Реферат докладов на пленарных дискуссиях 20 Реферат докладов на международных конференциях и круглых столах



страница1/13
Дата18.10.2016
Размер1,94 Mb.
ТипРеферат
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13



СОДЕРЖАНИЕ




Аннотация


2

Актуальность темы


3

Мировая энергетика: новые векторы развития


5

Энергетическая стратегия России в контексте новых вызовов: проблемы и сценарии развития

14


Реферат докладов на пленарных дискуссиях


20

Реферат докладов на международных конференциях и круглых столах

71


Аннотация
Настоящий аналитический отчет подготовлен по итогам работы XI Международного энергетического форума «ТЭК России в XXI веке» (ММЭФ-2013). Отчет содержит анализ докладов, презентаций, выступлений и письменных предложений участников форума.

Отчет включает:

- тезисное описание основных тенденций развития мировой энергетики, ключевых факторов, определяющих направления и динамику развития глобальных и региональных энергетических рынков, а также отдельных отраслей мирового ТЭК;

- анализ основных проблем, стоящих перед Россией, в контексте геополитических, экономических и технологических вызовов предлагаемых мировой экономикой;

- анализ проблемы долгосрочного прогнозирования и стратегирования, в России, направленных на своевременное выявление и преодоление внешнеэкономических вызовов и обеспечение энергетической безопасности страны;

- реферативное изложение докладов и выступлений на пленарных дискуссиях, международных конференциях и круглых столах, состоявшихся в рамках ММЭФ-2013.


Отчет подготовлен рабочей группой Оргкомитета Московского международного энергетического форума «ТЭК России в XXI веке».


Актуальность темы
Стратегическая неопределённость современного мирового развития усугубляется обострением социально-экономических противоречий, эскалацией вооружённых конфликтов и ухудшением гуманитарной ситуации в ряде регионов мира. Неослабевающая политическая нестабильность и социальная напряжённость в мире, а также неспособность мировой экономической системы адаптироваться к переменам и отвечать на новые глобальные вызовы являются свидетельством несовершенства институционально-правовой модели современного мироустройства и ставят на повестку дня вопрос о необходимости исторического выбора новой конфигурации социально-экономического мирового порядка.

Глобальные процессы в мировой экономике сопровождаются негативными тенденциями с разрушительным потенциалом; политическая воля и усилия лидеров некоторых государств и международных организаций с трудом сдерживают нарастающий хаос.

Международная финансовая система, выстроенная в условиях однополярного мира, исчерпала свой потенциал развития и не способна генерировать новые решения глобальных проблем и обеспечить изменение вектора мирового технологического развития к новому укладу в русле концепции устойчивого развития. Непредсказуемость энергетических рынков и доминирующее влияние на них финансово-спекулятивных факторов по-прежнему являются главными системными рисками для долгосрочных инвестиций в энергетику и представляют серьёзную угрозу обеспечению глобальной энергетической безопасности и международной экономической стабильности.

Системные проблемы энергетики далеки от решения. Мировая энергетика и энергетические рынки претерпевают значительные изменения. Качественно новые векторы развития мировой энергетики, включая опережающее развитие возобновляемой энергетики, ускоренный рост добычи нетрадиционных углеводородов и производства СПГ, меняют расстановку сил на мировых энергетических рынках, а  также оказывают значительное влияние на сопутствующие отрасли промышленности и рынки товаров и услуг, формируют новые тенденции развития технологий.

Очевидным следствием перемен в энергетике станет ужесточение межстрановой конкуренции, усиление позиций потребителей энергетических ресурсов и, как следствие, обострение ценовой конкуренции. В новых условиях возрастает вероятность изменения традиционных правил ценообразования. В этих условиях возрастает необходимость независимых системных исследований и прогнозов развития мировой энергетики, возможных трансформаций форм и конъюнктуры энергетических рынков и их последствий для поставщиков и потребителей энергоресурсов, особенно таких крупных, как Россия.

Все острее на повестке дня встаёт вопрос адаптации экономической и энергетической стратегии России к изменяющимся условиям. Ключевое значение приобретает повышение энергетической и экологической эффективности, инвестиционной привлекательности и операционной эффективности бизнеса в энергетике, стимулирование технологических инноваций.

Назрел переход к новой модели экономического роста, основанной на внутренних источниках роста и новых факторах конкурентоспособности и ориентированной на скорейшее преодоление инфраструктурной и институциональной неустроенности российской экономики и кардинальное повышение качества национального человеческого капитала.

Новая Энергетическая Стратегия России должна предусматривать мобилизацию ресурсов для удержания позиций на глобальных сырьевых рынках и стимулирования внутреннего спроса на товары и услуги отраслей ТЭК. Она  должна содержать новые критерии эффективности энергетики, приоритеты развития ТЭК и смежных отраслей, учитывать новые тенденции развития мировой энергетики и формировать соответствующие продуктовые и технологические приоритеты энергетического развития.

Достижение качественно нового уровня энергетической эффективности национальной экономики, повышение конкурентоспособности и экологической эффективности российского ТЭК и, как следствие, обеспечение доступного для потребителей уровня цены, и качества на продукты и услуги энергетических компаний, удовлетворяющего условиям стимулирования внутреннего спроса должны стать основополагающими принципами будущей Энергетической стратегии России.

Назрела необходимость поставить на должный уровень структурное прогнозирование, позволяющее, наряду с оценкой уже проявившихся тенденций, предсказывать формирование принципиально новых трендов, которые могут возникнуть  на базе противоречий, заложенных в текущих и перспективных направлениях развития мировой и российской энергетики.



Мировая энергетика: новые векторы развития.
Умеренный неоптимистический сценарий развития мировой экономики, с учетом демографических прогнозов ООН, с учетом текущих тенденций предполагает, что потребление первичной энергии в мире к 2040-му г. увеличится на 40%, и большая часть прироста придется на развивающиеся страны. Китай сохранит абсолютные приросты, но темпы снизятся. Остальные развивающиеся страны увеличат абсолютный прирост, тоже замедляя темпы. И они обеспечат 60% прироста мирового первичного энергопотребления. Вот где будут основные дополнительные рынки сбыта энергоресурсов.

При самых разнообразных сценариях на перспективу до 2040-го г. сохраняется доминирование ископаемых видов топлива. Причем, самые высокие темпы роста показывают возобновляемые источники энергии. Увеличение доли, и объемов потребления будет показывать природный газ. В абсолютных объемах прироста он лидирует. 84% прироста производства электроэнергии – это развивающиеся страны. Опять же, газ обеспечивает наибольший прирост производства электроэнергии. Быстро будет расти использование не углеродных энергоресурсов. Они обеспечат более 40% прироста. Это высокие темпы. Но по абсолютным объемам газ, безусловно, лидирует в электроэнергетике.

Международная торговля первичными энергоресурсами. Самый главный фактор, меняющий картину даже по сравнению с предыдущим годом – это растущее самообеспечение Северной Америки, не только по газу, но и по нефти. И экспорт не только газа, но и нефти, и угля. Соединенные Штаты становятся нетто-экспортерами всего. Европа вполне ожидаемо и увеличивает свой импорт энергоресурсов. Однако при снижении спроса на нефть рост будет идти только за счет импорта газа. А развивающиеся страны Азии наращивают все большими темпами.

Что бы ни предпринималось, эмиссия СО2 будет расти, и практически весь рост приходится на развивающиеся страны. И даже определенное снижение выбросов в развитых странах, не в состоянии компенсировать тот прирост, который будут генерировать развивающиеся страны.

Рынок жидких углеводородов, очевидно, – самый интересный. Традиционно основной спрос сосредоточен в транспортном секторе. Две тенденции борются: увеличение количества автомобилей и новые технологии, снижающие удельный расход топлива на 50% к 2040-му г. Только за последние 10 лет, произошло снижение этого показателя на 30%. Это огромные цифры, которые обычно недооцениваются. В дальнейшем, эта тенденция только усилится.

Драйверами роста спроса на жидкие виды топлива служит субсидирование внутренних рынков, регулирование цен на нефтепродукты на уровне ниже мировых. Особенно ярко это проявляется в таких добывающих регионах, как Ближний Восток, Африка. Там темпы роста очень высокие. Рынок жидкого топлива даст большой прирост за счет развивающихся стран Азии - больше половины прироста за прогнозный период. Но этот прирост компенсируется практически на две трети приростом предложения за счет нетрадиционных видов жидкого топлива. Это разные виды нетрадиционной нефти (нефтеносные пески, сланцевая нефть), и виды топлива, которые в рынок жидкого топлива входят, а к нефти не относятся: биотопливо, сжиженный газ, уголь в жидкость.

Динамика предложения жидкого топлива: совокупная доля нетрадиционных источников к 2040-му г. доходит до четверти. Весь прирост и частичная компенсация падения добычи традиционной нефти – идет за счет различных нетрадиционных ресурсов. Это сильное изменение структуры рынка, что, безусловно, окажет влияние на нефтяную отрасль.

Наиболее интересная новость на этом рынке – это сланцевая нефть в США. Мы видим фантастический рост. Реалии все время оказываются выше прогнозов. Соединенные Штаты уже сейчас добывают порядка 100 млн. тонн сланцевой нефти, что никем не ожидалось. К 2030-му г. в базовом сценарии США приблизятся по добыче нефтяного топлива к Саудовской Аравии. Это полное изменение всей нефтяной картины мира.

Пока, на современной стадии развития, цену нефти определяют все-таки фундаментальные факторы. С переходом к ценообразованию на биржах, рыночные цены стали все больше и больше приближаться к идеальным балансовым ценам, классического баланса спроса и предложения, несмотря на влияние спекулятивных факторов. В рассматриваемый период коммерчески доступной нефти достаточно для удовлетворения спроса.

К 2040-му г. прогнозируется увеличение объемов предложения нефти на 1 млрд. тонн. Под влиянием добычи сланцевой нефти в США происходит разделение ценовых диапазонов WTI и Brent. Сохранение этой тенденции будет вести к регионализации мирового нефтяного рынка, что выглядит достаточно неожиданно с точки зрения теории глобализации.

Нефтепереработка. Растущий спрос полностью удовлетворяется растущими мощностями. Ни о каком дефиците нефтеперерабатывающих мощностей и речи не идет. Более того, рост нефтепереработки на Ближнем Востоке и в Азиатско-Тихоокеанском регионе приведет к недозагрузке нефтеперерабатывающих мощностей в Европе, что нашим компаниям стоило бы иметь в виду.

Северная Америка может стать нетто-экспортером нефти уже после 2030-го г. США догоняют Саудовскую Аравию и начинают экспортировать нефть.

Северо-Восточная Азия. Балансы сырой нефти. Часть этой нефти пойдет на нефтепереработку, часть может быть дальше из этого региона экспортирована. Здесь растущий импорт со всего мира.

Баланс сырой нефти в Европе. Снижение загрузки европейских НПЗ. Европе становится дешевле импортировать нефтепродукты с Ближнего Востока, а не сырую нефть, которую еще надо у себя на заводах переработать, что тоже имеет достаточно серьезные последствия для России.

Намечается расслоение внутри ОПЕК, которое показывает потенциальную нестабильность и возможную несогласованность действий членов организации. При таких ценах они могут разделиться на две группы с разными интересами. В прогнозном периоде, в отличие от того, что наблюдалось 20-30 лет назад, рыночная власть ОПЕК очень ограничена. ОПЕК это прекрасно понимает. Сценарии, которые они из года в год просчитывают, учитывали и нетрадиционную нефть, и возможное замедление спроса. Они были готовы к такому изменению рынка, и поэтому развивали нефтепереработку. Сейчас ОПЕК подготовился к такому развитию событий, многие страны превратились в вертикально интегрированных поставщиков, перестав быть просто продавцами сырой нефти. Потенциал влияния на цену ОПЕК, рычаг, которым они, заморозив все свободные мощности, введя все возможные квоты, могут влиять на рынок – дает изменение цены в размере $2-9 за баррель.

Газовый рынок. Более 80% прироста спроса, прироста потребления приходится на развивающиеся страны. И во всех регионах основной драйвер роста спроса на газ – это газовая генерация. Для покрытия этого спроса и компенсации падения добычи на действующих месторождениях потребуется не только активная разработка больших объемов новых месторождений, но и вовлечение самых разнообразных нетрадиционных источников газа. Предложение на газовом рынке увеличивается за счет достаточно больших объемов доступного по цене, коммерчески эффективного сланцевого газа. По большому счету, в мире достаточно объемов доступных запасов, которые могут быть к 2040-му г. добыты по цене ниже $150 за 1 тыс. кубометров. Газа много. Растет роль нетрадиционных запасов. К 2040-му г. в базовом сценарии они достигают 15% от всей добычи: 11% - сланцевый газ, 3% - метан угольных пластов.

Пока меньше 40% газа продается на конкурентной основе, но эта доля постоянно увеличивается за счет расширения спотового ценообразования. Быстрое развитие производства СПГ и глобализация рынка СПГ будет усиливать этот процесс. В Европе, практически 50% всех поставок осуществляются по спотовой индексации, теперь этот процесс начался и в Азии. Очевидна решимость покупателей настаивать именно на такой ценовой привязке, по крайней мере, в долгосрочной перспективе. Для них нынешний уровень цен уже совершенно неприемлем.

Однако достаточных предпосылок для формирования к 2040-му г. единого рынка газа с единой ценой пока нет. По-прежнему рынки останутся разделенными. США – это изолированный рынок, с ценовым диапазоном, определяемым собственной добычей. В Европе возможно некоторое снижение цен после 2015-го г. с последующим повышением, что будет вызвано падением собственной добычи, и вовлечением более дорогостоящих источников газа.

Дополнительная премия на азиатском рынке сохранится на весь рассматриваемый период. И именно Азия будет фокусом, центром, средоточием международной торговли газом, что повлечет необходимость развития огромной новой инфраструктуры.

Неприятная новость для России – появление новых очень крупных игроков на рынке СПГ. Помимо Австралии, это Соединенные Штаты и Канада. Причем США экспортируют порядка 100 млрд. кубометров к концу рассматриваемого периода, делают это легко и без серьезного повышения внутренних цен. Восточная Африка также становится серьезным игроком.

Как только цены повышаются, США и Канада будут готовы оперативно загрузить свои мощности по сжижению, и будут иметь достаточно большое влияние на все рынки, что меняет вообще расклад сил на рынке газа и, по большому счету, на геополитический расклад тоже.

Европейский рынок. Рост спроса, падение собственной добычи, ведут к увеличению потребности в импорте, хотя более сдержанному, чем прогнозировалось ранее. Часть спроса покрывается трубопроводным газом. Но все более растущая доля – до трети потребления к 2040-му г. – за счет СПГ. Европа диверсифицирует свой газовый баланс.

Северо-Восточная Азия – это Китай, Южная Корея, Япония. Мы смотрим только то, что для России, находится в зоне досягаемости. Это будет второй по объемам, по емкости рынок к 2040-му г., который будет наращивать импорт со всего мира.



Рынок твердого топлива – основной спрос – Азия, и добыча – в первую очередь, Азия. Мы прогнозируем умеренный рост балансовых цен на уголь под влиянием роста спроса и роста затрат на добычу. Центр мировой торговли углем находится в Азии.

Атомная энергетика. Несмотря на продление срока службы многих АЭС, предстоит вывод очень больших мощностей, который не во всех регионах будет компенсирован вводом новых блоков. Это создает очень серьезные проблемы, связанные именно с выводом.

Возобновляемые источники будут наиболее быстрорастущими. Причем более трети этого прироста, обеспечат страны Азии. Развивающиеся страны будут активным образом развивать этот процесс. Возобновляемые источники энергии становятся все более конкурентоспособными даже без субсидий. В первую очередь - ветроэлектростанции, которые строятся на суше, которые уже сейчас конкурентоспособны. В ряде регионов, даже в ряде стран Европы возобновляемые источники вполне нормально конкурируют с импортным газом, особенно с газом, привязанным к цене нефти, без всякой государственной поддержки. Это серьезный переломный момент. ВИЭ перестают быть на 100% субсидируемой частью энергетики.

Реакция рынков на прогнозируемые технологические прорывы.

Сланцевый прорыв. Не секрет, что технология ГРП появилась не сегодня. Она давно используется в мире, в том числе в России. Но было найдено применение этой технологии для сланца, что дало толчок и фантастические темпы роста добычи. За последние пять лет, с 2007-го по 2012-й г., в десятки раз увеличилось производство нефти и газа на данных залежах. Однако существует ряд барьеров, которые не дают так же активно развиваться сланцевым проектам, как с экономической точки зрения, так и с точки зрения технологии и экологии.

Для того, чтобы состоялся следующий прорыв, необходимо решить вопрос технологического использования воды. Это проекты и исследования, которые сейчас ведутся в области безводных технологий, причем как добычи газа, так и добычи нефти.

Снятие экологических барьеров. Для США и сейчас экология не является препятствием, но для многих стран мира является. Существует угроза того, что экология может стать достаточно серьезной стеной в развитии.

Экономическая эффективность. Показатели, которые показывают США – во многом спорные. Другие страны, где есть залежи сланцевого газа и сланцевой нефти, по экономике существенно отстают.

В результате прогноз дает разную картину по рынкам нефти и по рынкам газа. На рынке нефти появляются новые игроки, причем их количество удваивается. На рынке сланцевого газа количество игроков остается примерно тем же, но существенно увеличивается добыча у всех производителей, кроме США, хотя и они растут. Но поскольку, это замкнутый рынок, то темпы его роста, меньше.

Часто говорят о том, что на фоне сланцевых прорывов надо ждать катастрофического обвала цен на нефть и газ. Но конкретные расчеты не дают никакого катастрофического обвала. Существует достаточно серьезный запас по цене, как в одну, так и в другую сторону, и на нефти и на газе. Поэтому в «сценарии сланцевого прорыва» отклонение цены нефти составляет примерно $5 за баррель. Достаточно символическое отклонение. На газ несколько более существенное $50-60 за 1 тыс. кубических метров. Но не обвал.

Влияние на рынки вполне предсказуемо - основной проигрыш у традиционных поставщиков нефти и газа на мировой рынок, и прежде всего у России, которая несет значительные риски, поскольку экспорт российской нефти падает на 50 млн. тонн, а газа – на 70 млрд. кубических метров.

Возможно, что все происходящее на сланцевом рынке не имеет под собой прочной основы, поэтому был рассмотрен «сценарий сланцевого провала».

В этом сценарии после 2012-го г. происходит удорожание новых проектов. Известно, что все цифры по ресурсам, которые приводятся в различных источниках – это оценки (за исключением территории США), не имеющие за собой хороших обоснований. Это именно оценочные данные, а не результаты качественной геологоразведки. В этом сценарии у нас к 2025-му г. добыча сланцевой нефти уходит почти в ноль. Добыча газа падает, но держится до 113 млрд. кубометров к 2040-му году. В этом случае цены на нефть, конечно, идут вверх, но, даже в этом случае они достигнут уровня примерно $130 за баррель.

Что происходит с ценами газа по рынкам. Цены газа в «сланцевом провале», по сравнению с базовым, выше примерно на $45 за 1 тыс. кубических метров. США возвращаются к импорту нефти и газа и обгоняют Европу по ценам на газ. Вместо регионализации газовых рынков происходит дальнейшая их глобализация.

Конечно, в выигрыше Россия и ОПЕК. Мы наращиваем экспорт нефти, наращиваем экспорт газа. На фоне значительного роста импорта СПГ в США существенно увеличивается общий объем мировой торговли СПГ. Это основной фактор на мировом газовом рынке.

А на нефтяном рынке начинают работать альтернативы нефтяному топливу на транспортном рынке, которые в базовом сценарии у нас были неэффективны. Применение этих технологий (газомоторного топлива, угля в жидкость и т.п.) увеличивается.

Еще один фокус – это газ на транспорте. Каковы перспективы газа в транспортном секторе? Был проведен серьезный анализ, в результате которого определили, какие цены газа приемлемы для переключения на газомоторное топливо. Ни по одному региону мира, за исключением США в их текущей ситуации, эти цены газа нерентабельны. Потребителю не интересно переходить на газомоторное топливо.

Но ситуация кардинально изменяется, если нагрузка по переводу на газомоторное топливо с потребителя переносится на производителя автомашин. Это существенно увеличивает привлекательность газового топлива на транспорте, но только в отдельных регионах: Европе, Северной Америке, Китае и Индии.

Биотопливо для транспорта. Пока надежды на этот вид топлива не оправдываются. Возник целый ряд трудноразрешимых проблем, связанных с рынками продовольствия, и с экономикой производства биотоплива. По нашим оценкам, биотопливо на уровне тех цен, которые мы прогнозируем в базовом сценарии - $100-110 за баррель, рентабельно только в странах с тропическим и субтропическим климатом, где можно выращивать растения по 4-5 циклов в год.

Что должно быть сделано, чтобы электромобили стали действительно рентабельными, как в централизованной энергетике, когда речь идет об аккумуляторах, так и в децентрализованной, когда речь идет о топливных элементах. Основной вывод: при современном состоянии технологий электромобили требуют существенной государственной поддержки.



Но если эти технологии будут реализованы, то электромобили окажут серьезное влияние на рынок. 5% общего потребления или 10% в секторе моторного топлива. Кажется, немного. Но это существенно влияет на рынки, в частности на рынок нефти и рынок электроэнергии. В частности, спрос на электроэнергию в мире вырастет на 35%. Как обеспечить этот спрос? Для этого практически по всем топливным рынкам нужен существенный прирост. И как оказывается, далеко не все топливные рынки могут это обеспечить. Например, газовому рынку не хватает ресурсов, и модель требует перехода на альтернативное топливо. Это не совсем реалистичный сценарий, потому, что цена на электроэнергию не должна превышать 15 центов за киловатт-час. А при возросшем спросе на все виды топлива для генерации эта цена будет существенно выше. При неизбежном в этом случае падении цены на нефть государству и производителям, трудно будет объяснить потребителям, зачем выбирать электромобили по сравнению с традиционными автомобилями. Поэтому очень значительных объемов здесь не ожидается.

Газовые гидраты. Японская компания в этом году заявила о том, что начинает промышленную добычу. Расчетная цена добычи - $540 за 1 тыс. кубических метров. По нашим расчетам получается, что рентабельным это станет только при $390, не выше, и то в Японии. Понятно, что в США совершенно другой уровень цен, и он будет на порядок ниже. Реализация этого прорыва до 2040-го г. под большим вопросом.



Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал