Семантическая характеристика отглагольной номинативной производной единицы с суффиксом -ung



Скачать 103,14 Kb.
Дата14.06.2018
Размер103,14 Kb.
Семантическая характеристика отглагольной номинативной производной единицы с суффиксом -ung
Подкласс имён существительных, являющихся отглагольными номинациями, составляет значимый сегмент всего поля существительных. В этом сегменте сконцентрированы возможности семантической соотносительности мотивирующих глаголов и их именных дериватов.

Конкретная реализация этих возможностей происходит в именных суффиксальных образованиях [2: 100-101]. Роль суффикса в образовании отглагольных имён заключается в том, что, во-первых, он придаёт им категориальное значение предметности, и, во-вторых, привносит в их семантику признак абстрактности. В работах некоторых лингвистов поднимается вопрос о наличии у словобразовательных формантов также и других функций.

Рассматриваемые нами модели – модели с суффиксом -ung. Согласно классификации основных словообразовательных моделей современного немецкого языка, предложенной М.Д. Степановой и И.И. Чернышёвой, это модель М6. Данная модель в полном виде может быть представлена следующим образом:

M6 :L2 = L1 + DS,

где M6 - обозначение модели и её порядковый номер в предложенной классификации, L2 – вторичная, производная основа (основа слова, подлежащего анализу), L1 – первичная, производящая основа или база (основа, входящая в состав производной основы), DS – словообразовательный (лексический) суффикс. М.Д. Степанова и И.И. Чернышева описывают свои модели, начиная с моделей корневых слов и заканчивая аффиксальной моделью с остаточным элементом или псевдокорнем. В качестве обозначения моделей они используют символ М, кроме названных нами и задействованных в описании модели М6, авторы классификации предлагают символы: l1 как обозначение производящей основы с обусловленным правилами изменением корневой морфемы, DP как обозначение словообразовательного префикса и R в качестве указания на остаточный элемент или псевдокорень. Мотивацию обозначения основ символами L, l авторы не объясняют [12: 102-103].

В.Ф. Балакирев, исследуя существительные данной модели по характеру устройства производящей основы, выделяет внутри имён семь структурных типов: 1) имена с корневым глаголом в основе; 2) имена с однопрефиксальным глаголом в основе; 3) имена с полипрефиксальным глаголом в основе; 4) имена с суффиксальным глаголом в основе; 5) имена с префиксально-суффиксальным глаголом в основе; 6) имена со сложным глаголом в основе; 7) имена с глагольным словосочетанием в основе. Кроме собственно префиксов, по результатам его исследования, модификаторами глагольного действия являются и их эквиваленты – предлоги, наречия, прилагательные. Разницу между ними он видит в том, что предлоги и наречия в основном «модифицируют действие по шкалам времени и пространства», а прилагательные «несут сигналы качественных модификаций» [1: 11].

Суффикс -ung (в средне-верхне-немецком языке -unga) называется многими лингвистами наиболее продуктивным, а лексема, включающая его как структурный компонент – либо абстрактным существительным со значением процесса или состояния, либо конкретным именем с вторичным значением объекта или результата действия [11: 93; 12: 108 и др.]. Ряд исследователей наделяют рассматриваемую модель также значением «опредмеченного действия» [5: 44].

Отглагольные дериваты, в состав которых входит вышеуказанный суффикс, широко представлены в словарном запасе современного немецкого языка. Как показывает анализ фактического материала (сплошная выборка из словаря «Duden Deutsches Universalwörterbuch»), на сегодняшний день словарный запас немецкого языка содержит 6542 имени существительных, образованных по этой модели. Из них только непрефиксальных дериватов – примерно 732. Это подтверждает упомянутую во многих работах частотность данной модели.

В научной литературе рассматривается несколько основных значений суффикса -ung. У. Энгель называет его носителем одного из событийных значений в широком смысле слова – действие, процесс (Handlung, Vorgang) Beobachtung, Untersuchung, носителем некоторых предметных значений в широком смысле слова – учреждение (Institution) Verwaltung, меропирятие (Veranstaltung) Versammlung, место действия (Schauplatz, Ort) Siedlung, Umgebung, некоторых значений качества, отношения – качество в общем (Eigenschaft allgemein, Nomina qualitatis) Erstarrung, Verbitterung, болезнь (Krankheit) Erkältung, Vergiftung [8: 517-519].

В связи с этим следует упомянуть теорию, согласно которой значение одного и того же суффикса может также перенимать оттенок значения производящей, в нашем случае глагольной основы. Е.И. Коряковцева называет это семантическим «заражением», и выделяет следующие факторы, способные влиять на этот процесс: 1) регулярность соединения суффикса с основами предикатных слов и актуализация его с помощью скрытой или явной процессуальной семы производящего слова в семантической структуре производного слова; 2) тенденция к согласованию внешней формы терминов процессов с их семантической структурой. Суффикс превращается в «терминоэлемент» с процессуальным значением. Он диктует всему производному слову присущие ему категориальные характеристики, модифицирует значение производящей основы. Это ведёт к расширению круга производящих основ, с которыми данный суффикс может вступать в соединение [4: 130-131].

Подобное мы можем наблюдать, и когда основой словообразовательного процесса является имя прилагательное или имя существительное (что, как отмечают авторы трудов по словообразованию, происходит достаточно редко).

Согласно мнению Л.Ф. Пономарёвой, большинство производных на -ung обозначает опредмеченный процесс действия, однако у них может появляться и значение результативности. Однако этот процесс может быть блокирован отсутствием в семантической структуре синтагматической семы объекта действия [7: 12-13].

Более подробно обзор значений отглагольных дериватов представлен у В. Фляйшера [9: 168-174]. На основе критериев, предложенных Т. Шиппан (связь с исполнителем действия, отношение ко времени протекания, непредельное действие с обязательной возможностью постановки определения в генитив), он выделяет шесть различных вариантов значения дериватов на -ung:

1. Дериваты, основой для которых послужили переходные глаголы. Они представляют действие как заключённый в себе процесс, и перенимают признаки переходности и временности (непредельное действие и протяжённость во времени). Причём прямое дополнение глагола переходит при подобном производном имени существительном в дополнение косвенное, стоящее в родительном падеже, обстоятельство переходит в определение, а присоединяется к девербативу посредством durch.



Der Lehrer behandelte dieses Problem ausführlich –

während des ausführlichen Behandlung dieses Problems durch den Lehrer

2. Производные имена существительные от непереходных глаголов не могут, в свою очередь являться носителями значения «непредельное действие», но обозначают предельное действие или процесс, который может быть повторён. Агенс не может быть присоединён предлогом durch, но переходит в определение в родительном падеже.



Das Flugzeug landet – während der Landung des Flugzeuges;

Entstehung von Schwierigkeiten, Herausbildung der Nationalsprache, Drohung des Feindes;

3. Третью группу составляют лексемы со значением «действие, ведущее к состоянию». Это состояние обозначает пассив состояния.



Die Änderung des Anzuges

В этих дериватах тесно переплетены оттенки значений процесса и результата.

4. Многие девербативы, названные ранее в группах 1 и 2 имеют вариант значения, который обозначает результат действия, выраженного глаголом-основой. При таких производных единицах невозможна постановка временного предлога: Anschwellung des Gelenks – das Gelenk ist angeschwollen; Eine schwere Verletzung meines Bruders – mein Bruder ist schwer verletzt (worden); Eine gute Übersetzung des Romans – der Roman ist gut übersetzt (worden)

5. Не редки лексемы с вещественным или предметным значением: Eine Sammlung von Briefmarken, Ladung Holz, Erfindung dieses namenhaften Gelehrten, Kleidung unseres Sohnes.

Причём к этой же группе он относит субстантивные единицы, обозначающие имена одушевлённые и являющиеся в большинстве случаев именами собирательными (но могут обозначать и отдельных лиц): Abteilung, Bedienung, Regierung, Vertretung, Leitung

6. Также В. Фляйшер пишет об оттенках мотивации девербативов на -ung. Он выделяет группу дериватов, стоящих по мотивации между полной мотивацией и полной идиоматизацией. Это так называемые частично мотивированные лексемы: Sitzung, Vorstellung (Theateraufführung), Lichtung, Weltanschauung.

Позднее, в более сжатой и упрощённой форме, он публикует эту классификацию в соавторстве с М.Д. Степановой [12].

Одну из наиболее полных классификаций производных на -ung предлагает Н.А. Маслова [6: 8-11]:



  1. К первой группе она относит «синтаксические дериваты» производящих глаголов, обладающие сугубо процессуальным значением. Здесь разграничиваются также значение действия, направленного на объект (направленная процессуальность) и значение замкнутого в себе процесса (замкнутая в себе процессуальность). Причём помимо имплицитного или данного в тексте соотнесения производного имени с глаголом, на процессуальность могут указывать так называемые лексические показатели процессуальности (существительные, глаголы, предлоги). Номинативные единицы этой группы В.Д. Калиущенко называет предикатами свёрнутых предложений, которые включаются в другое предложение:

Er verzichtet auf die Behandlung dieses Problems durch die Schüler.

Er verzichtet darauf, daß die Schüler dieses Problem behandeln. [3:101]

  1. Ко второй группе причисляются имена с «осложнённым» процессуальным значением. Здесь речь идёт о вторичной номинации / лексикализации, поэтому на значение процессуальности „наслаиваются дополнительные смысловые «добавки». Вторая группа, ввиду её неоднородности, делится по характеру дополнительных сем на следующие подгруппы: 1) итеративность: автор выделяет здесь два момента. Первый – это итеративный производящий глагол, и второй – использование формы множественного числа имён, содержащих в своей семантике момент предельности; 2) событийность: очень близкая по семантике к процессуальным именам; дериваты образуются большей частью от глаголов, связанных с общественной деятельностью людей; 3) результативность/состояние: подгруппа включает в себя подмножества: а) процессуальная результативность (процессуальное состояние), б) состояние физическое и психическое, в) качества и свойства, г) некоторые пространственные отношения; 4) „информативность“: сема обусловлена значением процессов, действий, относящихся к рече-мыслительной и теоретико-познавательной деятельности людей.

  2. В основе семантики существительных третьей группы лежат метонимические ассоциации. Значения существительных этой группы квалифицируются как предметные значения, мотивированные лишь ассоциативно деривационным фактором.

Таким образом, как мы видим, классификация Н.А. Масловой, в основном, базируется на традиционных для современной лингвистики принципах выделения групп дериватов данной модели. Её классификацию, как и ту, что разработали В.Фляйшер и М.Д. Степанова можно назвать комплексной, так как характер критериев выделения групп неоднороден. В вышеприведённых классификациях наряду с семантическим принципом рассматриваются также грамматические (сочетаемость, темпоральность, переходность/непереходность), психологические (психическое, физическое состояние, рече-мыслительная деятельность) и другие факторы.
Литература

  1. Балакирев В.Ф. Семантико-синтаксический аспект отглагольных дериватов (имён действия) в современном немецком языке: Автореф. дисс. … канд. филол. наук. – Минск, 1980. – 26 с.

  2. Иевлева И.Ю. К вопросу глагольно-именного словобразования. // Проблемы словообразования в английском и немецком языках. Межвуз. сборник науч. трудов / Отв. ред. Сильницкий Г.Г. – Смоленск: Смоленский государственный педагогический институт им. К. Маркса, 1982. – 134 с.

  3. Калиущенко В.Д. Значение отглагольного имени и реализация его валентности // Грамматическая и лексическая семантика. Лингвистические исследования 1981. – Москва: Академия наук СССР, Институт языкознания, 1981. – с. 101-106.

  4. Коряковцева Е.И. О семантическом «заражении» суффиксов // Семантика языковых единиц: Фразеологическая семантика. Словообразовательная семантика. Доклады 4-й международной научной конференции. – М.: Московский государственный открытый педагогический институт, 1994. – с. 130-131.

  5. Куманичкина Л.Ф., Баскакова Н.А. Структурные типы производных слов в немецком языке, отражающие закон экономии // Исследования по словообразованию в английском и других германских языках. Межвуз. сборник науч трудов. – М.: МГПИ им. В.И. Ленина, 1984. – с. 36-47.

  6. Маслова Н.А. Отглагольные существительные с суффиксом -ung в современном немецком языке (семантико-синтаксическая характеристика): Автореф. дисс. … канд.филол.наук. – Л., 1980. – 20 с.

  7. Пономарёва Л.Ф. Типы семантических ограничений в сфере девербативного словопроизводства имени существительного: На материале современного немецкого языка. Автореф. дисс. ... канд. филол. наук. – Киев, 1988. – 17 с.

  8. Engel U. Deutsche Grammatik. – 3., korrigierte Aufl. – Heidelberg: Groos, 1996. – 888 S.

  9. Fleischer W. Wortbildung der deutschen Gegenwartssprache. – Leipzig: VEB Bibliographisches Institut, 1974. – 361 S.

  10. Pimenova N.B. Semantische Restriktionen für die unga-Ableitung im Althochdeutschen. // Germanistisches Jahrbuch der GUS „Das Wort“. – 2002. – S. 93-106.

  11. Stepanova M.D., Černyševa I.I. Lexikologie der deutschen Gegenwartssprache: (Степанова М.Д., Чернышёва И.И. Лексикология современного немецкого языка): Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений. – М.: Издательский центр «Академия», 2003. – 256 с.

  12. Stepanowa M.D., Fleischer W. (Die Manuskriptteile von M.D, Stepanowa übers. I. Ohnheiser)- 1. Aufl.- Leipzig: VEB Bibliographisches Institut; Moskva: Vysšaja škola, 1985. – 236 S.



Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал