Ранее, рассказывая о работах кбхм с различными головными организациями разработчиками рн и ка, я почти ничего не говорил, о совместных работах с Самарой /Куйбышевым



страница9/13
Дата17.10.2016
Размер3,76 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13
Глава 16

В 1951г. Королев практически 4 месяца с 06 по 09 был на полигоне. В основном это работы 2-го этапа ЛКИ по Р-2. Янгель был руководителем ЭП по первой баллистической ракете на стойких компонентах Р-11. Именно он включил молодого инженера Решетнева в бригаду проектантов по Р-11. Королев работал в страшном цейтноте времени. Многие программные документы он мог писать только на полигоне в перерыве между пусками. Королев не был согласен со многими направлениями работ, которые проводил Янгель. Отношения между ними носили напряженный характер. 09.05.51 г. Сталин подписал постановление Совмина о передаче Днепропетровского автозавода в МВ для организации серийного производства баллистических ракет. Более полугода на заводе, которому дали № 586 проводились проверки и чистка кадров. Директором завода назначен Л.В.Смирнов, который с 51 года был начальником ГУ ракетного вооружения МВ, а до этого со времен войны занимался приемкой вооружения. Устинов отстоял начальника производства автозавода А.М.Макарова, который побывал в ГУЛАГЕ. На заводе с 52 г. налаживалось серийное производство Р-1, Р-2 и велась подготовка к изготовлению Р-5. Королев перевел на завод многих работников КБ и завода № 88 из Подлипок. ГК заводского СКБ стал заместитель Королева В.С.Будник.

В 04.52 г. Королев назначил Янгеля своим замом по серийному производству ракет Р-1 и Р-2 в Днепропетровске. Руководство проектными работами оставил за собой и первым замом Мишиным. Но, неожиданно для Королева, в 05.52 г. постановлением Совмина Янгель назначен директором НИИ-88, т.е начальником над Королевым, а с 27.07.52 г. еще и председателем НТС, где решалась судьба всех проектных работ. 31.05.52. Королев непосредственно направил письмо Л.П.Берия о порядке проведения ЛКИ ракеты Р-2. Это говорит о том, что Королев после принятия на вооружение ракеты Р-1 и успешных полетов Р-2 приобрел значительный вес, и старался освободиться от мелочной опеки со стороны руководства НИИ и МВ. Руднев стал замом Устинова. Одним из факторов назначения Янгеля директором института было то, что Королев еще не был членом партии, а Янгель всегда работал в тесном контакте с парткомом института.

Королев подал заявление о вступлении кандидатом в члены партии в марте 52 г. Секретарем партбюро ОКБ-1 был Д.И.Козлов, он же был одним из рекомендующих Королева. Козлов должен был согласовать вопрос о приеме Королева в партию с парткомом НИИ. Парторгом ЦК в НИИ-88 был недавно выбран /фактически назначен оборонным отделом ЦК ВКП(б)/ М.Г.Медков, который ранее в системе ракетной техники не работал. Медков был категорически против приема в партию освобожденного, но не реабилитированного бывшего заключенного по 58 статье. Несмотря на это Козлов сделал все возможное для обеспечения приема Королева в кандидаты. Рекомендацию дал Ю.А.Победоносцев, который знал Королева по совместной работе и в РНИИ и в НИИ-88. Были еще 3 рекомендации по совместной работе на предприятии и полигоне в период 47-51 гг. 12.03.52 Королев был принят в кандидаты на партбюро, а 18.03. на общем партийном собрании ОКБ-1. Королев волновался, отвечая на различные вопросы, но на собрании был принят единогласно. Значительно сложнее было 28.03. на парткоме НИИ. Медков выступил против принятия Королева. Он заявил, что в 44 г. освобождали многих, кто работал на оборону, но это не значит, что их нужно принимать в партию до реабилитации. Медкова поддержала часть членов парткома. Решающим оказалось выступление члена парткома директора НИИ Руднева, который не только высказался за прием Королева, но и сказал, что он этот вопрос согласовал в ЦК ВКП(б) на высоком уровне.

Менее чем через 2 месяца Руднев перешел на работу в МВ, а директором стал Янгель. Королев получил учетную карточку кандидата 15.07.52. в Мытищинском ГК. В партию /уже КПСС, а не ВКП(б)/ Королев принят 15.07.53 г. Прием в партию на всех инстанциях проходил без осложнений. 05.03.53. умер Сталин, а 26.06.53 г. арестован Берия. В это время была принята на вооружение ракета Р-2, а Р-5 вышла на ЛКИ и готовилась к оснащению ядерным зарядом. /Через Мытищинский ГК проходил и я в 56 г./. Отношения Королева с парткомом НИИ оставались сложными. Еще более сложными были отношения Королева с Янгелем, который был директором института с 05.52 г. Королев старался не ходить на совещания к Янгелю, а посылал Мишина. Их противоречия по тематике, об этом я буду говорить ниже, обострились до такой степени, что стали мешать делу. Стало ясно, что в одной берлоге /НИИ-88/ им не ужиться. В 10.53 г. Янгель написал заявление об освобождении его от должности директора НИИ-88. Устинов решил временно его оставить в НИИ в должности главного инженера. Приказ был подписан в 11.53 г. Директором института был назначен начальник ГУ МВ А.С.Спиридонов, который в 48-49 гг. работал главным инженером НИИ-88.

14.07.53 г. Королев впервые выступил на партсобрании НИИ. Выступал он первым в прениях по обсуждению постановления ЦК КПСС «О преступных антипартийных и антигосударственных действиях Берия» после доклада Медкова. На партконференции НИИ 10.11.53 г. Королев не выступал, в президиум выбрали не его, а Мишина. В отчетном докладе Медкова были выпады в адрес Королева в части повышения идейно-политического уровня. На предложение избрать Королева в члены парткома он взял самоотвод: «Товарищи делегаты! Я молодой член партии, думаю, мне полезно будет поработать на рядовых партийных поручениях, прошу снять мою кандидатуру с обсуждения». На партконференции в 54 г. с резкой критикой руководства института и парткома выступил секретарь партбюро ОКБ-1 Козлов: «…Партком нередко был в отрыве от жизни и задач коллектива, и частности плохо знал жизнь и задачи нашего КБ». Медков признал критику правильной. Выступление Козлова, конечно, было согласовано с Королевым и показывало предвзятость Медкова к ОКБ-1 и лично к Королеву. На заседании парткома 01.12.54 г. Медков потребовал, чтобы Королев уничтожил свои документы военных лет, которые якобы «запутывают секретное делопроизводство». Королев очень дорожил этими документами. В это время уже вышло постановление по Р-7, и для оздоровления обстановки было решено провести перевыборы секретаря парткома прямо на заседании парткома. Секретарем был избран М.П.Гапоненко. Я его застал, когда ОКБ-3 входило в состав НИИ. О нем я не слышал ничего плохого. Медков был освобожден «в связи с переходом на хозяйственную работу».

Я не знаю, где Медков работал до 1959 г., но с момента образования ОКБ-2, как самостоятельного предприятия, он работал замом по общим вопросам у Исаева. Медков много сделал при становлении ОКБ-2 в вопросах строительства, организации служб снабжения, кооперирования, бухгалтерии и пр. Остановлюсь только на одном моменте. При нем был организован первый в Подлипках заводской санаторий-профилакторий, который действует до сих пор. Под него отвели территорию, которую занимала какая-то разведшкола, не то КГБ, не то международного отдела ЦК КПСС. Контингентом этой школы были иностранные граждане. Так говорил обслуживающий персонал, который частично продолжил работу в нашем профилактории. Видно у Медкова были крепкие связи с аппаратом ЦК КПСС, чтобы получить эту территорию, расположенную с левой стороны на въезде в Красноармейское шоссе. Всю обширную территорию справа от шоссе занимал санаторий ЦК партии «Пушкино», часть его младшего медицинского персонала продолжила работу по совместительству в нашем профилактории. Непосредственно к профилакторию примыкали летние дачные домики работников аппарата ЦК. Каких-либо других жилых мест в ближайшей округе не было. Прекрасный лес тянулся на несколько км. до реки Скалба. Там я впервые увидел лес зимой. Недалеко от профилактория снимались сцены пуска первых жидкостных ракет в фильме «Укрощение огня». Участники съемок жили в профилактории. Таким образом, Медков оставил добрую память в хозяйственных делах становления ОКБ-2. Среди молодых работников ОКБ-2 Медков производил впечатление законченного барина со своей грузной фигурой.

В основе противоречий между Медковым и Королевым было позиция оборонного отдела ЦК, который считал, что Королев недостаточно уделяет внимания вопросам вооружения и плохо контактирует с руководством министерства обороны. Возможно, корни этих разногласий были заложены еще при работе в Германии в 45-46 гг. В конце 45 г. М.К.Тихонравов /1900-1974гг./, работающий в НИИ-1, предложил совершить полет в стратосферу 2-х человек при старте Фау-2. Началась конструкторская проработка проекта. Руководство министерства было против того, чтобы институт занимался конструкторскими разработками. В начале 46 г. группа Тихонравова перешла, во вновь созданный институт академии артиллерийских наук (НИИ-4). НИИ-1 МАП влили в ЦИАМ, где еще год продолжались работы по созданию экспериментального самолета «4302» с двигателем Исаева, которые закончились с переходом Исаева в НИИ-88, где он целиком сосредоточился на двигателях для ракет. Проект полета человека в стратосферу на баллистической ракете не был экспромтом Тихонравова. На техсовете РНИИ в 36 г. рассматривались два проекта полета человека в стратосферу: Тихонравова на баллистической ракете и Королева на стратоплане. Был принят вариант Королева, который был осуществлен только частично на уменьшенной модели. Для варианта Тихонравова требовалось создание двигателя на кислороде и спирте тягой 8-10 т., что требовало создания мощных огневых стендов и значительного финансирования. Проектных проработок по двигателю я не нашел. Сохранился термодинамический и газодинамический расчет двигателя, который сделал А.Г.Костиков, работающий совместно с Тихонравовым. Тихонравов в РНИИ /НИИ-3/ продолжал заниматься баллистическими ракетами, пока эта тематика не была прикрыта, и он перешел на твердотопливные ракеты.

Вариант продольного расположения направляющих был основан на расчетах Тихонравова, исходя из минимально необходимой длины для улучшения кучности. Во время войны Тихонравов много сделал для повышения эффективности «катюши», проводя работу непосредственно в боевых частях. Был награжден 2-мя орденами Красного Знамени и Орденом Отечественной войны. Тихонравов в 19 г. секретарь комсомольской ячейки, в 20 г. добровольцем ушел в Красную Армию. После окончания Гражданской войны поступил в академию им. Жуковского, окончил ее в 25 г. Работал на предприятиях авиационной промышленности, проектировал планеры. Приглашен Королевым на работу в ГИРД. В 45 г., когда Королев приехал в Москву из Казани перед воздушным парадом, он долго разговаривал с Тихонравовым. От него Королев узнал о Фау-2. Тихонравов рассказал, что на Фау-2 человек может полететь в космос. Именно Тихонравов доставил двигатель Фау-2 из Польши в НИИ-1, и он же посказал Гайдукову о необходимости привлечь Королева к изучению трофейной техники в Германии. Правда, конкретное место двигателя в Польше указал англичанин, у которого были точные координаты нахождения этого двигателя.

Работая в НИИ-4, Тихонравов разработал проект «ВР-190» для полета 2-х человек на высоту 190 км. Разрабатывал различные варианты составных и многоступенчатых ракет. В 51 г. выступил с докладом в Академии артиллерийских наук о возможности на связке ракет уже в то время запустить искусственный спутник Земли. На этом докладе присутствовал Королев, который настоял, чтобы доклад вошел в сборник трудов академии, хотя эту тему посчитали непрофильной для академии.

В 52 г. Королев окончательно выбрал баллистическую ракету /тема Т1/ в качестве межконтинентальной. Темой Т2 /КРДД с ПВРД/ у него занимался нач. сектора отдела №3 Будник А.С. /родной брат Будника В.С./. С этой темой и группой работников он перешел в НИИ-1 МАП. Там он работал до конца жизни нач. отдела 20. С этим отделом я постоянно работал практически до выхода на пенсию. После Будника начальниками отдела были Л.А.Щербо, Л.П.Самойлов, со всеми у меня сложились хорошие деловые отношения.

Работа проектного отдела /№3/ кроме работ по Р-7 сосредоточилась на создании спутников, которые можно вывести на орбиту ракетой Р-7. Королев продолжал общаться с Тихонравовым, Тихонравов приезжал в ОКБ-1, а Королев заезжал в НИИ-4. В НИИ-4 к работам Тихонравова относились, мягко говоря, недоброжелательно. В 53 г. Королев сделал заказ в НИИ-4 по вопросам исследования и создания искусственного спутника Земли. Только после этого Тихонравов смог развернуть работу в нужном объеме. В 54 г. Тихонравов представил свою программу освоения космоса. Первый этап это отработка РН и создания простейших искусственных спутников. Далее он предлагал запуск пилотируемого корабля-спутника, создания станций-лабораторий больших размеров и, наконец, достижение Луны, включая облет и посадку на ее поверхность. В 55 г. Тихонравов представил 3 варианта спутников различного назначения. В том же 55 г. Королев написал письмо руководству: «Товарищ Тихонравов является одним из старейших ракетчиков Советского Союза, продолжающих разработку идей К.Э.Циолковского, и его участие в работах нашего ОКБ по созданию спутников решающим образом может помочь этому делу».

20.09.56. Королев ознакомился с письмом Глушко, в котором тот обвинил М.К.Тихонравова и Л.С.Душкина в доносах, послужившим основанием для его ареста в марте 1938 г. /АРКК, д. 633, л. 89/. 03.10.56. Королев обратился с просьбой к Устинову о назначении М.К.Тихонравова начальником отдела ОКБ-1 по проектированию космических аппаратов /АРКК д. 633 с. 92/. Еще ранее 27.12.55. Королев запросил согласия М.И.Неделина на перевод в ОКБ-1 из НИИ-4 МО группы Тихонравова, на что был получен положительный ответ. /АРКК д.1307 л.80/.

Небольшое отступление. А.В.Глушко в своей книге пишет: «/Глушко/… по мнению Королева, явился виновником его необоснованного ареста! Удивительная неразборчивость Сергея Павловича в людях /?/- он пригрел под своим крылышком человека (Л.К.Корнеева), который действительно писал на него доносы/?/, и сохранил на всю жизнь неприязнь к тому, кто даже под пытками/?/ пытался увести его от ареста, кто добился для него сносных условий работы в «шарашке» - В.П.Глушко…Королев, сохранив устойчивое мнение о виновности Глушко, неосознанно переносил это на деятельность/?/».

10.04.55. Глушко подал заявление генеральному прокурору о своей реабилитации. Королев направил свое заявление в Прокуратуру о реабилитации 30.05.55. В мае 55 г. Глушко вызывали в МГБ по делу Клейменова и Лангемака. «Он охотно дал показания в защиту их добрых имен» это из книги А.В.Г. 20.04.56. Королеву и Глушко было присвоено звание ГСТ. 26.09.56. Глушко был вызван в прокуратуру и реабилитирован. Решение ВКВС СССР о реабилитации Королева принято 27.04.57 г. Показания Глушко по Клейменову и Лангемаку, находились в противоречии с фактами, изложенными в отчете НИИ-1 МАП по истории работ по ЖРД. По мнению Глушко там недостаточно освещались работы ГДЛ, и работы Глушко в РНИИ /НИИ-3/, неправильно оценивались те или иные работы, все было написано не так как надо, включая терминологию ЖРД. Секцию ЖРД в НИИ-1 возглавлял Душкин. Глушко в письмах к директору НИИ-1 В.Я.Лихушину писал: «…Ссылка в отчете на арест бывших руководителей института характеризует подход Душкина к изложению работ этих сотрудников. Душкин и Тихонравов сыграли роль клеветников… писали доносы в НКВД, в том числе и на меня…сейчас руководители РНИИ реабилитированы, а Королев и я остались живы, поэтому хотелось, чтобы правда увидела свет». С этого момента свыше 30 лет Глушко переписывал историю работ по ЖРД под себя и следил, чтобы нигде не появилось что-нибудь противоречащее его легенде.

15.01.57 г. Глушко направил в редакцию БСЭ письмо о А.Г.Костикове, которое он подписал у Королева. С этого письма началась травля Костикова. Об этом письме и об участии в травле Я.Голованова я подробно расскажу позднее. Возвращаюсь к основному рассказу. В 56 г. Тихонравов, по согласованию с НИИ-4, и Устиновым переведен в ОКБ-1, где возглавил проектный отдел /№9/ по созданию космических объектов. В отдел из НИИ-4 с Тихомировым перешли: К.П.Феоктистов, Г.Ю.Максимов, В.К.Алгунов и др. Со Славкой Алгуновым я учился в МВТУ и мы временами встречались, когда я приходил в ЦКБЭМ, он работал нач. сектора в проектном отделе. Кроме того, Тихонравов пригласил в отдел старых коллег /своих и Королева/ по довоенным делам: П.В.Флерова, А.В.Пало, З.И.Круглову.

Далеко не всем в руководстве отраслью нравилось увлечение Королева созданием искусственных спутников Земли. А.Г.Мрыкин настаивал, чтобы созданием искусственных спутников земли занимались только после окончания отработки ракеты Р-7. Не поддержал работу по спутникам и член совета ГК М.С.Рязанский. Королева поддержал М.В.Келдыш и «помог» Д.Эйзенхауэр, который в 55 г. заявил, что США готовы к запуску искусственного спутника Земли. В 57 г. за создание 1-го спутника и спутников с живыми существами на борту Тихонравов стал лауреатом Ленинской премии. В 61 г. за полет Гагарина стал героем Социалистического труда. М.К.Тихонравова можно считать основоположником практической космонавтики в Советском Союзе наряду с С.П.Королевым. В отличии от Королева, он не обладал организаторскими способностями на уровне, необходимом для претворения в жизнь своих проработок. Его идеи смогли осуществиться только при организаторском гении Королева.

Но Королеву нужны были еще административные полномочия, за право иметь которые, ему пришлось выдержать много испытаний. В августе 45 г. Королев был условно свободным, работающим в Казанской «шарашке» в должности одного из заместителей Глушко. Откомандированный в Москву для подготовки РУ-1 самолета Пе-2 к несостоявшемуся авиационному параду в 08.45, он встретился с Л.М. Гайдуковым /14.01.11-20.02.99/, и это во многом предопределило всю его дальнейшую жизнь. Гайдукова считают организатором ракетной и космической техники в СССР в 1945-1946 гг. Во многих публикациях говорится: «Если бы не исключительная смелость Гайдукова в принятии решений, то многие фамилии, в том числе Королев, Глушко, Пилюгин, Мишин, Черток, Воскресенский и не попали бы в число пионеров отечественной космонавтики». Я заинтересовался, каким образом Гайдуков за 1,5-2 года оставил такой яркий след в истории нашей космонавтике и куда он исчез в последующие годы. Вот что удалось узнать о его жизни.

Родился он в Тульской обл. на станции Плеханово /рядом с Тулой/. В 28-30 гг. работал слесарем на заводе «Тульский металлист». В 35 г. окончил Тульский механический институт. Данных о вступлении в ВКП(б) я не нашел, но скорее всего это произошло еще при работе на заводе. С 35 г. инженер-технолог и директор курсов на московском заводе № 67. Это завод «Мостяжарт». В настоящее время там ОКБ и завод «Вымпел». С 37 г. зам. нач. отдела кадров 4-го ГУ Наркомавиапрома и нач. отдела кадров 14-го ГУ. Точнее это ГУ НКОП, т.к. НКАП образован только в 39 г. Производственной работой Гайдуков занимался порядка года, а затем перешел на кадры в ГУ авиационной промышленности после прошедшей там глобальной чистки аппарата в 37 г. С 38 г. переходит на работу в ЦК ВКП(б) на освободившиеся после чисток места. Был инструктором отдела руководящих партийных органов и зав отделом Управления кадров, где его непосредственным начальником был Г.М.Маленков. В 40 г. окончил спецкурсы Высшего политсостава. После начала войны 14.07.41. Гайдуков назначен уполномоченным ГКО по производству РС-132. /Мандат ГКО по постановлению № 140сс/.

До 02.42 г. он работал по этому вопросу с наркомом НКБ Горемыкиным. Это перевод промышленности боеприпасов на военные рельсы, эвакуация заводов на восток, нехватка баллиститных порохов, попытки найти им замену. В 41-42гг. НКБ от ГКО курировал Маленков. Наверное, Гайдуков имел отношение к вопросу передачи совсекретной документации на производство баллиститных порохов американцам для налаживания их производства. Этот вопрос решался непосредственно у Сталина. Зарядов к РС-132 катастрофически не хватало, установки БМ-13 отзывались с фронта. В 02.42 г. произошла реорганизация ГКО по руководству промышленностью. Вместо Маленкова курировать НКБ стал, вновь назначенный 03.03.42. членом ГКО Н.А. Вознесенский. За Маленковым осталась авиационная промышленность и формирование ГМЧ. 16.02.42 г. наркомом НКБ назначен Б.Л.Ванников, с которым Гайдуков сотрудничал вплоть до 46 г., как и с Вознесенским. К весне 43 г. производство РС с баллиститными порохами пошло достаточными темпами. 08.09.41.

В.В.Аборенков постановлением ГКО назначен командующим минометными частями М-8 и М-13 и одновременно нач. гл. химического управления Красной Армии. Сохранилась фото 1-го военного совета минометных частей. Кроме Аборенкова в состав совета вошли генерал-майор В.В.Дегтярев, Н.П.Фирюбин /секретарь МК и МГК/ и Л.М.Гайдуков /без знаков различия, но уже с гвардейским значком/. С 26.04.42. Аборенков замнаркома /нарком Сталин/ по ГМЧ и ВХУ. В дальнейшем Аборенков, который не был строевым командиром, был оставлен до 46 г. только начальником ВХУ. Для управления ГМЧ был создан военный совет при командующем артиллерией Красной Армии. /Постановление ГКО № ГОКО-3267 от 29.04.43/ в составе: Маршал артиллерии Н.И.Воронов, генерал-полковник Н.Д.Яковлев, Генерал-майор П.А.Дегтярев, генерал-майор Л.М.Гайдуков, генерал-майор И.С.Прочко. В дальнейшем состав совета менялся, как персонально, так и по подчинению, но Гайдуков оставался постоянно в совете до 49 г. Гайдуков часто выезжал на фронт, где у него установились деловые отношения с командным составом ГМЧ, назначение которого производилось с его санкции.

Эти отношения сыграли большую роль в Германии в 45-46 гг. В начале 06.45. А.И.Шахурин доложил Маленкову о первых результатах обследования ракетного центра в Пенемюнде, произведенного работниками НИИ-1 НКАП, в числе которых были Исаев и Черток. После этого работы по изучению немецкой ракетной техники активизировались. Было решено направить в Германию дополнительную группу специалистов НКАП, в том числе работников ОКБ в Казане, где ГК был Глушко. Маленкова и Шахурина интересовали достижения в области реактивной авиации и специалистов они направляли с целью изучения реактивной техники применительно к авиации. Первым из наркомов в Германию после войны прибыл Ванников. Он увидел, что с трофейной техникой представители различных наркоматов и родов войск обращаются по своему усмотрению. По решению ГКО /от 08.07.45. №9475/ была организована специальная межведомственная комиссия из представителей ГАУ и различных оборонных наркоматов. Комиссию возглавил генерал-лейтенант Л.М.Гайдуков – член военного совета ГМЧ и одновременно заведующий отделом Управления кадров ЦК ВКП(б).

Черток в книге «Ракеты и люди» пишет, что Гайдуков оценил создание института «Рабе», где исследования трофейной техники проводились советскими специалистами, совместно с немецкими, что позволяло в короткие сроки наиболее эффективно изучить оставшуюся документацию и сохранившиеся образцы ракетной техники. Что ракетной технике принадлежит будущее, у большинства руководства уже не было сомнения. Гайдуков понял, что число советских специалистов в Германии недостаточно для освоения имеющихся материалов и их нужно увеличить за счет действительных специалистов в этой области техники. Здесь Гайдуков проявил себя как опытный кадровик. Он не только подбирал по рекомендациям опытных специалистов, но и расставлял их для работы по различным направлениям. Видимо в Королеве он видел не только специалиста, но и организатора работ, как его рекомендовали Победоносцев и Тихонравов. После личной встрече Гайдуков направил Королева в Германию не от НКАП, а от командования ГМЧ с целевым назначением организовать пуски ракет Фау-2. Так он стал руководителем группы «выстрел» и присутствовал при стрельбах в английской зоне оккупации.

Королев, который подчинялся непосредственно Гайдукову, уже в 09.45. показал свой независимый характер, направляя специалистов по личному указанию на те или иные участки работы. Так он определил характер работы В.П.Мишина, который подчинялся НКАП. Гайдуков пригласил Королева на совещание у Берия в 02.46 г., где решался вопрос о продолжении работ в Германии и объединении всех работ по изучению ракетной технике в институте «Нордхаузен», где он стал начальником института, а Королева назначил Главным инженером, «присвоив» ему звание полковника. Гайдуков считал, что структуру института нужно построить таким образом, чтобы руководители подразделений «Нордхаузена» по возращению на Родину были бы готовы стать руководителями соответствующих направлений в промышленности, а представители ГМЧ /А.И.Соколов, А.Тверецкий, В.И.Вознюк и др./ в вооруженных силах. В этом направлении он готовил проект постановления о работах по реактивной технике в СССР, вместе с Вознесенским. Сталин 04.08.45. предложил ему лично согласовать проект постановления ГКО с заинтересованными наркомами. Но ГКО 04.09.45. был ликвидирован, наркоматы преобразовывались в министерства, и Гайдуков был отстранен от дальнейшей работы по согласованию проекта постановления уже СМ СССР. Им фактически был заложен институт «главных конструкторов» в институте «Нордхаузен».

Гайдуков настоял, не смотря на возражения Устинова, чтобы Королев был назначен ГК изделия № 1 /т.е. ракеты на основе Фау-2/, хотя в дальнейшем в структуре НИИ-88 его фактически определили на рядовую административную должность. С момента выхода постановления 46 г. Гайдуков уже не играл значительной роли в ракетной области. До 49 г. он оставался в военном совете ГМЧ, участвовал в пусках Фау-2 и Р-1, затем на разных должностях в МО. У него не было специального военного образования, а генеральское звание он получил, как работник ЦК партии. Умер в 1999 г, пережив всех ГК, с которыми начинал работу в Германии, похоронен на Ваганьковском кладбище.

Перехожу к следующему моменту становления Королева как самого главного ГК, к созданию Р-7, но буду говорить только о двигателях и взаимоотношениях Королева и Глушко. Разработка двигателей РД-105 и РД-106 началась в 52 г. это однокамерные двигатели тягой 53-55т. и Рк-60 атм. На запуске при переходе с предварительной ступени на основную возникали в/ч колебания, которые приводили к разрушению КС. В 53 г. для доставки термоядерного заряда на заданную дальность 10 000 км. потребовалось увеличить тягу двигателей. Форсировать однокамерные двигатели из-за в/ч колебаний было невозможно. Глушко повторил то, что на 1-м этапе борьбы с в/ч колебаниями сделал Исаев, когда двигатель тягой 8 т. разделил на 4-е КС по 2 т. в СО9.29. Двигатели РД-107 и РД-108 имели в 4-х КС тягу порядка 80 т. при тех же Рк-60 атм. Схему двигателя из 4-х КС с одним ТНА Глушко распространил на все свои последующие разработки.

Надо сказать, что одновременно с двигателями на кислороде и керосине для Р-7, Глушко начал отработку двигателей на стойких компонентах. По НИР Н2 еще в 49 г. предусматривалось проведение работ о возможности создания БРДД на стойких компонентах. 12.01.50г. Глушко направил в МО, директивные органы и Королеву письмо, в котором подчеркивалась неправомерность предложений МО о замене кислорода азотными окислителями на дальних и сверхдальних ракетах, мотивируя это тем, что невозможно создать кислотные двигатели тягой более 8 т. Постановление ЦК от 04.12.50. НИИ-88 предписывалось провести исследования о возможности создания боевых ракет на стойких компонентах. На НТС в НИИ-88 в 51 г. Исаев и Севрук доложили о своих исследованиях и поддержали это направление. Глушко тогда назвал Севрука авантюристом. Королев, без особого энтузиазма спроектировал ракету Р-11 с Исаевским двигателем на дальность всего 259 км.

Вскоре Глушко, ознакомившись с результатами огневых испытаний у Севрука, взялся за разработку двигателя РД-211. За ним в 54 году последовал двигатель РД-212 для крылатой ракеты «Буран» Мясищева и двигатель РД-214 для Р-12. Ракета Р-12 начала разрабатываться по теме Н2 и первое ТЗ было выдано Глушко еще 05.03.52 г. из НИИ-88. Постановлением СМ КБ Завода № 586 13.02.53 г. поручена разработка ЭП Р-12. 13.08.55.вышло постановление о разработке и изготовлении ракеты Р-12. Вот на этом фоне в это же время велась отработка двигателей для ракеты Р-7. В то время никто не представлял, как запускать на большой высоте маршевый двигатель 2-й ступени. Королев и Глушко хорошо помнили трудности с высотным запуском двигателя РД-1 в Казане. Для 2-х ступенчатой ракеты была выбрана пакетная схема, когда двигатель 2-й ступени запускается еще на земле. Но из-за этого ресурс двигателя 2-й ступени увеличивается вдвое. Этот ресурс не могли выдержать графитовые рули управления ракеты на активном участке. Выход из положения был в установке рулевых двигателей или КС с питанием от ТНА основного двигателя. Глушко категорически отказался от этих разработок. КБ Исаева и Севрука разработкой кислородных двигателей не занимались, и у них не было соответствующей экспериментальной базы. Надо сказать, что рулевые двигатели не только решали вопрос управления на активном участке, но и уменьшали потери тяги от графитовых рулей. Рулевые двигатели решали еще один важный вопрос, они резко снижали импульс последействия на останове и его разброс. Это позволяло существенно снизить разброс попадания в цель. Т.е. без решения проблемы с рулевыми двигателями ракеты Р-7 с заданными по ТЗ параметрами не было бы.

Королев взял все вопросы на себя. У него не было двигателистов; он пригласил по инициативе Мишина из НИИ-1, остававшихся там двигателистов после ухода в НИИ-88 Исаева. Это М.В.Мельников, И.И.Райков и Б.А.Соколов. Организовал у себя разработку и изготовление электрических приводов /В.А.Калашников/ для качания рулевых КС. К стендам в Химках и на филиале № 2 в Загорске, он начал строить свою испытательную станцию со стендами на криогенных компонентах рядом с испытательной станцией ОКБ-3, где я работал. На заводе № 88 был двигательный цех № 5, который работал по тематике Исаева. До настоящего времени я общаюсь с участниками того времени Б.А.Соколовым, В.Д. Вачнадзе /тогда начальник участка цеха № 5 и Серпухиным М.И. /тогда мастер на участке Вачнадзе/. Они вспоминают о том, как они тогда работали почти круглосуточно. Рулевые двигатели были спроектированы, изготовлены, испытаны и поставлены на ЛКИ.

Через несколько лет Глушко согласился изготавливать КС рулевиков у себя и даже улучшил их конструкцию. Всего в Р-7 стало 32 КС, где нужно было обеспечить синхронное зажигание. Конечно, в центральном блоке и боковушках лучше иметь по мощному однокамерному двигателю, но их в тот момент не было. Королев не требует от Глушко совершенства, он готов идти на компромисс. Как не оптимальна схема ракеты, так и двигатели в этой ракете не оптимальны. Но 20 основных камер надежны, а это искупает лишний вес и, главное не тормозит работу. Сложнейшей задачей было синхронное опорожнение баков 4-х боковушек. Для этого нужно было управлять общим расходом и соотношением компонентов через каждый двигатель. Глушко отказался ставить дроссель расхода в магистраль окислителя. Королев взял на себя разработку этого дросселя, и только после испытаний подтвердивших его работоспособность, Глушко взялся за его изготовление.

В мае 57 г. начались ЛКИ Р-7, начались они неудачно. На полигоне находились почти непрерывно, 3 месяца постоянно работали аварийные комиссии. Обстановка была крайне напряженная. Глушко отвергал малейшие претензии к работе двигателей. Сохранились письма Королева Нине Ивановне. Вот отрывки из них. «01.05.57. Вот почти год я не работал с моими дорогими товарищами, и теперь, можно сказать мучаюсь, как некоторые из них изменились! Как зазнались, и как это нехорошо выглядит. Я рад, что Николай /Пилюгин/ и Михаил /Рязанский/ избегли этой болезни. Особенно плохо с Володей /Бармин/. Он мне много здесь крови попортил, и я вообще вижу, какой он вздорный и самовлюбленный человек. Да и у Валентина этого багажа вдоволь». «08.06.57. Приехал Вал. Петр. и к всеобщему /и моему!/ изумлению через час после приезда в самой грубой и бессмысленной форме изругал всю нашу работу здесь. Это произвело на всех нас очень плохое впечатление. Сейчас все это приходится опровергать фактами, опытами, но как много на это нужно сил. Это, к сожалению не критика, а неумное злопыхательство. Я ему ответил спокойно, /чего это стоило!/ и только упрекнул его в несдержанности и заносчивости. Ник. Алек. /Пилюгин/ требовал, чтобы мы разобрали его поведение, но разве это поможет? Ведь если человек так заносится, что считает себя «самым умным во всех без исключения вопросах», то помочь здесь могут только факты, которые опровергнут эти все высказывания».

Теперь несколько слов о ИСЗ. 30.01.56. вышло постановление правительства о запуске ИСЗ /объект «Д»/ массой 1000-1400 кг. с научной аппаратурой 200-300 кг. В июле 56 г. ЭП был закончен и приступили к практическому изготовлению спутника. В самом конце 56 г. по результатам огневых испытаний двигателей выяснилось, что удельная тяга вместо 310 единиц по ТЗ составляет только 304. Этого было недостаточно, чтобы вывести объект «Д». Глушко обещал довести удельную тягу до требуемой к весне 57 г. ВПК разрешает перенести запуск объекта «Д» на 58 г. решающее значение для МО было в боевом применении ракеты. В 57 г. намечался Международный геофизический год и были сведения, что США готовятся к нему запустить свой ИСЗ. Королев на совете ГК в 01.57. заявил, что занижение удельной тяги позволяет запустить ИСЗ массой только до 100 кг. При поддержке Келдыша и пассивном отношении других членов СГК /включая Глушко/, предложение Королева было принято. Постановлением СМ от 15.02.57. предлагалось запустить простейший ИСЗ к началу Международного геофизического года. Работы по созданию ИСЗ и доработки РН под него велись практически круглосуточно определенной группой сотрудников. Но для большинства сотрудников ОКБ-1, и тем более работников вышестоящих органов это была незначительная работа, очередное увлечение Королева. Выступление Королева в Колонном зале Дома союзов с докладом к 100-летию Циолковского, где он упомянул о возможности в ближайшее время запусков ИСЗ в США и СССР, не вызвали никакого отклика ни в СССР, ни за рубежом. Что вызвал запуск ИСЗ 04.10.57 г. теперь известно всем. 05.10.57. был сделан последний фотоснимок, где Королев и Глушко сняты вместе. 04.10.57. считается началом космической эры. Слово «спутник» стало международным. Если бы ждали, когда Глушко добьется нужной удельной тяги, то возможно первооткрывателями космоса стали американцы, которые запустили свой «Эксплорер-1» 01.02.58 г. РН «Юпитер-С», созданной коллективом под руководством фон Брауна.

Возвращаюсь к письму Глушко и Королева в редакцию БСЭ. Письмо в редакцию отправлено 15.01.57, т.е. на другой день после 50-летия Королева, которое отмечалось в НИИ-88, и где с основным докладом выступил В.П.Глушко. Немного об обстановке в то время. 56 г. - это год 22 Съезда КПСС с речью Хрущева о разоблачении «культа личности» Сталина. Газеты во Франции вышли тогда с заголовками «Русские свергли императора через 3 года после его смерти», что по моему наиболее ёмко определяет сущность того времени. Смерть Сталина, арест и ликвидация Берии только обострили борьбу в верхушке партии. Одним из наиболее близких соратников Хрущева был И.А.Серов (25.08.05.- 01.07.90 г.), который с 07.41. по 02.47. зам наркома /министра/, а с 02.47. по 03.54. 1-й зам МВД. С 03.54. по 12.58 г. председатель КГБ при СМ СССР. За переселение населения ЧИ АССР 23.02.44 г. награжден орденом Суворова 1-й степени. Еще ранее он получил опыт в переселении немцев Поволжья в 41 г. Активно участвовал в подавлении Венгерского восстания в 10-11.56 г. Репрессии 30-х годов рассматривались, как искажение политики партии со стороны Сталина и преступные действия Ягоды, Ежова, Берии. Берия и судили, как английского шпиона. О существовании «сталинских списков» и соответствующих решения Политбюро стало известно только к 1990 г.

Теперь еще раз о гражданском и должностном положении Королева и Глушко к концу 56 г. Выросшее в рамках НКВД ОКБ-СД Бекетова-Глушко уже в 45 г. было крупнейшем КБ по реактивным двигателям в СССР. Кроме 35 освобожденных в 45 г. там работали десятки зэков высокой научной и инженерной квалификации и значительное число вольнонаемных. В 46 г. ОКБ-СД МВД-МАП переведено из Казани в Химки на завод № 456 /ОКБ-456/. Там продолжали работать еще не освобожденные зеки, к которым присоединились десятки немецких специалистов, вывезенных из Германии. До апреля 53 г. в ОКБ-456 сохранялись старые связи с 4-м спецотделом МВД, который был расформирован 10.03.53 г. В 56 г. завод № 456 находился в прямом подчинении ГК ОКБ-456. Общая численность предприятия превысила тысячу чел. Глушко подал заявление о реабилитации 10.04.55 г. и был реабилитирован 30.05.56. Глушко был осужден решением ОСО НКВД. Комиссия по реабилитации ЦК КПСС имела право самостоятельно отменять решения ОСО без судебного разбирательства. Королев подал заявление о реабилитации 30.05.55. и реабилитирован Верховным судом 17.04.57 г. сразу по 2-ум приговорам 38 и 40 гг. Глушко в 56 г. уже был членом КПСС. Если у Королева есть полная ясность со вступлением в партию: Когда в кандидаты? Когда в партию? Кто рекомендовал, что писал в заявлении и как отвечал на вопросы по приему на собраниях и парткомах, то у Глушко полная глушь. Даже не ясно, когда и сколько он был в кандидатах. Я не нашел ни слова об участии Глушко в работе парторганизации. Ясно только, что Глушко принимали в партию, как руководителя крупного предприятия оборонного значения по указанию высших партийных органов.. Таким образом, к 50-летию Королев с ОКБ-1 еще не выделился из НИИ-88, еще не был реабилитирован и был только кандидатом в члены партии. Глушко обходил Королева по всем статьям. Получив заказы от Янгеля на разработку кислотных двигателей, он не находился в прямой тематической зависимости от Королева, а у Королева не было других смежников для разработки мощных кислородно-керосиновых двигателей.

Но Глушко находился в зависимости от Королева в своем толковании истории развития ЖРД и ракетной техники в целом в СССР. Королев не воспринял Тихомирова, Душкина и др. как клеветников, а без согласования с Королевым, свою трактовку истории Глушко не написать. Объединяющей фигурой событий 37-38 гг. в НИИ-3 мог быть Костиков. 23.10.53 г. был подписан к печати 23 том 2-го издания БСЭ. На 126 стр. была маленькая статья в 10 строчек о Костикове, где кроме официальных биографических данных сказано: «


Каталог: file -> zavjalov
file -> «ставропольская краевая универсальная научная библиотека им. М. Ю. Лермонтова» памятные даты и знаменательные события по ставропольскому краю
file -> Водных объектов в зоне влияния свалок
file -> Рекомендации по планированию методической работы
file -> Литература О. Николенко п. 1 читать, п. 2-4 конспект; читать Педро Кальдерон "Життя-це сон"
file -> I. Демографическая ситуация
file -> Система ведения овцеводства в крестьянско-фермерских и личных хозяйствах населения
file -> Информация о подготовке ко Дню правовой помощи
zavjalov -> В. С. Завьялов. О работе в кбхм им. А. М. Исаева и не только об этом


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал