Сборник научных трудов. Т. 2 / Под ред. Л. В. Бармашовой. Вязьма: вф мгиу 2003 -268 с. Редакционная коллегия


Никитина Н. В., ВФ МГИУ Теория и методика ономастических исследований (на примере творчества А. Т. Твардовского)



страница11/18
Дата17.10.2016
Размер2,57 Mb.
ТипСборник
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   18

Никитина Н. В., ВФ МГИУ

Теория и методика ономастических исследований (на примере творчества А. Т. Твардовского)

Имена собственные, как известно, изучаются ономастикой (от греч. onomastikys -относящийся к наименованию) - наукой об именах собственных всех типов, о закономерностях их развития и функционирования.

Как отмечает А.В.Суперанская, имена собственные «очень легко вбирают в себя слова, актуальные для отдельных эпох, но развиваются по законам языка и с общественной жизнью связаны опосредствованно, через язык». [Суперанская, Суслова 1981, с. 8]

«Специфика социально-языковой сущности и неизбежная антропоцентричность («Как прекрасна земля и на ней Человек!») определяют особое положение личных имен в когнитивном пространстве одной языковой личности и языкового коллектива в целом.

Личное имя вызывает у носителей языка широкий круг ассоциаций, в основе которых лежат, с одной стороны, представления, составляющие основу общего культурного пространства, а с другой стороны - результаты индивидуального, субъективного опыта носителя языка, и потому так разнообразна в семантическом отношении антропонимическая лексика. Личное имя человека правомерно рассматривать как лингво-социальный знак, как «свернутый национально-культурный текст, играющий важную роль в рамках национальной культурной традиции». [Алексеева 2000, с.9]

Личное имя в текстах того или иного автора помогает точнее раскрыть индивидуально-авторскую картину мира.

В.Д. Бондалетов, подводя итоги анализа существующих в лингвистике взглядов на сущность онимов, делает следующий вывод, с которым соглашаемся: «В современной теории слова признается, что значение слова - это то его содержание, которое приблизительно одинаково понимается и говорящим и слушающим и включает в свой состав три типа отношений: 1).денотативное (отношение значения слова к предмету: от naT.denotatare - «отличать, обозначать»), 2). сигнификативная (отношение к понятию, naT.significare - «обнаруживать, давать, знать»), 3). Структурная (отношение значения слова, а также всего слова к другим словам данного языка).

Известный исследователь личных имен А.В.Суперанская [Суперанская, 1973, с.272-273], насчи-тываюет более тридцати функций имен собственных, но останавливается только на четырех, характерных для речевых ситуаций: 1. Коммуникативная (сообщение, репрезентация), когда имя, известное собеседнику, служит основой сообщения... 12. Ап-пелятивная (призыв, воздействие)...3. Экспрессивная (выразительная); обычно в ней выступают имена с широкой известностью, находящиеся на пути превращения в нарицательные...4. Дейктическая (указательная), автор не ставит целью синтезировать отдельно названные функции по принципу совпадения (хотя бы сегментного), пересекаемости их. Обратим внимание на то, что 2-я и 3-я функции совмещаются в сегменте целенаправленного воздействия, что как раз и отличает экспрессивную функцию от эмотивной. Экспрессивная функция, как и эмотивная, - это и языковые, и речевые функции, генерируемые экстралингвистическими, прежде всего прагматическими, факторами.

Таким образом, дав общее представление об ономастике как науке, о предмете ее изучения, о значимости функций, выполняемых именем собственным в языковой практике вообще и в тексте художественного произведения в частности, представляется целесообразным рассмотреть вопросы, связанные со специальной терминологией. Здесь автор будет придерживаться классификации понятий ономастического поля, ономастического пространства и ядра ономастического поля , предложенной в исследованиях В.И.Супруна (имеется в виду защищенный научный доклад на соискание уч. степени д-ра фил. наук. Волгоград, 2000), ибо это одна из самых новых научных работ в данной области исследований.

Центральное место в работе отводится понятию «ономастическое пространство». Ономастическое пространство - это именной континуум, существующий в представлении людей разных культур и в разные эпохи заполненный по-разному. В сознании каждого человека ономастическое пространство присутствует фрагментарно. Достаточно полно оно выявляется лишь при специальном исследовании.

Так, например, в ономастическое пространство современных жителей России входят: имена людей - антропонимы (Иван, Марья, Н.В. Гоголь); географические названия - топонимы (город Пятигорск, гора Эльбрус, деревня Петушки), в том числе названия водных объектов - гидронимы (река Ока, озеро Байкал, Черное море); клички животных - зоонимы (собака Рекс, конь Пегий); собственные имена отдельных растений фитонимы (Дерево плача), названия зон и частей вселенной - космонимы (туманность Андромеды, созвездие Козерога); названия небесных тел - астронимы (планета Марс, звезда Вега); названия точек и отрезков времени - хронимы (Эпоха Возрождения, Новый год); имена богов -теонимы (Зевс, Гера, Изида) и другие.

Следует, однако, различать понятия «ономастическое пространство» и «ономастическое поле». По определению В.И.Супруна, «ономастическое пространство» - это совокупность имен собственных как таковая, безотносительно к ее внутреннему устройству, ономастическое же поле предполагает наличие системно-структурных отношений и связей, выступает как упорядоченная, иерархизированная совокупность имен собственных». [Супрун 2000, с. 9]

В центре ономастического поля «оказывается незначительное по объему входящих в него конституентов ядро; рядом с ним находится околоядерное пространство, периферия имеет зональную структуру: в ней обычно выделяют ближнюю, дальнюю и крайнюю зоны». [Супрун 2000, с. 12] Эта структура достаточно устойчива, стабильна, однако обладает также чертами переменчивости, функциональной подвижности.

Если же учитывать, что собственное имя по преимуществу есть антропоним, а прочие имена как бы уподобляются или приравниваются к ним, то «центральное место в ономастическом пространстве следует закрепить за антропонимами и смежными с ними ономастическими разрядами (теонимами, мифони-мами, зоонимами)». [Супрун 2000, с. 12]

Периферийное положение в ономастическом пространстве любого языка занимают разряды они-мов, которые называют не всегда четко ограниченные друг от друга материальные объекты, иногда даже серии объектов, идентичных или объединенных общей тематикой или идеей. Это названия предприятий (эргонимы), средств массовой информации (гемеронимы), праздников и мероприятий (геортонимы), товаров (прагмонимы), транспортных средств (порейонимы), наград, орденов, премий (фалеронимы), названий художественных произведений (идеонимы) - то есть практически вся «закавыченная» часть ономастического пространства. Здесь свойства имени собственного представлены слабо, развиваются свои особенности, недопустимые в ядре ономастического пространства.

Следует отметить, что полевая структура ономастического пространства с выделением в ней ядерной и периферийной части применима в системе языка, где ядро означает концентрацию признаков системы, а периферия - их ослабленность. В данной работе термин «периферия» употребляется именно в этом значении. В речи вообще и в художественной речи в частности периферийные онимы подчиняются иным законам. Однако вопросы функционирования этих чрезвычайно активных в речи современного человека ономастических единиц подробно не рассматривались.

Что касается ономастического пространства поэзии А.Т.Твардовского, то здесь в центре внимания оказываются антропонимы, занимающие главное место в авторской системе имен. Многие из них представлены онимами, носящими интернациональный характер употребления (Илья, Виктор, Петр и др.). Большинство представлены традиционно русскими именами, среди которых внушительное количество имен, заимствованных из других языков ( в первую очередь древнееврейской, древнегреческой, латинской этимологии).

Значительная часть ономастического пространства представлена топонимами, что передает масштабность замыслов поэта в отражении огромного пространства, на фоне которого развиваются события его эпических произведений «За далью - даль», «Василий Теркин». Совсем незначительным количеством представлены в ономастическом пространстве А.Т.Твардовского космонимы, эргонимы, геортонимы, порейноимы, фалеронимы, гипокористики.

Попробуем классифицировать элементы ономастического пространства, для большей наглядности используя таблицу:

Признавая существование связи между системой собственных имен произведения и его содержанием, большинство исследователей сосредоточивают свое внимание на именах персонажей. Однако участие в раскрытии идеи художественного текста вовсе не является монополией одних лишь антропонимов. «Топонимическая система художественного произведения также связана с его содержанием, хотя и более опосредованно.» [Истомина 2002, с. 9] Необходимо также отметить, что большую роль в передаче сугубо авторского восприятия действительности играют такие элементы периферийного пространства, как микротопонимы. Микротопонимы возникают и функционируют в народной речи, их назначение - номинация естественных ландшафтных объектов в окрестностях населенного пункта, они конкретны, обычно просты по структуре, соотносятся (совпадают) со словами литературного языка, но не являются его единицами в силу своего периферийного расположения в ономастическом поле: посмотри-ка лучше, вон за горкой /что зовется Меловой/ Облачко играет с ясной зорькой,/ С ранней пташкой полевой! Кроме того, участие в раскрытии идеи художественного текста вовсе не является монополией лишь одних антропонимов. Топонимическая система художественного произведения также связана с его содержанием, хотя и более опосредованно.

Микротопонимы же зачастую выполняют особую роль в тексте произведения, иногда их можно считать в какой-то мере даже ключевыми словами.

Ярким тому подтверждением служит использование микротопонима БОРКИ в поэме А.Т.Твардовского «Василий Теркин». БОРКИ - это название маленького села, оно становится центром повествования, идейным стержем главы «Бой в болоте»: «называлось там БОРКАМИ Место черное одно...». Именно за «...угол дедовский - БОРКИ» идет кровавый бой. Это родная, святая земля: «Не Ростов им был, не Харьков, Населенный пункт БОРКИ». Затерявшаяся на карте, на бескрайних просторах Родины точка - БОРКИ. И здесь рождались герои, и это сражение приближало такую долгожданную победу... Микротопоним БОРКИ становится своеобразным символом своего, родного, за что можно сражаться и не страшно погибнуть. БОРКИ при значительной степени обобщения - это символ Родины.

Однако особое внимание в теоретических исследованиях отводится, конечно же, изучению роли онимов, представляющих ядро ономастического пространства. И это в первую очередь касается заглавия художественного произведения, в роли которого может выступать имя собственное (чаще всего - антропоним). Здесь кажется уместным привести мнение лингвиста А.И.Новикова о том, что каждый текст, независимо от его вида, обладает одновременно содержанием и смыслом, которые как явления различны: «Смысл - это мысль о фрагменте действительности, т.е. интерпретация того, что сообщается в тексте; смысл базируется на единицах, связанных с интуитивным знанием. Следовательно, понимание текста не сводимо только к языковому значению, оно опирается и на обозначаемую внеязыковую реальность, отражаемую в мышлении. Иными словами, содержательно-смысловая структура текста формируется на основе информации как языкового, так и экстралингвистического характера. Носителем последней чаще всего является смысловая периферия семантики текста - коннотативный аспект значения.» [Новиков 1997, с. 43] Как раз с заголовка можно начинать декодирование социально-фактульной информации целого текста. Разнообразные типы заглавий, специфика их функционирования, в частности смыслообразующая функция заглавий достаточно подробно рассмотрены в работах отечественных лингвистов.1 Считается, что заглавие как дискретная часть непрерывно конструируемого целого вбирает в себя все его элементы и «становится более шифром произведения, а не разгадкой содержания текста» [Джанджакова 1979, с. 209]

Понятно, что заглавие художественного текста является, с одной стороны, самостоятельной информативной единицей, принадлежащей внетекстовой действительности, с другой - важным текстообразу-ющим элементом, участвующим в формальной организации текста. Как показывает материап, оним в сипьной позиции - заглавии художественного текста - явление, нередкое для литературно-художественных произведений (напр. «Сережа» В.Соллогуб, «Саввушка», «Ярославцы в Москве» И Кокорев, «Один день Ивана Денисовича» А.Солженицын, «Кружевница Настя» К.Паустовский, «Гена Пройдис-вет», «Василий Теркин» А.Твардовский).

«Имя есть то, что человек в первую очередь говорит о себе при знакомстве. Поэтому, когда мы сталкиваемся с такими названиями, как «Гамлет», «Дэвид Копперфилд» или «Анна Каренина», «Василий Теркин» то, по сути, присутствуем при моменте знакомства с текстом, с самопредставлением сюжета.

см. Джанджакова 1979, Кожина 1986 и др.


Он знакомится с нами, называет свое имя, открывает свое лицо, не давая спутать его с кем-то другим. То же самое происходит и в случае упоминания нескольких персонажей. «Сага о Форсайтах», или «Братья Карамазовы»: это тоже лица, персоны, только вместо знакомства индивидуального мы имеем здесь дело со знакомством групповым». [Карасев 2001, с. 59]

Имя собственное - заглавие - часто комплекс многослойной культурологической информации, рассчитанной на подготовленного читателя. Фактически привлекая внимание реципиента, данное текстообразующее средство « играет существенную роль в раскрытии иерархии выраженных в произведении образов и идей». [Арнольд 1973, с. 23] Более того, заглавие (особенно содержащее имя собственное) становится концентрированным воплощением идеи произведения, формирует концептуальность художественного текста. Важно и то, что заглавия обладают добавочной экспрессией и способны особым образом воздействовать на читателя.

Как микроэлементы пространства текста ономастические единицы организуют целостное отражение реальной действительности, свойственное своему историческому времени, преломленному в творчестве конкретного автора. Имя собственное наряду с другими средствами текстопостроения способствуют формированию информационного затекстового содержательно-смыслового пространства - того комплекса человеческих знаний о мире, без которого невозможны адекватное восприятие и понимание авторских текстов.

Роль имен персонажей велика. Выбор имени персонажа сам по себе выступает как прием. Еще В.Г.Белинский отмечал: «В самом имени, которое истинный поэт дает своему герою, есть разумная необходимость». [Белинский 1948, с. 122].

С.Довлатов, видимо, вполне справедливо считал, что «Персонажи неизменно выше своего творца. Хотя бы уже потому, что не он ими распоряжается. Наоборот, они им командуют» [Довлатов 1992, с. 55]

Интересно высказался по этому поводу Е.И.Замятин: «Кстати сказать, это правило: фамилии, имена прирастают к действующим лицам также крепко, как к живым людям. И это понятно: если имя почувствовано, выбрано верно - в нем непременно есть звуковая характеристика действующего лица» [Замятин 2002, с. 978]

Об имени персонажа размышляет поэт Е.Долматовский: «Придумать фамилию для героя стихотворения или поэмы - дело очень трудное. Ведь ты создаешь в этом случае не только образ, но как бы и портрет некоего человека, а портрет порой даже ответственней, чем образ, читатель предъявит к нему очень конкретные требования...В выборе имени и фамилии опасна нарицательность, опасна и красивость. А иному персонажу противопоказана обыденность фамилии». [Долматовский 1982, с. 248]

Показателен в этом отношении пример с выбором названия поэмы А.Т.Твардовского «Василий Теркин». Вот что писал по этому поводу сам автор:«.. .что же касается того, почему я впоследствии стал именовать Теркина больше Василием, а не Васей, это опять дело особое... Словом, ни тени «заимствования» (речь идет о совпадении названий поэмы А.Т.Твардовского и романа П.Д.Боборыкина «Василий Теркин»)2 здесь не было и нет. Просто есть такая русская фамилия Теркин, хотя мне раньше казалось, что эту фамилию мы «сконструировали», отталкиваясь от глагола «тереть», «перетирать» и т.п.». И далее: «...Замечу, что когда я вплотную занялся своим ныне существующим «Теркиным», черты этого портрета резко изменились, начиная с основного штриха:

Теркин - кто же он такой?

Скажем откровенно:

Просто парень сам собой

Он обыкновенный...

И можно было бы сказать, что уже одним этим определяется наименование героя в первом случае Васей, а во втором - Василием Теркиным».3

Что хотел сказать этим автор? Чтобы понять, необходимо сравнить оба варианта. Вот первоначальный:

Вася Теркин? Кто такой?

Скажем откровенно:

Человек он сам собой

Необыкновенный.

Речь здесь, несомненно, идет о широчайшей типизации образа. Да, Василий Теркин - это, безусловно, народный герой, любимец, и вместе с тем он обобщенный, типический образ советского человека, воплотивший в себе лучшие качества народа.




2 Курсив автора этой статьи

3 Твардовский А. Т. Собрание соч. в 6 томах. М. 1980. т. 5. с. 106
Итак, анализ ономастического пространства помогает раскрыть идейный замысел произведения, определить специфику использования некоторых имен собственных, дать максимально исчерпывающую информацию о происхождении и значении онимов и их роли в контексте данного художественного произведения.

Таким образом, ономастические единицы как микроэлементы пространства текста организуют целостное отражение реальной действительности, свойственное своему историческому времени, преломленному в творчестве конкретного автора.


Литература:

1. Алексеева О.А. Организация авторского культурного пространства. Воронеж, 2002 В ГУ

2. Бондалетов В.Д., Романова Т.П. Наименование предприятий и учреждений в первое советское десятилетие М, 1977

3. Джанджакова Е.В. О поэтике заглавий. Лингвистика и поэтика М, 1979

4. Довлатов С. Записные книжки Л, 1992

5. Долматовский Е. Былое. Записки поэта М, 1982

6. Замятин Е.И. Закулисы Зеленый ветер Воронеж, 2002

7. Карасев Л.В. Живой текст Вопросы философии 2001. №9

8. Новиков Л.А. Семантическое поле как текстовая структура. Теория поля в современном языкознании Уфа, 1997

9. Суперанская А.В., Суслова А.В. Современные русские фамилии М, «Наука», 1981

10. Супрун В.И. Ономастическое поле русского языка и его художественно-эстетический потенциал.

11. Твардовский А.Т. Собрание соч. в 6 томах. М. 1980. т. 5.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   18


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал