С. Н. Плеханов Политическая система Омана: от традиционного общества к современному государству



Скачать 132,78 Kb.
Дата27.10.2016
Размер132,78 Kb.
С.Н.Плеханов
Политическая система Омана: от традиционного общества к современному государству
В Омане период, начавшийся с приходом к власти Кабуса бин Саида, назвают Нахда – Ренессанс. Подразумевается, что страна начала возрождаться в качестве авторитетного, процветающего, сильного государства, каким в прошлом был Оман. Столица султаната в то время находилась на Занзибаре, а власть его правителей простиралась от нынешнего пакистанского побережья до Северного Мозамбика. В годы правления Саида бин Султана Аль Бусаиди (1806-1856) страна являлась влиятельной региональной державой. Но сегодня могущество государств определяет не размер территории, а высокий уровень развития, в том числе и высокий уровень человеческого развития. Именно под таким углом зрения понимается смысл Ренессанса, на глазах одного поколения преобразившего древнюю страну.

Когда в 1970 году на престол вступил султан Кабус бин Саид, на весь Оман имелось лишь 1750 государственных служащих. Даже сформировать новые министерства было большой проблемой, не говоря уже о низовых органах управления.

Султан с самого начала был полон решимости вовлечь народ в работу по обновлению страны. Но считал, что традиционная система правления, опиравшаяся на племенную структуру, не должна быть подвергнута слому. В будущее надо взять все ценное из прошлое, таково было его мнение. Поэтому уже в своем радиообращении 9 августа 1970 года, посвященном важнейшим вопросам жизни страны, Кабус бин Саид пообещал помощь шейхам со стороны государства. Что касается монархии как политического института, то у султана не возникало сомнений в ее необходимости для страны. Напротив, всемерное укрепление привычной формы правления, придание ей гибкости и эффективности могло гарантировать Оман от потрясений.

Много лет спустя он скажет о своем понимании миссии наследственного правителя: «Роль монарха в нашем меняющемся мире состоит в том, что он ведет за собой, к нему должны обращаться и на него ссылаться. Он должен играть роль арбитра, предлагать в общих чертах политические решения, которые претворяются в жизнь правительством и одобряются представителями народа» («Figaro magazin», 30 апреля 1994).

Путь модернизации оказался тернистым. Впоследствии султан так определил суть проблем начального периода преобразований: «Главные трудности, с которыми я столкнулся в дополнение к тяжелому военному положению на юге нашей страны были жизненно важные и широко распространенные потребности, окружавшие меня со всех сторон. Но в определенном смысле нам повезло, что Оман стал развиваться позже, чем многие другие страны в мире, и в частности, в этом регионе, так что мы могли учиться на ошибках других и использовать наши финансовые ресурсы наилучшим образом. Мне радостно думать, что мы преуспели в этом. Конечно, ошибки были, они были неизбежны в той программе, ограниченной в средствах, которая осуществлялась во многих областях развития, но они быстро исправлялись – по мере того, как мы набирались опыта, и доходы от нефти текли все более широким потоком» (Leaders, Oct-Dec 1995).

Правительство развивалось вместе с усложнением задач, встававших перед страной. Если осенью 1970 года было создано несколько министерств с довольно размытой компетенцией, то уже через несколько лет границы ответственности каждого из них обрели отчетливость и неизменность, что благотворно сказалось на эффективности управления. По мере достижения страной рубежей, намеченных политическим руководством, возникали новые задачи, появлялись и новые министерства с точно очерченным кругом обязанностей. В настоящее время правительство Омана состоит из трех десятков опытных руководителей, которые обладают очень значительными полномочиями по принятию оперативных решений. Каждый из министров ответствен непосредственно перед монархом.

Когда султан Кабус делал первые шаги по созданию современных управленческих структур, система управления в вилайетах (основная единица административного деления) была оставлена без существенных изменений. Оно осуществлялось через вали (губернаторов), которые в свою очередь опирались на шейхов племен. В дальнейшем вносились изменения в практику формирования низовых органов власти, но бережно сохранялись ее основы.

О некоторых сторонах деятельности шейхов позволяет судить такой пример. В начале 70-х годов у Омане не было ни удостоверений личности граждан, ни свидетельств о рождении, ни каких-либо других документов. Только шейх племени мог предоставить информацию о времени рождения, о происхождении человека. А султан поставил задачу: у каждого гражданина должен быть документ, подтверждающий его национальную принадлежность. Поэтому шейхи совместно с вали проделали большую работу – они могли подтвердить личность каждого конкретного человека.

Стиль правления султана Кабуса ярко раскрывается на таких примерах. В отличие от многих реформаторов в других странах он всегда стремился раскрыть созидательный потенциал традиционных структур, уходящих корнями в далекое прошлое. Хотя он прекратил существовавшую веками практику формирования властных структур за счет верхушки племен, и теперь каждый оманец имеет равные возможности для карьеры, но шейхи не стали в оппозицию, ибо их реальная власть над соплеменниками вполне безболезненно трансформировалась в иные формы – ныне их нравственный авторитет служит опорой нововведений, проводимых султаном. Племена Омана (около 200 наиболее крупных) издавна обладали своеобразной системой социальной помощи – около 10% их численного состава составляли незамужние женщины (больные, вдовы и разведенные), которые согласно исламским обычаям не могли самостоятельно зарабатывать на пропитание и содержались за счет общины. Помощь оказывалась также инвалидам и слабым членам племени. Эти высокие нравственные традиции бережно сохранены и их отсвет лежит на решениях монарха по социальным вопросам.

Когда на заре оманского Ренессанса рождались планы реформ, одним из главных препятствий на пути модернизации оказалось отсутствие современного законодательства, без которого невозможно обеспечить нормальное функционирование государства и реализацию проектов развития. Первые правовые акты появились в Омане одновременно с формированием правительства. Они вводились в действие либо декретами султана, либо декретами совета министров. В течение четверти века в султанате было принято множество законов и кодексов, определяющих отношения в экономической и социальной сфере. И хотя источником права по-прежнему является шариат, арбитраж в области бизнеса осуществляется Комитетом по Урегулированию Коммерческих Споров. А завершением создания правовой системы современного Омана стало издание Основного Закона. В речи по случаю Национального Дня, произнесенной в Маджлис аш-Шура (Совещательном Совете) 18 ноября 1996 г. Кабус бин Саид заявил: «Венчая усилия четвертьвековой плодотворной работы, мы выпустили Основной Закон страны, который является квинтэссенцией опыта последних лет».

Конституция, дарованная султаном, определяет основные принципы, лежащие в основе политики государства, а также систему формирования институтов власти. Впервые в истории страны обозначены прерогативы султана, механизмы функционирования монархии и передачи власти. Деятельность верховного правителя стала предметом правового регулирования, зафиксированы его обязанности перед страной. Декларированы права и свободы граждан как на личную неприкосновенность и владение собственностью, так и на выражение своих мнений всеми законными способами; каждому обеспечивается религиозная свобода и возможность создания организаций и ассоциаций или участия в них. Не будет преувеличением сказать, что этот документ стал краеугольным камнем, на котором зиждутся оманское общество и государство.

Султан Кабус выбрал удачный момент для введения конституции, что свидетельствует о тщательном продумывании этого шага и сопоставлении его с опытом других монархий. В отличие от большинства аналогичных законодательных актов, Основной Закон Омана родился не в результате соперничества социальных сил, а в момент национального подъема, когда в обществе сложилось согласие по всем принципиальным вопросам.

Опора на традиционные ценности определила своеобразие политической системы Омана, в частности системы народного представительства. Первым по времени возникновения инструментом поддержания обратной связи правителя и народа стали ежегодные туры султана по стране. Долгие многонедельные поездки приобрели со временем характер ритуала, стали своего рода сессиями большого совета с народом. Зная, что реальной властью обладают те, кто имеют доступ к правителю, султан решил наполнить это положение демократическим смыслом. Он сделал все, чтобы стать монархом, доступным народу. Методично объезжая регион за регионом, принимая во время своих встреч с людьми бесчисленное множество прошений и предложений, султан формировал конкретные задания для министерств и местных властей. Через несколько лет маршруты повторялись, и Кабус бин Саид лично осуществлял проверку проделанной работы. Таким образом, чиновничество стало не изолирующей прослойкой между монархом и его подданными, а превратилось как бы в объект контроля и сверху, и снизу. В ходе поездки по стране султан останавливается в нескольких лагерях и проводит в каждом из них одну-две недели. В этот период сопровождающие его министры и высшие сановники объезжают окрестные селения и стоянки кочевников, расспрашивают людей об их нуждах, и на месте принимают необходимые решения. По результатам подобных обсуждений составляются планы работы министерств в Маскате и их местных учреждений.

Однако несмотря на исключительную плодотворность такой формы поддержания контакта с народом, ежегодные туры по стране не стали заменой постоянно действующего народного представительства. Султан, высказавший в первые дни после своего вступления на престол намерение развивать демократические начала власти, не собирался отступать от своего обещания. Позднее в одном из своих интервью султан определил значение представительных учреждений: «Конечно, народное представительство способствует национальной стабильности. Не дать народу голос для решения своей участи, рассматривать людей как роботов, которые годятся только на то, чтобы ими управлять, не спрашивая их мнения - верный путь к беде. Это никогда не было оманским путем, и я хочу всячески уверить мой народ в том, что народное представительство будет в дальнейшем развиваться на его благо, на благо страны» («Middle East Insight» ноябрь-декабрь 1995).

На первом этапе планировалось создание периодически созываемого органа, формируемого путем назначения главой государства. В 1981 году султан издал декрет об учреждении Государственного Консультативного Совета (Маджлис аль-Истишари), 17 членов которого представляли вилайеты, 17 были государственными чиновниками, а 11 были представителями частного сектора экономики. 3 ноября того же года 45 членов новой государственной структуры собрались во дворце Аль-Алам на свое первое торжественное заседание. В своей речи перед ними монарх сформулировал задачи Совета:

«Мы хотим, чтобы и правительство, и общественный сектор были бы представлены в этом Совете – это будет представительство, в котором общественный сектор будет иметь большинство членов, которые будут представлять различные районы с тем, чтобы привести Совет к той благородной цели, которая была установлена, то есть принятие во внимание нужд и пожеланий граждан в формировании нашей национальной политики в экономической и социальной областях, и с тем, чтобы Совет стал также живым полем взаимодействия и взаимосвязи мнений его членов и полной кооперации между правительством и гражданами в исполнении долга и обязательств текущей фазы развития».

Состав ГКС обновлялся каждые два года. Его члены совершали много поездок по стране, встречались с руководством вилайятов и представителями населения – эта деятельность позволяла дать объективный анализ действий правительства, оценить эффективность программ развития. К тому же, Совет стал своего рода школой социальной активности для подданных султана Кабуса. Ибо со временем сессии ГКС стало транслировать телевидение, и таким образом каждый получил возможность следить за ходом дискуссий.

В 1991 году на смену Консультативному совету пришел Совещательный Совет (Маджлис аш-Шура). Смена названия представительного органа означала коренные изменения как в порядке его формирования, так и в сфере компетенции. В основу ее деятельности был положен исламский принцип шура1. Наиболее авторитетные люди султаната получили возможность голосовать за кандидатов в члены Совета. Представители правительства больше не делегировались в его состав. Право окончательного утверждения кандидатов было оставлено за султаном – из четверых, избранных населением вилайета, он отбирал двоих. Число депутатов было расширено до 59 человек. Совет стал инструментом помощи правительству в изучении проблем и выработке рекомендаций в области экономической и финансовой политики. Сессии Совета обычно созывались 4 раза в год и продолжались неделю. Основная же работа проходила в постоянных органах, созданных депутатами. Для этой цели были образованы несколько комитетов, задачей которых стало рассмотрение законопроектов, представленных министерствами, прежде чем они обретут законную силу в виде указов султана. Для более полного информирования депутатов министры обязаны были отвечать на их запросы на заседаниях комитетов.

Через три года состоялись выборы Маджлис аш-Шура второго созыва. Их главной сенсацией стало то, что в состав палаты народных представителей впервые вошли 2 женщины. Количественный состав Совета также изменился до 80 человек.

Еще через два года в связи с появлением конституции произошло важное изменение в политической системе страны: 58 статья Основного Закона определила существование нового органа народного представительства – Совета Омана ( Маджлис Оман). Маджлис аш-Шура стал первой из палат этого Совета, а второй палатой – вновь созданный Государственный Совет (Маджлис ад-Доула).

Создание Государственного Совета – это не только логический шаг в развитии представительных учреждений, но и оригинальный механизм для смягчения возможного конфликта поколений. Не случайно он создан был тогда, когда поколение деятелей, построивших новый Оман, подошло к тому возрастному рубежу, когда назрела передача своих полномочий следующей возрастной группе.

На этом формирование системы государственных органов страны не завершилось. Уже первые после создания Совета Омана выборы 2000 года в Маджлис аш-Шура проводились не коллегией выборщиков, а на основе прямого голосования граждан. Уже тогда стало ясно, что демократизация носит характер долговременной стратегии, цель которой сделать структуру власти устойчивой, а народ – сопричастным делам управления. Этот глубоко органичный процесс, коренящийся в древней духовной культуре арабов, не вызывает опасений у султана. Он говорит: «Соблюдение наших культурных и религиозных традиций глубоко внедрилось в жизнь нашей страны и народа, и они дают ему те установки, в рамках которых развивается его жизнь – и в смысле религиозных правил, и каждодневного существования. Много лет назад я сказал своему народу, что он должен быть готов принять блага современного мира, но отвергнуть его дурные влияния, и как мне кажется, мы в этом преуспели» (“Трибуна” 26 января 1996). Благом для Омана оказалось то, что во главе его стоял и стоит наследственный монарх, не ограниченный сроком своих полномочий. Такой тип власти обеспечил стране органичный переход в новую эпоху. Постепенность изменений политической системы потребовала терпения и выдержки не только со стороны общества, но и самого лидера. «У кого есть терпение ждать получает награду» – гласит оманская пословица.

При этом султана Кабуса отличает чуткость в отношении социальных процессов. В одном из своих интервью он сказал: «Монарх это зеркало. Он отражает религию своего народа, его историю, его культуру. Народ чувствует свою коллективную натуру лучше через монарха. Монарх должен всегда понимать народ, узнавать о его нуждах. Он должен действовать в его интересах, прежде чем народ попросит его об этом… Молодым людям скучно со старыми королями. Они думают, что все понимают лучше. Так что система не может стоять на месте, она должна все время улучшаться, и вы никогда не должны позволять появляться трещинам. Никогда».

Развитие законосовещательных учреждений Омана носит эволюционный характер, но неуклонно ведет к расширению их полномочий и наиболее полному учету настроений граждан. Если поначалу депутаты Маджлис аш-Шура назначались, затем перешли к частичным выборам на альтернативной основе, то уже последний состав нижней палаты полностью сформирован в результате выборов. Через выборы прошли и два ее вице-спикера. Только председатель палаты назначается султаном.

Избегая резких перемен, монарх последовательно проводит курс на расширение многоуровневого народного представительства. В марте 2005 года во время встречи в Хисн аш-Шумух в развитие мысли о меняющемся мире мы заговорили о перспективах Омана. Султан сказал, что главная задача – обеспечить участие людей во всех решениях, касающихся их жизни – в политике, экономике, даже медицине. Похоже, эта тема уже тогда занимала его больше всего, ибо говорил он об этом долго и экспрессивно. В частности, сказал, что прошли те времена, когда где-то наверху узкий круг лиц решал, а всем остальным оставалось лишь выполнять; сегодня надо всех сделать ответственными, научить самостоятельности. Вторая тема, которой Кабус бин Саид придавал важное значение – прозрачность принятия решений, прозрачность системы управления, прозрачность во всем.

Арабские революции показали, что монарх смотрел далеко вперед, предугадывая основные требования «разгневанных молодых людей». Именно поэтому Оман оказался впереди других аравийских монархий, пока только рассматривающих возможность избрания депутатов Совещательных советов.

Сегодня мы видим, что низы тоже осознают: решения уже не являются прерогативой немногих людей «где-то наверху». Пришли в движение огромные массы людей. Отголоски “арабской весны” 2011 года докатились и до Омана. Впрочем, здесь демонстранты не бушевали, протесты носили мирный характер. Знаменем перемен здесь был султан – с его портретами и национальными флагами собирались толпы молодежи в Маскате, Сохаре и Салале. А главными требованиями стали отстранение непопулярных министров и обеспечение рабочими местами. Султан отреагировал незамедлительно: полностью поменялся состав правительства, было объявлено о финансировании программы создания 50 тысяч рабочих мест. И, в отличие от других стран, охваченных в ту пору волнениями, здесь обошлось без репрессий. Но ведь и демонстранты в отличие от каирских толп не буйствовали, шествия носили миролюбивый характер. Трудно отделаться от впечатления, что эта сдержанность – тоже результат десятилетиями проводимой султаном мягкой и открытой политики. Воистину, права арабская пословица: «Постояв рядом с кузнецом, покроешься копотью, побыв возле торговца благовониями, станешь благоухать».

Недовольство, выплеснувшееся на улицу, имеет специфическую, если не сказать, парадоксальную природу. Университетов открывается все больше, и все больший процент выпускников школ предпочитает продолжить образование, а не начать трудовую жизнь. Хотя всем известно, что молодые люди, получившие высшее образование, могут иногда по пять-шесть лет оставаться без работы, ожидая вакансии в государственном секторе. Стабильность и высокие социальные гарантии являются самым желанным общественным статусом. Именно такие «безработные» вышли на улицы в Омане весной 2011 года, чтобы потребовать трудоустройства.

Несмотря на экстраординарность этих событий, в султанате не заметно ни стремления законсервировать ситуацию, ни поспешного преобразования институтов государственности. В декабре минувшего года в Омане была завершен очередной этап политической эволюции. По всей стране были избраны муниципальные советы. Таким образом, самоуправление становится повседневной реальностью, все больше полномочий передается от государственных структур органам народного представительства.

В те дни мне представилась возможность увидеть в действии избирательную систему Омана, услышать оценки происходящего как от простых избирателей, так и от государственных мужей, на чьи плечи было возложено проведение муниципальных выборов. И предвыборная кампания, и избирательный процесс продемонстрировали высокую гражданскую активность, организованность и позитивный настрой всех участников демократического процесса.



Характерно, что создание всех этажей народного представительства не привело к упразднению уникального «мега-парламента», созываемого во время туров по стране. Именно в дни подведения итогов выборов было объявлено об очередном meet-the-people-tour. Оман продолжает шествие по дороге демократии, но идет своим, неповторимым путем...


1 «Исламский принцип шура означает участие каждого в управлении делами государства. Он отмечен в Коране. Этот принцип не имеет точного определения в исламе и может быть истолкован весьма широко. Как правило, в процессе шуры участвуют самые влиятельные и авторитетные члены общества, которые могут давать свои суждения по самым насущным вопросам жизни общества.


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница