«Роль инвестиционного режима в развитии добывающей промышленности Австралии»



страница5/10
Дата26.10.2016
Размер0,6 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Роль критерия национального интереса в современном инвестиционном режиме


В начале данного подпункта необходимо сказать о том, что само по себе понятие национального интереса весьма тяжело поддается определению. На протяжении истории его юридическое толкование претерпело значительные изменения. В 1975 г. предполагалось, что соответствие условию национального интереса должно оцениваться на базе трех критериев. Во-первых, будет ли предложенный инвестиционный проект способствовать в достаточной степени развитию экономики, чтобы оправдать иностранный контроль. Иными словами, какова будет чистая экономическая прибыль для национальной экономики. Во-вторых, предполагалось проверять инвестиции на предмет соответствия национальному законодательству, причем не только с формальной точки зрения, но и с позиции более широкого контекста. И, в-третьих, инвестиционный проект должен был проходить проверку на совместимость с долгосрочными ориентирами политики австралийского правительства. В середине 1980-х проверка на предмет чистой экономической прибыли была отменена, поскольку как с теоретической, так и с практической точек зрения стало понятно, что приток инвестиций способствует росту национальной экономики, т.е. представляет чистую экономическую прибыль. Вместо данной проверки федеральное казначейство получило право устанавливать специальные условия, при выполнении которых инвестиционный проект мог считаться соответствующим национальным интересам. Однако регулирующий орган все также не был обязан объяснять выбор и обоснованность критериев. В случае невыполнения компанией критериев, федеральное казначейство оставляло за собой право вмешаться и запретить инвестиционный проект, не зависимо от его стадии, даже при уже выполненных финансовых транзакциях.

В настоящее время параметры понятия национального интереса определяются отдельно для каждого случая. При вынесении решения по соответствию критерию национального интереса большое значение придается сфере деятельности и характерным чертам предприятия, являющегося объектом инвестиционной деятельности. Так слияния и поглощения, затрагивающие крупные предприятия с большим количеством работников и высокой долей рынка, подвергаются более детальному анализу и зачастую правительством выдвигается более широкий спектр условий, который может включать и вопросы социальной ответственности предприятия при изменившихся собственниках. Однако и малые предприятия с уникальными активами или, сфера деятельности которых относится к чувствительным секторам, могут стать объектами пристального изучения. Два правительственных документа «В рамках национального интереса» и «Продвигая национальный интерес», выпущенные с целью прояснения ситуации в конце 90-х и начале 2000-х соответственно, также не вносят окончательной четкости. Первый документ предлагает широкие определения касательно основных национальных интересов Австралии, в то время как во втором документе национальные интересы увязываются с вопросами национальной безопасности. Очевидно, что на характер второго документа, который был принят в 2002 г., огромное влияние оказали события 11 сентября 2001 г. Однако в целом после анализа прецедентов использования понятия национального интереса можно выделить ряд критериев, согласно которым Комиссия по обзору иностранных инвестиций проводит исследования, а федеральное казначейство принимает окончательное решение.

Во-первых, правительством оценивается соответствие инвестиционного проекта принципам национальной безопасности. В последние годы большая часть ограничений наложенных на инвестиционные проекты была основана на необходимости соблюдения принципов национальной безопасности.24 На международном уровне существует признание исключительной важности вопросов безопасности, к примеру, Кодекс либерализации движения капиталов ОЭСР, один из основополагающих документов организации в сфере регулирования иностранных инвестиций, отмечает следующее: « Положения данного кодекса не должны ограничивать стран-участников в принятиях мер, необходимых для: поддержания общественного порядка или защиты здоровья общества, общественной морали и безопасности; защиты основных интересов безопасности; выполнения обязательств, относящихся к вопросам международной безопасности».25 В большинстве случаев ограничения инвестиционных предложений, связанные с национальной безопасностью являются закономерными, действительно связанными с национальным интересом и имеющими логичный характер. Хорошим примером является приобретение компанией Singapore Telecom, телекоммуникационная компания, которая находится под частичным контролем сингапурского правительства, австралийской компании Optus. Данная сделка была разрешена только после детального рассмотрения Комиссией, когда компании детально прояснили ситуацию в области телекоммуникационных технологий двойного назначения. Казначей подписал разрешение на приобретение Optus с определенными условиями, которые были предварительно одобрены национальными агентствами безопасности. В частности, соглашение между SingTel и министерством обороны по доступу, функционированию и безопасности предоставляемых телекоммуникационных услуг.

Второй момент, который включается в смысл понятия национального интереса, подразумевает содействие развитию конкуренции. На официальном уровне австралийское правительство поощряет диверсификацию собственности в промышленности. По этой причине, регулирующие органы уделяют особое внимание сделкам, связанным с ведущими австралийскими компаниями, имеющим значительную долю на национальном рынке. При вынесении окончательного решения правительство также рассматривает аспекты конкуренции в глобальном масштабе. К примеру, в определенных ситуациях поглощение австралийской компании может привести к чрезмерному усилению позиций поглощающей корпорации, что позволит ей «установить контроль над глобальным производством товаров и услуг»26. В подобной ситуации сделка будет заблокирована. В вопросах касающихся конкуренции федеральное казначейство тесно сотрудничает с Австралийской комиссией по конкуренции и правам покупателя (The Australian Competition and Consumer Commission), которая осуществляет независимый анализ сделок слияния и поглощения на предмет их соответствия проводимой политики конкуренции.



В-третьих, правительство проводит проверку потенциального влияния инвестиционного предложения на налоговые поступления. И, наконец, последний аспект национального интереса, о котором следует упомянуть, связан с окружающей средой. Комиссия по обзору иностранных инвестиций детально анализирует характер влияния инвестиционного предложения на окружающую среду при вынесении окончательного решения по соответствию национальным интересам.

Некоторые австралийские исследователи полагают, что концепция национального интереса имеет не только экономическое или торговое измерение, но и подвержено сильному влиянию геополитических и стратегических факторов.27 Отсутствие четкого определения данного понятия создает ситуацию, в которой единственным значительным ограничением для Правительства в решении вопроса допуска иностранных инвестиций является требование «демократической отчетности», заявленное австралийским парламентом. По этой причине вопросы иностранных инвестиций становятся заведомо политизированными и представители органов власти, ответственные за принятие решений в данной области, будут ориентироваться на мнение медианного избирателя. Однако среднестатистический избиратель редко вникает в макроэкономические вопросы и зачастую относится к иностранной собственности с большим недоверием. Данное утверждение подтверждается и результатами некоторых опросов общественного мнения. Исследование, проведенное в 2008 г., выявило, что 90% «согласны» или «сильно согласны» с утверждением, что австралийское правительство должно обеспечить сохранение австралийского контроля над основными компаниями.28 Также абсолютное большинство (85%) населения высказалось за более жесткое регулирование инвестиций иностранных правительств или государственных компаний по сравнению с инвестициями частных лиц. Подобное общественное мнение имеет весьма логичные основания. В теории иностранные инвесторы, подконтрольные правительствам, могут стремиться установить влияние в странах-реципиентах инвестиций через контроль стратегических секторов и инфраструктурных объектов. Также подобные инвесторы могут оказывать давление на политику правительств стран реципиентов, лоббировать удобные изменения нормативно-правовой базы, угрожая выводом инвестиций. В последнее время возросла активность фондов национального благосостояния, представляющих страны БРИКС. С формальной точки зрения их деятельность подлежит обособленному управлению. Однако некоторые исследователи утверждают, что «фонды национального благосостояния являются по определению продолжением государства. По этой причине их основной задачей является максимизация долгосрочных стратегических интересов государства, а не максимизация прибыли. Из этого следует, что нет ничего плохого в том, что решения по инвестиционным предложениям данных образований принимают во внимание политические аспекты».29 Широкое распространение суждений подобного рода среди населения оказывает значительное влияние на проводимую правительством политику независимо от воззрений министров, входящих в него. Однако подобное положение вещей не является исключительно австралийской особенностью. Некоторые исследователи отмечают, что в Германии ведется подготовка нормативно-правовых актов, ограничивающих инвестиции государственных компаний, Еврокомиссия проводит исследование на предмет выявления потенциальных угроз Европейскому единому рынку со стороны государственных инвестиционных компаний из России, Китая и стран Ближнего Востока; США внесли поправки в законодательство, регулирующее деятельность Комитета по иностранным инвестициям.30


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница