Сборник статей составлен на основе материалов конференции русо, состоявшейся 14 марта 2015 г. В нем рассматриваются различные этапы и проблемы Великой Отечественной войны советского народа


Участие советских немцев в борьбе с фашизмом в период Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.329



страница17/23
Дата17.10.2016
Размер3,36 Mb.
ТипСборник статей
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   23

Участие советских немцев в борьбе
с фашизмом в период Великой
Отечественной войны 1941–1945 гг.329

Сомнительно то, что иногда авторы исследований по истории этнических меньшинств причисляют советских немцев к этническому меньшинству. Кстати, это противоречит и установленной в этноисторической науке градации понятия «национальное (этническое) меньшинство», согласно которой национальное меньшинство по своей численности не превышает 50 тыс. человек. И эта количественная величина, конечно же, условна, т. к. вряд ли можно показатель, чуть более 50 тыс. назвать многочисленной этнической общностью.

К 1940-м годам численность советских немцев на территории Союза ССР заметно возрастала и составляла, по приблизительным данным, более одного млн человек. Начиная с 1920-х годов, в Поволжье функционировало и автономное государственное образование330, созданное по административно-территориальному принципу – Автономия немцев Поволжья, где немцы составляли большинство населения в процентном отношении331. Проживали здесь также русские, татары и представители других этнических общностей. Большая часть немецкого населения Союза ССР дисперсно расселялась как по территории западной части СССР, так и восточной.

По проблеме советских немцев на территории Союза ССР к настоящему времени сформировалась богатая историография332. В трудах ученых рассмотрены вопросы их обустройства на территории страны в условиях социализма. На богатой источниковой базе показана роль в защите завоеваний в период революций в России, в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг., сохранении целостности государства. В масштабе страны раскрыто участие немцев в национально-государственном и советском строительстве, в возрождении культуры, организации системы образования на родном языке, в просветительской деятельности.

Конечно, война 1941–1945 гг., 70-летие победы которой отмечают в 2015 г. народы, не могла не оставить отпечаток чисто психологического, морального свойства на всей этнической общности. Это выразилось в применении гнусной меры, по своей направленности и смыслу, как принудительное переселение, носившей главным образом превентивный характер, вызвавшей обвинение со стороны государственного режима власти ни в чем неповинных советских немцев.

Правда, в два последних десятилетия, авторы333, изучающие процессы принудительного переселения граждан в период войны 1941–1945 гг., пытаясь обстоятельно разобраться во всем случившемся, обращаются к такой проблеме как немецкий коллаборационизм и подмечают такую особенность, что немецкие диаспоры Европы стали причиной вербовки шпионов и диверсантов для последующего использования их на территории СССР.

Это породило и недоверие к другим немцам, в том числе и жившем на территории Восточной Европы, в Союзе ССР. Формировалось и определенное отношение к немцам. Были отмечены случаи «торжественной встречи немцев», по мере захвата западных территорий СССР. Это не могло не вызывать опасение развития коллаборационизма со стороны советских немцев, возможности формирования групп диверсантов и шпионов. В форме пресечения развития событий подробным образом в качестве ответных мер (ритомсация) последовала основа для принятия жестких решений.

Одним словом, советские немцы оказались в условиях «неблагонадежности», подозрительности и недоверия.

Тем не менее, как показало и развитие дальнейших событий, что и среди советских немцев, так и представителей других репрессированных этнических общностей превалирующими были те, кто честным трудом содействовали укреплению обороны СССР, достижению Победы над фашизмом.

В связи с этим советские немцы оказались в условиях войны 1941–1945 гг. в двойственном положении, весьма сложном в плане формирования и самосознания и национального сознания. Воспитанные в условиях социализма, советские немцы оставались истинными патриотами своего государства – Союза ССР, последовательными приверженцами гражданского долга, советских традиций, государственниками, придерживавшимися существующих норм морали, проживания в многонациональном государстве, выступавшими истинными защитниками своего Отечества – советского.

Поэтому вести разговор о месте и роли советских немцев необходимо было бы в двух плоскостях: как «виновниках» того, что война была развязана со стороны Германии, основным населением которой были немцы, а отсюда и порождение идеи о возможной поддержке фашистской Германии советскими немцами. Следующий вектор – это направление, базировавшееся на советском патриотизме, участии советских немцев в защите своего Отечества, советской Родины, на территории которого выросло с 1762 г. ни одно поколение немцев, истинных и последовательных патриотов России.

Судя по всему, они заслуживают того, чтобы занять достойное место в истории народов Союза ССР, в защите Отечества в период войны 1941–1945 годов. Это не случайно. По имеющимся приблизительным данным НКВД СССР, в борьбе с врагами участвовали около 220 тыс. граждан СССР, принадлежащих к этническим меньшинствам, подпадавших под статус «наказанные народы» (введен был термин историком А. Некричем). Это было следствие деструктивного воздействия на некоторые этнические общности со стороны государства, завершившиеся их принудительным переселением и использованием принудительного привлечения к труду через созданную систему рабочих колонн и батальонов334. И в этом плане больше всех были привлечены советские немцы, составившие, по приблизительным данным, более 300 тыс. человек. Эта проблема в научном отношении получила в 1990-е годы освещение и фактически стала новой страницей в истории народов Союза ССР.

Документы, выявленные в государственных архивах, как центральных, так и местных, воспоминания, позволяют в определенной мере обратиться и к этой проблеме, делают возможным раскрыть ее составные части, ответить на некоторые вопросы участия этнических меньшинств в защите Отечества наряду с представителями малочисленных народов Союза ССР, в первую очередь русского народа335.

Немцы Поволжья с самого начала войны проявили не меньший патриотизм, чем весь наш многонациональный народ. Они принимали эвакуированные предприятия, учреждения и материальные ценности из западных районов страны, размещали в своих домах беженцев.

Поначалу власти даже лелеяли надежду на использование этого патриотизма в качестве инструмента давления на их бывших земляков по ту сторону фронта.

По данным Всесоюзной переписи населения 1937 г., было заметное сокращение численности немецкого населения до 1 151,6 тыс. человек. При этом особенно заметным оказалось сокращение численности немцев в РСФСР, т. е. до 651,4 тыс. человек. Немцев стало меньше на 19,2% по сравнению с 1926 г. До 56,6% снизилась численность всего немецкого населения336.

Изменения были характерными и для различных регионов компактного проживания немцев на территории РСФСР. В АССР немцев Поволжья проживало 379,6 тыс. советских немцев – 47,1% всех немцев РСФСР. В 1937 г. численность их в автономной республике составила 322,7 тыс., т. е. сокращение составило 15%. Однозначно, деструктивная политика в отношении немцев в 1939 г. – первой половине 1940-х годов не могла не оказывать воздействия на изменение их демографической ситуации.

Разумеется, в предвоенной обстановке меры, предпринимаемые применительно российских немцев, проводились задолго до вторжения немецких войск на территорию Союза ССР. С середины 1930-х годов особо активной становилась борьба со всякого рода «шпионско-диверси­онным контингентом» (терминология НКВД СССР). Это в полной мере распространялось и на советских немцев. В апреле – мае 1935 г. УНКВД Коми области проводит аресты немцев-спецпереселенцев в Усть-Вымском, Сысольском, Прилузском и Усть-Куломском районах по обвинению в связях с заграницей (статья 58-6 УК РСФСР). Используя личные контакты и связи 1920-х годов, они писали письма о тяжелом положении спецпереселенцев в Коми области в адрес различных зарубежных организаций («Общество помощи голодающим в СССР», религиозные организации и учреждения), собирали подписи под коллективными письмами протеста337.

Подобные меры со стороны органов государственной власти получали толкование и в «нормотворческой» работе. 20 июля 1937 г. в качестве приложения к Протоколу заседания Политбюро ВКП(б) появилась записка И. Сталина (П 51/324), в которой применительно к советским немцам предписывалось «всех немцев на наших военных, полувоенных и химических заводах, на электростанциях и строительствах, во всех областях арестовать»

По данным Н. Охотина и А. Рогинского, с 29 июля и по 8 августа 1937 г. всего по Союзу ССР было арестовано 472 германских подданных, из них в Москве и Московской области – 130 человек. В результате следствен­ных мер было вскрыто 19 шпионско-диверсионных резидентур на ряде промышленных предприятий и около 100 немецких агентов338.

Некоторое время спустя, а именно 31 января 1938 г., на заседании Политбюро ЦК ВКП (б), протокол № 57, было принято постановление, в котором читаем: «…Продолжить до 15 апреля 1938 г. операцию по разгрому шпионско-диверсионных контингентов из поляков, латышей, немцев, эстонцев, финнов, греков…». С июля 1937 г. по декабрь 1938 г. по этой причине было арестовано 608 граждан Германии.

23 марта 1938 г. Политбюро ЦК ВКП(б), заслушав вопрос о кадрах оборонной промышленности, особое внимание заострило на национальной составляющей. Последовало решение «признать ненормальным, что на предприятиях, в главных управлениях и центральном аппарате Наркомата оборонной промышленности работает большое количество немцев, поляков, латышей, эстонцев. Поручить тт. Ежову, и Маленкову совместно с т. Кагановичем очистить оборонную промышленность от лиц указанных национальностей»339.

Затем последовал приказ наркома Н. Ежова по всем органам НКВД СССР, арестовать работающих немцев (на артиллерийских, снарядных, винтовочно-пулеметных, пороховых и т. п. заводах), выселить часть арестованных за границу. На основе предписания (П 60/91) от 10 апреля 1938 г. проводились тут же «чистка» военных заводов Тульской области и железной дороги340. К началу осени 1938 г задача была уже выполнена.

26 мая 1938 г. Политбюро ЦК ВКП(б) вновь возвращается к этой проблеме в очередной раз в ходе рассмотрения «Вопроса НКВД» и было принято решение «продлить до 1 августа 1938 г. упрощенный порядок рассмотрения дел на лиц польской, немецкой… национальностей и харбинцев, изобличенных в шпионской, террористической и другой активной деятельности»341.

В самый разгар репрессивных воздействий на граждан Дальнего Востока, 24 июня 1938 г. была принята Директива Наркомобороны СССР за № 200/ш. Ею предписывалось немедленно изгнать из сферы обороны не только корейцев, но также поляков, немцев, румын, латышей, эстонцев и представителей других этнических общностей.

Вновь разворачивалась широкая кампания по разоблачению немецких шпионов, в которой были задействованы и немцы, это, несомненно, подогревало негативное отношение к советским немцам в целом. В ноябре 1938 г. был арестован в Томске профессор Ф. Нетер за связи с НКО СССР, немцами за границей (работал в баллистическом институте)342.

Затем была вскрыта деятельность резидентуры немецкой разведки, созданной бывшим офицером царской армии

………. ???


военнопленный А. Шрейдер также бывших из числа офицеров царской армии за работу среди русского офицерства. Последовало в это же время и разоблачение фашистской повстанческой организации в национальном татарском районе, организованной немцем Рерихом (бежал из ссылки в 1931 г. и скрывался в Казани). Проводилась операция по разоблачению германских агентов Белограева (Горьковская об.), Веселова и других343.

Вскоре после издания директивы 200/ш (по очень неполным сведениям: без данных по Киевскому и Забайкальскому округам, по Тихоокеанскому флоту и Дальневосточной флотилии) особыми отделами было выявлено около 13 тыс. подлежащих увольнению «националов», 4 тыс. из них уволено, 2 тыс. из числа уволенных арестовано. Средние данные зам. наркома обороны Е. А. Щаденко (1940 г.), сведенные О. Ф. Сувенировым: всего по директиве Наркомобороны СССР 200/ш было уволено 4138 человек комначполитсостава, из них позднее восстановлено в армии 1919, оставалось уволенными 2219 человек344. По данным И. И. Шульга, было уволено в запас 4800 чел. командующего состава, представителей названных национальностей345.

Некоторое время спустя, последовала изданная Наркоматом Обороны СССР директива «О сроках и порядке призыва в РККА в 1939 году», предусматривавшая отказ от призыва «социально-опасных призывников». Конечно, она распространялась на многие этнические общности.

Однако советских немцев, рвущихся добровольно под пули, под разными предлогами, часто довольно неуклюжими, на фронт брать не спешили (да и не добровольцев, несмотря на всеобщую мобилизацию, не призывали).

Тем не менее советские немцы оставили заметный след в истории борьбы народов Союза ССР с фашистскими захватчиками. Выдающийся советский разведчик Рихард Зорге в 1930–1940-х годах успешно действовал в Китае, Японии и других странах. Занимался сбором информации об агрессивных планах германских фашистов и японских империалистов перед Отечественной войной и в начальный ее период. Р. Зорге передал в Центр шифровку, решившую исход битвы под Москвой в 1941 г. В октябре 1941 г. Р. Зорге, как известно, был арестован японской полицией. В ноябре 1944 г. казнен. Ему присвоено звание Героя Советского Союза

Известно имя из действительности кануна Великой Отечественной войны Раушенбаха Бориса Викторовича. В марте 1942 г. был мобилизован в «Трудовую армию», направлялся в «Стройотряд № 18–74» Тагиллага НКВД СССР. В январе 1946 г., как и другие «трудармейцы», был переведен на режим спецпоселений, жил в г. Нижний Тагил, работал по-прежнему на свой институт

В плеяде советских немцев, известных и работавших в закрытых учреждениях, представлен и Георгий Эрихович Лангемак. В 1930 г. он становиться начальником первого сектора пороховых ракет. Георгий Эриховаич много раз размышлял о мирном применении ракет, о возможности их использования в космонавтике, вел переписку с Э. Циолковским. Кстати, сам термин «космонавтика» ввел именно Лангемак… В 1937 г. Лангемак и директор РНИИ И. Клейменов были награждены за разработку новых видов вооружения. Чуть позже Г. Лангемак был премирован за испытания ракетных снарядов… Ночью 11 ноября 1937 г. к дому Лангемака подъехал «черный ворон». Его арестовали как немецкого шпиона…

11 января 1938 г. состоялось заседание выездной Коллегии Верховного суда СССР под председательством небезызвестного В. Ульриха. Было рассмотрено дело по обвинению «Лангемака Г. Э. …в преступлениях, предусмотренных ст ст 58-7,58-8 и 58–11 УК РСФСР».

«На основании ст. ст. 219 и 320 УПК РСФСР Лангемак Г. Э. приговорили к высшей мере наказания – расстрелу с конфискацией всего лично ему принадлежащего имущества». В этот же день приговор был приведен в исполнение… Одновременно были арестованы академик
В. Глушко, В. Королев, И. Клейменов.

Подобных примеров истинного служения родине более чем достаточно. Все они яркое свидетельство того, каким образом воспринималась Родина в понимании советских немцев, каким было восприятие немцев в Советском Союзе.

22 июня 1941 г. о нападении Германии на Советский Союз и начале Великой Отечественной войны стало известно в Республике немцев Поволжья. Накануне, 21 июня в г. Энгельс начал свою работу очередной 6-й пленум обкома ВКП (б) АССР немцев Поволжья, завершивший свою работу 22 июня. По территории республики состоялись патриотические митинги, в которых приняли участие 270 тыс. человек. За два дня в военкоматы поступили 1060 заявлений о желании добровольно вступить в ряды защитников родины, из них 315  заявления от немцев, в большинстве своем коммунистов, на должности политработников346.

Однако, спустя непродолжительное время, от немцев Поволжья поступили одновременно 2500 заявлений с просьбой добровольно отправить на борьбу с фашистами347.

В уборке урожая в июне  сентябре 1941 г. приняли участие около 40 тыс. горожан, жителей рабочих поселков и кантонных центров. 13 июля обком ВКП(б) принял решение о создании на территории АССР немцев Поволжья отрядов народного ополчения. В первые же дни войны 8000 тыс. человек вступили в ряды ополчения, выполняя задания военных органов республики348. На 15 августа 1941 г. в народном ополчении АССР немцев Поволжья состояло 11 193 человека, в том числе 2635 женщин349.

По указанию центра 21 августа 1941 г. бюро обкома АССР немцев Поволжья сформировало и отправило в действующую армию группу немцев в составе 50 человек  членов ВКП (б)350. 31 августа 1941 г. Политбюро ЦК ВКП(б) рассмотрело вопрос «О немцах, проживающих на территории Украинской ССР», однако, по условиям военного времени оно не было выполнено. В срочном порядке из состава украинских немцев были созданы 13 строительных батальонов (18 600 чел.). Они направлялись на 4 объекта НКВД СССР – Ивдельлаг, Соликамбумстрой, Богословстрой и Кимперсайлаг, приступив к работе в конце сентября 1941 года351. Непосредственно в республике до 10 августа были подвергнуты аресту 145 граждан из немцев. Но в Красной армии и до скорбной даты принудительного переселения немцев уже служило много воинов этой национальности. На первых порах в Великой Отечественной войне участвовал 33 561 человек, из них 1609 – офицеров. Учет не был налажен. И хотя большинство из советских немцев к концу 1941 г. были уволены из РККА и отправлены к своим переселенным семьям, тем не менее они успели вписать немало героических страниц в историю войны с фашистами352. Многие из немцев продолжали участвовать в войне.

Вольдемар Карлович Венцель работал до 22 июня в Саратове. Добровольцем сумел попасть на курсы младших лейтенантов, стал командиром пулеметной роты, награжден медалью «За отвагу». Лейтенант Вольдемар Венцель (Венцов) сражался на Западном, Юго-Западном, Брянском и Центральном фронтах. Он проявлял мужество в боях за с. Кривчее (Орловская обл., Болховский район), будучи командиром пулеметного взвода 1185 полка 356 дивизии 61-й армии Центрального фронта. Погиб в боях за освобождение столицы Украины по злой иронии судьбы. Именно в этот день был подписан указ о принудительном переселении немцев.... Указом Президиума Верховного Совета СССР 15 января 1944 г. В. Венцову было присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно)353. В списках Героев Советского Союза вплоть до 1970-х годов по известным причинам он значился как Владимир Кириллович Венцов.

В этом ряду также танкисты П. Миллер и М. Геккель, полковник


Н. Охман, разведчики Н. Гефт, Э. Эрдман и многие другие советские немцы354. Не следует забывать и о тех советских немцах, которые продолжили борьбу с врагом не на фронте, а в партизанских отрядах, в подполье. Пал смертью храбрых старший сержант артиллерист Михаил Гаккель, громил врага танкист Петер Миллер. Старший сержант Петр Миллер на фронте командовал расчетом ПТР 465 стрелкового полка (167-я стрелковая дивизия, 38-я армия, Воронежский фронт).

Орден Ленина тогда же получил и полковник Николай Гаген, а старший лейтенант Альфред Шварц – орден Красного Знамени. 28 августа в прессе было опубликовано интервью с выпускником Марксштадтского педагогического техникума Генрихом Найманом, зенитчиком, сбившим четыре самолета противника.

По злой иронии судьбы именно в этот день был подписан указ о принудительном переселении немцев... 25 сентября 1943 г. его рота захватила плацдарм на правом берегу Днепра. Офицер в возрасте 19 лет с пулеметом лично удерживал его до подхода подкрепления, когда и был сражен одной из последних пуль убегавшего врага.

Много добрых слов написано об артиллеристе, командире дивизии прорыва РГК советском немце генерал-майоре Сергее Волькенштейне – Герое Советского Союза.

С Великой Отечественной воной связана судьба Роберта Александровича Клейна (1913–1990). В 1941 г. он принял первый бой у Белой церкви, вблизи г. Чернигова (Украина). В 1944 г. получил приказ – задержать отступающих гитлеровцев перед переправой через Днепр. За мужество и героизм капитан Клейн 4 января 1944 г. был удостоен звания Героя Советского Союза. Награжден был также орденами В. И. Ленина, Богдана Хмельницкого 3-й степени, Отечественной войны 1-й степени, Трудового Красного Знамени, медалями. Роберт Александрович Клейн еще много лет после войны приносил людям пользу своим трудом.

Советские немцы были среди тех, кто принял на себя первый удар германского фашизма в июне 1941 года. В героической обороне Брестской крепости защищали страну командир 125-го стрелкового полка Александр Дулькейт, Николай Кюнч, Генрих Киллинг, Эдуард Милляр, Эдуард Дамм, лейтенанты Э. Кролл и Г. Шмидт, военный врач Вебер и другие.

Уже 10 августа были удостоены наград советские воины немцы – старший лейтенант А. О. Шварц и полковник Н. А. Гаген. Отличались храбростью в боях немцы-красноармейцы – Б. Бауэр, А. Беккер, Д. Кобер, К. Целлер, Г. Фминрк и другие. Только в одной 88 стрелковой дивизии в Карелии воевали одновременно 547 немцев-красноармейцев. Имена многих из советских немцев известны как участники обороны Москвы. При этом многие из них воевали под чужими фамилиями.

Прославил себя в боевых сражениях в небе Балтики командир звена 1-го гвардейского минно-торпедного полка Балтийского флота, старший лейтенант Эрик Гоптнер, совершивший в 1943 г. 44 боевых вылета и унич­тоживший множество единиц боевой техники, и сам погиб в одном из боев.

30 июня 1941 г. на места была направлена директива № 002367 об отзыве военнослужащих, не внушающих доверия; а также приказ, появившийся в июле 1941 г. Спустя некоторое время – директива Наркома обороны СССР № 35105 о снятии военнослужащих немцев рядового состава с ответственных должностей, директива Наркома обороны СССР – о массовом изъятии немцев из боевых частей и подразделений, расцененная в советской историографии, как «приказ Сталина». Как известно, после была начата и депортация немцев с территории Республики немцев Поволжья.

Приказ, а также директива № 002367 от 30 июня 1941 г. о переводе советских немцев для дальнейшего прохождения службы в тыловые части, как в последующем и о демобилизации из рядов Красной армии, больно отозвался в сердцах тех, кто сражался вместе с представителями других народов против фашизма. Имена сотен из них названы в книге «Они сражались за Родину» (М., 2005). Выполнение этих указаний занимало длительный период. Командование воинских подразделений не проявляло инициативы в демобилизации немцев-красноармейцев.

Немцам было отказано в отправке на фронт, одним словом – не доверяли. 8 сентября 1941 г. был издан приказ за подписью И. Сталина. «Изъять из частей академий, военно-учебных заведений и учреждений Красной Армии, как на фронте, так и в тылу – читаем в приказе, – военнослужащих рядового и начальствующего состава немецкой национальности, и послать их во внутренние округа, в строительные части». Но, когда война дошла до Волги, ситуация заставила смотреть на сталинский приказ сквозь пальцы. Только этим можно объяснить тот факт, что немец Ганус и многие другие оказались в армии, на Сталинградском фронте»…355.

Меры по извлечению немцев вступали в силу. В этом ключе разрабатывался вопрос и применительно к фронтам. Так, 18 апреля 1942 г. решением начальника штаба Закавказского фронта генерал-майора Субботина из запасных частей фронта были отчислены с последующим увольнением из рядов РККА лица, отсеянные ранее из боевых частей Крымского фронта «по национальному признаку». В их числе были названы литовцы, эстонцы, латвийцы, болгары, поляки, греки, немцы, турки, англичане, ирландцы, чехи. Как пояснялось, в связи с тем, что они «съедают пайки и заполняют штаты без перспективы их дальнейшего использования в армии»356.

Необыкновенный порыв народов в годы войны – непременно победить врага – привлекает со всех точек зрения внимание многих исследователей, проявляется стремление ответить на вопрос, так что же лежало в основе этой победы, какая сила двигала народами в достижении общей победы в ожесточённой схватке.

Советские немцы прославили себя и в сражениях партизанских отрядов. В первый день войны 1941–1945 гг. заведующий отделом райкома комсомола в Пинской области Эдуард Эрдман ушел в подполье, потом стал отважным разведчиком партизанского отряда, которым командовал В. Корж. Э. Эрдману также было присвоено звание Героя Советского Союза. Партизанскими разведчиками Белоруссии были Самуил Фишер, Виктор Штраухман, сестры Ирма и Эльза Лейзер, сражавшиеся в партизанском отряде «Смерть фашизму»

В отряде дважды Героя Советского Союза А. Федорова переводчиком был Карл Швендих, этим же занимался в одном из партизанских отрядов Калининской области Андреас Гельм. Бесстрашным подрывником в партизанском отряде Александра Тюрина был немец Фридрих Триппель.

В селе Стриганы Каменц-Подольской области, находящегося недалеко от Славуты, в отряде Героя Советского Союза А. З. Одухи, бывшего до войны директором школы, сражалось много его учеников, в числе которых были немцы Анна Охман и Александр Гипс, о подвигах которых до сих пор вспоминают на родине героев...

Среди имен разведчиков, действовавших на территории Смоленской области, встречается имя отважного разведчика Генриха Кучера. В одном из партизанских отрядов г. Одесса боролись с врагом Карл Нойрокс, Вильгельм Шперлинг. Там же, в Одессе, сражались с фашистами и погибли 4 сына Готфрида Вааля, которые все работали на заводе им. Январского восстания.

Николай Артурович Гефт разведчик, инженер по гражданской специальности, действовал в Одессе, возглавляя группу подпольщиков. Немец Валериан Бурзи слыл смелым и решительным разведчиком, был активным участником подпольной группы, дерзко действовал против гитлеровцев на судоремонтном заводе в Одессе. Находился в составе разведывательно-диверсионной группы «Авангард», которую возглавлял Николай Гефт.

Петер Гетц в 1939–40 гг. сражался в Китае против японских захватчиков. В погожий июньский день 1941 г. вместе с двумя другими И-16 он летел к Березине, где немцы наводили переправу. Накануне его назначили командиром эскадрильи, и теперь он сам вел в бой звено. Президиум Верховного Совета СССР наградил капитана Петера Гетца орденом Красной Звезды357. Осенью 41 года Петер Гетц получил приказ отправиться в тыл. На попутном Дугласе он добрался до Москвы. Затем в трудармии Петер Гетц был начальником рабочей колонны.

В феврале 1942 г. был арестован немецкой жандармерией и вскоре расстрелян советский немец Петр Целик, горный инженер, оставленный Буденовским райкомом партии руководителем подпольной организации на шахтах города. В повести А. Шевченко «Огонь под пеплом» (М., 1983.) Петр Целик выведен под именем инженера Генриха Рерберга.

Александр Герман командовал партизанской бригадой, действовавшей на территории Ленинградской и Калининской областей. В письме жене Фаине он писал 9 июля 1942 г.: «Сейчас наша страна переживает тяжелые дни своей истории. Каждый гражданин Советской России обязан отдать все, что может, вплоть до своей жизни, если она потребуется». После гибели Александра Германа ему посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза. Материалы о нем, его бригаде хранятся и выставлены в музее в Санкт-Петербурге. Один из проспектов города носит имя отважного партизана.

В Киеве, в подпольной группе Героя Советского Союза Ивана Кудри работала вместе с Раисой Окопиной Эмилия Бремер, там же бесстрашно расправлялась с предателями Таня Маркус. Об Э. Бремер, преданной идеалам социализма, стойкой подпольщице, истерзанной на допросах и погибшей вместе с матерью, Марией Эдуардовной, от рук палачей в застенках гестапо существуют многие повествования.

В 1943 г., желая нагнать страх и умерить размеры сопротивления, фашисты повесили в Одессе Вильгельма Мюллера и Рудольфа Бахмана. Став командиром партизанского отряда «Авангард», Николай Гефт, и бывший с ним Валериан Бурзи погибли в одном из тяжелых боев, прикрывая прорыв отряда из окружения на территории Польши. Разведчиком партизанского отряда, действовавшего на территории Ленинградской и Калининской областей, был летчик капитан Михаил Ассельборн. Вместе с ним воевал Иоганн Фризен.

Советские немцы сражались за Родину, и не только на территории Союза ССР… Национальным героем Польши под именем Кароль стал советский офицер-танкист Карл Ерценбергер. Раненым, попавшим в плен, находясь в лагере на территории Польши, он бежал и стал командиром батальона. В партизанском отряде, действовавшем в районе Пулавы, Краснистов и Янов, Ерценбергер погиб в бою у деревни Францишков.

Что вызывает интерес, так это восприятие советских немцев местным населением. Несмотря на то, что с Германией шла война, уровень восприятия советских немцев все же был высоким. Примеров этому множество. С сочувствием относились к немцам, проживавшим на территории Краснодарского края, задолго до войны. Сформировались в связи с этим и особые межэтнические отношения: увеличивалось число появившихся совместных браков, общение в быту и т. д. Поэтому принудительное переселение немцев отрицательно сказалось на моральном состоянии граждан.

Война 1941–1945 гг., проводимая государственная национальная политика в стране советов, создали парадоксальное состояние – с одной стороны её граждане – строители социалистического общества оказались репрессированными по различным, зачастую надуманным, причинам, а с другой – они же с оружием в руках, совершая поистине героические подвиги, выступали защитниками этой страны, ставшей для них своим Отечеством.

Необыкновенный порыв народов в годы войны – непременно победить врага – привлекает со всех точек зрения внимание многих исследователей, проявляется стремление ответить на вопрос, так что же лежало в основе этой победы, какая сила двигала народами в достижении общей победы в этой ожесточённой схватке.

Историки А. А. Герман, Т. С. Иларионова, И. Р. Плеве358, затрагивая вопрос об участии не советских немцев в Великой Отечественной войне, предлагают собственную периодизацию такой акции как изъятие военнослужащих-немцев из рядов Красной Армии. Эта периодизации сводится к следующему.



«Изъятие военнослужащих-немцев из РККА проходило в течение всей войны. Условно его можно разделить на три периода.

Первый период продолжался с 30 июня по 7 сентября. В этот время изъятие немцев происходило на основании директивы № 002367 от 30 июня 1941 г. Директивой предписывалось убрать военнослужащих, «не внушающих доверия» (высказывавших пораженческие настроения, недовольство советской властью, желание сдаться в плен). Директива не носила чисто немецкой направленности, однако многие командиры огульно зачисляли немцев в число неблагонадежных и стремились от них избавиться «на всякий случай».

Второй период – с 8 сентября и до конца 1941 года. Он характеризовался массовым изъятием немцев из Красной армии. Основанием для этого стала директива Наркома Обороны № 35105 «секретно» от 8 сентября 1941 г. В памяти немцев-фронтовиков эта директива осталась как «приказ Сталина». Директивой предписывалось изъять немцев из боевых частей и подразделений и направить их в строительные батальоны. Оставлять отдельных военнослужащих-немцев в боевых частях и подразделениях имел право только Народный Комиссариат Обороны. И только на основании «мотивированного ходатайства» командиров.

Изъятие военнослужащих-немцев происходило внезапно, без каких бы ни было объяснений. Естественно, что оно воспринималось ими как величайшая несправедливость и наносило им серьёзную моральную травму…



Третий период изъятия немцев из РККА – с января 1942 г. по май 1945 г. Он был по своей продолжительности самым длительным и вялотекущим по сравнению с двумя первыми. Сказывался наступивший с осени 1942 г. перелом в военных действиях. Изъятие носило локальный характер и, в отличие от первых двух. Некоторое число военнослужащих-немцев, хоть и небольшое, всё же оставалось на фронте до конца войны…»359

По данным учёта спецпереселенцев, проведенного НКВД СССР в 1949 г., численность ранее служивших в Красной армии советских немцев составила по категориям:



выселенные: офицеры – 1609 чел., сержанты – 4282 чел., рядовой состав – 27 724 чел., всего – 33 615 человек360;

репатриированные: офицеры – 1092 чел., сержанты – 2828 чел., рядовой состав – 18 747 чел., всего – 22 667 чел.;

мобилизованные: офицеры – 326 чел., сержанты – 907 чел., рядовой состав – 4 444 чел., всего – 5677 чел.;

местные: офицеры – 119 чел., сержанты – 301 чел., рядовой состав – 2057 чел., всего – 2477;

другие (прочие): офицеры – 32, сержанты – 33, рядовой состав – 143, всего – 208 человек.

Таким образом, всего по представленным 5 категориям: офицеры – 3178, сержанты – 8 351, рядовой состав – 53 115 человек, а всего по пяти категориям – 64 644 гражданина немецкой национальности361.

Все они достойны того, чтобы о них как об участниках войны было сказано справедливое слово, как и о многих других, кто не удостоен такой чести. Не случайно многие из участников войны – репрессированные ранее – только в 1990-е годы получили свои награды, были удостоены звания – Героев России.

По данным Ведомости учета награжденных орденами и медалями СССР по национальности на середину января 1943 г. советские немцы были награждены за бои с фашистскими захватчиками – 26 человек362.

За мужество и героизм, проявленные в борьбе с агрессором орденом Красной Звезды были награждены летчик А. Миллер, военврач III ранга П. Гезунгерман, разведчик П. Хольц, рядовые П. Шмидт, С. Шваленберг, Я. Диль и др. Двух орденов Красного Знамени удостоен был командир танкового батальона Вольдемар Хаман и др.

На фронтах войны отважно сражались полковник Николай Петрович Охман командовал 34 механизированной бригадой, 2 танковой армии. За ратные подвиги он, как и названные выше офицеры, и солдаты. Адольф Берш в Красную Армию был призван в 1940 г. В боях участвовал с первых дней войны (Белоруссия). Капитаны Александр Штейнле, Фридрих Пропп, Генрих Дингес, Густав Гаккель, Николай Охман, генерал-майор Сергей Волькенштайне, Александр Герман (посмертно) – стали Героями Советского Союза.

Об истинном участии представителей этнических общностей на фронтах свидетельствуют и другие данные. В группе спецпоселенцев было инвалидов-участников войны и награжденных орденами и медалями: немцы соответственно 15 160 и 14 960363.

Несомненно, история и судьба немцев во время Великой Отечественной войны – тема сложная. Особенность её в том, что она продолжительное время замалчивалась в исторической науке. Поэтому стоит задача её глубокого изучения, чему способствует открытие многих ранее недоступных архивных документов, над которыми долгое время довлел запрет.

Вывод очевиден. Советские немцы одновременно и защищали на фронтах войны свою страну, и вносили огромный вклад в создание фактически новой экономической базы Советского Союза, участвуя активно в трудовых колоннах и батальонах, в закрытых научных лабораториях, работавших под неусыпным глазом НКВД СССР. Конечно, это было не по своей доброй воле, но, тем не менее.

Советские немцы – это не только спецпереселенцы, это и ещё и ученые, посвятившие свою жизнь военному делу, изобретатели новых видов вооружения, трудармейцы, которые поистине ковали победу над фашизмом, оставаясь в глубоком тылу, в неимоверных условиях существования. Однако и там они воспринимали реалии времени, выпавшие на их долю. Советские немцы, рассматриваемые как «опасный» спецконтингент, были разбросаны по всей стране как «пыль на ветру». Проявляя героизм на трудовом фронте, они оставались патриотами своего Отечества.

––––––––––––
К. В. Голубева




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   23


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал