Сборник научных трудов. Т. 2 / Под ред. Л. В. Бармашовой. Вязьма: вф мгиу 2003 -268 с. Редакционная коллегия


Котов П.Г., Герой Социалистического труда, адмирал, Усенко Н.В., Герой Советского Союза, вице-адмирал, кандидат исторических наук



страница9/18
Дата17.10.2016
Размер2,57 Mb.
ТипСборник
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   18

Котов П.Г., Герой Социалистического труда, адмирал, Усенко Н.В., Герой Советского Союза, вице-адмирал, кандидат исторических наук,

Куличков В.К., кандидат исторических наук, ВФ МГИУ

Наука флоту

Создание мощного атомного подводного флота стало возможно благодаря совместной плодотворной деятельности учёных, инженеров, рабочих и служащих промышленных предприятий.

Строительство современных боевых кораблей и морских вооружений невозможно без фундаментальной науки. Новое качество и особенно широкий размах научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы приобрели после войны и в период «холодной войны». Необходимость поднять уровень вооружений выдвинула перед отечественной наукой важную задачу разработки современных принципиально новых средств боевой техники для Советской Армии и Военно-Морского Флота.

В этот период было организовано чёткое планирование и эффективная координация усилий учёных и практиков при проведении фундаментальных, поисковых и прикладных исследований. Кроме того, в те времена достаточно и надёжно обеспечивались финансовыми средствами решения приоритетных программ. Создание новых кораблей сопровождалось внедрением в практику жизни результатов, достигнутых в различных областях отечественной науки и техники: физики твёрдых, жидких и газообразных средств, химии, механики, гидродинамики, океанологии, акустики океана, атомной энергетики, ракетостроении, радиоэлектроники и во многих других областях. По существу была создана научная военно-техническая система, учитывающая результаты фундаментальных исследований в различных областях науки и техники.


НАУЧНЫЕ ПОИСКИ И НАХОДКИ

Академические научные советы постоянно уделяли внимание тем конкретным результатам фундаментальных и прикладных исследований, которые могли быть использованы в интересах укрепления обороны страны.

Благодаря плодотворной совместной работе научных и промышленных учреждений, практически все виды Вооружённых Сил государства стали получать новые образцы боевой техники и оружия. Военно-Морской Флот оснащался новыми проектами боевых кораблей, подводных лодок и самолётов.

В интересах развития подводного флота Академия наук, её президиум, научный совет уделили самое серьёзное внимание разрешению актуальных проблем, которые были необходимы для строительства атомных подводных лодок, вооружённых ракетным и торпедным оружием. Трудно переоценить достижения отечественной науки, особенно в области ядерной физики, и, в частности, - открытие деления тяжёлых ядер, которое явилось базой создания ядерной энергетики, коренным образом изменившей облик флота и резко повысившей его боевые возможности.

Своего рода «задающим генератором» научных целей и большого объёма производственных проблем по созданию первых атомных подводных лодок, и не только первых, но и в целом атомного подводного флота страны, был академик Анатолий Петрович Александров - выдающийся советский ученый, энергичный, деятельный практик. Простой, душевный и очень человечный в общении с людьми разных профессий, Анатолий Петрович умел найти подход не только к известным ученым, государственным или военным деятелям, но и не гнушался выслушать мнения простого матроса-подводника или рабочего-судостроителя.

Вспоминая те удивительные годы, когда создавались первые атомоходы страны, Анатолий Петрович рассказывал в кругу семьи: «Мы ничего не знали об американцах тогда, нам просто было сказано, что можете начинать над этим делом работать - вот вам судостроительные КБ, вот вам ваш Совет1. Военных к этому делу не допускать, только Главкома, больше никого, и только одного ещё там капитана первого ранга...

Я был научным руководителем по всему кораблю в целом. Нужно было решать не только вопрос установки. Нужно было решить целый ряд новых вопросов»2.




1 Имеется в виду коллектив ученых и государственных деятелей, непосредственно связанных со строительством АПЛ, в составе: академиков Академии Наук СССР И.В. Kypчатова, А.П. Александрова, первого заместителя Председателя Совета Министров СССР М.Г Первухина, Министра Среднего машиностроения СССР Е.П. Славского, Председателя Государственного комитета Совета Министров СССР В.А. Малышева и Первого заместителя министра Среднего машиностроения Б.Л. Ванникова.

2 Александров П.А. Академик Анатолий Петрович Александров. Прямая речь. М., 2002. С. 172.
Приходилось Александрову заниматься и средствами энергоснабжения, лодочными аккумуляторными батареями, аварийными средствами, кондиционированием воздуха, гидроакустикой, проблемой снижения шумности, а также подготовкой инженерных кадров для атомного подводного флота.

Создание подводной лодки оснащённой энергетической установкой, которая не требует всплытия на поверхность, а позволяет за счёт энергии атомного реактора иметь высокие скорости и обеспечивать работу всех корабельных систем, находясь практически неограниченное время под водой является несомненно величайшим достижением советской научной мысли.

Это позволило осуществить подлинно революционный скачок в подводном кораблестроении, но и породило ряд сложных научно-технических задач в области гидродинамики и динамики плавания на высоких скоростях. Длительные режимы подводного хода потребовали изменения традиционной формы корпуса ПЛ, новых подходов к обеспечению безопасности плавания и других не менее важных проблем.

В создании ядерной энергетической установки для кораблей важную роль сыграло Министерство по атомной энергии. Оно осуществляло управление проектированием и созданием морских ядерных энергетических установок, было заказчиком наземного прототипа энергоустановки первой атомной подводной лодки.

Большой объём научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ был проведен отечественными учёными не только в создании ядерной энергетической установки, но и в дальнейшем её совершенствовании, повышении мощности, безопасности эксплуатации, снижению массы и габаритов.

В результате проделанной работы отечественные ЯЭУ имели меньшие массы и габариты на единицу мощности, что очень важно для корабельных условий. В энергосиловом корпусе использовался перегретый пар, который повышал КПД, упрощал устройство турбины и систему её регулирования.

На первых проектах атомных подводных кораблей агрегатные мощности составляли несколько десятков тысяч лошадиных сил. Для АПЛ второго поколения были созданы паропроизводящие установки, тепловая мощность которых почти на 30 % превышала мощность первых проектов.

Позже агрегатные мощности паротурбинных установок возросли почти в 2 раза. На их основе создавались однореакторные и двухреакторные, с одной и двумя турбинами, энергетические установки подводных лодок 2-го и 3-го поколения.

При создании АПЛ 3-го поколения на технические характеристики существенно повлиял переход на блочную компоновку паропроизводящей и паротурбинной установок. Были созданы унифицированные блочные паропроизводящие и паротурбинные установки повышенной мощности. По сравнению с ПЛА первых проектов тепловая мощность паропроизво-дящих установок возросла в 1,5 раза, агрегатная мощность паротурбинных установок увеличилась в 3 раза.

В результате выполнения опытно-конструкторских работ были увеличены энергозапасы активных зон реакторов, обеспечивающих значительное продление их срока службы без перезарядки. Совершенствовалась и биологическая защита реакторов.

Одним из направлений развития атомной корабельной энергетики было проведение исследований и опытно-конструкторских работ по созданию реакторов с полным или частичным превращением воды в пар непосредственно в активной зоне3.

В рамках совершенствования систем электрооборудования ПЛ учёными АН исследовались проблемы уменьшения весовых и габаритных характеристик корабельных электрических машин и другого электрического оборудования. Рассматривался вопрос о внедрении источников энергии с частотой 400 гц, а не традиционных 50 гц. Это давало возможность сделать механизмы подводных лодок, связанные с электродвигателями, более быстроходными и, как правило, более компактными.

Проработкой этой проблемы занимались специалисты ВНИИЭМ во главе с академиком А.Г. Иоси-фьяном и И.Н. Ермошевым, а в дальнейшем активное участие в ней принял В.К. Калашников.

Президент АН СССР А.П. Александров совместно с руководством ВНИИЭМ А.Г. Иосифьяном, П.Н. Шереметьевским, В.К. Калашниковым приняли комплексную программу исследований корабельной системы электродвижения со сверхпроводниковым гребным электрическим двигателем и сверхпроводниковым турбогенератором.

Решение этой проблемы позволяло повысить скрытность, благодаря улучшению виброакустических характеристик оборудования при движении корабля, и обеспечивало надёжность действующих сальниковых уплотнений, а следовательно позволяло увеличить глубину погружения4.

Была создана комплексная программа, включающая на этапе проектирования корабля разработку методики расчёта и конструирования нового класса электрических машин, технологию их изготовления и испытаний.

На этапе освоения первых проектов советских атомных подводных лодок наиболее слабым звеном была проблема снижения шумности, которая имела довольно высокие параметры по сравнению с атомными подводными лодками вероятного противника.

Проблема скрытности советских атомных субмарин была одной из самых острых и злободневных. По свидетельствам подводников и командования ВМФ, американские АПЛ обладали значительно большей скрытностью, чем отечественные. В то время в зарубежной печати нередко публиковались высказывания американских подводников, которые кичились скрытностью своих АПЛ по сравнению с советскими, называя их «ревущими коровами». Советские органы разведки и контрразведки неоднократно отмечали, что шумы наших подводных лодок, проходящих через рубежи ПЛО фиксируются американской гидроакустической системой «SOSUS», что позволяет силам ПЛО отслеживать советские подводные ракетоносцы, проходящие в районы боевой службы.

Академия наук СССР в качестве первоочередной задачи выдвинула разработку научных принципов проектирования и строительства подводных лодок, обладающих минимальными демаскирующими факторами. Для решения этих проблем при президиуме АН СССР в 1960 году был создан




3 В.Н. Буров. Отечественное военное кораблестроение в третьем столетии своей истории. СПб. Судостроение. 1995. С.463.

4 См. Российская наука-военно-морскому флоту. Наука. 1997. С.268.
Научный совет по проблемам гидродинамики. В разное время его возглавляли известные учёные-гидротехники М.А. Лаврентьев, Л.Н. Седов, И.Д. Спасский, и другие. Советские учёные вплотную занялись этой проблемой. Благодаря комплексу экспериментальных работ в институте машиноведения имени А.А. Благонравова, институте проблем физики, институте проблем механики и других академических институтах при активном участии видных советских учёных К.В. Фролова, А.И. Ишлинского, А.В. Гапонова-Грехова, а также отраслевых институтов и конструкторских бюро при участии академиков И.Д. Спасского, С.Н. Ковалева, В.И. Кирюхина и других были решены не только фундаментальные проблемы по снижению шумности ПЛ, но и определены средства защиты АПЛ.

Неоценимый научный вклад в решение проблемы снижения шумности кораблей внесли учёные НИУ ВМФ: ГА. Первухин, А.П. Пронин, А.П. Грешников, Е.М. Васильев и другие. В дальнейшем в решение задач по снижению шумности АПЛ приняли участие ведущие учёные 1-го ЦНИИ МО, ЦНИИ имени академика А.Н. Крылова, акустического института и проектно-конструкторского бюро судпрома.

В результате проделанной работы на корабли ВМФ серийно стали поступать малошумные механизмы, системы и оборудование. Средства защиты механизмов - амортизаторы и покрытия, которые позволили в 30-50 раз снизить шумность атомных подводных лодок и вывести их на уровень лучших мировых образцов.

Были проведены также исследования в области электромагнитной защиты. В результате была решена задача снижения магнитного поля, уменьшающая магнитный момент подводной лодки в 50-100 раз, что в значительной мере снижало вероятность обнаружения ПЛ при использовании силами ПЛО противника магнитометров.

Дальнейшее развитие получили средства спасения и защиты подводников. На новых проектах конструкторы предусмотрели создание специальных устройств - всплывающих камер, которые позволяли в случае тяжёлой аварии АПЛ личному составу, размещённому в этих камерах-убежищах, оторваться от гибнущего корабля и всплыть на поверхность.

Для совершенствования навигационного обеспечения атомных подводных лодок были привлечены силы многих научных учреждений страны, работающих в области радиоэлектроники, гироскопии, вычислительной техники, спутниковых навигационных систем, навигационной гидроакустики, оптики, радиоастрономии и других областях.

Приоритетными направлениями стали исследования и создание более совершенных навигационных комплексов. Навигационный комплекс «Плутон» для первой атомной подводной лодки «К-3» обеспечивал кораблевождение и использование оружия при плаваниях в пределах 80 0 северной и южной широты.

Разработчикам удалось создать новый навигационный комплекс. В 1965 году на вооружение ВМФ принят всеширотный комплекс «Сигма» (главный конструктор В.И. Маслевский, его заместитель - Ю.Д. Рихтерман). Этот комплекс без инерциальной системы. Он не имеет аналогов в мировой практике навигационного обеспечения атомных ПЛ. На советских атомных подводных лодках комплекс был установлен более чем на 10 проектах.

Несколько позже под руководством О.В. Кищен-кова был создан отечественный навигационный комплекс с инерциальной навигационной системой; которые позволили существенно повысить точностные характеристики выдаваемых навигационных параметров.

В 1983 году была закончена разработка и принят на вооружение новый навигационный комплекс с точностными характеристиками, близкими к мировому уровню навигационного обеспечения. Это было весьма важное событие для ракетных атомных крейсеров. Для успешной ракетной стрельбы было необходимо иметь точное курсоуказание в любой точке мирового океана, включая Северный полюс. Подводному ракетоносцу также необходимо иметь автоматическое счисление текущих координат и отображение на карте пройденного пути на любой широте плавания, а также длительного высокоточного хранения координат без использования средств коррекции. Новый навигационный комплекс обеспечивал решение этих задач.

Однако научная мысль продолжала совершенствовать средства навигации. Специалисты НИИ Москвы, Ленинграда, Баку, а также силы многих научных учреждений, работающих в области радиоэлет-роники, вычислительной техники, гироскопии, спутниковых навигационных систем, продолжали работать над созданием современных перспективных средств навигации. Ход разработок неоднократно рассматривался под руководством командования ВМФ с участием 1-го Научно-исследовательского института военного кораблестроения. Вершиной труда учёных стала разработка глобальной навигационной спутниковой системы (ГЛОНАСС), первая очередь которой сдана в эксплуатацию в 1993 году.

Наряду с другими средствами обеспечения боевых возможностей ПЛА при решении задач в удалённых районах океана трудно переоценить надёжную работу средств акустики.

Для атомных подводных лодок, которые большую часть времени пребывают в глубине океана, особо важно иметь информацию о состоянии окружающей её среды, наличие подводных и надводных целей, придонных возвышенностей, мелей, подводных гор и т.д. - всё это имеет жизненно важное значение.

Отсюда встала задача разработки корабельных технических средств, которые могли бы обнаруживать, определять направление на цель и дистанцию, вырабатывать исходные данные для успешного применения оружия. Изыскания по созданию таких приборов начались с появлением первых подводных лодок. В годы 2-й мировой войны появились зарубежные шумопеленгаторные и гидроакустические станции. В 1946-1950 годах с учётом действий ПЛ и НК в период войны были разработаны первые советские акустические станции «Феникс», «Арктика» и «Тулома» для подводных лодок. В начале 60-х годов, после проведённой большой работы, фундаментальных, прикладных и натурных эксплуатационных исследований были открыты и описаны закономерности подводного звукового канала, дальних зон акустической освещённости, а также выявлены возможности засветки зон в тени, оптимизации частотных диапазонов для различных режимов работы гидроакустических средств. Всё это было предусмотрено при создании новых гидроакустических комплексов второго поколения, таких как «Керчь», «Рубин» и «Рубикон», для подводных лодок.

Значительный вклад в это внесли учёные Акустического института, НИУ ВМФ, института эволюционной физиологии и биохимии имени И.М. Сеченова, Ленинградского госуниверситета. Работа по совершенствованию гидроакустических средств атомных подводных лодок продолжалась.

В 1975-1990 годах отечественные атомоходы новых проектов стали оснащаться многорежимными и многоступенчатыми акустическими комплексами, созданными на современной элементной базе, обладающие большими дальностями действия и высокой точностью. Это МГК-500 и «Скат».

В эти комплексы внедрены: развитые носовые, бортовые и буксируемые антенны, цифровая техника в обработке и отображении информации, методы оптимизации принятия решения об обнаружении и классификации целей, автоматическая выдача целеуказаний оружию, прогнозирование зон взаимного обнаружения.

Существенный вклад в создание гидроакустического вооружения подводных лодок третьего поколения внесли: Л.М. Бреховских, Ю.Ю.Житковский, Б.Ф. Гурьянов и многие другие учёные Академии наук, промышленности и Военно-Морского Флота.

Проблемы связи с подводными лодками в океане всегда имели первостепенное значение. Их актуальность возросла с появлением стратегических атомных подводных лодок, оснащённых ядерными ракетами. Однако их скрытность не обеспечивалась при вынужденном всплытии на сеансы связи с командным береговым пунктом. Использование буксируемых антенн ещё не решало проблему, поскольку технические средства ПЛО могли их обнаружить.

Из наиболее важных исследований выполняемых в рамках деятельности научного совета АН СССР были работы по созданию каналов связи в диапазоне сверхнизких частот, а также в диапазоне сейсмических гидроакустических волн.

Большие перспективы в средствах связи ВМФ открыли исследования в области оптического (лазерного) излучения.

Научный совет по прикладным проблемам при Президиуме АН СССР, образованный в 1967 году, организовал и координировал исследования в области моделирования боевых действий сил и средств флота, участвовал в разработке автоматизированных систем управления силами и средствами, занимался использованием методов математического моделирования при программно-целевом планировании развития вооружения и военной техники. В 1982 году Совет возглавлял вице-президент АН СССР академик Е.П. Велихов.

Кроме научных советов, взаимодействие академической науки и флота осуществлялось с помощью специальных структурных подразделений. Так например, в 1951 году при Президиуме АН СССР была создана минно-торпедная секция, переименованная в Морскую-физическую секцию, которая привлекала учёных, работающих в области фундаментальных исследований к решению актуальных проблем того времени - созданию нового более совершенного минно-торпедного оружия. Возглавлял секцию известный морской инженер вице-адмирал А.Е. Брыкин.

Результатом этих изысканий было создание быстроходных мощных торпед и ракето-торпед, способных поражать цели на большой дистанции и глубине.

Нельзя не заметить, что начиная с 60-х - 70-х годов, в нашей стране было уделено большое внимание развитию стратегических морских ядерных сил. Это соответствовало требованиям советской военной доктрины о переносе основной части ядерного потенциала с суши под воду5.

В этот период руководством государства предпринимались крупные организационные меры по научно-техническому, материальному и финансовому обеспечению широкого фронта работ, направленных на ракетно-ядерное оружие.

В Министерстве обороны (в том числе и ВМФ) были образованы специальные центральные управления, научно-исследовательские институты и проектно-конструкторские бюро, испытательные полигоны и опытные производства. Возглавили их выдающиеся учёные и конструкторы морского ракетного оружия СП. Королёв, В.П. Макеев, В.Н. Челомей, П.Д. Грушин, А.Я. Березняк, А.С. Селезнёв, А.В. Люльев и другие.

Неоценимый вклад в создание российского ракетно-ядерного флота внесли представители фундаментальной науки академики И.В. Курчатов, А.П.Александров, Ю.Б.Харитон, М.М.Лаврентьев, В.А.Легасов, Е.П. Велихов.






5 См. Вестник РАН Т. 66. № 11. С. 986 (из выступления в/а В.В. Патрушева).
В конце 50-х - начале 60-х годов были созданы и поступили на вооружение флота серийные образцы баллистических и крылатых ракет. Во второй половине 60-х годов стало поступать более совершенное ракетное оружие различного назначения, которое по дальности, мощности и точности поражения заданных целей ни в чём не уступало заграничным аналогам, а по ряду показателей их превосходило. Это была большая и напряжённая работа.

Приступив к созданию ракетного оружия для атомных подводных лодок, учёные-разработчики столкнулись с серьёзными проблемами, решить которые без академических научно-исследовательских организаций было невозможно.

Как показали первые испытания, точность морских ракет изначально оказалась значительно хуже точности сухопутных аналогов. Подводные лодки -носители ракет, находясь длительное время под водой вынуждены определять своё место путём счисления пройденного пути, что приводило к накоплению ошибок при установлении координат точки старта ракеты.

Благодаря сотрудничеству разработчиков с двумя, казалось бы, очень далёкими от ракетостроения учреждениями двух обсерваторий - астрономической Пулковской и геофизической имени А.И. Войкова, были подготовлены соответствующие рекомендации и специальные «звёздные» карты. Таким путём удалось найти решение проблемы. На отечественных ракетах с тех пор реализован принцип нового метода наведения - астрокоррекция.

Весьма сложной была задача обеспечения подводного старта, в процессе которого ракета оказывалась в различных физических средах. Потребовались фундаментальные исследования газодинамики старта и динамики движения ракеты. Совместными усилиями сибирского отделения АН и ЦАГИ были проведены теоретические исследования и осуществлено моделирование сложных процессов подводного старта ракеты.

Математический институт имени В.А. Стеклова АН СССР разработал применительно к морскому ракетному оружию новый метод оптимизации - метод случайного поиска. Благодаря плодотворной работе отечественных учёных, вооруженцев в условиях ядерного противостояния, нам удавалось сохранить паритет в ракетно-ядерном оружии, что позволило предотвратить начало нового военного столкновения.

НИИ ВМФ осуществляли научные исследования для разработки Главным штабом ВМФ оперативно-тактического задания, в котором определялись задачи, поставленные перед будущим проектом атомохода, и формулировались требования к его основным тактико-техническим характеристикам. Так, например, 1 ЦНИИ МО с участием всех НИИ ВМФ, учитывая накопленный опыт строительства АПЛ и новейшие достижения научно-технического прогресса во всех областях (атомное судостроение, ракетостроение, радиоэлектроника и др.) сформулировал и разработал тактико-техническое задание на создание новых проектов атомных подводных лодок третьего поколения.

Научно-исследовательские институты Военно-морского флота, их учёные-инженеры, военные специалисты вели разработки по созданию радио, радиотехнических, акустических, навигационных приборов и систем, а также оружия для АПЛ, обладающих более совершенными тактико-техническими характеристиками.

Учёные научно-исследовательских институтов уделили серьёзное внимание также обеспечению нормальной жизнеспособности личного состава подводных лодок, длительное время пребывающих в замкнутом объёме прочного корпуса атомной субмарины. Проблеме обитаемости уделялось внимание при проектировании атомных подводных лодок. На первых проектах атомоходов, по сравнению с дизель-электрическими подводными лодками, условия жизни и работы экипажа были значительно лучше. Запасы пресной воды позволяли использовать её в гигиенических целях. Здесь не было необходимости в подводном положении жёстко экономить электроэнергию, офицерский и старшинный состав располагались в двух, четырёх и восьмиместных каютах, но личный состав, в основном, размещался в носовом и кормовом отсеках на местах, которые не давали возможности расслабиться. Не всегда хватало спальных мест прикомандированным на выход в море офицерам штаба, представителям науки, прессы и т.д. Здесь не было возможности собрать экипаж на просмотр кинофильма. Была весьма ограничена свобода передвижения из отсека в отсек. Несмотря на преимущества перед дизель-электрическими лодками всё же экипажи первых проектов испытывали немалые физические и моральные нагрузки.

Однако дальнейшее развитие кораблестроения и создание новых проектов атомных подводных кораблей, в их числе ракетоносцев, которые имели автономность 60-90 суток и возросшую ответственность на случай выполнения боевой задачи с использованием ракетного оружия, - всё это потребовало уделить больше внимания проблеме обитаемости, поддержанию у личного состава высокого морального духа, физической выносливости.

Академия наук СССР, Институт военного кораблестроения, Государственный институт усовершенствования врачей МО РФ провели немало полезных изысканий в области улучшения условий жизнедеятельности личного состава экипажей атомных подводных лодок. Проведя многочисленные научные исследования, учёные отметили, что в период длительных плаваний моряки испытывают воздействие на организм целого комплекса неблагоприятных факторов. Это - использование ядерной энергетики и наличие других источников ионизирующих излучений, также постоянный рост объёма информации, подлежащей обработке в кратчайшие сроки. Особую роль играет значительное и постоянное нервно-эмоциональное напряжение при невозможности полноценного отдыха, нарушение привычных биоритмов и гиподинамия, вредные (токсичные) факторы атмосферы отсеков, отсутствие сбалансированного питания и другие.

Немаловажное значение приобретает оценка функционального состояния организма, в том числе работоспособности членов экипажа. Проведённое исследование состояния нервной системы у 280 военных моряков (подводников) в возрасте от 18 до 23 лет показало, что до похода все моряки никаких жалоб не высказывали. Только у единиц при очень тщательном обследовании были замечены некоторые несущественные проявления отклонений от нормы, но они ни в коей мере не свидетельствовали о нездоровье организма. Однако обследование членов экипажа после 75-суточного похода показало, что почти половина (40%) высказали жалобы на повышенную утомляемость, снижение работоспособности, раздражительность и нарушение сна.

Что выявили медики? У каждого четвёртого-пя-того моряка обнаружены рефлексы присущие больным с нарушениями нервной системы; патологическая потливость; дрожание пальцев вытянутых рук наблюдалось у каждого шестого человека. Появились признаки недостаточности функции проводящих трактов, идущих из центральной нервной системы через спинной мозг к мышцам всего тела6.

Специалисты дают полезные рекомендации как снизить вредное влияние и восстановить после похода здоровье. С учётом этого, научно-техническими учреждениями разработаны и созданы более совершенные средства по поддержанию норм обитаемости личного состава. Прежде всего было уделено внимание очистке, регенерации и кондиционированию воздуха. Важное значение имело создание электрохимической регенерации воздуха путём электролиза воды и поглощения углекислого газа твёрдым регенерирующим поглотителем.

На атомных подводных лодках 2-го поколения, в частности на ракетоносце проекта 667А, установка такой регенерации обеспечивала поддержание концентрации кислорода в пределах 25% и углекислого газа не выше 0,8%. Подводники высоко оценили такую установку, считая её большим достижением отечественной науки и кораблестроителей.




6 МС № 2 1998. Г. Шараевский, Ю. Сысоев «Диагностика и профилактика утомления в длительном плавании».
Дело в том, что используемые ранее на АПЛ первого поколения комплекты В-64, имели специальные пластины, поглощающие углекислоту и выделяющие кислород. Они были весьма пожароопасными и приводили нередко к тяжёлым последствиям. Различного рода возгораний и пожаров на АПЛ было немало. Порой они проходили без последствий, а были и случаи с потерей членов экипажа. Так, например, 18 июня 1984 года на ракетной подводной лодке «К-131» проекта 675 случилось тяжёлое происшествие. Она возвращалась с боевой службы в Средиземном море. На 61 сутки (за трое суток до возвращения в базу) в 8-м отсеке возник пожар, который быстро распространился на 7-й (турбинный). Причиной было возгорание одежды на старшине команды электриков. Расположившись на РДУ7, он работал с электроточилом. Искры от наждачного круга попали в насыщенный кислородом воздух, имевший некоторое содержание масляных паров. В результате пожара погибло 13 человек. АПЛ лишилась хода и на буксире была доставлена на базу.

Использование новой системы регенерации избавляло подводников от подобной опасности. Кроме того, в каждом отсеке была установлена автономная система кондиционирования воздуха.

Проектировщики также предусмотрели меры по снижению шумности механизмов на боевых постах и в жилых помещениях.




7 РДУ - металлический ящик-радиатор, загруженный пластинами, поглощающими углекислоту и выделяющими кислород.
Весь личный состав размещался в каютах, у каждой койки - светильник для чтения и рожок вентиляции. На лодке предусмотрено помещение не только для кают-компании офицерского состава, но и впервые - столовая для старшинского состава, которая могла переоборудоваться под спортзал с беговой дорожкой или кинозал.

В начале 80-х годов в Ленинграде был создан специальный комплекс для размещения на атомном подводном ракетоносце зоны отдыха. Он представлял собой часть отсека, в котором имелась сауна с бассейном, помещением, где мог разместиться личный состав боевой смены. На меняющемся экране моряк мог увидеть желаемый пейзаж родной природы, почувствовать аромат хвойного леса, покормить рыбок в аквариуме; послушать щебет птиц, порхающих в небольшом вольере, а рядом поиграть в шахматы или послушать любимую магнитную запись.

Проведённый эксперимент с длительным пребыванием людей в загерметизированном отсеке-стенде, имитировавший подводные условия жизни, показал, что работоспособность подводников в условиях прохождения через зоны отдыха с сауной, бассейном, микроклиматом и т.д. в значительной мере повышали их работоспособность. Подобные зоны отдыха размещались на ракетоносцах проектов 667 БДР, 941, 949.

* * *


Нынче российская наука, в том числе военная, видит свою задачу в том, что необходимо «научное обоснование принципа достаточности для обороны, ибо паритетный принцип строительства ВМФ себя изжил: российская экономика не в состоянии на данном этапе его осуществить. Мало того, именно принцип паритета в стратегических вооружениях привёл к такому накоплению оружия массового поражения, которое способно было многократно уничтожить всё живое на земле и саму нашу планету8.




8 См. Российская наука - военно-морскому флоту. М. Наука. С.
ЗДЕСЬ РОЖДАЮТСЯ ПРОЕКТЫ

Научно-техническая революция внесла кардинальные изменения в работу проектных организаций, занимающихся конструированием атомных подводных лодок.

В практику проектантов вошёл системный подход, когда разрабатывается проект не только отдельно взятого корабля, а «боевой системы», включающей серию однотипных кораблей, их базирования, этапами модернизации, тыловым обеспечением.

На основе ЭВМ внедряются автоматизированные методы проектирования, которые позволяют найти оптимальный вариант конструкторских решений.

В отечественном военном кораблестроении ведущее место занимает Центральный институт военного кораблестроения, расположенный на Петровской набережной Санкт-Петербурга. Это старейшее учреждение, в котором работали лучшие умы корабельных дел. Здесь и ныне работают талантливые инженеры - носители радикальных идей, связанных с проектированием, ремонтом и модернизацией разных типов и классов кораблей.

В тесном контакте с учёными института работают инженеры-проектировщики морских конструкторских бюро - творцы проектов отечественных боевых кораблей для Военно-Морского Флота.

Атомные подводные лодки проектируются на трёх конструкторских бюро: ЦКБ МТ «Рубин» и СПМБМ «Малахит» в Санкт-Петербурге, ЦКБ «Лазурит» при заводе «Красное Сормово» в Нижнем Новгороде. Наиболее широкую известность наших соотечественников имеет ЦКБ МТ «Рубин».
ЦКБ «РУБИН»

В декабре 2000 года исполнилось 100 лет профессионального проектирования подводных лодок России. У истоков этого стояла созданная в Морском министерстве «Комиссия по проектированию полуподводного судна», которой руководил талантливый корабельный инженер И.Г.Бубнов. Преемником этой комиссии в настоящее время считается Центральное конструкторское бюро морской техники «Рубин». Об этом ЦКБ российской общественности стало широко известно в связи с трагическими событиями, происшедшими на Северном флоте в августе 2000 года, - гибелью «Курска», корабля, который проектировался в ЦКБ МТ «Рубин».

Директором этого конструкторского бюро является академик РАН, Герой социалистического труда И.Д. Спасский. Он возглавлял разработку многих проектов атомных лодок, за что был удостоен звания Лауреата Ленинской и Государственной премии. В конце 60-х годов Игорь Дмитриевич был главным инженером и активно участвовал в разработке проектов атомных подводных стратегических ракетоносцев. Ранее, в начале 60-х годов, учреждение, ныне именуемое «Рубин», имело скромное название ЦКБ-18, но оно знаменито тем, что здесь начал разработку проекта первой отечественной атомной подводной лодки способный инженер капитан I ранга В.Н. Перегудов. Позже он был переведён в специально созданное ЦКБ-143.

ЦКБ МТ «Рубин» и его коллектив нынче славен созданием мощных отечественных атомных подводных ракетоносцев, которые стали одной из важных составляющих элементов ракетного щита нашего Отечества. В этом ЦКБ трудятся замечательные конструкторы - создатели атомных подводных ракетоносцев проектов 658, 667А, 667Б, 667 БД, 667 БДР и 667БДРМ. Начиная с первых проектов - 667А, в каждом новом проекте вводились, совершенствовались и повышались тактико-технические и боевые качества.

Так, например, в отличие от проектов 667 БД и БДР на ракетоносце проекта 667 БДРМ система управления ракетной стрельбой стала более совершенной. В отличие от предыдущих проектов здесь весь ракетный боекомплект может выстреливаться единым залпом. Интервалы между ракетными пусками были сокращены.

Проектировщики не оставили без внимания проблему обеспечения безопасности личного состава. Так из 11 водонепроницаемых отсеков, которыми разделён ракетоносец, 1-й, 2-й и 11-й отсеки являлись отсеками-убежищами (их поперечные переборки рассчитывались на давление, соответствующее глубине погружения лодки). В этих проектах дальнейшее развитие получили средства обеспечения жизнедеятельности экипажа. В частности, на борту корабля появился солярий и спор-зал, а на проекте БДРМ, кроме солярия была, создана зона отдыха с сауной.

Вершиной творчества инженеров-проектировщиков ЦКБ МТ «Рубин» было создание проекта уникального подводного ракетоносца проекта 941 «Тайфун». Он создан под руководством талантливого конструктора, прекрасного организатора, академика АН СССР, дважды Героя Социалистического труда, Лауреата Ленинской и Государственных премий Сергея Никитовича Ковалёва. Об этом уникальном корабле, мы рассказывали раньше. Здесь же заметим, что не было в мире и нет до сих пор подводного ракетоносца, каким стал подводный корабль этого проекта.

В ЦКБ «Рубин» работал также видный конструктор в области подводного кораблестроения Герой социалистического труда, Лауреат Ленинской и Государственной премий Павел Петрович Пустынцев. Он является главным конструктором подводных атомоходов, вооружённых крылатыми ракетами, проектов 659, 675А, а также мощного подводного ракетоносца проекта 949 с крылатыми ракетами «Гранит». Это - атомоход 3-го поколения представляет грозную силу в борьбе против авианосцев и других крупных кораблей. Об одном из кораблей этого проекта, носящего имя города Курск, много было рассказано в средствах массовой информации России.

Идея создания подобного ракетоносца, обладающего мощным ракетным оружием в борьбе против авианосцев, принадлежит Главнокомандующему Военно-Морского Флота Адмиралу Флота Советского Союза С.Г. Горшкову. Как вспоминает один из авторов, адмирал-инженер П.Г. Котов, длительное время работавший заместителем Главкома ВМФ по вооружению, история создания ПЛАРК проекта 949 такова: «Однажды, после заседания Военного Совета, обсуждавшего вопросы строительства и развития базирования кораблей на Северном и Тихоокеанском флоте, Главком в беседе со мной говорит: Павел Григорьевич! У нас много атомных ракетных лодок, но у них на борту слишком мало ракет и дистанция поражения целей маленькая. Силы ПЛО авиационной ударной группы не подпустят наш атомоход для удара на это расстояние. Надо бы создать такой ракетоносец, который бы имел на борту штук 20 ракет и дальнобойность их должна быть достаточной. Я понимаю, что это непростая задача, но это дело надо кому-то поручить на проработку. Кому?» Я ответил: «Поручите это дело мне. Главком засмеялся. - Нет, серьёзно, давайте подумаем, с чего начнёте? Я сказал, - рассказывает Котов, - поеду в Ленинград. Там наука, наш институт, конструкторские бюро, посоветуюсь... Главком согласился и дал две недели на проработку.

В Ленинграде мы проработали этот вопрос. Подготовили документы: оперативно-тактическое задание, доклад Министру обороны и в ЦК КПСС. К сожалению, сначала в подготовке документов не мог участвовать главный конструктор крылатых ракет В.Н. Челомей, он болел. Главком С.Г. Горшков рассмотрел наши предложения и заметил: «Надо обязательно эти документы доложить Владимиру Николаевичу Челомею и согласовать с ним». Когда я привёз документы к Челомею, он прочитал их и обрадо-ванно заявил: «Создадим такой комплекс! Это будет гроза для американского авиационного флота!» Все документы были доложены руководству страны. ЦКБ «Рубин» разработало проект, а Северодвинский завод построил более десятка таких замечательных кораблей».

Коллектив «Рубина» продолжал плодотворно работать, совершенствовать свою продукцию. Под руководством главного конструктора В.Н.Здорнова был разработан новый подводный ракетоносец проекта 955 «Юрий Долгорукий». Это самый современный подводный атомоход 4-го поколения.

Непосредственная разработка этого проекта началась в конце 80-х годов. К этому времени обстановка в мире и у нас в стране изменилась. Возникли трудности с финансированием строительства, поэтому пришлось отказаться от гигантских размеров «Акулы» и вернуться к компоновке подводного ракетоносца с одним прочным корпусом. Тем не менее, его боевые возможности не уменьшились. Он оснащён более совершенными ракетами межконтинентальной дальности. В открытой печати мало информации о достоинствах и боевых возможностях «Юрия Долгорукого». Отмечается, что это самый малошумный атомный подводный корабль.

За 50 лет своей деятельности, начиная с 40-х годов XX века, этим конструкторским бюро спроектировано 139 АПЛ, которые вошли в состав ВМФ страны.
СПМБМ «МАЛАХИТ»
В 1948 году в Ленинграде было организовано бюро подводного кораблестроения СКБ-143, ориентированное на создание подводных лодок большой скорости. Как было сказано ранее, это бюро занималось разработкой первой отечественной атомной подводной лодки.

В1954 году другое ленинградское Центральное конструкторское бюро ЦКБ-16 стало головной организацией по проведению комплекса НИР и ОКР по исследованию вопросов, связанных с вооружением дизельэлектрической подводной лодки проекта 629 баллистической ракетой Р-11-ФМ, а также проверкой возможности выполнения старта ракет в условиях качки.

В 1994 году два СКБ-143 и ЦКБ-16 были объединены в одно Специальное проектно-монтажное конструкторское бюро под названием «Малахит». Начальником и главным конструктором СПМБМ является доктор технических наук Лауреат Государственной премии, Герой Социалистического труда Георгий Николаевич Чернышев. Здесь длительное время работал один из выдающихся конструкторов в советском судостроении - Николай Никитович Иса-нин. Он занимался конструированием надводных кораблей и подводных лодок.

Ныне конструкторское бюро «Малахит» специализируется на создании многоцелевых и противолодочных атомных ПЛ. Инженеры-проектировщики ЦКБ, осуществляя работы над проектами атомных подводных лодок 627, 645, 671 и др., одновременно вели энергичный поиск новых нетрадиционных технических решений, способных обеспечить качественный прорыв в развитие подводного кораблестроения.

В 1959 году один из ведущих специалистов СКБ Анатолий Борисович Петров-талантливый инженер, автор нестандартных оригинальных проектных решений - вышел с предложением о создании малогабаритной одновальной комплексно автоматизированной, высокоскоростной подводной лодки, предназначенной для борьбы с АПЛ противника - своего рода «истребителя-перехватчика».

Проект этого уникального корабля обсуждался в разных инстанциях и вызвал много противоречивых суждений. Особая сложность задачи определялась высокими тактико-техническими элементами будущей ПЛ, превосходящими вероятного противника, а также впервые реализуемыми принципиально новыми техническими решениями.

В ходе разработки и рассмотрения предэскиз-ного проекта 705 были окончательно приняты и одобрены основные технические решения: применение АЭУ с ЖМТ, электроэнергетической системы с частотой тока 400 Гц, средства комплексной автоматизации управления техническими средствами и кораблём в целом, титанового сплава для корпусов и основного оборудования.

В этом проекте предусмотрена отделяемая от корпуса всплывающая спасательная камера (ВСК), рассчитанная на размещение всего экипажа, расположенная над средним отсеком.

Вероятно самым принципиальным и трудным в создании АПЛ проекта 705 было стремление получить корабль малого водоизмещения. Другие важнейшие характеристики этой лодки обуславливались именно малым водоизмещением: высокая скорость подводного хода, исключительная маневренность, позволяющая заходить противнику в «хвост», способность уходить от торпед, малое магнитное и акустическое поля, возможность практически немедленно выходить в море по боевой тревоге - всё это было несомненным достоинством АПЛ.

Техническое предложение по проекту было подготовлено в начале 1960 года, а 23 июня 1960 года вышло совместное постановление ЦК КПСС и СМ СССР о проектировании и постройке подводной лодки проекта 705. 25 мая 1961 года появилось другое постановление, разрешающее научному руководству и главному конструктору проекта при наличии достаточных обоснований отступать от норм и правил военного кораблестроения. Это в большой мере давало инициативу проектировщикам. Работу по 705-му проекту возглавил главный конструктор Михаил Георгиевич Русанов. Ранее он работал в СКБ-143 с В.Н. Перегудовым, был заместителем главного конструктора проекта 645, затем главным конструктором проекта 633, но работу над 705 проектом считал главным делом всей жизни. Этот корабль по замыслу его создателей и командования ВМФ должен был на десятилетия вперёд определить путь развития подводных сил отечественного ВМФ. М.Г Русанов сумел подобрать и сделать убеждёнными «единоверцами» специалистов группы главного конструктора и направить все их жизненные и творческие силы на достижение цели.

К участию в программе были привлечены мощные научные силы в частности академики В.А. Трапезников и А.Г. Иосифьян. Общее руководство программой возложено на академика А.П. Александрова.

В 1977 году М.Г. Русанова сменил единомышленник и «горячий патриот» проекта 705 В.А. Рюмин.

Строительство опытной подводной лодки проекта 705 «К-64» (командир капитан 1 ранга А.С. Пушкин), которая должна была стать прототипом большой серии противолодочных атомоходов, было начато на Ленинградском Адмиралтейском объединении 2 июня 1968 года.

22 апреля 1969 года атомоход спущен на воду. В конце 1971 года прибыл на Северный флот. Однако лодку преследовали неудачи. В период швартовых испытаний случились серьёзные неполадки с главной энергетической установкой.

Несмотря на это всё же была создана серия АПЛ-автоматов из 6 единиц. Последний 7-й корабль в серии недостроен и был разобран на стапеле. В ходе эксплуатации лодок 705-го проекта проявились и существенные недостатки, препятствующие их эффективному использованию. В частности возникли серьёзные трудности с обеспечением базирования (из-за необходимости поддержания первого контура реактора в горячем состоянии - этого требовал жидкий металл).

Оказались неразрешёнными и многие другие эксплуатационные вопросы, поэтому в 1990 году все подводные лодки проекта 705 исключены из состава ВМФ.

В начале 60-х годов конструкторское бюро получило заказ на проектирование другой торпедной ПЛА 671 проекта. Разработка этого проекта велась под руководством Г.Н. Чернышева. Главный наблюдающий от ВМФ В.И. Новиков.

К1960 году проект был готов, и Ленинградский Адмиралтейский завод приступил к строительству головной лодки «К-38» (командир капитан 2 ранга Е.Д. Чернов). С 1967 по 1974 годы завод сдал флоту 15 единиц.

Это были подводные лодки второго поколения, оснащённые более совершенным оружием. Их тактико-технические характеристики значительно превосходили АПЛ первого поколения. Как и на атомоходах первого поколения, на новой лодке была двух-реакторная энергетическая установка. Но здесь был предусмотрен один гребной вал, что позволило снизить шумность. Реализация одновальной схемы давала возможность разместить в одном отсеке турбо-зубчатый агрегат и оба автономных турбогенератора. Это позволило уменьшить длину корпуса.

По сравнению с американским аналогом атомной подводной лодки «Стерджен» советская субмарина имела более высокую подводную скорость, несколько большую глубину погружения. В то же время, американская АПЛ обладала меньшей шумнос-тью и более совершенным гидроакустическим оборудованием.

С целью расширения боевых возможностей подводных лодок проекта 671 по заданию правительства СКБ-143 («Малахит») приступило к разработке атомной подводной лодки проекта 671 РТ. С этой целью было размещено на лодке более мощное оружие для борьбы с крупными кораблями, в том числе с авианосцами.

Модернизированный корабль оснащался противолодочным ракетным комплексом «Вьюга», имеющем на вооружении ракету 81Р, способную поражать цели на удалении от 10 до 40 км.

Строились лодки этого проекта на нижегородском заводе «Красное Сормово» и на Адмиралтейской верфи в Ленинграде. На верфях в Нижнем Новгороде было построено 4 лодки проекта 671 РТ, 3 -на Адмиралтейском заводе.

Интенсивные работы научно-исследовательских институтов оборонной промышленности СССР дали возможность Военно-Морскому Флоту, его НИИ, ЦКБ совершенствовать боевые возможности отечественных АПЛ. Учитывая, что атомные ПЛ проекта 671 РТ показали высокие тактико-технические характеристики, было принято решение провести усовершенствование этого проекта.

В основу модернизации проекта 671 РТ легли проработки по размещению нового поколения радиоэлектронного вооружения - гидроакустического комплекса, боевой информационной и управляющей системы, более совершенных средств связи, а также по снижению шумности.

Главным конструктором проекта 671РТМ стал тот же Георгий Николаевич Чернышев.

Одним из важнейших элементов вооружения нового проекта был противолодочный ракетный комплекс «Шквал». В состав этого комплекса входила сверхскоростная подводная ракета. Её скорость 200 узлов при дальности 11 км. Очевидно, подобного комплекса не было и нет на АПЛ других государств9.

Строились лодки этого проекта в Комсомольске-на-Амуре и на Ленинградском Адмиралтейском объединении. Одновременно СПМБ «Малахит» вело проработку нового проекта многоцелевой атомной подводной лодки, в которую закладывалось всё лучшее, что достигнуто в отечественном подводном кораблестроении. Будущий атомоход должен иметь весьма низкий уровень шумности и высокие боевые возможности. В сентябре 1977 года был утверждён технический проект на многоцелевую подводную лодку проекта 971. Главным конструктором был назначен ГН. Чернышев. Опытный проектировщик, разрабатывал ранее проекты 671, 671 РТ и 671 РТМ.






9 Подводные лодки России. М., ACT. Астрель 2001. С. 45.
Этот проект стал первым типом многоцелевой атомной подводной лодки, серийное строительство которой было организовано первоначально на заводе в Комсомольске-на-Амуре, а не в Северодвинске или Ленинграде.

Головной атомоход 971 проекта «К-284», получивший имя «Акула», был заложен в 1980 году, а вступил в строй 30 декабря 1984 года. Лодка этого проекта стала самым скрытным, бесшумным атомоходом отечественного ВМФ.

Первая северодвинская лодка «К-480» получила имя «Барс». Вскоре все атомоходы этого проекта стали называться «барсами». Широкую известность получил «Гепард» («К-335») в связи с тем, что на нём побывал президент России.

По проектам СПМБМ «Малахит» построено 84 атомных подводных лодки.


ЦКБ «ЛАЗУРИТ»

В 1953 году при Горьковском заводе «Красное Сормово» было создано конструкторское бюро ЦКБ-112, которое занималось проектированием дизель-электрических подводных лодок 613 проекта. Впоследствии ЦКБ получило название «Лазурит». ЦКБ «Лазурит» разработало несколько проектов отечественных атомных подводных лодок.

Создание первой атомной подводной лодки было серьёзным испытанием для ЦКБ. Главным конструктором атомохода 670 проекта стал В.П. Воробьёв. Этот подводный атомоход предназначался для борьбы с авианосцами и крупными кораблями. Он имел торпедное вооружение: четыре 533-мм торпедных аппарата, боекомплект из 12 торпед, а главным оружием был ракетный комплекс «Аметист», который мог поражать цели на дистанции 80 км. По сравнению с другими проектами атомных лодок этот проект отличался довольно низкой акустической заметностью, был менее шумным. Особенностью АПЛ проекта 670 было рациональное размещение оборудования и оптимально выбранная форма корпуса, вполне отвечающее своему боевому предназначению. Этому способствовало оригинальное размещение ракетного оружия внутри лёгкого корпуса, то есть без нарушения хорошо обтекаемых обводов, обеспечивающих высокие мореходные качества корабля.

Восемь наклоненных под углом 32,50 контейнеров под крылатые ракеты располагались по четыре побортно вдоль прочного корпуса.

Крылатая твердотопливная ракета П-40 обладала высокими ТТХ, обеспечивая старт с глубины до 30 м при максимальной дальности поражения цели 80 км. Низкая траектория полёта - 60 м на подлёте к цели делало ракету практически неуязвимой и обеспечивало поражение любой надводной цели.

Для оперативной координации совместных работ по созданию комплекса управления стрельбой ракетами, уже во время строительства корабля, была создана межведомственная комиссия, председателем которой был назначен главный инженер ЦКБ Н.И. Кваша, а членами - представители ЦНИИ «Гранит» - разработчики комплекса.

Оригинальность проекта не ограничивалась размещением ракетного оружия. Лодка с самого начала проектировалась одновальной и однореакторной -впервые в стране (одновальная АПЛ проекта 671 имела два реактора). Такое решение позволяло иметь меньшее водоизмещение, повышенную скорость при той же мощности и меньшую шумность.

На этой АПЛ был резко увеличен уровень автоматизации. В частности управление лодкой по курсу, глубине, в процессе погружения, всплытия, было автоматизированным, также автоматически осуществлялось управление подготовкой ракет и торпед к стрельбе.

По сравнению с подводными лодками первых проектов, проектировщики предусмотрели улучшение условий обитаемости экипажа. Каждый подводник размещался на индивидуальном спальном месте, кроме традиционной кают-компании офицеров, для мичманов и матросов была предусмотрена столовая. В качестве системы регенерации воздуха предусмотрена стационарная гидролизная установка.

Эффективную борьбу с огнём обеспечивала система объёмного пожаротушения фреоном.

С 1967 по 1974 годы в Горьком было построено 11 единиц этого проекта.

В конце 60-х годов Горьковским ЦКБ-112 («Лазурит») начались работы по совершенствованию ранее созданного проекта 670, его назвали проектом 670М. Главным конструктором был утверждён тот же В.П. Воробьёв, но после его смерти работу возглавил А.Г. Лещёв (до этого он был первым заместителем В.П. Воробьёва).

Совершенствование ранее созданного проекта происходило за счёт размещения более совершенного ракетного комплекса. К тому времени оружейники разработали новый ракетный комплекс «Малахит», который имел значительное увеличение дальности -150 км.

Более совершенный гидроакустический комплекс «Рубикон», размещённый на новой ПЛ, позволял обнаружить цели в удалении 180 км, и надёжно обеспечивал целеуказание для ракетной стрельбы.

К тому же по сравнению с 670 проектом, новый корабль имел ещё меньшую акустическую заметность за счёт более совершенного гидроакустического покрытия.

Значительный вклад в повышение ТТХ отечественных атомных подводных лодок ЦКБ «Лазурит» внесло в начале 80-х годов, когда разработало атомную подводную лодку 3-го поколения проект 945. Главным конструктором этой многоцелевой атомной подводной лодки, в которой заложено много передовых решений, был Н.И. Кваша.

Тактико-техническое задание на этот проект выдано в марте 1972 года. Основным назначением новой АПЛ должно стать: «слежение за ракетными подводными лодками и авианосными ударными группировками и гарантированное уничтожение целей с началом боевых действий» - так было определено требование Военно-Морского Флота.

Принципиально новым и очень важным элементом новой лодки было применение титана, для изготовления прочного корпуса, что позволяло увеличить глубину погружения в 1,5 раза большую, чем АПЛ второго поколения. Предельная глубина погружения новой лодки составляла 500-600 метров.

Вооружение более совершенным ракетным и торпедным оружием в значительной степени повышало боевые возможности корабля. Ракетный комплекс «Гранат» позволял поражать цели на удалении 3000 км. Стрельбу можно производить с глубины 150 м. Торпедное вооружение: в носовой части четыре торпедных аппарата 533-мм и два - калибром 650мм. Торпедно-ракетный комплекс обеспечивался боевой информационно-управляемой системой10. Он обеспечивает одиночную и залповую стрельбу без ограничений по глубине (вплоть до предельной). По уровню демаскирующих признаков (шумности, магнитному полю) лодки проекта 945А стали самыми малозаметными в советском Военно-Морском Флоте.

По проектам ЦКБ «Лазурит» была построена 21 атомная ПЛ.

* * *

Отечественные морские конструкторские бюро, их замечательные труженики инженеры-проектировщики создали много проектов мощных боевых кораблей с высокими тактико-техническими характеристиками.



В том, что Военно-Морской Флот нашего Отечества в середине 20 века стал одним из самых сильных флотов мира, а Военно-морской флаг нашей страны развивался практически во всех широтах мирового океана, в этом большая заслуга умных, талантливых и трудолюбивых инженеров, работающих в центральных конструкторских бюро «Рубин», «Малахит» и нижегородском ЦКБ «Лазурит». Благодаря их плодотворной работе были созданы проекты атомоходов, которые превратились в мощные боевые корабли. В результате советский Военно-Морской Флот имел 244 атомные подводные лодки, обладающие высокими тактико-техническими характеристиками.




10Подводные лодки России. М., ACT. Астрель 2001. С. 81.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   18


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал