«Роль инвестиционного режима в развитии добывающей промышленности Австралии»



страница9/10
Дата26.10.2016
Размер0,6 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Влияние прямых иностранных инвестиций на добывающий сектор


Оценивая влияние потоков ПИИ на добывающий сектор Австралии, необходимо представить характеристику данной отрасли. Иными словами, каковы существенные особенности добывающей промышленности при существующем инвестиционном режиме.

В целом доля иностранной собственности в добывающей промышленности Австралии составляет 83%.47 В основном данная ситуация вызвана, тем что два основных игрока на рынке BHP-Billiton и Rio Tinto имеют высокую долю иностранной собственности 76% и 83% соответственно. Вместе данные компании представляют собой 70% от общего капитала всех котируемых на бирже предприятий данной отрасли. Компании, ценные бумаги которых не котируются на бирже обычно сравнительно малого размера или полностью принадлежат иностранным владельцам. Более подробная информация представлена в таблице 2. Однако окончательное определение уровня иностранной собственности представляет определенные трудности. Иностранные инвестиционные фонды могут владеть долями в компаниях добывающего сектора, чьи акции торгуются на бирже, при посредничестве австралийских инвестиционных компаний. Так, к примеру, иностранный инвестор может управлять австралийской инвестиционной компанией, которая, в свою очередь, владеет акциями австралийской компании добывающего сектора. Если доля австралийской инвестиционной компании не превышает 5%, то она не обязана раскрывать информацию о стране происхождения владельцев.

В 2010 г. коэффициент прибыльности предприятий добывающей промышленности после вычета налогов (after tax profit margin) составлял 31%, достаточно быстро увеличившись с уровня 26% в 2008 г., в то время как среднее значение данного показателя для Австралийской промышленности находится на уровне 8%. Согласно прогнозам доходы иностранных владельцев в период 2011-2016 должны составить 265 млрд., 50 из которых будет выведено из страны в форме дивидендов, в то время как 205 млрд.48 будут реинвестированы в расширение производственных возможностей.

Экспортные доходы добывающего сектора Австралии увеличились на 90% в текущих ценах за последние пять лет.49 Очевидно, что данная тенденция была вызвана значительным повышением цен на ресурсы в отчетный период. Однако, согласно отчету резервного банка Австралии, 20% от увеличения общего объема экспортных доходов компаний данного сектора является следствием расширения производственных возможностей, что, в свою очередь, было вызвано дополнительным притоком иностранных инвестиций.

Инвестиции в добывающую промышленность продолжают расти, ожидается достижение наивысшего уровня в 7% ВВП в течение следующих пяти лет по причине начала строительной фазы некоторых капиталоемких проектов.

Иностранное управление компаниями добывающего сектора является достаточно эффективным. Новые проекты зачастую финансируются из внутренних источников. В рассматриваемом секторе доля внутреннего финансирования значительно выше, чем в других отраслях. Однако данный положительный показатель может быть обусловлен и фактором, независящим от эффективности компаний – высокая прибыль, вызванная увеличением ресурсных цен.



Несмотря на достаточно неплохие показатели, дальнейшее развитие добывающей отрасли может быть связано с новым типом инвесторов – предприятия с государственным участием из развивающихся стран. Традиционные инвесторы все с большим недоверием относятся к перспективам развития добывающей отрасли. В последние годы резкое увеличение притока иностранных инвестиций было вызвано ресурсным бумом. Возросший спрос на природные ресурсы в развивающихся странах, в частности в Китае, привел к повышению цен, что в свою очередь увеличило прибыль владельцев добывающих предприятий. Данная тенденция привела к еще большим инвестициям в новые проекты. Согласно оценкам экспертов австралийского резервного банка увеличение спроса на железную руду, уголь и природный газ в Китае привлекло инвестиционные проекты на общую сумму в A$500 млрд. Однако в настоящее время высказываются предположения об окончании ресурсного бума.50 Показательным явилось решение BHP Billiton Ltd.(BHP), крупнейшей в мире горнодобывающей компании, об отказе расширения месторождения Olympic Dam, которое оценивалось аналитиками компании Deutsche Bank в A$33 млрд. Данное решение может оказать влияние и на политическую ситуацию. Сегодняшнее правительство Джулии Гиллард стремится завершить четырехлетний период бюджетного дефицита и вернуться к профициту к середине 2013 г. и сокращение инвестиционных перспектив может помешать достигнуть поставленного уровня. Уровень безработицы в Западной Австралии, где находятся основные разрабатываемые месторождения железной руды, составлял 3,6% в то время как в Южной Австралии, где компания BHP планировала развитие проекта Olimpic Dam, данный показатель был на уровне 5,4%.51 Однако BHP не является единственной компанией, решившей пересмотреть инвестиционные решения. Woodside Petroleum Ltd решила приостановить проект Pluto в A$15 млрд. в Западной Австралии по причине отсутствия достаточного количества газа, для поддержки второй стадии проекта. Однако следует также отметить, что существуют и прямо противоположные оценки происходящего. Так, к примеру, по оценкам резервного банка Австралии пик объема инвестиций в ресурсный сектор должен придтись на 2013-14 г.г. Основной причиной позитивного настроя экспертов национального Банка служит наличие капиталозатратных проектов в области создания инфраструктуры для транспортировки полезных ископаемым, на той стадии, когда уже не выгодно отказываться от дальнейших инвестиций. В любом случае на сегодняшний день поведение иностранных инвесторов стало более осторожным.

Однако потенциальная реакция инвестиционного режима Австралии на данные изменения до конца не ясна. К примеру, в период 2008-2009 г.г. режим столкнулся с несколькими серьезными инвестиционными предложениями китайских государственных предприятий.52 В феврале 2008 г Chinalco, дочернее предприятие Aluminium Corporation of China, и Alcoa приобрели 9% Rio Tinto, британско-австралийской ТНК. Данная сделка привлекла внимание Комиссии по обзору иностранных инвестиций. В комментариях к ситуации, федеральный Казначей Вэйн Свон отметил, что австралийскому правительству необходимо удостовериться в том, что инвестиции государственных компаний и суверенных фондов имеют коммерческий характер и не направлены на достижение стратегических или политических целей.53 В июле того же года Казначей добавил, что правительство будет уделять особое внимание сделкам, в результате которых «потребители получают контроль над фирмами-производителями». Казначейство отметило, что под особым контролем будут находиться сделки в сфере добычи ресурсов, которые уже достаточно хорошо разработаны, а также, если в результате данных сделок покупатель будет приобретать возможность контроля над ценообразованием и объемами выпуска продукции. Если рассматривать данное заявление в широком смысле, то становится понятно, что в целом оно носит антикитайский характер в применении к добывающему сектору, так как именно Китай является основным потребителем австралийских ресурсов и именно компании из данного государства проявляют наибольшую инвестиционную активность. В том же году доля китайской компании возросла до 14,99% без каких бы то ни было возражений со стороны Казначейства, однако был поставлен ряд условий, включая необходимость предварительного согласования с Комиссией дальнейшего расширения доли, а также отказ от намерений по назначению директоров. Затем Chinalco предполагала довести долю собственности до 18%, для создания возможности рефинансирования долга Rio Tinto, образовавшегося после приобретения компании Alcan. Однако дальнейшее желание китайской группы инвестировать в австралийскую компанию через конвертируемые облигации и покупку определенных активов, попало под рассмотрение с увеличенным периодом. К оценке последствий влияния данной сделки были приглашены и другие заинтересованные ведомства. Так в марте 2009 г. австралийская комиссия по защите прав потребителей и конкуренции (The Australian Competition and Consumer Commission) опубликовала официальный документ, в котором отмечалось, что данная сделка не скажется негативным образом на конкуренции на данном рынке. Согласно объяснениям Комиссии любая попытка снизить мировые цены, для того чтобы, к примеру, китайские производители стали получили преимущества, через увеличение объемов выпуска приведет к снижению объемов выпуска другими производителями, что в свою очередь вызовет повышение цен, или Rio будет вынуждена постоянно наращивать объемы для сохранения цен на низком уровне. В случае с данной сделкой свою роль сыграло и сопротивление акционеров Rio Tinto, подкрепляемое благоприятными прогнозами развития рынков. В итоге, даже не смотря на то, что финальное решение не было вынесено, Rio Tinto объявила об окончании соглашения по кооперации и реализации (cooperation and implementation agreement) с китайской стороной. Rio была обязана выплатить компенсацию за разрыв соглашения, однако в тоже время Rio вошла в совместное предприятие с BHP Billiton с целью мобилизации капитала от слияния Западноавстралийского бизнеса по добыче железной руды.

Следующий случай, представляющий интерес, касается поглощения китайской компанией Sinosteel корпорации Midwest в 2008 г. Это был первый прецедент враждебного поглощения китайскими инвесторами. В данном регионе помимо Midwest вела активную деятельность еще одна относительно крупная компания Murchison Metals. Если бы произошло слияние данных двух компаний (стоит отметить, что подобные предложения выдвигались компанией Murchison), то Sinosteel, являясь на тот момент акционером Midwest, имела бы гораздо меньше возможностей для установления контроля над будущими проектами. По этой причине китайская компания перебила предложение Murchison и поглотила Midwest, получив на это предварительное разрешение со стороны Казначея. При полной собственности на компанию Midwest Sinosteel получила возможность единолично устанавливать объемы выпуска, которые до этого проходили фазу обсуждения. Дальнейшее предложение Sinosteel о приобретении 100% акций Murchison metals не было одобрено федеральным Казначейством. Предложение китайской компании было расценено как несоответствующее национальным интересам: предполагалось, что в результате данной сделки будет сокращено разнообразие собственности в западной Австралии. Несмотря на это следует отметить, что слияние активов в данном регионе имело и чисто экономический смысл, так как позволило бы добиться сокращения издержек по причине эксплуатации соседствующих месторождений, повысить логистическую эффективность. Не менее важной потенциальной выгодой является возможность смешивания руды различного качества и более высокая способность привлечения дополнительных средств.

16 февраля 2009 г. китайская торговая группа Minmetals сделала предложение о приобретении компании OZ Minerals, которая в то время рассматривала различные варианты по выплате задолженности. Комиссия по обзору иностранных инвестиций детально рассмотрела данную сделку. В результате австралийский казначей отклонил предложение, на основе несоответствия критериям безопасности, так как OZ Minerals владела месторождением Prominent Hill, которое расположено в области Woomera, находящейся вблизи запретной зоны по тестированию оружия. 1 апреля того же года Minmetals пересмотрела концепцию. Измененное предложение исключало шахту в районе Prominent Hill. Повторный вариант уже был одобрен Казначейством.

Касательно наличия эффектов переплескивания следует привести комментарии резервного банка Австралии, полагающего, что Австралия в меньшей степени извлекает выгоды от второго ресурсного бума. Развитие добывающего сектора не подстегивает развитие остальных отраслей промышленности, т.к. большая часть оборудования и расходных материалов импортируется.54




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница