Сборник статей составлен на основе материалов конференции русо, состоявшейся 14 марта 2015 г. В нем рассматриваются различные этапы и проблемы Великой Отечественной войны советского народа


Вклад работников горнорудной промышленности в победу над фашистской Германией



страница10/23
Дата17.10.2016
Размер3.36 Mb.
ТипСборник статей
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   23

Вклад работников горнорудной
промышленности в победу над
фашистской Германией

Большие и сложные задачи поставила война перед горнорудной промышленностью. Для военной экономики срочно были нужны различные виды рудного сырья.

Горнорудная промышленность представляет собой комплекс производств, занятых разведкой месторождений полезных ископаемых, их добычей из недр земли и обогащением. Это, прежде всего, включает добычу железных, марганцевых, хромовых, ванадиевых, титановых руд, руд цветных, редких, радиоактивных и благородных металлов, а также редкоземельных элементов.

Обогащение включает процессы отделения полезных компонентов от пустой породы, разделения различных полезных компонентов при комплексном характере разрабатываемого месторождения, гидрометаллургическую и химическую переработки руд, в результате которых получаются концентраты, идущие в плавку, и отвалы (хвосты).

Горнорудная промышленность – разработка рудных месторождений с целью добычи полезных ископаемых. Основными производственными операциями в горнорудной промышленности являются бурение, взрывание и погрузочно-разгрузочные работы.

Основным звеном ее являются горнообогатительные комбинаты, в состав которых входят шахты, карьеры, обогатительные, агломерационные, окомковательные фабрики. Продукция этих предприятий – доменная руда, концентрат, агломерат, окатыши – служит сырьем для металлургического производства.

Расширение военного производства потребовало огромного количества металла, прежде всего качественного, много сложных профилей проката, броневого листа, снарядной заготовки, различных труб. Если выпуск военной продукции можно было резко увеличить за счет перехода военных заводов на круглосуточную работу и переключения других отраслей промышленности на военное производство, то у металлургической про­мышленности таких возможностей не было. Необходимо было создать требуемые мощности в смежных отраслях, которые снабжают металлургию сырьем и вспомогательными материалами. Это развитие горнорудной промышленности.

В годы Великой Отечественной войны основное внимание при поис­ках было направлено на расширение перспектив и промышленную оценку сырьевой базы стратегического сырья (алюминия и киновари на Салаире, олова и железа в Колывань – Томской складчатой зоне).

Основными методами поисков были маршрутные геологические исследования крупного, среднего и мелкого масштабов, сопровождаемые проходкой канав и закопушек, скважин ручного бурения и шлиховым опробованием; на отдельных участках применялись геофизические исследования.

В результате проведенных работ были выявлены Колыванское – олова, Поздниковское – болотных железных руд (1941 г.) и Октябрьское – бокситов (1943 г.). Все они, за исключением Поздняковского, приурочены к палеозойским образованиям юго-восточного обрамления низменности (Новосибирская, Томская области).

Изученность основных полезных ископаемых Западной Сибири в годы войны представляется в следующем виде.

В начале войны работами Западно-Сибирского геологического управления были выявлены и разведаны небольшие месторождения железных руд болотного происхождения – Кругликовское и Поздняковское, расположенные в долине реки Оби.

В 1943 г. в результате повторных поисков в бассейне реки Берди, по ее правому притоку реки Мочеги, было выявлено и в 1944 г. предварительно разведано Октябрьское месторождение бокситов. Находка месторождения бокситов позволила геологам рассматривать Верхнебердский район как бокситоносный и перспективный для дальнейших поисков.

В 1941 г. впервые в Западной Сибири было открыто россыпное месторождение касситерита севернее г. Новосибирска у села Колывани. Поисково-разведочными работами, проведенными на месторождении с 1941 по 1944 годы, были выявлены и предварительно разведаны отдельные его участки: россыпи логов Электростанции, Новозного, Огородного, Безымянного, Подгорская, Колыванская, Чауская, Скалинская и др. В 1942 г. поисками проведенными в правобережье реки Оби, были выявлены еще три оловоносные россыпи: Барлакская, Дубровинская и Батурино-Бибеевская.

В годы Великой Отечественной войны формы и методы стимулирования развития производства драгоценных металлов были связаны, прежде всего, с требованиями укрепления обороноспособности страны. В этот период по-прежнему велись поиски перспективных месторождений, обеспечения месторождений для старательских артелей, обработка проб с применением математических методов. Начинается переход от рекордов отдельных бурильщиков к росту производительности труда коллективов в целом, повсеместное внедрение новых методов работы и совершенствование технологии добычи золота и переработки сырья224.

Все предприятия золотодобывающей промышленности Сибири встали на фронтовую вахту. «Грамм добычи золота – еще один снаряд по врагу» – таков был лозунг поисковиков, старателей и разведчиков золота. Основной упор в этот период в отрасли делался на развитие россыпных месторождений как менее фондо- ресурсоемких при разработке. Работы на крупных рудных производствах были приостановлены. Повсеместно культивировались самые дешевые способы добычи. Была восстановлена разработка «проносом», то есть силой воды, которая в ряде богатых реками районов требовала минимальной подготовки. Организуется вновь добыча на приисках, считавшихся неперспективными в довоенный период. И в этот же трудный период закладывались шахты и прииски.

В военные годы широкой известностью пользовались месторождения рассыпного золота района Нижняя Каянча в пределах Сейкинской впадины (Республика Алтай). В карстовом понижении типа неправильной воронки (выше с. Нижняя Каянча) был найден самородок золота весом в 300 г225.

Главное управление золотоплатиновой промышленности переместилось в апартаменты треста «Запсибзолото» в Новосибирске. Управление приисками и рудниками треста в годы войны велось с рудника Барит (пос. Урск) Салаирского приискового управления.

Западносибирский золотопромышленный трест «Запсибзолото» к началу войны подошел в качестве серьезной организации со средней добычей около 5 тонн золота в год. В его состав входили 12 приисковых и рудничных управлений, золотоскупка в г. Новосибирске, Кийская ЦЭС.

В состав треста входили следующие предприятия: Берикульский рудник, Центральный, Первомайский, Алтайский, Христиновский и прииска Егоровский, Усинский, Пезасский, Кельбесский, Салаир.



Наибольший удельный вес в золотодобыче треста имело Алтайское приисковое управление (17,1 %), разрабатывавшее россыпные месторождения золота в основном ручным способом. Чуть меньшую долю в

Таблица 1
Численность госрабочих и старателей
по предприятиям Главзолото226




1941 г.

1942 г.

Июнь 1943 г.

Числ. промыш.
госраб.

Старателей

Числ. промыш. госраб.

Старателей

Числ. промыш. госраб.

Старателей

Хакассзолото

3267

4675

2515

2968

2185

2899

Минусазолото

3232

1816

2285

1467

1724

1460

Енисейзолото

6080

5037

4972

3589

4297

3000

Баргузинзолото

464

2737

267

2184

173

1624

Лензолото

6706

2290

6159

1898

4836

1442

Якутзолото

3626

3499

2542

2558

2362

1575

Джугджурзолото

1048

4197

1157

4305

1059

3849

Таблица 2
Намыв на одного старателя по предприятиям Главзолото227




1941 г.

1942 г.

1943 г.
(за 5 мес.)

Хакассзолото

256,8

212,4

86,9

Минусазолото

260,4

194,0

70,4

Енисейзолото

405,2

381,3

159,7

Баргузинзолото

438,7

367,9

127,7

Лензолото

1020,8

1062,7

483,3

Якутзолото

916,6

725,8

244,8

Джугджурзолото

1032,8

1139,0

302,5

общей добыче треста составляли Берикульское (13,8 %) и Центральное (13,2 %) рудничные управления. Добыча велась в основном на золоторудниках государственными работами. Имелись также участки более мелкой старательской добычи. Еще одним крупным предприятием в системе треста было Змеиногорское рудоуправление. Его доля в общей добыче треста составляла 11,2 %. Рудная добыча велась также на руднике Ударном Первомайского приискового управления и 1-м и 2-м Салаирском рудниках. Салаирское рудоуправление вело также подземную разработку россыпей силами старателей (рудник Барит). Удельный вес Первомайского приискового управления в общей добыче треста составлял 9,4 %, Салаирского рудоуправления – 8 %. Кроме того на Салаире действовал крупный Христиновский прииск, который давал 7,6 % золота. Продолжалась добыча в Горном Алтае. В 1940 г. Ойротским приисковым управлением было добыто 283,8 кг, а в 1941 г. 300,9 кг золота, что составило 6,8 % добычи по тресту. В военные годы «Ойротзолото» продолжала работу по поискам новых мест и добыча на многих старых объектах и на новых участках. Были в составе треста и мелкие прииски, такие как Егорьевское приисковое управление, Усинский, Пезасский и Кельбесскай прииски, доля каждого из которых не превышала 3–4 % от общей добычи треста. В этот период были открыты россыпи ильменита, колумбита, монацита, вольфрамита, началась добыча россыпи золота по реке Куртачиха (открыта в 1940 г. старателем А. Г. Константиновым) и реке Прямая в бассейне реки Бащелак228.

В 1941 г. объемы добычи по тресту «Запсибзолото» сократились по сравнению с предыдущим годом на 20%. Из 12 предприятий треста план золотодобычи 1941 г. выполнил только Алтайское приисковое управление – 919,7 кг. Отличились также Змеиногорское приисковое управление – 780,4 кг и Егоро-Салаирское приисковое управление –731,2 кг229.

В 1942 г. были разработаны первые конструкции промывочных приборов с применением скрубберов и ленточных транспортеров230.

В 1942 г. прибыл в Змеиногорск и начал работать в качестве геолога Змеиногорского рудоуправления треста «Запсибзолото» спецпереселенец М. Ф. Розен. Он занимался поисками и разведкой рудного и россыпного золота в ряде мест Западного Алтая. В Змеиногорском руднике велась добыча золотосодержащей руды и ее обработка на построенной здесь же золотоизвлекательной фабрике. В автобиографической записке он писал: «На фабрике руду дробили, мололи, и мельчайшие крупинки золота улавливали ртутью. Работа геолога на руднике состояла в проведении эксплуатационной разведки, подготовке блоков для выемки руды, в повседневном контроле за содержанием золота в добываемой руде»231.

В 1942 г. добыча золота работниками треста «Запсибзолото» на территории юга Западной Сибири сократилась на 30% от уровня 1941 г. В 1941 г. было всего добыто по тресту – 4542, 9 кг, а в 1942 г. – 2647,6 кг232.

В 1943 г. объем добычи предприятий юга Западной Сибири сократился на ¾ от довоенного уровня и составил 1235 кг (без «Ойротзолото»)233.

Удельный вес добычи рудного золота по плану 1943 г. составлял – 47%. Добыча золота в целом по тресту за 1941–1942 годы составляла: 1941 г. – 3985 кг, в 1942 г. – 2752кг. В 1943 г. планировалось добыть – 2043 кг234.

Главными причинами резкого спада объемов добычи золота стали: мобилизация на фронт значительной части квалифицированных кадров; нехватка рабочей силы, существенное снижение возможностей финансирования капитального строительства; прекращение поставок новой техники; перебои со снабжением; отсутствие сил и средств на ведение геологоразведочных работ235. В забои пришли необученные, слабо квалифицированные, ранее работавшие только на подсобных работах и вспомогательных производствах, физически ослабленные постоянным недоеданием женщины, подростки, инвалиды.

Так в отчете по тресту «Запсибзолото» сказано, что снижение добычи золота в сравнении с 1941 г. объясняется, прежде всего, недостатком рабочей силы и низкая квалификация вновь привлеченных рабочих в производство. Из 12820 человек – 9133 женщины, 179 инвалидов, 1280 старики свыше 50 лет и 886 подростков236. Парализовало работу всех ФЗЦО недополученные циан плава. Из потребного количества 330 тонн в течение 1942 г. было получено всего 100 тонн или 30%. Также не хватало транспорта и электроэнергии.

На Втором Всероссийском совещании геологов цветной металлургии (1944 г.) было отмечено значительное отставание за последние годы поисковых работ в новых районах, а также неудовлетворительный рост запасов мускального золота. Совещание наметило особое внимание уделять проведению широких поисковых работ для выявления новых богатых месторождений, подготовке дражных полигонов и увеличению запасов мускального золото237.

Проблему золоторазведки при трудностях военного времени руководи­тели пытались решать. В 1941 г. Центрально-Берикульская партия Западносибирского геологического управления под руководством А. Я. Булынникова, геолога, петрографа, доктора геолого-минералогических наук (1941), профессора, заведующего кафедрой петрографии Томского университета, провела в северной части Кузнецкого Алатау комплексную геологическую съемку. Он во время Великой Отечественной войны продолжал исследования в Мартайге, Горной Шории, Салаире, Восточном и Западном Саянах, выступал в качестве инспектора геоконтроля, эксперта, консультанта и руководителя геологопоисковых и разведочных работ «Золоторазведки», ЗСГУ, трестов «Запсибзолото», «Хакзолото», «Запсибцветметразведка», «Запсибгеоразведтреста». Особое значение имели его работы на золотых рудниках «Знаменитый» (1943 г.), «Коммунар» (1944 г.) и «Центральный» (1945 г.), откуда страна получала драгоценный металл. За лучшую научно–исследовательскую работу, выполненную в годы войны, он был удостоен второй премии ТГУ
(10 000 руб., 1945 г.). С апреля 1944 г. по июль 1948 г. по совместительству являлся старшим научным сотрудником Западно-Сибирского филиала АН СССР. Он в 1942 г. описал молодые габброиды в районе Центрального, а в 1943 г. выделил после батолитовый габбросиенитовый интрузивный комплекс и показал, что рудоностьность Марийской тайги в основном связана с этой магматической деятельностью238.

Геологам удалось наметить конкретные площади для разведки россыпей и поиска золоторудных месторождений. В начале 1942 г. трестом «Золоторазведка» были организованы четыре геологоразведочные партии для проведения геолого-поисковых работ с целью поиска рентабельных россыпных объектов для ручной выемки. Геологи работали на территории Алтайского (Горно-Шорская геологоразведочная партия), Егорьевского (Салаирская геологоразведочная партия), Кельбесского (Кельбесская геологоразведочная партия), Ойротского (Бащелакская геологоразведочная партия), Салаирского (Салаирская геологоразведочная партия) и Христиновского (Салаирская геологоразведочная партия) приисковых управлений. Для первооткрывателей трест создал для поощрения специальный премиальный фонд. В 1944 г. Салаирской геологоразведочной партией был открыта Июньская россыпь.

В Горной Шории в военное время работы значительно сократились, но, тем не менее, добывалось до 450–600 кг золота в год (минимум добычи был в 1945 г. – 240 кг).

В этот период по мере возможности на предприятиях проводилось капитальное строительство. Так, например, силами артели «Имени XVII партсъезда» в 1942 г. на Салаире была построена одна из самых крупных в тресте «Запсибзолото» амальгамационная фабрика, специально спроектированная для обработки баритово-кварцевой руды Салаировского месторождения. На Центральном старательном участке при Сергеевской амальгамационной фабрике построен летний эфельный завод. Берикульскому рудоуправлению удалось построить в 1942 г. зимний эфельный завод на Комсомольском руднике и утеплить летний. При Комсомольской фабрике с законченным циклом обработки начала функционировать летняя цианистая эфельно-иловая установка для переработки илов, а при фабрике Ударного рудника Первомайского приискового управления построен летний эфельный завод. На Федоровском участке в 1945 г. пущена иловая установка. Алтайское приисковое управление перешло на снабжение электроэнергией от Таштагольской ТЭС. На амальгамационной фабрике, где в большинстве работали женщины, режим работы был 10–12 часов. После смены мыли золото из отходов фабрики и на полученные за него боны в золотоскупке покупали продукты и другие товары.

Каждый из старателей, среди которых было много женщин, подрост­ков, пожилых людей, инвалидов войны, не считаясь со временем, с усталостью, по мельчайшим частицам собирали сверхплановый драгоценный металл в фонд Красной Армии и в фонд Победы. С телеграммой к Верховному Главнокомандующему Вооруженных Сил И. В. Сталину обратились золотодобытчики треста «Запсибзолото»: «Старательские артели “Центрального” рудника, треста «Запсибзолота», где председателями Егоров, Дочкин, Семиконенко, Токарев, Шишкин, воодушевленные победами нашей доблестной Красной Армии, внесли в фонд постройки танковой колонны «Советский старатель» 750 граммов золота. Пусть машины, построенные на наши средства, обрушат свой огонь на головы заклятых врагов»239.

Общегосударственное значение имела добыча в Восточной Сибири редких металлов: золота, вольфрама, марганца, олова и т. д. Золотая промышленность Читинской области занимала в системе «Главзолото» 20–25% удельного веса. Благодаря мобилизации внутренних ресурсов, организаторской и политико-массовой работе передовые предприятия Читинской области: прииск Октябрьский, тресты «Амурзолото» и «Балейзолото» снизили себестоимость добычи, и дали десятки миллионов рублей прибыли. На 25% был увеличен выпуск продукции оловянной промышленности.

С государственными заданиями справились предприятия «Лензолото» в Иркутской области. В период войны «Лензолотом» было добыто в общей сложности 26979 кг химического чистого золота. Из них на госдобычу приходится 14 971 кг, на старательский сектор – 12 008 кг. Старатели артели «Горняк» на добытое ими во внеурочное время золото построили боевой самолет «Шилкинский старатель» и накануне 27-й годовщины Великого Октября передали его летчику-земляку, бывшему старателю, Герою Советского Союза, командиру полка Афанасию Петровичу Соболеву240.

В Якутии большинство старательских бригад перешло на выполнение всех вспомогательных и подсобных работ в нерабочее время. Экскаваторщики удлинили сезон работы своих машин на месяц. Добыча золота не прекращалась, даже когда наступили морозы и снегопады. В результате самоотверженной работы трест «Джугджурзолото» первым среди предприятий цветной промышленности СССР 20 августа выполнил годовой план золотодобычи, а коллективы приисков «Лебединый», «Ленинский», «Учур» (трест «Якутзолото») перевыполнили 10-месячный план добычи золота. Серьезный вклад в дело победу в 1941 г. внес коллектив Мазульского рудника в Красноярском крае. Добычу руды он увеличил с 152 тыс. тонн в 1940 г. до 193,5 тыс. тонн в 1941 г.241

Для производства боеприпасов и различной военной техники требовалось большое количество цветных металлов. Война ускорила этот процесс, развернулась добыча цветных металлов. Алтай в годы военного лихолетья превратился в мощный экономический район с высокоразвитой горнодобывающей промышленностью. Почти на всей территории была проведена среднемасштабная геологическая съёмка, а в горнорудных районах – и крупномасштабная. Выявлены сотни месторождений и рудопроявлений полезных ископаемых.

Для обогащения руд в Алтайском крае были построены Змеиногорская и Лазурная обогатительные фабрики. Десятки тысяч тонн обогащенной руды ежегодно отправлялись на Беловский цинковый завод и Усть-Каменогорский свинцово-цинковый комбинат.

В соответствии с решением 7 пленума крайкома партии (декабрь 1941 г.) в Алтайском крае велись поиски новых залежей редких и цветных металлов. В районе Змеиногорска были обнаружены промышленные запасы вольфрамовых руд, вскоре началась их разработка. Объем продукции горнорудной промышленности за время войны вырос в 1,8 раза242.

В конце 1941 года было принято решение об открытии в Ойрот-Турской автономной области Акташского рудника по добыче и возгонке ртути. При строительстве Акташского рудника встретились огромные трудности. Предприятие пришлось возводить на новом необжитом месте в условиях высокогорья с суровым климатом. Не хватало квалифицированных бурильщиков, взрывников. Острый недостаток ощущался в технических материалах, транспортных средствах. Областной комитет ВЛКСМ обратился с призывом к молодежи области идти работать на ртутное предприятие. Это обращение нашло поддержку у молодежи, многие юноши и девушки пошли работать в Акташстрой, осваивая новые специальности. Несмотря на трудности в марте 1942 года Акташское рудоуправление стало выпускать первую продукцию. Годовой план 1942 года был выполнен на 111,4%243.

Во время Великой Отечественной войны в г. Новокузнецк была направлена группа проектировщиков института «Южгипроруда» из Харькова. Для эвакуации харьковчан город сибирских металлургов, как оказалось впоследствии, был выбран не случайно. Кузметкомбинату в годы Великой Отечественной войны выпала ответственейшая задача обеспечить оборонную промышленность страны как можно большим количеством металла и, прежде всего, броневой стали. Это требовало ускоренного развития местной сырьевой базы, а для строительства рудников, соответственно, – оперативного их проектирования. С окончанием войны проблема с дефицитом железорудного сырья для КМК, а позднее и для ЗСМК, не стала менее острой, что продиктовало необходимость организации в Новокузнецке более мощной проектной структуры. Так, на базе небольшой бригады проектировщиков института «Южгипроруда» и была создана «Кузбассгипроруда», институт по проектированию предприятий горнорудной промышленности в Сибирском регионе. О той поре вспоминала З. Ф. Молоткова, сотрудница института первого «призыва»: «В институте тогда не было ни чертежных комбайнов, ни счетных машин, ни машин для размножения чертежей. Обходились простыми чертежными досками с рейсшинами, линейками да счетами. Синьки печатали на самодельных рамках с засвечиванием под солнцем. Не было телефонной связи …»244.

Во время войны (1941–1945 гг.) 60 работников института Гипроруда были эвакуированы из Ленинграда и распределены по 6 бригадам, направленным на различные горнорудные предприятия Урала и Сибири. Остальные работники института находились в РККА или остались в блокадном Ленинграде. Находясь на важнейших горнорудных предприятиях Магнитогорского и Кузнецкого металлургических комбинатов и в Бакальском рудоуправлении, работники института активно работали по наращиванию добычи железной руды и содействовали всемирному увеличению производства металла. Бригады института решили вопросы увеличения мощностей действующих рудников, составляли проекты реконструкции предприятий и отдельных цехов, составляли календарные планы горных работ, проекты проходки горных выработок и многое другое.

До войны Кузнецкий металлургический комбинат работал в основном на магнитогорской железной руде. Удельный вес в металлической шахте доменных печей Кузнецкого завода составлял 80–90%. Уже в предвоенный период было решено максимально перевести комбинат на местные горношорские руды. Война и связанная с ней большая загрузка транспорта ускорила создание местной железнорудной базы. Особенно это было важно в первый период войны. В 1940 году на горношорском руднике Кузнецкого металлургического комбината добывалось 493 тыс. т железной руды, в 1941 году – 841 тыс. т, в 1942 году – 734 тыс. т, то есть произошло увеличение добычи в 1,5 раза. Удельный вес горношорских руд в металлической шихте домен комбината достиг одной трети.

Коллектив доменного цеха сумел решить исключительной важности задачу в условиях войны – обеспечить полный переход работы доменных печей на местную марганцевую руду. Правда руда Мазульского рудника (в Красноярском крае), входившего в состав Кузнецкого комбината, была беднее, чем применявшаяся до войны чиатурская марганцевая руда, что повлекло за собой некоторое снижение выплавки чугуна, но зато завод освободился от привозной дорогостоящей руды. Это было тем более важно, что враг временно захватил Никопольское месторождения марганца. Доставка чиатурского марганца тоже была затруднена. Поэтому Коммунистическая партия и Советское правительство поставили задачу строительства марганцеворудной базы на Востоке страны. 29 августа 1941 года Совнарком СССР принял по этому вопросу специальное постановление. Широкое развитие получает добыча марганцевой руды на Урале, в Казахстане, в Сибири. Мазульский рудник увеличил добычу марганцевой руды с 152 тыс. т в 1940 году, до 193,5 тыс. т. в 1941 году и 247,5 тыс. т в 1942 году. В 1942 году в Восточной Сибири добывалась одна треть общесоюзной добычи марганца.

Партийная организация Кузнецкого металлургического комбината, рабочие коллективы доменного цеха поставили задачу достичь прежнего уровня производства чугуна на местных рудах. В ноябре 1941 года партком завода назначил специальную бригаду из 10 человек под руководством профессора Рубина, которой поручалось разобраться с положением дел и наметить конкретные меры по улучшению работы коксового и доменных цехов. Выводы бригады были обсуждены на совещании инженерно-технических работников этих цехов, а затем на бюро Новокузнецкого горкома партии. В решении ГК ВКП (б) были указаны исчерпывающие мероприятия по ликвидации отставания цехов, за выполнением их партийная организация комбината установила повседневный контроль.

В коксовом цехе была создана регулировочная бригада, укреплена исследовательская коксовая группа, установлен жесткий график ремонта печей, приняты меры по улучшению качества сырья для доменного цеха. Коллектив коксового цеха разработал договор на социалистическое соревнование с угольщиками, выделил бригаду и послал ее с этим договором на шахты, которые поставляли в цех уголь. Коксовики обратились к угольщикам с просьбой улучшить качество поставляемого угля. Внутри цехов была объявлена решительная борьба с нарушениями трудовой и технологической дисциплины.

В авангарде борьбы по выполнению намеченных мероприятий по улучшению работы коксового и доменного цехов встали коммунисты. Когда одну из коксовых печей предстояло остановить для ремонта, в партком комбината пришел огнеупорщик Козин и заявил: «Хочу испробовать отремонтировать коксовую печь горячую, на ходу». Это еще не бывало в практике металлургических заводов. Но патриот доказал осуществимость своего предложения подуманным расчетом. Партком поддержал смельчака. Получив согласие, Козин в термоизоляционном костюме вдвое быстрее обычного отремонтировал печь, которая бесперебойно работала, чем помог заводу сберечь 600 т кокса.

Несмотря на падение производства чугуна во втором полугодии из-за перехода на более бедные местные руды, государственный план 1941 года по выплавке чугуна был выполнен 25 декабря, прирост выплавки чугуна по сравнению с 1940 годом составил 3,4%. Усилия рабочих коллективов коксового и доменного цехов привели к тому, что к марту 1942 года падение производства чугуна было приостановлено и стало нарастать. Если в 4 квартале 1941 года среднесуточное производство чугуна на комбинате составило 4054 т, то в марте 1942 года – 4504 т. А в апреле – 4620 т. Преодолевая трудности, коксовики и доменщики комбината, вступив во Всесоюзное соревнование, продолжали наращивать выплавку чугуна245.

В 1941–1942 годах Кузнецкий металлургический комбинат освоил также производство ферросилиция, обеспечивая себя им наполовину. Кузнецкие металлурги в основном сами стали производить и огнеупоры. Наряду с этим в механических цехах комбината было налажено производство непосредственно военной продукции.

Выплавка качественных сталей в огромной мере зависела от производства ферросплавов. До войны этим занимались главным образом заводы Юга страны, используя высококачественную марганцевую руду Никопольского и Чиатурского месторождений. Оккупация южных районов страны привела к тому, что Советский Союз временно лишился почти всего производства ферромарганца, значительной части производства ферросилиция и феррохрома. Нужно было срочно восполнить эти потери. Наряду с организацией выплавки ферросплавов непосредственно на металлургических заводах Урала и Сибири, о чем было сказано ранее, на Востоке страны развернулось строительство двух новых ферросплавных заводов, один из которых возводился в Новокузнецке.

Большое внимание строительству Кузнецкого ферросплавного завода уделял Новосибирский областной комитет партии. Бюро обкома 14 октября 1941 года рассмотрело специально вопрос о строительстве завода. В соответствии с решением СНК СССР от 29 августа 1941 года были разработаны мероприятия по вводу первой очереди завода уже к середине 1942 года.

Основой для завода служило оборудование одного из южных предприятий. Строителям приходилось преодолевать огромные трудности. В распоряжении создателей завода находились лишь однофазные печные трансформаторы, которые требовали большого обслуживающего хозяйства, постройки электродного завода. Было решено переделать их в трехфазные, которые менее сложны по конструкции и не требуют больших приспособлений. Нужно было переделать обмотку, изготовить добавочный железный магнитопровод. Об объеме этой работы можно судить уже по тому, что общий вес трансформатора достиг 45 тонн. Не имелось чертежей, все технологические затруднения разрешались непосредственно у рабочих мест. Всю эту работу возглавил главный энергетик завода С. А. Моргулаев.

Первая очередь завода в 1942 году была построена. В 1943 году была закончена и вторая очередь. Кузнецкий ферросплавный завод стал одним из крупных и одним из лучших по технической вооружен­ности ферросплавных заводов СССР. Он позволял организовать бесперебойное производство многих марок специальных легированных сталей.

Авторы второго тома истории Великой Отечественной войны Советского Союза правильно замечают, что организация производства ферромарганца на заводах Урала и Сибири явилась замечательной победой металлургов, равносильной выигрышу крупного военного сражения.

С марта 1942 года советские металлурги обеспечили рост производства металла, который не приостанавливается на протяжении всей войны. И это, прежде всего благодаря многочисленному отряду специалистов горнорудной промышленности.

Динамика выпуска продукции Кузнецким металлургическим комбинатом в первый период войны характеризуется следующими данными246:


Таблица №3





1940 г.

1941 г.

1942 г.

абс.

в % к 1940 г.

% выполн. плана

абс.

в % к 1940 г.

% выполн. плана

Чугун (в натуре)
тонн

1535937

1588397

103,4

101,8

1529495

96,3

103,3

Сталь (в натуре)
тонн

1829716

2079122

113,6

102,2

2028417

97,5

96,1

в т. ч. электросталь тонн

15000

19057

133,7



33805

177,4

68,3

Прокат

1308441

1383964

105,8

101,0

1352399

97,7

98,7

в т.ч. качеств. тонн

161469

518491

321,1

246,9

826820

169,7

101,0

Кокс (в проц.) тонн

1753800

1791812

102,4

102,4

1845256

103,0

96,3

Огнеупоры тонн



54394





65177

120,0



Кузнецкие металлурги не только дали авиационной, танковой и другим отраслям военной промышленности металл нужного качества, но и до­бились одновременного улучшения экономических показателей работы.

Вольфрам – самый тугоплавкий, тяжелый и твердый, а также один из самых редких металлов. Незаменим в производстве нитей накаливания для осветительных приборов, кинескопов и вакуумных трубок, артиллерийских снарядов и бронебойных пуль, а также нагревательных элементов для высокотемпературных вакуумных печей сопротивления.

В годы войны определенный вклад по добыче молибденовой руды внесли заключенные Джидинского комбината. Так, рудник «Первомайский» по добыче молибденовой руды план первого полугодия 1943 г. выполнил на 96% и по металлу в добытой руде на 115%. Содержание молибдена в руде было выше планового – 0,234% при плане – 0,196%247.

Из месяца в месяц увеличивал добычу Колыванский рудник на Алтае. Рабочие спускались в глубокие, 3-х уровневые шахты на лифте. Отбойными молотками откалывали руду. Грузили на вагонетки и по узкоколейке, вручную вывозили на специальную площадку, с которой поднимали руду на – гора. На руднике дробили руду, т. к. вольфрам вкраплён в кварцит, очищали от примесей. Полученный чистый концентрат засыпали в специальные ящики, которые отправляли в Поспелиху и далее на заводы оборонной промышленности. Подростки помогали собирать руду. Затем ее дробили, укладывали в специальные пакеты и тоже отправляли на военные заводы. Для того, чтобы определить вольфрам чиркали камень о камень. Вольфрам оставляет коричневые полосы.

Во время войны бурильщикам давали «бронь», но таких было не много. На руднике работало очень много женщин и подростков-комсомольцев. Весь уклад жизни был подчинён девизу «Всё для победы!» Колыванстроевцы добывали вольфрам для сверхпрочной стали, и защитной брони для самолетов, танков, артиллерийских орудий. Условия труда были ужасными – в забоях постоянная пыль, бурили зачастую вручную, вагонетки таскали женщины. Инженерно – техническое руководство осуществляли специалисты, эвакуированные из центральной части страны248.

В 1944 г. горняки Салаирского рудника значительно превысили план добычи и переработки руды. Знатный бурильщик А. Токмаков выполнил две годовых нормы. Из добытой им сверх плана руды было выплавлено 183 т цинка и 33 т свинца. Бурильщик И. Назаров добыл сверх плана столько руды, что ее хватило бы на 6,5 миллиона пуль. Члены старательной артели имени XVII партсъезда собрали и передали в фонд обороны около 10 кг золото и более 500 тысяч рублей деньгами. Эти средства предназначались на строительство танков «Салаирский старатель». Вскоре пришла телеграмма от И. В. Сталина: «Прошу передать старателям артели XVII партсъезда, собравшим несколько килограммов золота и 500 тысяч рублей денег для постройки танков «Салаирский старатель» для сибирских гвардейских соединений, мой братский привет и благодарность Красной Армии. И. Сталин»249.

Таким образом, в исключительно сложных и трудных условиях в годы Великой Отечественной войны горнорудная промышленность внесла значительный вклад в победу над фашистской Германией.

––––––––––––––


М. С. Зинич



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   23


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал