Сборник «В поисках смыслов: успешные практики патриотического воспитания молодежи»



страница9/11
Дата17.10.2016
Размер2,19 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
Часть 1. «Живое слово войны»
Сцена украшена в стилистике военного времени. Задник сцены оклеен старыми газетами, на авансцене патефон с пластинками. Свет приглушенный. Звучит лирическая музыка. На сцену выходит ведущий:
Ведущий:


Для сердца любая окраина - близко.

Границей очерчена наша земля.

Но в каждом селенье стоят обелиски,

Похожие чем-то на башни Кремля.


Стоят обелиски над памятью вечной

Над вдовьей тоской, да над темной водой,

С такой же звездою пятиконечной,

С такой же спокойной и светлой звездой.


Сквозь зимние вьюги и вешние гулы.

Над пристальным взглядом живущих людей

Идут караулы, встают караулы,

У памятников, посреди площадей.


У скорбных надгробий встают бронзовея

И бронза становится цветом лица….

Есть память, которой не будет забвенья

И слава, которой не будет конца.





Ведущий:

Здравствуйте. Мы начинаем первое творческое мероприятие, посвященное 70-летию Великой Победы, в рамках трилогии « Память сильнее времени»

Этот литературный конкурс имеет свое название «Живое слово войны».

Сегодня перед вами выступят финалисты отборочных туров литературного конкурса. В конкурсе приняли участие 17 групп техникума, лучшие чтецы и артисты представят свое творчество на этой сцене. Позвольте представить членов жюри конкурса:




  1. Ганичева Н. В. – заместитель по воспитательной работе ;

  2. Омельчук О. В. – педагог – психолог

  3. Зубок О. Г. – педагог дополнительного образования центра « Душа»

  4. Сибирцева Н.И. - педагог дополнительного образования техникума

  5. Маркман М. Н. - преподаватель русского языка и литературы

Ведущий:

Я приглашаю на эту сцену участницу конкурса по № 1 - Минину Алину


Ведущий:

В. Высоцкий « Штрафные батальоны». Это стихотворение впоследствии было положено автором на музыку и стало известной песней.





Всего лишь час дают на артобстрел -
Всего лишь час пехоте передышки,
Всего лишь час до самых главных дел:
Кому - до ордена, ну а кому - до «вышки».
Всего лишь час до самых главных дел:
Кому - до ордена, ну а кому - до «вышки».

За этот час не пишем ни строки -


Молись богам войны, артиллеристам!
Ведь мы ж не просто так - мы штрафники,
Нам не писать: «...считайте коммунистом».

Перед атакой - водку, - вот мура!


Свое отпили мы еще в гражданку,
Поэтому мы не кричим «ура» -
Со смертью мы играемся в молчанку.

У штрафников один закон, один конец:


Коли, руби фашистского бродягу!
И если не поймаешь в грудь свинец -
Медаль на грудь поймаешь за отвагу.

Ты бей штыком, а лучше - бей рукой:


Оно надежней, да оно и тише.
И ежели останешься живой -
Гуляй, рванина, от рубля и выше!

Считает враг: морально мы слабы, -


За ним и лес, и города сожжены.
Вы лучше лес рубите на гробы -
В прорыв идут штрафные батальоны!

Вот шесть ноль-ноль - и вот сейчас обстрел.


Ну, бог войны, давай без передышки!
Всего лишь час до самых главных дел:
Кому - до ордена, а большинству - до «вышки




Ведущий:

Следующий участник конкурса - Дианов Максим - представит вашему вниманию лирическое стихотворение.


А. Балин «Музыка»

Участник подходит к патефону, заводит его, звучит старинное танго.

Стихотворение читается на фоне музыки.



Мне музыка хрипела о любви —
Была игла тупа или горбата…
Сдыхать во вшах противней, чем в крови
Залатанных палаток медсанбата.
В дыру гляделась ржавая звезда,
Дышал зрачок, то ширясь, то сужаясь…
Сквозь бязь рубахи натекла вода
Со льда, с огнём антоновым сражаясь.

Я смерти не страшился… не успел


С ней с глазу на глаз,
С нею око в око.
А патефон всё о любви хрипел,

Чтоб помирать не слишком одиноко.

О медсестричка!
Сдохну со стыда
Пред ангельской твоею белизною,

Когда из-под несвежего бинта


Окопная — с кулак величиною.

Мне музыка хрипела о любви …




Ведущий:

В истории Великой Отечественной войны было немало трагических страниц. Поэт Л. Вайншнекер в своем стихотворении «Плен» рассказал об одном из них На сцене - Сивкова Полина




Его спасли от смерти.
Везли издалека.
Идут допросы в СМЕРШе
Запасного полка.
Признаний ждет бумага.
- А ну-ка, расскажи,
Как предал ты, «пленяга»,
Родные рубежи.
Фашисту покорился?
Изволь держать ответ:
Зачем не застрелился,
Имея пистолет?
Рассказывай, не мешкай,
Притих, как мышь в норе!
А он всего лишь — пешка
В кровавой той игре.
Всего лишь — винтик хрупкий,
Изведавший сполна
Той страшной мясорубки
По имени «Война».
Был плен. Четыре года.
Все вытерпел солдат.
Перед своим народом
Ни в чем не виноват.
Куда ж судьба качнется?
Чье сердце защемит?
Домой ли он вернется,
Иль в лагерь загремит?
Недолго ждать осталось.
Скорей бы! А пока…
Сменять бы хлеба малость
На горстку табака.




Ведущий:

Тему военного детства раскрывает в своем выступлении следующий участник - Сырцова Валентина. Вашему вниманию представлено стихотворение

(стихотворение читает на фоне народной песни « Летят утки»)
Н. Буйносвой « Печаль»



Притронулась печаль,
Легла на лоб ладонью…
Зима. Снега. Февраль.
Промерзший подоконник.
Три бабы у стола
Сомкнули три стакана,
И песня потекла
Тревожаще и странно.
Три бабы, три вдовы,
Три малых рта — на брата,
И песня — на троих
Про одного солдата.
Не песня — бабий крик,
Чуть хриплостью притертый,
Не песня — бабий миг,
Как эта водка, горький.
Не песня, а смола,
Не песня — хлеб с плевелом…
И я из-под стола,
Забытая, ревела.
Притронулась печаль,
Легла на лоб ладонью…
Опять снега, февраль,
Холодный подоконник.
Девчонки наугад
Мотив несут вдоль улиц.
…Их не было, когда,
У них отцы вернулись.



Ведущий:

Участники под номером 5 группа 2 КО представят театрализованную композицию из бессмертного произведения А. Твардовского « Василий Теркин»

Рачкова Анастасия, Коптякова Светлана, Сергеев Виктор, Шумилов Андрей, Киприянов Руслан, Славинскине Татьяна

На сцене коллектив из 6 человек одетых в военную форму. Стихотворение читается в форме монтажа, с перестроениями на сцене.


Переправа, переправа!

Берег левый, берег правый,

Снег шершавый, кромка льда...

Кому память, кому слава,

Кому темная вода,-

Ни приметы, ни следа.


Ночью, первым из колонны,

Обломав у края лед,

Погрузился на понтоны

Первый взвод.

Погрузился, оттолкнулся

И пошел. Второй за ним.

Приготовился, пригнулся

Третий следом за вторым.


Как плоты, пошли понтоны,

Громыхнул один, другой

Басовым, железным тоном,

Точно крыша под ногой.


И плывут бойцы куда-то,

Притаив штыки в тени.

И совсем свой ребята

Сразу - будто не они,


Сразу будто не похожи

На своих, на тех ребят:

Как-то все дружней и строже,

Как-то все тебе дороже

И родней, чем час назад.
Поглядеть - и впрямь - ребята!

Как, по правде, желторот,

Холостой ли он, женатый,

Этот стриженый народ.


Но уже идут ребята,

На войне живут бойцы,

Как когда-нибудь в двадцатом

Их товарищи - отцы.


Тем путем идут суровым,

Что и двести лет назад

Проходил с ружьем кремневым

Русский труженик-солдат.


Мимо их висков вихрастых,

Возле их мальчишьих глаз

Смерть в бою свистела часто

И минет ли в этот раз?


Налегли, гребут, потея,

Управляются с шестом.

А вода ревет правее -

Под подорванным мостом.


Вот уже на середине

Их относит и кружит...

А вода ревет в теснине,

Жухлый лед в куски крошит,

Меж погнутых балок фермы

Бьется в пене и в пыли...

А уж первый взвод, наверно,

Достает шестом земли.


Позади шумит протока,

И кругом - чужая ночь.

И уже он так далеко,

Что ни крикнуть, ни помочь.

И чернеет там зубчатый,

За холодною чертой,

Неподступный, непочатый

Лес над черною водой.


Переправа, переправа!

Берег правый, как стена...


Этой ночи след кровавый

В море вынесла волна.


Было так: из тьмы глубокой,

Огненный взметнув клинок,

Луч прожектора протоку

Пересек наискосок.


И столбом поставил воду

Вдруг снаряд. Понтоны - в ряд.

Густо было там народу -

Наших стриженых ребят...


И увиделось впервые,

Не забудется оно:

Люди теплые, живые

Шли на дно, на дно, на дно...


Под огнем неразбериха -

Где свои, где кто, где связь?


Только вскоре стало тихо,-

Переправа сорвалась.


И покамест неизвестно,

Кто там робкий, кто герой,

Кто там парень расчудесный,

А наверно, был такой.

Переправа, переправа...

Темень, холод. Ночь как год.


Но вцепился в берег правый,

Там остался первый взвод.


И о нем молчат ребята

В боевом родном кругу,

Словно чем-то виноваты,

Кто на левом берегу.


Не видать конца ночлегу.

За ночь грудою взялась

Пополам со льдом и снегом

Перемешанная грязь.


И усталая с похода,

Что б там ни было,- жива,

Дремлет, скорчившись, пехота,

Сунув руки в рукава.


Дремлет, скорчившись, пехота,

И в лесу, в ночи глухой

Сапогами пахнет, потом,

Мерзлой хвоей и махрой.


Чутко дышит берег этот

Вместе с теми, что на том

Под обрывом ждут рассвета,

Греют землю животом,-

Ждут рассвета, ждут подмоги,

Духом падать не хотят.


Ночь проходит, нет дороги

Ни вперед и ни назад...


А быть может, там с полночи

Порошит снежок им в очи,

И уже давно

Он не тает в их глазницах

И пыльцой лежит на лицах -

Мертвым все равно.


Стужи, холода не слышат,

Смерть за смертью не страшна,

Хоть еще паек им пишет

Первой роты старшина.


Старшина паек им пишет,

А по почте полевой

Не быстрей идут, не тише

Письма старые домой,


Что еще ребята сами

На привале при огне

Где-нибудь в лесу писали

Друг у друга на спине...


Из Рязани, из Казани,

Из Сибири, из Москвы -

Спят бойцы.

Свое сказали

И уже навек правы.
И тверда, как камень, груда,

Где застыли их следы...


Может - так, а может - чудо?

Хоть бы знак какой оттуда,

И беда б за полбеды.
Долги ночи, жестки зори

В ноябре - к зиме седой.


Два бойца сидят в дозоре

Над холодною водой.

То ли снится, то ли мнится,

Показалось что невесть,

То ли иней на ресницах,

То ли вправду что-то есть?


Видят - маленькая точка

Показалась вдалеке:

То ли чурка, то ли бочка

Проплывает по реке?


- Нет, не чурка и не бочка -

Просто глазу маята.

- Не пловец ли одиночка?

- Шутишь, брат. Вода не та!

Да, вода... Помыслить страшно.

Даже рыбам холодна.

- Не из наших ли вчерашних

Поднялся какой со дна?..


Оба разом присмирели.

И сказал один боец:

- Нет, он выплыл бы в шинели,

С полной выкладкой, мертвец.


Оба здорово продрогли,

Как бы ни было,- впервой.


Подошел сержант с биноклем.

Присмотрелся: нет, живой.

- Нет, живой. Без гимнастерки.

- А не фриц? Не к нам ли в тыл?

- Нет. А может, это Теркин?-

Кто-то робко пошутил.


- Стой, ребята, не соваться,

Толку нет спускать понтон.

- Разрешите попытаться?

- Что пытаться!

- Братцы,- он!
И, у заберегов корку

Ледяную обломав,

Он как он, Василий Теркин,

Встал живой,- добрался вплавь.


Гладкий, голый, как из бани,

Встал, шатаясь тяжело.

Ни зубами, ни губами

Не работает - свело.


Подхватили, обвязали,

Дали валенки с ноги.

Пригрозили, приказали -

Можешь, нет ли, а беги.


Под горой, в штабной избушке,

Парня тотчас на кровать

Положили для просушки,

Стали спиртом растирать.


Растирали, растирали...

Вдруг он молвит, как во сне:

- Доктор, доктор, а нельзя ли

Изнутри погреться мне,

Чтоб не все на кожу тратить?
Дали стопку - начал жить,

Приподнялся на кровати:

- Разрешите доложить.

Взвод на правом берегу

Жив-здоров назло врагу!

Лейтенант всего лишь просит

Огоньку туда подбросить.

А уж следом за огнем

Встанем, ноги разомнем.

Что там есть, перекалечим,

Переправу обеспечим...
Доложил по форме, словно

Тотчас плыть ему назад.


- Молодец! - сказал полковник.-

Молодец! Спасибо, брат.


И с улыбкою неробкой

Говорит тогда боец:

- А еще нельзя ли стопку,

Потому как молодец?


Посмотрел полковник строго,

Покосился на бойца.

- Молодец, а будет много -

Сразу две.

- Так два ж конца...
Переправа, переправа!

Пушки бьют в кромешной мгле.


Бой идет святой и правый.

Смертный бой не ради славы,

Ради жизни на земле.



Ведущий:

А следующий участник - Беляева Анастасия, поведает нам о том, как молодые , бесстрашные ребята, такие как мы отправлялись на войну, не ведая о том, что их ждет впереди.



В. Кулагин «Юность»


С мешком заплечным
По проулку,
С ребячьей радостью в груди,
Я на войну,
Как на прогулку,
С крыльца родного уходил.
На улице и дождь и слякоть —
Немного б можно обождать.
Велел я матери
Не плакать,
А бабушке —
Не провожать.
И уходил легко и смело,
Не задержался у дверей.
Не в храбрости
Тут было дело —
В слепой бездумности скорей.
С родней бы надо
Попрощаться
Да на отвальную собрать…
На свете просто
В восемнадцать
И петь,
И жить,
И умирать.



Ведущий:

Я приглашаю на сцену следующую участницу

Умереть на войне – легко. Гораздо сложнее жить, находясь в тылу и оккупации, поминутно осознавая, что где-то там, за линией фронта сражаются близкие тебе люди, готовые погибнуть в любой момент. Ужасы оккупации пережила известная русская поэтесса Ольга Берггольц, и ее воспоминания вылились в пронзительное и наполненное надеждой стихотворение «Блокадная ласточка» в исполнении Скрыль Полины и Кондратовой Ксении



Весной сорок второго года

множество ленинградцев

носило на груди жетон -

ласточку в клюве.


Сквозь года, и радость, и невзгоды

вечно будет мне сиять одна -

та весна сорок второго года,

в осажденном городе весна.


Маленькую ласточку из жести

я носила на груди сама.

Это было знаком доброй вести,

это означало: "Жду письма".


Этот знак придумала блокада.

Знали мы, что только самолет,

только птица к нам, до Ленинграда,

с милой-милой родины дойдет.


...Сколько писем с той поры мне было.

Отчего же кажется самой,

что доныне я не получила

самое желанное письмо?!


Чтобы к жизни, вставшей за словами,

к правде, влитой в каждую строку,

совестью припасть бы, как устами

в раскаленный полдень — к роднику.


Кто не написал его? Не выслал?

Счастье ли? Победа ли? Беда?

Или друг, который не отыскан

и не узнан мною навсегда?


Или где-нибудь доныне бродит

то письмо, желанное, как свет?

Ищет адрес мой и не находит

и, томясь, тоскует: где ж ответ?


Или близок день, и непременно

в час большой душевной тишины

я приму неслыханной, нетленной

весть, идущую еще с войны...


О, найди меня, гори со мною,

ты, давно обещанная мне

всем, что было,- даже той смешною

ласточкой, в осаде, на войне...





Ведущий:

Ни один концерт не может, конечно, обойтись без стихотворений и песен известного автора — фронтовика Б. Окуджавы. Следующий участник - Лукина Нина познакомит вас с творчеством этого замечательного поэта


«Не вели старшина чтоб была тишина»



Не вели, старшина, чтоб была тишина.

Старшине не все подчиняется.

Эту грустную песню придумала война...

Через час штыковой начинается.


Земля моя, жизнь моя, свет мой в окне...

На горе врагу улыбнусь я в огне.

Я буду улыбаться, черт меня возьми,

в самом пекле рукопашной возни.


Пусть хоть жизнь свою укорачивая,

я пойду напрямик

в пулеметное поколачиванье,

в предсмертный крик.


А если, на шаг всего опередив,

достанет меня пуля какая-нибудь,

сложите мои кулаки на груди

и улыбку мою положите на грудь.


Чтоб видели враги мои и знали бы впредь,

как счастлив я за землю мою умереть!

...А пока в атаку не сигналила медь,

не мешай, старшина, эту песню допеть.


Пусть хоть что судьбой напророчится:

хоть славная смерть,

хоть геройская смерть -

умирать все равно, брат, не хочется.




Ведущий:

На сцене Екатерина Ковальчук Она завершает наш литературный конкурс «Память сильнее времени» стихотворением О. Фокиной « Подснежник»




Рос мальчишка далеко не неженкой,
Матери, отца почти не помнил. |
Помнил он пожары, толпы беженцев,
Мертвецов, которых не хоронят.
Виселицу помнил – там, на площади.
При нужде умел, хоть и не вор был,
Из-под носа утащить у лошади
Ячменем наполненную торбу.
И машину, бешено летящую,
Мог догнать и намертво вцепиться
В жесткий борт, чтоб унести на кашу
Под рубашкой пригоршни пшеницы.
Рос мальчишка дерзким и насмешливым,
С малолетства зная лишь потери,
Ненавидел нытиков и вежливых,
В доброе добро совсем не верил.
И не шутки ради, а сознательно
Жег себя, угрюмо стиснув зубы:
Он и солнце делал истязателем,
Наводя на кожу через лупу.
Знал, как все дружки его вихрастые,
Разрезаясь в кровь осколком банки:
Будут пятки осенью распластаны
Льдом – куда больнее, чем стеклянкой.
Приходил в порезах и царапинах,
Плакала, над ним склоняясь, бабка,
А мальчишка только зябко вздрагивал,
В камешек сжимался, но не плакал.

Рос мальчишка далеко не неженкой!


Но чего ни встретишь в царстве сонном!
И приснились раз ему подснежники –
Синие бубенчики со звоном.
Будто бы бежал он к ним сугробами,
Силою неведомой влекомый,
Листьями какими-то особыми,
Запахом, до радости знакомым.
Будто издеваясь над мальчишкою,
Бил его, царапал, жег шиповник,
И в лицо плевали ели шишками,
Будто бы мальчишка был разбойником.
И на снег упал он, обессиленный,
Не способный больше к обороне.
А подснежник глазоньками синими
Словно, как живой, мальчишку понял.
Стебельком качая над сугробами,
Сам пришел к мальчишке близко-близко:
С листьями, как руки папы, добрыми,
С голосом забытым материнским:
«Милый, твои ножки не устали ли?
Сыт ли ты? Твои рубашки чисты ли?» –
«Мама!»
...и подснежники растаяли.
«Папа!»
...ни бубенчиков, ни листьев.
Только ветер где-то хлопнул ставней,
Только бабка охнула тревожно...
С этой ночи вовсе дома стало
Удержать мальчишку невозможно:
Следом за апрельскими ветрами
Убегал за город в одиночку,
Снег в лесу раскапывал руками,
Каждую осматривая кочку.
Он искал подснежники, конечно, –
Синие бубенчики со звоном,
Чтобы пережить любовь и нежность
Наяву, как в дивном царстве сонном.
...Солнце все светлее улыбалось,
Ручейки текли из-под ладоней.
А когда и снега не осталось:
«Нет таких цветов!» – мальчишка понял.
Жизнь мальчишке показалась горше,
И себя мальчишке стало жальче:
Слезы покатились, как горошины,
На мальчишкин «хлеб» – сосновый пальчик.
Все! Он больше чудесам не верит!
Он уйдет из сладостного плена, –
Слишком велика его потеря,
Чтобы можно ей найти замену.
Только все ж на солнечной опушке
Он, вздохнув, нарвал цветов букетик,
Чтобы дома спрятать под подушку
Голубые, простенькие – эти.
Горсть цветов, наверно, безымянных,
Он сорвал бездумно и небрежно:
Для чего мальчишке имена их?
Не под снегом – значит, не подснежники.
Значит, не звенят они, не пахнут,
Листьями мальчишку не погладят...
Он не знал, что дома дружно ахнут,
На него, расстроенного, глядя.
Он не знал, что дома, как шальные,
Прямо к потолку его подбросят,
Что ему простят все-все вины его,
Где он был, что делал он, – не спросят.
«Наш родной, любимый! Наш упрямый!»
...Две шинели брошены на стулья.
Руки папы. Губы, голос мамы!
Кончилась война. Они вернулись!

И у этой неизбывной ласки


Быть в долгу мальчишка не захочет:
И подаст цветы – не без опаски...
«Господи, подснежники...
сыночек!»



Ведущий:

Наш литературный конкурс подошел к завершению. Через несколько минут члены жюри объявят результаты конкурса. И мы узнаем имена победителей. Именно они станут участниками финального концерта, посвященного 70 - летию Великой Победы, который состоится в мае 2015 года.


Звучит торжественная музыка.
Я приглашаю на сцену всех участников, членов жюри для объявления результатов конкурса и награждения участников.
Финал: Наш конкурс закончился. Но наши встречи продолжатся. Мы ждем вас через месяц в этом зале, на музыкальном конкурсе , посвященном 70- летию Великой Победы. Лучшие вокалисты нашего техникума покажут свое мастерство. До встречи.

Приложение


В сценарии были использованы стихотворения авторов:

  1. В. Высоцкий « Штрафные батальоны».

  2. А. Балин « Музыка»

  3. Н. Буйносова « Печаль»

  4. Л. Вайншнекер в стихотворении « Плен»

  5. А. Твардовский « Василий Теркин»

  6. В. Кулагин « Юность»

  7. Б. Окуджава « Не вели старшина, чтоб была тишина»

  8. О. Берггольц. «Блокадная ласточка»

  9. О. Фокина « Подснежник»

  10. Р. Рождественский « Реквием»


Музыкальные Фонограммы:

пластинки военных лет,

русская народная песня « Летят утки»,

Б. Окуджава « До свидания мальчики»,





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница