Сборник статей составлен на основе материалов конференции русо, состоявшейся 14 марта 2015 г. В нем рассматриваются различные этапы и проблемы Великой Отечественной войны советского народа


Оперативные мероприятия в СССР по защите военной и государственной тайны в начале Великой Отечественной войны



страница13/23
Дата17.10.2016
Размер3.36 Mb.
ТипСборник статей
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   23

Оперативные мероприятия
в СССР по защите военной и
государственной тайны в начале
Великой Отечественной войны

Среди гуманитарной и вообще, так называемой либеральной общественности, существует мнение, что Советский Союз был «сверхзакрытой» страной со «сверхсекретностью» и шпиономанией. При том, даже принимая это во внимание, забывается в каких исторических, внутренних, и особенно, внешних условиях приходилось функционировать и буквально бороться за свое существование советскому государству и, что до победы в Великой Отечественной войне и превращением его в мировую державу, СССР буквально был, как сейчас принято говорить, страной-изгоем, со всеми вытекающими отсюда обстоятельствами и последствиями. Тем более нет понимания того, где проходит грань между обоснованной защитой информации – «секретностью» и обозначенной выше «сверхсекретностью». Следует отметить, что над этим и сейчас «ломают голову» даже специалисты по защите информации.

В действительности, секретность связывается, в первую очередь, с защитой государственной тайны. А между тем, государственная тайна существовала и существует во всех странах мира независимо от политического строя и является неотъемлемой составляющей суверенитета и системы управления любой страны. Дело в защите государственной тайны, в ее обоснованности и своевременности. В период своего функци­онирования в СССР существовали два вида тайны: государственная и партийная (в партийных комитетах – от Политбюро до первичных организаций), причем в партийных органах, как части политической системы, было трудно разграничить два этих понятия и во многом понималось как одно целое. На этот вопрос, специалисты по защите информации не могут ответить однозначно, тем более не искушенные в специальной составляющей вопроса. Только путем экспертной оценки целесообразности установления засекречивания конкретных сведений, анализа вероятных экономических, политических и иных последствий, после разглашения секретных сведений, исходя из баланса жизненно важных интересов государства, общества и граждан можно в какой-то мере определить обоснованность отнесения сведений к государственной тайне и их засекречивание. Существенной составляющей является также и своевременность отнесения сведений к государственной тайне тех или иных сведений. Она заключается в установлении ограничений на распространение этих сведений с момента их получения (разработки) или заблаговременно, (т. е. действия могут нести также опережающий характер), до рассекречивания. В предлагаемой статье автор постарается, в какой-то мере, осветить некоторые вопросы и привести ряд примеров с точки зрения исторического момента, связанных с подготовкой и отражением Советским Союзом внешней агрессии в исторической ретроспективе, показать деятельность советского государства как обоснованной и своевременной, в тот исторический момент, когда речь шла о жизни и смерти, как государства, так и народа. Вкратце отметим, что в Советском Союзе, на всем протяжении его существования и, в частности, перед Великой Отечественной войной, разрабатывались и проводились различные мероприятия и имелась нормативная база по сохранению военной и государственной тайны. Это распространялось как на государственный, так и партийный аппарат, на всех граждан и должностных лиц страны. Имелись и соответствующие перечни сведений, составляющих военную, экономическую тайну, а также политического характера, не подлежащих разглашению. До Великой Отечественной войны такие перечни составлялись и выходили в 1918, 1919, 1923, 1926, 1927, 1931, 1933, 1936, 1940 гг.

Фактов нарушения и проникновения, в частности, через средства массой информации секретных сведений перед войной, было предостаточно. Об этом постоянно говорилось, и принимались соответствующие меры и до 22 июня 1941 года. Так, органами цензуры в 1939 году было предупреждено от проникновения в печать 59 тыс. не подлежащих оглашению сведений, из них; дислокация воинских частей и флота – 4018; об оборонных объектах и заводах – 12338; сведений экономичес­кого характера – 2232285. За 1940 год произведено газетных, книжно-жур­нальных, радиовещательных 3 518 вычерков. Из них: 1510 разглашение военной тайны, 829 экономической тайны2. Особо следили за пересылкой за границу печатных изданий. Органами цензуры в 1940 году было задержано при отправке через границу 2500 изданий книг, бюллетеней, географических карт и журналов. Не разрешили к отправке через границу антифашистскую литературу (не позволял пакт с Германией 1939 года), труды по геологическим изысканиям в пограничных районах, сведений по запасам полезных ископаемых в районах важнейших новостроек, железнодорожные справочники, литературу по географии и экономике в пограничных районах, географические карты с нанесением строящихся промышленных объектов и электростанций. В первую очередь, смотрели за специальной литературой по военной тематике, к которой особый интерес проявляли такие государства, как Германия, Япония и Финляндия. Кроме того, было установлено, что Япония делает всевозможные попытки к получению трудов почти всех сибирских научно-исследовательских институтов. Германия старается получить помимо указанной литературы периодическую республиканскую, краевую, областную и районную печать и, главным образом, пограничных районов. Даже при проверках проектов текста Собраний постановлений и распоряжений Правительства СССР и отдельных приказов наркоматов за 1940 год обнаруживались сведения, не подлежащие опубликованию в открытой печати. Это такие сведения, как: список заводов производящих качественные стали, пункты строительства новых заводов по переработке вторичных черных металлов, количество учащихся в вузах Авиапрома, НК Боеприпасов, НК Вооружения, судостроительства, гражданского флота, полный список важнейших заводов тяжелой промышленности. А по приказам можно было установить номера заводов, директоров заводов, новые заводы…оборонные объекты, дислокацию заводов.1 Даже во время советско-финской войны (с ноября 1939 по март 1940 г.) Ленинградским Главлитом было предупреждено 402 случая разглашение военной и государственной тайны – это сведения о РККА и ВМФ, военных заводах, строительствах и аэродромах, другие сведения оборонного и экономического характера.



С началом войны, указом Президиума Верховного Совета СССР 22 июня 1941 года на территории ряда республик, краев и областей было объявлено военное положение. Начавшаяся война особо остро поставила вопрос о соблюдении секретности, о сохранении военной тайны. В связи с началом военных действий и в целях усиления охраны государственной тайны, вводится в действие «Дополнения к Перечню сведений, составляющих военную и государственную тайну, на военное время», которое уже на второй день войны, 23 июня 1941 г., Главлит направляет в ЦК ВКП(б) и СНК СССР и предлагает утвердить перечень на военное время. Кроме этого, предлагается сразу же ввести цензуру писем и телеграмм, поступающих из-за границы и отправляемых из страны, а также на территориях, где объявлено военное положение, причем цензуру предлагалось возложить на НКГБ, а в учреждениях
полевой почты – на органы наркомата обороны, а также прекратить выпуск многотиражек промышленных предприятий, отраслевых журналов наркоматов, организаций, учреждений, прекратить высылку по подписке и в порядке обмена печать из СССР в Германию, Италию, Румынию, Финляндию, Болгарию, Грецию, Норвегию и в другие, оккупированные страны, аннулировать подписку, принятую от иностранных представительств перечисленных государств, на все издания, выходящие в СССР, запретить переговоры частных лиц по международному и радиотелефонам1. С 22 июня 1941 г. цензурными органами по всей Ренэ и государственную тайну на военное время; введены требования Перечня в телеграфной переписке и междугородних телефонных переговоров; запрещен вывоз за границу заводских, районных, городских, областных, краевых, республиканских газет; запрещена межрайонная и межобластная подписка внутри страны. 25 июня 1941 года приказом Начальника Главного управления гидрометеорологической службы Союза ССР при СНК № 271сс во всех ведомствах СССР был установлен на военное время порядок сбора, распространения и использования гидрометеорологических сведений на условиях секретного кодирования. Все метеобюллетени были внесены в разряд документов с грифом «секретно» и «дсп». Данный приказ был согласован с Генштабом РККА, НКВД, НКГБ, Главморштабом ВМФ. Приказами Уполномоченного СНК СССР по защите военной и государственной тайны в июне 1941 года были аннулированы подписки и выписки советских изданий иностранных представительств и консульств…Германии, Италии, Румынии, Греции, Финляндии, Венгрии, Словакии. Также запретили в военное время продажу, а библиотекам выдавать, карты, схемы, атласы, планы путей сообщений, справочники, фотоснимки городских улиц, сооружений (шлюзы, плотины, мосты, электростанции, железнодорожные станции и вокзалы, предприятия, фабрично-заводские корпуса и т. п.)2. По военным вопросам Главлит взаимодействовал с военным командованием. Так по указанию Генштаба Красной Армии в целях сокрытия масштаба гарнизонов, запрещалось показывать в публикациях приказов и распоряжений военные звания начальников гарнизонов3, циркулярным письмом Главлита № 1780/с от 28.06.41 г. всем Главкрайобллитам было предписано следить, чтобы при опубликовании объявлений о введении военного положения, в приказах военного командования или постановлениях о военном положении на местах не должны упоминаться номера и названия воинских частей1. Приказом Уполномоченного СНК СССР с 01.07.1941 г. было временно запрещено издание 174-х журналов с общим тиражом 4762 тыс. экземпляров2. В сентябре 1941 г. было запрещено указывать, какие воинские части Красной Армии и куда возвращались после окончания боевых действий, а в целях воспитания трудящихся на примерах героизма разрешалось описание эпизодов боевых действий. Тактика воинских частей Красной Армии могла быть показана только в пределах материалов, опубликованных в центральной газете «Красная Звезда»3.

Необходимо было не дать разглашать сведения и о работе и подготовке тыла к обороне. Так, циркулярными письмами Уполномоченного СНК СССР всем начальникам Главкрайобллитов, начальникам отделений и уполномоченным центрального аппарата в июле 1941 года, запрещалось в открытой печати и радио давать сведения о работе Гражданского воздушного флота в военное время, дислокацию флотилий, авиаотрядов и авиагрупп, территориальных управлений ранее разрешенных, запрещалось также разглашать все сведения о работе аэроклубов Осоавиахима в военное время и дислокацию их аэродромов4, не разрешалось издание книг, статей, газет и радиопередач по вопросам противовоздушной обороны без визы ГУ МПВО НКВД5, а также показывать организационную структуру частей народного ополчения (корпус, дивизия, полк и т. д.), пункты обучения и расположения, их численный состав и нумерацию. В целях популяризации можно было показывать лишь факты организации, обучения, проведения занятий народного ополчения в том или ином городе6, запрещалось упоминать в открытой печати заводы и фабрики, подвергшихся бомбардировкам. О рабочих – стахановцах разрешалось упоминать как рабочих «Н-ских» заводов7.

В конце 1941 года информационным письмом Уполномоченного СНК СССР Н. Г. Садчикова № 6 от 23.12.2941 г. даются дополнительные разъяснения по сведениям, что нельзя показывать в печати и радио:
1. Об эвакуации предприятий: а) Не показывать, откуда какие заводы эвакуировались в область, город, районы и их нового месторасположения. б) Ограничить упоминание фамилий директоров эвакуированных заводов при этом директоров, известных на старом месте по Указам Президиума Верховного Совета или по печати, вообще не указывать. В районных газетах об эвакуированных заводах печатать не разрешалось; 2. О госпиталях: О нахождении «Н-ского» госпиталя в области без указания города или района его местонахождения в областной газете печатать разрешается. При упоминании о госпитале в открытой печати нельзя указывать лишь количество больных, характер ранений, с какого фронта больные и т. п. сведения, запрещенные дополнениями на военное время; 3. По транспорту: Запрещается согласно дополнения…все сведения о времени, пунктах отправления, прибытия, составе и маршрутах воинских поездов с воинскими частями и военными грузами…о системах паровозов на дорогах1. Отдельно стоить отметить, что в связи с поставками по Ленд-лизу, которые считались секретными, категорически запрещалось упоминание в печати о прибывших из-за границы в порты СССР транспортах, о путях их следования, время прибытия, характер перевозимого груза, порт прибытия, названия транспортов, все сведения конвоя (транспорты и сопровождающие их военные корабли)2. Изменялась и практика работы с секретной партийной информацией. К примеру, есть упоминание о заседании Секретариата ЦК ВКП(б) от 24 августа 1941 года, на котором рассматривался вопрос «О шифрсвязи с райкомами и горкомами».

Кроме того, органам цензуры в оперативном порядке постоянно давались указания в сохранении тайны и тех сведений, которые возникали непосредственно в ходе боевых действий на фронте. Так, в частности, запрещено было, кроме правительственных сообщений и Совинформбюро, опубликовать материалы, раскрывающие:1. Боевые действия под­водных лодок. 2. Ход мобилизации женщин в Красную Армию. 3. Сведения о танках «Черчилль» и «Тетрах» и частично танках «Матильда» и «Валентайн». 4. Боевые действия в масштабе фронта и направления, а также действия парашютных и морских десантов. 5. Сведения о мероприятиях по сооружению укрепленных рубежей. 6. Об установках Костикова. 7. О деятельности Севморпути. 8.Абсолютные количественные данные о падеже скота. 9. О препарате Кудряшева «Трамбин». 10. Действия партизанских отрядов. 11.Участие в боевых операциях медицинского персонала. 12. Сведения о стальном нагруднике и винтовочной агитгранате. 13. Сведения о формировании и боевых действиях минометных частей и соединений. 14. Использование трофейных танков с немецкими опознавательными знаками. 15. Данные о новой организации в Красной Армии гвардейских минометных бригад и дивизий. 16. О формировании Уральского добровольческого корпуса. 17.Сведения о восстановлении военных заводов в освобождённых от немецких оккупантов районах. 18. Боевые действия дальнебомбардировочной авиации. 19. Количество номенклатур грузов, перевозимых по Севморпути, Каспийскому морю, Волге и каналу Москва-Волга. 20. Боевые операции на фронтах, а также статьи генералов с обобщением боевых операций на каком-либо участке фронта или направления. 21. И другие1. И это было только начало и первая половина войны.

Таким образом, уже в первые дни были введены в действие, подготовленные на случай войны, оперативные мероприятия. Думается, что приведенные в данной статье примеры, ни у кого не оставляют сомнения, что эти действия были и обоснованы, и своевременны. Деятельность по защите информации в Советском Союзе, носила постоянный и целенаправленный характер, иначе она не приносила бы результатов. Все это, как и вся контрразведывательная деятельность, в целом, явились одним из факторов нашей победы в Великой Отечественной войне. Проделанная до войны работа, дала возможность перестроиться на «военные рельсы» в этом направлении, в кротчайшие сроки. И в дальнейшем, в военные годы, данная деятельность, естественно, продолжалась, претерпевая определенные изменения, обусловленные спецификой и условиями военного времени. В целом, преследовалась одна цель, – не дать противнику полезную для него информацию, а беспечность и недопонимание в этом плане как до, так даже и во время войны, особенно в начальный период, присутствовала, о чем говорит большое количество «вычерков», сделанных органами цензуры. «Вычерк» – это термин, употребляемый в цензурной работе, означающий цезурный запрет на сведения (буквально вычеркнутые из текста при просмотре цензором), не разрешенные к разглашению, в основном, составляющих военную и государственную тайну, а также, как сейчас принято говорить, политически некорректные сведения и выражения. Принимая во внимание известное утверждение о том, что создание абсолютной (то есть идеально надежной) системы защиты информации принципиально невозможно, а с началом войны, естественно, увеличилось и количество сведений, составляющих тайну, приобрели особое значение сведения о численности личного состава Кранной Армии; дислокации воинских частей – особенно при подготовке наступательных операций, оперативные военные планы, переброска войск и грузов, сведения о новой боевой технике и вооружения, производство оборонной продукции и все сведения, предусмотренные перечнем на военное время и т. д., можно констатировать, что принятые в стране меры по защите военной и государственной тайны, являясь частью контрразведывательной работы, позволяли перекрывать определенные каналы утечки секретной информации, и в частности, через газеты, журналы, радио, различные издания, литературу и т. д. и до минимума свести разглашение секретных сведений. Заканчивая статью, можно привести признание начальника штаба 4-й армии вермахта генерала Гюнтера Блюментрита: «Нам было очень трудно составить ясное представление об оснащении Красной Армии… Гитлер отказывался верить, что советское промышленное производство может быть равным немецкому. У нас было мало сведений относительно русских танков. Мы понятия не имели о том, сколько танков в месяц способна произвести русская промышленность.

Трудно было достать даже карты, так как русские держали их под большим секретом. Те карты, которыми мы располагали, зачастую были неправильными и вводили нас в заблуждение.

О боевой мощи русской армии мы тоже не имели точных данных. Те из нас, кто воевал в России во время Первой мировой войны, считали, что она велика, а те, кто не знал нового противника, склонны были недооценивать ее»1.

Сам же автор книги, где приводится данная цитата, ныне министр культуры Российской Федерации В. Р. Мединский, делает для себя открытие и затем вполне правильные выводы из вышеописанного: «Оказывается, немцы не знали нашего оборонного потенциала! Хорошо же была налажена секретность в предвоенном СССР, которую интеллигенция считает глупой шпиономанией. Подчеркну, эти воспоминания относятся не к весне 1945-го, когда мы стояли на подступах к Берлину, а к осени 1941-го, когда немец пер на Москву»2.

В данном случае с этим нельзя не согласиться.

––––––––––––



Д. Ю. Арапов



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   23


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал