Ротова Ольга Сергеевна



Скачать 73,32 Kb.
Дата28.10.2016
Размер73,32 Kb.
Развитие концепции «бенефициарного собственника» в России

Ротова Ольга Сергеевна

студентка магистратуры, Финансовый университет

при Правительстве Российской Федерации, РФ, г. Москва

Русакова Ирина Георгиевна

научный руководитель, к.э.н, проф.,

Финансовый университет

при Правительстве Российской Федерации, РФ, г. Москва
Аннотация:
В статье рассматриваются вопросы бенефициарного владения, регулирование данных вопросов в международной и российской налоговой практике. Рассмотрены особенности бенефициарного владения компаниями и банковскими счетами, описаны основные способы бенефициарного владения. Дан обзор российской законодательной базы, регулирующей понятие «бенефициарного владения», приведены примеры из российской судебной практики.
Ключевые слова: Бенефициарный собственник, налоговое право, Трастовая декларация, свидетельство бенефициарного владения, национальное законодательство
Abstract:
In this work was discussed the questions of beneficial possession, regulation of the matters in the international tax practice and in practice of the Russian tax authorities are considered. The features of beneficial possession are considered by the companies and bank accounts, and the main ways of beneficial possession are described. The review is given to the legislative base regulating concept of «beneficial possession».
Keywords: Beneficial owner, tax right, Trust declaration, evidence of beneficial possession, national law
12 декабря 2013 года Президент Российской Федерации В.В. Путин обратился в послании к Федеральному Собранию Российской Федерации: «Доходы компаний, которые зарегистрированы в офшорной юрисдикции и принадлежат российскому собственнику, конечному бенефициару, должны облагаться по нашим налоговым правилам, а налоговые платежи должны быть уплачены в российский бюджет. И нужно продумать систему, как эти деньги изъять».[1]

Вопросы бенефициарного владения были актуальны всегда в рамках противодействия легализации, отмыванию доходов, так как российское национальное регулирование данного вопроса никогда не отвечало стандартам международного права. В связи с этим международные эксперты часто предъявляли претензии российским компаниям, так как они не подлежали общемировой практике, что делало сотрудничество с нашей страной особенно ненадежным. Однако, Россия участвовала в вопросах утверждения стандартов ФАТФ (Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег, англ. - Financial Action Task Force on Money Laundering — FATF). Благодаря утверждению этих стандартов, российская практика бенефициарного владения по форме считается одной из самых эффективных. При этом следуют еще раз подчеркнуть, что форма и содержание у нас имеет разное значение, поэтому на практике реализация этих принципов все еще работает недостаточно эффективно.

В июне прошлого года законодатели, наконец-то, ввели понятие «бенефициарного владельца» (собственника), опубликовав 134-ФЗ от 28.06.2013 года, тем самым внесли изменения в Федеральный закон от 07.08.2001 года № 115 «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». Теперь понятие бенефициарного собственника будет использовано для обязательного сбора и хранения информации о любой компании, являющейся клиентом организации, осуществляющей операции с денежными средствами или иным имуществом (перечень таких организаций приведен в ст. 5 Закона № 115-ФЗ).[4] До этого российское налоговое законодательство заменяло данное понятие абстрактным «лицом, фактически имеющим право на получение дохода», поэтому и все вопросы, связанные с применением аспектов налогообложения косвенных доходов остаются актуальными и привлекающими к себе внимание исследователей.

Для начала разберемся, что в мировой практике и в практике российской налоговой системы подразумевается под бенефициарным владением. Стоит отметить, что понятие своими корнями уходит в 1966 год, когда США заключили договор с Канадой и подписали протокол к договору 1945 года с Великобританией. Впоследствии в 1974, 1977 годах термин «бенефициарного собственника» («англ.яз. - beneficial owner») появился в комментариях к Модельной Конвенции ОЭСР (Организации экономического сотрудничества и развития, англ. - Organization for Economic Co-operation and Development - OECD). В этих ранних комментариях содержались попытки толкования вышеуказанного термина исключительно с юридической точки зрения. К тому же был оговорен ряд исключений, когда агент или номинальный держатель не признавался фактическим владельцем дохода.

Основным документом, регулирующим данное понятие в Российской Федерации, долгое время были Методические рекомендации к главе 25 НК РФ от 28.03.2003 года, в которых используется подход, согласно которому любая компания имеет право на доход только в том случае, если ее право подтверждено документально, например, договором о разделе прибыли или договором аренды. Отменены Приказом ФНС России от 19 декабря 2012 г.
№ ММВ-7-3/980@ «Об отмене приказа МНС России от 28.03.2003
№ БГ-3-23/150». Но, все-таки, что касается иностранных компаний, вкладывающих деньги в российский бизнес, то они фактически имеют право на получение прибыли с момента перевода средств. Компания, получающая дивиденды, является бенефициарным владельцем, и поэтому должна платить налог с получаемого дохода. Процент налоговой ставки в различных странах отличается, что учитывается компаниями при налоговом планировании. Данное обстоятельство делает проблему бенефициарной собственности такой острой.

С 2006 года Минфин России выпустил целый ряд писем, уточняющих и разъясняющих понятие «фактического получателя дохода», но суть данного понятия так и не была до конца раскрыта и конкретизирована.

Инстанции, которые запрашивают информацию о бенефициарных владельцах, чаще всего подразумевают под ними физических лиц, которых можно бы было идентифицировать по основным международным стандартам, то есть имя, фамилия, адрес, номер и серия паспорта. Иногда дополнительно могут затребовать подтверждение адреса прописки дополнительными свидетельствами: записью в паспорте, справкой из жилищно-коммунальных компаний. Иногда подобным подтверждением может просто служить счет к оплате за коммунальные услуги.

Россия стремится соответствовать мировым реалиям, и поэтому открыто идет навстречу требованиям о подаче информации о бенефициарных владельцах. Вполне возможно, что в будущем налоговые законодатели выдвинут требования передавать данные о подобном владении в обязательном декларативном порядке, и при нарушении сроков или неправильном предоставлении информации, собственнику грозит штраф.


В случае акционерных обществ, акционер компании, нарушивший данное требование, может быть временно лишен права голоса в совете акционеров компании. Это направлено на то, чтобы сделать процесс налогообложения максимально прозрачным и доступным.

Бенецифиарным владельцем компании является физическое лицо, которое владеет компанией, получает доход от ее деятельности, управляет ею напрямую или участвует в управлении наряду с другими физическими или юридическими лицами. Бенефициарный владелец пользуется всеми правами владельца компании, однако, с юридической точки зрения, право собственности компанией может принадлежать другому лицу. Информация


о бенефициаре компании является конфиденциальной и предоставляется только регистрационному агенту и банку. Банк оформляет свидетельство бенефициарного владельца. Бенефициарное владение компанией обычно оформляется несколькими способами. В мировой практике одним из самых распространенных способов является вариант номинального соглашения или трастовой декларации. Иногда бенефициарное владение может быть оформлено как акт учреждения доверительной собственности.

Если мы говорим о бенефициарном владении относительно банковских счетов, то ситуация будет несколько отличаться. Конечным бенефициарным владельцем банковского счета будет являться лицо, которое имеет контроль над денежными средствами или активами, располагающимися на банковском счете, и напрямую или косвенно управляет, контролирует и распоряжается счетом. При этом основной акцент делается именно на уровень контроля над банковским счетом. Одних только прав на внесение или получение средств


с банковского счета недостаточно для того, чтобы считаться конечным бенефициаром. Основное значение имеет именно контроль и управление счетом, что не всегда предполагает только внесение средств на счет или же их снятие. По этой самой причине при открытии счета банк запрашивает информацию именно о конечном владельце – бенефициаре счета.

В марте прошлого 2013 года было опубликовано Постановление Президиума ВАС РФ, которое наложило дополнительные требования на процесс предоставления доказательств добросовестности тех компаний, которые были зарегистрированы в офшорных зонах. Как результат издания данного Постановления можно ожидать увеличение количества юридических споров, которые будут вынуждать данные компании раскрывать информацию о своих бенефициарных владельцах, что позволит получить им юридическую защиту.

В начале 2014 года вышло Информационное письмо ЦБ РФ от 28.01.2014 № 14-Т «По вопросам идентификации организациями, осуществляющими операции с денежными средствами или иным имуществом, бенефициарных владельцев», которое внесло некоторую ясность в процедуру идентификации бенефициарных владельцев и прокомментировало критерии и меры, предложенные Федеральным законом.

В настоящий момент вся информация о бенефициарных владельцах (собственниках) собирается для противодействия незаконным финансовым сделкам или незаконным способам скрытия доходов в качестве объектов налогообложения. В дальнейшем возможно изменение данной ситуации.

В российской судебной практике также нашел свое отражение данный вопрос. В 2011-2012 годах прошло рассмотрение ряда судебных дел, которые внесли свой вклад в формирование концепции «бенефициарного собственника», в понимание взаимосвязи международных соглашений
и национального законодательства. При этом в качестве примера можно привести «Постановление Президиума ВАС от 15 ноября 2011 года по делу «Северного Кузбасса»» и «Определение ВАС от 21 июня 2012 года по делу «Нарьянмарнефтегаза»», а также «Апелляционное определение
и Кассационное определение Московского Городского Суда от 25 декабря
2012 года № 4г/2-12260/12», в результате которого взыскание было обращено на имущество, которым должник владел через цепочку иностранных,
в том числе офшорных компаний.

Основные направления налоговой политики РФ на 2014 и на плановый период 2015 и 2016 годов предусматривают внесение изменений


в Налоговый кодекс РФ. Данные изменения должны противодействовать незаконному использованию международных соглашений в области налогового права, а также создавать налоговые стимулы организациям, планирующим перейти из офшорных зон под налоговую юрисдикцию Российской Федерации.
Список литературы:

  1. Послание Президента РФ Владимира Владимировича Путина Федеральному Собранию от 12.12.2013 // «Российская газета», № 282, 13.12.2013

  2. Основные направления налоговой политики Российской Федерации
    на 2014 год и на плановый период 2015 и 2016 годов. СПС «Гарант» // http://base.garant.ru/70169348/

  3. Методические рекомендации налоговым органам по применению отдельных положений главы 25 Налогового кодекса
    Российской Федерации, касающихся особенностей налогообложения прибыли иностранных организаций от 28.03.2003. СПС «Референт». // http://www.referent.ru/1/49942

  4. Федеральный закон от 28 июня 2013 г. № 134-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации
    в части противодействия незаконным финансовым операциям»
    (с изменениями и дополнениями). СПС «Гарант». // http://base.garant.ru/70403754/#block_1113


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница