Космическое Агентство (РКА) во главе с Ю.Н.Коптевым. Появилось ежегодное финансирование НИР, но в очень ограниченном объеме. Появились и первые зарубежные контракты. В 93 г. умер А.П.Ваничев и в 94 г. Коротеев избран действительным членом уже Российской АН. Для надлежащей оплаты сотрудникам института финансирования по НИР не хватало. Договорные работы с Мэрией Москвы и секция энергетики, которую возглавил Коротеев в отделении физико-технических проблем РАН, помогли удачно сменить бренд института. С 95 г. он стал называться «Исследовательским Центром им. М.В.Келдыша». Вроде бы и входит в состав РКА, но, в то же время, несколько в стороне.

В РКА удалось получить приличное финансирование под «Двигатель 21 века». Его концепции неоднократно трансформировались. Вначале это 3-х компонентный двигатель для одноступенчатой ракеты-носителя. Затем различные варианты двигателя для многоразовых ракет-носителей /полностью или частично/. Постепенно все ограничилось применением жидкого метана. На эту тему были заключены контракты с Европейским Космическим Агентством /ЕКА/, а также с Францией, Италией и Кореей. Были попытки /безуспешные/ создания камеры сгорания для определения охлаждающей способности метана и двигателя демонстратора для снятия характеристик при работе на кислороде и метане. Для проведения опытно-конструкторских работ по созданию двигателя-демонстратора Центр Келдыша оказался негодным. Нет опытных конструкторов, нет необходимой производственной и экспериментальной базы. Попытки проводить эти работы на стороне с оплатой наличными не смогли привести к созданию работоспособного двигателя на метане, хотя на корейском контракте неплохо заработали. В целом, для прилично финансируемых НИР, ЖРД не представляли большого интереса.

В отделении В.М.Иевлева еще с 50-х годов кроме ядерного двигателя занимались электрическими двигателями. С начала 90-х годов с развалом СССР электрические двигатели привлекли большое внимание руководителей предприятий, связанных с космосом. Двигатели СПД-70 нашли постоянное применение в объектах НПО ПМ «Гейзер» и «Альтаир». Наметилось их (и СПД-100) применение в объектах разных предприятий на стационарных и высоких орбитах. Новый начальник и главный конструктор КБ «Факел» А.С.Бобер вышел с электрическими двигателями на международную арену и заключил первые контракты с французскими и американскими фирмами. Это при скудном отечественном финансировании. Муссировались разговоры или об отделении Калининградской области, или, о ее возможной блокаде. В этом случае считалось необходимым иметь дублирующий центр по разработке и производству электрических двигателей в центре России на базе разработок НИИТП и ЦНИИМАШ. НИИТП отвело себе роль головной организации по перспективным разработкам и НИР. В.Ф.Уткин поддержал предложения об опытно-конструкторских разработках по электро-реактивным двигательным установкам (ЭРДУ) на основе ЭРД типа ДАС (двигатель с анодным слоем), экспериментальные опытные образцы которого были созданы в ЦНИИМАШ, и где была своя экспериментальная база с вакуумными камерами. На двигателях СПД КБ «Факел» стояли клапаны разработки и изготовления КБХМ. Агрегаты ДУ НПО ПМ тоже были разработки и изготовления КБХМ. Между ЦНИИМАШ и КБХМ было подписано решение о совместной разработке ЭРДУ на основе ЭРД типа ДАС. КБХМ также обязывалось создать у себя стенд для испытания ЭРДУ в вакууме. Вот так я, как представитель КБХМ, попал в созданный НТС НИИТП по электрическим двигателям. Там я участвовал на всех заседаниях до середины 2003 года. О работах КБХМ по ЭРДУ я рассказывал в главе 11 тема №10.

Не вдаваясь в подробности, коротко о работах по ЭРД и ЭРДУ за это время. КБ «Факел» сосредоточило свои работы на СПД-70 и СПД-100 и мало занималось НИР, да им и денег на НИР почти не давали. Зато они существенно улучшили КПД своих двигателей, провели сертификацию своей производственной и испытательной базы на соответствие западным стандартам и довели ресурсные испытания своих двигателей до 10 000 часов на нескольких экземплярах. Спрос на двигатели КБ «Факел» постоянно возрастал, как внутри страны, так и за границей. Французской фирме СНЕКМА была продана лицензия на изготовление двигателей СПД. КБ «Факел» проводило свои работы в постоянном контакте с МАИ, НИИПМЭ МАИ и др. НИИТП и ЦНИИМАШ проводили свои работы по ЭРД на опытных экземплярах, без проведения ресурсных испытаний. Разработчики космических аппаратов соглашались поставить их опытные образцы только в качестве дублеров к своим двигателям. В 98 г. были проведены разовые ЛКИ ЭРД типа ДАС ЦНИИМАШ на американском разведывательном спутнике. НИИТП договорился о проведении ЛКИ на одном из космических аппаратов НПО ПМ в качестве дублера СПД. Результатов этих испытаний я не знаю. Попытки НИИТП и ЦНИИМАШ использовать ЭРД в конверсионных работах не принесли положительных результатов. Попытки КБХМ получить заказ на ЭРДУ также не увенчались успехом. ОАО РКК «Энергия» для своих первых «Ямалов» остановилось на отработанных и проверенных СПД, а ДУ оставили за собой.

НИИТП в лице А.С.Коротеева предлагало КБХМ заняться разработкой ЭРД мощностью порядка 5 квт. ( ЭРД примерно 50 г. тяги). Но для этого нужно было построить испытательный стенд с криогенной барокамерой объемом порядка 100 кубометров. Это требовало больших денег, которых не было в НИР. Проведение испытаний на этом стенде с поддержанием необходимого вакуума обходились очень дорого (на 2 порядка дороже испытаний ЖРД). А нужно было проводить еще и ресурсные испытания продолжительностью в тысячи часов. Рассчитывать на финансирование таких работ в НИР было бессмысленно. За прошедшее 10 лет в разработке ЭРД принципиально нового не появилось. Для работы КА на стационаре еще многие годы, а скорее десятилетия, будут использоваться ЭРД типа СПД с единичной тягой около 10 грамм, при мощности энергоустановки до 10-20 квт. Для коррекции полета КА на более низких орбитах и для межпланетных путешествий требуются ЭРД более высоких тяг и, соответственно, энергетические установки значительно большей мощности. Это было ясно и свыше 50 лет назад.

После того, как в 2004 г. А.Н.Перминов стал во главе РКА (Роскосмоса), А.С.Коротеев стал первым и главным ученым Роскосмоса. В 2005 г. он стал Президентом Академии Космонавтики, председателем Объединенного совета РАН и Росавиакосмоса по космическим энергетическим системам, действительным членом Международной Академии Астронавтики, Академии наук США, членом коллегии Росавиакосмоса (Роскосмоса). А.Н.Перминов вслед за Коротеевым повторяет, что совершенствование ЖРД бессмысленно. Все возможности повышения удельной тяги исчерпаны. Для полетов на другие планеты (как Марс) нужно переходить на ядерные и электрические двигатели и, соответственно, многократно повышать энергетику космических аппаратов. Вот так в Роскосмосе совместно с Росатомом образовалась содружество предприятий по предстоящему большому распилу государственных средств, которое и было подкреплено решением Президента от 22.06.2010 г.: РКК «Энергия» (Президент - В.А.Лапота) в части создания транспортно-энергетического модуля, Центр Курчатова (президент - Е.П.Велихов, директор - Э.Ф.Лобанович, Директор института ядерных реакторов - Д.Ф.Цуриков) и директор НИКИЭТ им. Доллежаля - Ю.Г.Драгунов в части создания ядерного реактора, Центр Келдыша - директор А.С.Коротеев в части создания ядерной энергодвигательной установки мегаваттного класса. 20 млрд руб. планируется освоить за 9 лет. Коротееву в этом году исполнится 75 лет и вряд ли он думает руководить Центром Келдыша еще 8-9 лет. Но решение президента РФ позволит ему относительно спокойно работать несколько лет, независимо от того, кто будет вместо Перминова и будет ли, вообще, Роскосмос, как таковой.

Коротеев прекрасно понимает, что в указанные сроки создать транспортно-энергетический модуль невозможно, в отличие от наших высоких юридически образованных руководителей. Мне пришлось участвовать в попытках ЦСКБ создать первую космическую ядерно-энергетическую установку «Маяк» мощностью 30-50 квт. для космического аппарата всепогодной разведки, включая радиолокацию. Как и у Коротеева она планировалась с турбомашинным преобразователем по циклу Брайтона. Я об этом писал в главе 11 тема №11. КБХМ была поручена разработка вторичного (чистого) замкнутого контура на аммиаке, а также однокомпонентного двигателя, работающего на водороде из первичного контура ядерного реактора. Компоновку энергоустановки совместно с ЦСКБ (отв. исполнитель В.М.Якунин) проводила фирма Средмаша «Красная Звезда» (Грязнов, Сербин, отв. исполнитель Е.Е.Жаботинский). Работа продолжалась несколько лет и была остановлена на стадии эскизного проектирования. Чтобы наш вторичный контур замкнулся, нужно было иметь КПД насоса и компрессора близкими к единице, что недостижимо и в настоящее время. Расчет холодильника-излучателя выполняла «Красная Звезда». Его габариты и масса на много превосходили возможности «семерки». Теоретически капельный холодильник излучатель создать возможно, но инженерного исполнения в натуральных размерах нигде в мире еще не было. Эксперименты в КБХМ на водородном двигателе показали, что при расчетной температуре происходит наводораживание металла с последующим растрескиванием и разрушением камеры сгорания.

ИАЭ им. Курчатова был заинтересован в разработке реакторов для космоса. В середине 70-х годов атомные реакторы нашли широкое применение в надводных и подводных судах. Туполев прорабатывал возможность установки ядерного реактора на самолет для полетов без ограничения времени и расстояния. В беседе с нач. отдела ИАЭ В.М.Талызиным я говорил, что энергию нужно получать из космоса, а не возить ее с Земли. Я и сейчас придерживаюсь этого мнения. Коротеев основным потребителем энергии транспортно-энергетического модуля считает ЭРД. В «Маяке» для ориентации аппарата рассматривались ЭРД тягой 100 г. Эта тяга на порядок превышала тягу СПД. Но и ее было недостаточно для проведения маневров по ориентации аппарата. Для ориентации аппарата требовалось больше двигателей, чем три, на которых хватало мощности установки. Установка большей мощности была неподъемна для «семерки».

А.С.Коротеев предлагает установить на ЭРДУ 10-12 двигателей (модулей) СПД тягой 0,7-0,8 кгс, которые будут работать одновременно, создавая общую тягу 7-9 кгс с удельным импульсом до 1700с. Создание одиночного СПД такого класса, превышающего по тяге на два порядка существующие, можно сравнить с китайским «большим скачком». Нарисовать и изготовить такой макет можно, но проверить работу двигателя СПД можно только в вакууме. Для испытания на земле потребуются не менее 3-5 барокамер объемом порядка 1000 кубометров каждая с криогенной системой откачивающих насосов для создания необходимого вакуума. Ничего похожего нет нигде в мире. Отработку нужно вести на 10 000-20 000 часов. Это многие годы работы, даже с учетом подтверждения методики проведения ускоренных испытаний. Это очень дорогие испытания из-за расхода электроэнергии и стоимости чистого ксенона. Очень сомнительна и цель, с которой создается ядерная энергетическая установка. Перминов и Коротеев говорят о возможности слетать на Марс за 2-4 месяца вместо 1,5-2 лет на химических двигателях, что важно для пилотируемых полетов. Американские автоматические спутники путешествуют по дальним планетам по 10-20 лет, принося уникальные научные данные. Пилотируемая миссия на Марс с ядерной энергоустановкой нецелесообразна из-за необходимости надежной защиты космонавтов от радиации, для которой нужна дополнительная паразитная масса и огромные габариты космического аппарата. Надеюсь на разум человечества, которое через свои международные органы запретит выводить в космос ядерные реакторы. Есть и слабая надежда на то, что будущее разумное верховное руководство России отменит эти нереальные прожекты и будет способствовать возрождению реальной отечественной космонавтики.

Одним из таких путей на ближайшие годы в части ракетного двигателестроения я считаю переход на метан на первых ступенях ракет-носителей и их ускорителях еще при их одноразовом использовании. В.С.Рачук выступая на конференции в МАИ 16.11.10 г. сказал, что КБХА разрабатывает двигатели на кислороде-метане для перспективной многоразовой космической системы, которую разрабатывает Центр Хруничева. Но работы по многоразовой системе развернутся через много-много лет, не раньше 2020 г., когда будут созданы различные модификации «Ангары» и новый носитель для пилотируемых полетов «ЦСКБ-Прогресс», по которым есть соответствующие решения правительства. Уже сейчас (02.2011г.) мы потеряли свыше 10 лет в деле освоения метана в ракетно-космической промышленности. Если мы не начнем внедрять метан сейчас в одноразовых системах ракет-носителей, то рискуем навсегда потерять лидирующую роль в средствах выведения. Получить государственные ассигнования, когда еще незакончена программа «Ангара» и уже объявлено о создании нового носители для пилотируемых полетов нереально. Но вполне возможно привлечь для этих целей частный, но в значительной степени государственный капитал. В США в последнее время практикуется привлечение частных фирм для создания ракетно-космических комплексов. У нас прямой смысл заключить альянс между Центром Хруничева и Газпромом по «газификации ракетно-космической промышленности» и совместному использованию коммерческих запусков на новом носителе. Мы сможем сделать прорыв в эффективности средств выведения, переведя их на кислород-метан.

Для этого нужно заменить двигатель РД-191 в ракетном модуле (УРМ-1) на двигатель КБХА созданный на основе кислородно-водородного двигателя РД-0120. Ракета «Ангара» закладывалась еще в 1993 г. и сейчас продолжая работу над «Ангарой», следует заложить ее модернизацию «Ангара-М». В КБХА есть производственная и экспериментальная база для отработки метанового двигателя для модуля «Ангары-М». Модуль придется доработать под новый компонент по высоте или диаметру. Изготовление возможно как на заводе Хруничева, так и в ПО «Полет». Двигатель 2-й ступени УРМ-1 РД-0124 остается без изменения. «Ангара-М» может использоваться для пилотируемых полетов как с Байконура (позиция для «Байтерек»), так и с космодрома «Восточный». В этом случаи отпадает необходимость в разработке нового носителя для пилотируемых полетов на основе двигателя РД-180 на первой ступени. Отработка метанового двигателя КБХА может быть ускорена за счет проверки многих вопросов на двигателе-демонстраторе КБХМ уже в 2011-2013 гг. Работы по «Ангаре-М» не должны помешать работам по основному варианту «Ангары», которые вышли на заключительную стадию (начало ЛКИ 2013 г.). Разработку «Ангары-М» можно рассматривать и как переход к носителям многоразового использования.

В ЦСКБ-Прогресс с прекращением работ по новому пилотируемому носителю текущие работы обретут стройную целенаправленность. Есть большой объем работ по носителям «Союз-1, 2 и 3» базирующихся на старты Байконура, Плесецка и Куру. Эти носители среднего и легкого класса обеспечат выполнение почти всех задач по ближнему космосу, а с разгонным блоком «Фрегат» и часть задач по дальнему космосу, включая стационар. «Союзы-2.1б», а возможно и «Союз-3» на 2-3 десятилетия обеспечат пилотируемые запуски. В настоящее время у нас практически прекращено дистанционное зондирование Земли (ДЗЗ), как в народно-хозяйственных, так и в военных целях, на что специализировалось ЦСКБ. Возрождение этого направления важнейшая задача ближайшего десятилетия.

Что касается РКК «Энергия», то это наша единственная фирма специализирующаяся на пилотируемой космонавтике. Эта специализация останется до конца 21-го столетия и далее. Но и здесь перспективы не очень очевидные. Грузовые корабли «Прогресс» теснят новые более мощные европейские и японские грузовики. Года через три на смену Шаттлам придут многоместные корабли «Орион». Туристические полеты в космос по довольно низкой стоимости застолбили за собой коммерческие фирмы США. Пилотируемые полеты на планеты и спутники планет солнечной системы отодвигаются на 2-3 десятилетия и с большой вероятностью первыми там будут американцы и, конечно, без ядерных двигательных установок. На мой взгляд, следует вернуться к идее С.П.Королева о создании МКБС (Многоцелевой космической базовой станции). На неё возлагается техническое обслуживание всех спутников на относительно близких к земле орбитах. Транспортировка спутников со своих орбит к МКБС и обратно осуществляется космическими буксирами, базирующимися на МКБС, где имеются запасы топлива и газа необходимые для увеличения сроков активной эксплуатации спутников, а также сменные запасные части. В случаи необходимости наиболее ценное оборудование и небольшие спутники (а их со временем будет большинство) могут транспортироваться на землю. С орбиты МКБС могут отправляться спутники и для исследования более отдаленного космоса, а на самой станции должны быть все условия для работы и отдыха космонавтов. На МКБС по соответствующим договорам может проводиться обслуживание и иностранных спутников и космонавтов.

При посещении В.В.Путиным РКК «Энергия» в июле 2010 г. Лапота упомянул об участии РКК «Энергия» в работах по «Глонасс». Он очевидно имел в виду, что одновременно 3 КА выводятся разгонным блоком «ДМ». Одновременно блок «ДМ» является основным вкладом РКК в компанию «Морской старт». Аварийным пуском «Протона-М» с разгонным блоком «ДМ-03» нанесен сокрушительный удар по многолетнему (и в целом успешному) применению блока «ДМ» совместно с «Протоном». Успешный пуск «Зенита-3SБ» с разгонным блоком «Фрегат-СБ» в январе 2011 г. поставил под сомнение целесообразность использования блока «ДМ» в «Морском старте». Блок «ДМ» в РКК «Энергия» был в некотором роде культовой фигурой. Это единственная существующая разработка РКК, относящаяся к средствам выведения, и позволяющая участвовать в различных космических программах кроме пилотируемых полетов. Испытательную станцию для отработки двигателя С1.5400 (11Д33) прототипа двигателя 11Д58 блока «Д» начали строить, когда я еще работал на испытательной станции ОКБ-3 НИИ-88. Она расположена недалеко от нашей станции и пользовалась кислородом от нашей АКС (азотно-кислородной станции), нам кислород был не нужен. Я неоднократно бывал у них на станции. Хорошо знал И.И.Райкова и конструкторов двигателя 11Д58 М.В.Мельникова и Б.А.Соколова. Б.А.Соколов (1923 г.р.) внес много усовершенствований в двигатель и до сих пор работает в РКК «Энергия», считая 11Д58 лучшим ЖРД, созданным за всю историю космонавтики. За утрату «Глоноссов» Лапота пожертвовал В.М.Филиным, а Перминов В.П.Ремишевским. Кресло под Перминовым основательно расшаталось, а перспективы Лапоты занять место Перминова стали очень туманными.

Сделаю еще одно небольшое отступление, связанное с «Глонасс». Наша страна причислена к лику «великих держав» за счет обладания межконтинентальными баллистическими ракетами с ядерными зарядами. Но нужно, чтобы эти ракеты могли поразить намеченную цель с достаточной точностью. Одной астронавигации для этого было недостаточно. В начале 1976 г. вышло постановление о создании спутниковой системы навигации «Ураган». Только эта система, совместно со вспомогательной системой «Муссон», (постановление от (03.02.77 г.) смогла обеспечить необходимую точность поражения цели. Я об этом писал в главе 11 Тема №10. Первый спутник «Ураган» был запущен 12.10.82 г. К декабрю 95 г. система была развернута полностью из 24-х действующих спутников. Одновременно действовала система «Муссон» (теперь Гео-ИК), всего до 94 г. было запущено 13 спутников. Таким образом, в «лихие» 90-е годы у нас была система, обеспечивающая точное наведение межконтинентальных ракет на намеченные цели. В конце 90-х годов финансирование по системам навигации было прекращено. К 2001-му году количество действующих спутников «Ураган» сократилось до 6-и, т.е. система наведения прекратила свое существование. В августе 2001 г. была принята федеральная целевая программа «Глонасс» (Глобальная навигационная система). В настоящее время в системе «Глонасс» насчитывает 22 действующих спутника с неопределенным сроком активного существования (САС). Только последний спутник «Глоносс-К», запущенный в феврале 2011 г. имеет (неподтвержденный) САС 10 лет. У остальных действующих спутников он не выше 5 лет с момента запуска. Для функционирования системы не хватает 2-х спутников. Спутников Гео-ИК нет ни одного. Попытка запуска Гео-ИК-2 01.92.11 г. окончилась аварийно. Для нормального функционирования системы навигации с повышенной точностью на орбите кроме «Глоноссов» должно быть не менее 2-х спутников Гео-Ик-2.

В США в настоящее время число действующих спутников системы Навстар (GPS) составляет 31 (включая находящиеся в резерве), САС которых намного превышает 10 лет. Точность наведения ракет порядка 1 м. Новейшие модификации системы наведения позволяют наносить удары c еще большей точностью и по движущимся целям. Я не буду говорить о гражданском использовании спутниковой системы наведения. Здесь наше отставание от США еще больше и со временем в ближайшее десятилетие будет только увеличиваться. Самое главное то, что уровень точности наведения боевых ракет способен в корне изменить характер будущих войн. Решающее значение приобретает использование высокоточного оружия, которое во многих случаях придет на смену ядерному оружию. Высокоточное оружие с неядерной полезной нагрузкой не подлежит каким-либо ограничениям по международным договорам. В США имеются тысячи крылатых ракет морского и воздушного базирования и сотни баллистических ракет с неядерным зарядом. Они способны одновременно уничтожить все наши наземные установки для старта ракет, включая подвижные «Тополь-М» и РС-24 «Ярс», вывести из строя ШПУ РС-18, повредить ШПУ РС-20 и уничтожить все военные и двойного назначения спутники, находящиеся в космосе. На морских рубежах будут уничтожены все надводные и подводные носители ядерного оружия, находящиеся на своих базах. Для ответного удара у нас останутся 2-4 подводные лодки с жидкостными баллистическими ракетами, находящиеся в плавании на боевом дежурстве, и небольшое количество ракет РС-18 и РС-20 в сохранившихся ШПУ. На них будет нацелена вся мощь ПРО США и НАТО. Ракеты РС-18 и РС-20 давно пережили гарантийные сроки, и их периодическое продление только оттягивает необходимую им замену. Новые подводные лодки под лучшую в мире ракету «Синева» не строятся. Их гарантийный ресурс близок к критическому, когда одним ремонтом не обойдешься.

В настоящее время много говорят о том, что работы по созданию системы ПРО США и НАТО подрывают дух соглашений по ограничению стратегических вооружений. В этом есть доля правды. Но создание эффективной ПРО технически на порядок сложнее, чем создание наступательного ракетного вооружения и будет стоить на порядок дороже. Создать собственную систему ПРО мы не в состоянии и по технике и по финансам. Максимум на что мы способны это создать воздушно космическую оборону баз базирования стратегических ракет и важнейших промышленных и административных и военных центров от крылатых ракет. В СССР при могущественном ВПК мы делали попытки защитить только Москву от ракетного нападения и то без особого успеха. Что касается поражения ракет на активном участке ее работы, то это невозможно без массового размещения ПРО в космосе, что само по себе граничит с фантастикой. Создание ПРО США и НАТО рассчитано на многие годы (если не на десятилетия). Фактически это защита западной цивилизации от возможного нападения авторитарных режимов (фашистских, националистических, экстремистских клерикальных), которые могут образоваться в Китае, России или в какой-нибудь исламской стране, а не в отдельно взятых КНДР или Иране. В настоящее время Россия с ее ограниченными техническими и финансовыми возможностями, чтобы сохранить свою независимость должна иметь достаточный арсенал ракетного ядерного вооружения, способного преодолевать не только расстояние с нужной полезной нагрузкой, но и систему ПРО.

У нас последние 10-15 лет культивируются твердотопливные ракеты. Конечно, они удобнее в эксплуатации, и особенно на подводных лодках. Однако по энергетике они уступают жидкостным. По конструктивному совершенству, т.е. по отношению начальной массы ступени к конечной, наши новейшие твердотопливные ракеты «Тополь-М», «Булава» и «Ярс» также уступают аналогичным американским, созданным лет 30 назад. Приведу сравнительные значения начальной массы ракеты, дальности полета и полезной нагрузки для существующих наших жидкостных и твердотопливных ракет. 1. РС-20 (Р-36М2) стартовая масса 211т., дальность максимальная 16 000 км., полезная нагрузка 8700 кг. (10 блоков) 2. РС-18 (УР-100Н УТТХ) стартовая масса 105 т., дальность 10 000 км.. полезная нагрузка 4360 кг.(10 блоков) 3. «Синева» (РСМ-54) стартовая масса 40,3 т., дальность 8300 км., полезная нагрузка 2800 кг. (4-6 блоков) 4. «Тополь-М» (РС-12М2) стартовая масса 46,5 т., (вместе с передвижной установкой 120 т.) дальность 11 000 км.. полезная нагрузка 1200 кг. (моноголова). 5. «Булава» (3М30 или РСМ-56) стартовая масса 36,8 т., дальность 10-12 000 км.?, полезная нагрузка 1150 кг. (количество блоков-10 ??). 6. «Ярс» (РС-24) стартовая масса «?», дальность 11 000 км., полезная нагрузка «?» (3-4 блока).

В полезную нагрузку входит ДУ разведения блоков и система управления разведением блоков. Для преодоления ПРО нужны активные и пассивные ложные блоки. Все это требует дополнительного веса. Ложные блоки желательно иметь в габаритах натуральных, чтобы локатор не мог их распознать. Такую полезную нагрузку можно разместить только на жидкостных ракетах. Увеличение стартовой массы для передвижных твердотопливных ракет невозможно. Ракета с транспортно-пускововой установкой весом свыше 100 т. передвижной может считаться лишь условно. Строить для них многие десятки шахт со своей инфраструктурой нерентабельно. Переоборудовать шахты жидкостных ракет под твердотопливные, все равно, что строить новые.

Наиболее реально просто заменить РС-18 и РС-20 на новые модернизированные, оставив неизменными 1-ю и 2-ю ступени и сделать ультра современную головную часть, как это было сделано при переходе с 3М37 на «Синеву». По РС-18 эту работу может выполнить НПО машиностроения совместно с оренбургским заводом, восстановив производство двигателей РД-0233,34,35,36 на ВМЗ. По РС-20 с Украиной должно быть заключено соглашение по возобновлению производства 1-й и 2-й ступени РС-20 на «Южмашзаводе». Это все равно, что изготовление ракеты носителя «Днепр», на коммерческие пуски которой с территории России и Казахстана Украине будет дано разрешение на много лет. Украина по СНВ-2 отказалась от производства ракет РС-20. Нам, чем бодаться с Западом по ПРО, лучше пойти на изготовление на Украине ракеты носителя «Днепр». Но для этого нужно коренным образом изменить свое отношение к Украине. Гарантией таких отношений будет наш отказ от строительства антиукраиского «Южного потока», который у нас никому не нужен кроме акционеров Газпрома. Изготовление головной части поручается НПО машиностроения, по аналогии с РС-18. Двигатели 1-й ступени может изготавливать «Южмашзавод, который освоил их серийное производство, так и в ОАО «Энергомаш». Двигатели 2-й ступени могут изготавливаться на ВМЗ или на каком-либо другом двигательном заводе (Пермь, Красноярск).

По морским СЯС следует провести модернизацию «Синевы» по головной части, и возможно, по переводу 3-й ступени на повторные включения. Следует начать переоборудование подводных лодок проекта 955 «Борей» под жидкостные ракеты независимо от исхода предстоящих ЛКИ комплекса «Булава». Следует восстановить головную роль РНЦ им. Макеева по баллистическим ракетам ВМФ. Реализация предложенных решений поможет нам при малых финансовых затратах сохранить на десяток другой лет условный военный паритет с предполагаемым противником. В наше время бурного технического прогресса и нестабильных политических процессов трудно прогнозировать будущий ход мировых политических событий. Вот на такие соображения привели меня прогнозы «Космонавтики 21 века» в части ракетных двигателей и не только их.



Заканчивая, хочу вернуться к книге Г.Р.Успенского о межпланетных миссиях. Человечество сможет проникнуть за пределы солнечной системы только тогда, когда освоит гравитационные двигатели. Только с их помощью можно передвигаться со скоростью много быстрее скорости света. Пока это направление не находит должного внимания ученых в России и в мире. Элементы этой теории можно изучать не только в астрономии, но и в практических экспериментах таких как «Солнечный зонд», тросовые системы и тому подобное. Результаты этих исследований возможно претворить в жизнь не раньше 22 века.






Каталог: file -> zavjalov
file -> «ставропольская краевая универсальная научная библиотека им. М. Ю. Лермонтова» памятные даты и знаменательные события по ставропольскому краю
file -> Водных объектов в зоне влияния свалок
file -> Рекомендации по планированию методической работы
file -> Литература О. Николенко п. 1 читать, п. 2-4 конспект; читать Педро Кальдерон "Життя-це сон"
file -> I. Демографическая ситуация
file -> Система ведения овцеводства в крестьянско-фермерских и личных хозяйствах населения
file -> Информация о подготовке ко Дню правовой помощи
zavjalov -> В. С. Завьялов. О работе в кбхм им. А. М. Исаева и не только об этом


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал