Шипицына Л. М. ; «Необучаемый» ребенок в семье и



страница6/18
Дата19.11.2017
Размер12.6 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18
Глава 4

4.1. ЗНАЧЕНИЕ ОБЩЕНИЯ

В ПСИХИЧЕСКОМ РАЗВИТИИ РЕБЕНКА

Каждый человек занимает в обществе вполне определенное место и, следо­вательно, всегда находится в соответствующих отношениях с окружающими людьми. Через процесс общения у человека появляется возможность понять себя и других людей, оценить их чувства и действия, а это, в свою очередь, при­водит к возможности реализовать себя и свои возможности в жизни и занять свое место в обществе. Следовательно, общение — важнейший фактор фор­мирования личности, один из главных видов деятельности человека, устрем­ленный на познание и оценку самого себя через посредство других людей. Как полагал Л. С. Выготский (1982), развитие психики человека происходит лишь в совместной деятельности и общении.

Начиная с самых ранних этапов онтогенеза, общение приобретает личност­ный характер и предполагает возможность тесного практического взаимодей­ствия ребенка со взрослым.

В младшем возрасте ведущим является эмоциональное общение ребенка со взрослым, затем оно сменяется предметно-деловым, и наконец — речевым общением (М. И. Лисина, 1997).

Чем старше становится ребенок, тем больше его потребность в общении и в оценке окружающих связывается с жизнью общества, с его моральными и нрав­ственными нормами. У старших детей имеют место социальные мотивы, обус­ловленные стремлением к контактам со взрослыми и сверстниками, мотива­ми самолюбия и самоутверждения.

Общение играет особую роль в психическом развитии ребенка. Развитие психики ребенка — это процесс присвоения детьми общественно-историчес­кого опыта человечества в контексте реального общения со взрослыми — но­сителями этого опыта.

Решающая роль общения в психическом развитии ребенка доказывается глубоким и необратимым недоразвитием детей, выросших в изоляции от человеческого общества; явлениями госпитализма, наблюдающимися при де­фиците общения детей со взрослыми. Дефицит общения в раннем возрасте от­рицательно сказывается на последующей судьбе личности, определяя форми-

110


рование у нее агрессивности, антиобщественных наклонностей и душевной опустошенности. Влияние общения на психическое развитие ребенка проис­ходит следующим образом:

□ благодаря позитивным качествам взрослого, сочетающимся с его свой­ствами как субъекта общения;

О благодаря обогащению взрослыми опыта детей;

□ путем прямой постановки взрослыми задач, требующих от ребенка ов­ладения новыми знаниями, умениями и способностями;

□ на основе подкрепляющего действия мнений и оценок взрослого;

□ благодаря возможности для ребенка черпать в общении образцы действий и поступков взрослых;

□ вследствие благоприятных условий для раскрытия детьми своего твор­ческого начала при общении друг с другом.

Потребность в общении не является врожденной. Она возникает в ходе жизни и функционирует, формируется в жизненной практике взаимодействия ребенка с окружающими. Потребность общения ребенка со взрослыми возни­кает вначале как биологическая потребность в первые два месяца жизни на основе первичных органических нужд, затем возникают социальные потреб­ности в новых впечатлениях. Критериями анализа становления потребности в общении являются:

□ внимание к партнеру;

П эмоциональное отношение к его воздействиям;

□ стремление продемонстрировать себя;

П чувствительность к отношению партнера.

Основные мотивы общения:

□ потребность во впечатлениях (познавательный мотив); П потребность в активной деятельности (деловой мотив);

□ потребность в признании и поддержке (личностный мотив).

Решающим фактором при этом служит поведение взрослого человека.

Никому не нужно объяснять, насколько важно ребенку с нарушением ин­теллекта научиться общению. Способность выразить свои желания, нужды, попросить о помощи и прореагировать на слова говорящих с ним людей помо­жет ему войти в большой мир. Эта способность будет тем средством, с помо­щью которого он сможет адаптироваться в окружающем его мире, научиться жить в нем.

Несмотря на ясное представление о том, какое значение имеет умение лю­дей взаимодействовать друг с другом, подходы к обучению общению умствен­но отсталых нащупываются гораздо медленнее, чем в других сферах специаль­ной педагогики и психологии. Почему — понять нетрудно. Ребенка можно взять за ручку и подвести его ручку с ложкой ко рту, или помочь нарисовать круг, или указать на нужную картинку, но физически помочь ему заговорить вы не в си­лах. Существуют программы, основанные на тщательно продуманных методах модификации поведения. С их помощью можно научить умственно отсталого

111

ребенка произносить слова, но полноценному общению в естественных жиз-/ ненных ситуациях они, к сожалению, научить не могут. /



Большинство научных исследований и психолого-педагогическихрекоменда/ ций по формированию навыков общения при нарушении интеллектуального развития посвящено детскому возрасту. Это закономерно и понятно, так как чем в более раннем возрасте начинается коррекционно-развивающая работа с «осо­бым» ребенком, тем более эффективны результаты его социальной реабилитации. Гораздо меньше внимания уделяется изучению возможностей социализа­ции взрослых детей — умственно отсталых молодых людей в возрасте от 15 до 30 лет, то есть поздней реабилитации тех лиц, с которыми не проводилась или велась недостаточно коррекционная работа в детском возрасте.

В данном разделе мы осветим некоторые вопросы развития навыков обще­ния умственно отсталых детей и подходы, которые помогут педагогам и роди­телям стимулировать стремление своих говорящих и «неговорящих» детей к взаимодействию с окружающими.

Прежде чем перейти к изложению полученных результатов, следует обра­титься к данным литературы, касающимся некоторых теоретических вопросов общения и его развития у умственно отсталых лиц.

4.2. ВЕРБАЛЬНЫЕ И НЕВЕРБАЛЬНЫЕ СРЕДСТВА ОБЩЕНИЯ

Общение— понятие гораздо более широкое, чем просто устная речь. Есть много людей, которые не могут говорить, но успешно общаются на языке жес­тов. В то же время есть люди, которые говорить могут, но в общении слабы.

Структуру общения можно охарактеризовать путем выделения в ней трех взаимосвязанных сторон: коммуникативной, интерактивной, перцептивной.



Коммуникативная сторона общения состоит в обмене информацией между общающимися индивидами.

Интерактивная сторона заключается в обмене не только знаниями, но и действиями.

Перцептивная сторона общения означает процесс восприятия друг друга партнерами по общению и установления на этой основе взаимопонимания.

В реальности стороны тесно связаны между собой и не существуют изоли­рованно друг от друга.

В процессе общения используются знаковые системы. Различают вербаль­ные и невербальные средства общения.

Вербальные средства общения используют в качестве знаковой системы че­ловеческую речь, естественный звуковой язык.

Речь является самым универсальным средством общения, поскольку при передаче информации при помощи речи менее всего теряется смысл сообще­ния. Более того, посредством речи участники общения особым способом воз-112

действуют друг на друга, ориентируют друг друга, убеждают друг друга, то есть стремятся достичь определенного изменения поведения.

Помимо произнесения слов вербальное общение предполагает:

□ восприятие и понимание;

□ реакцию на речь окружающих;

□ умение соблюдать очередность в разговоре;

□ способность при помощи общения удовлетворять целый ряд своих по­требностей — социальных, эмоциональных и материальных;

□ способность выражать свои желания — сначала жестами, позже отдель­ными словами, затем словосочетаниями;

П способность болесточно выражать свои мысли с помощью граммати­чески правильного оформления предложений: использования падежных окончаний существительных и прилагательных, построения предложных конструкций и т. п.;

□ способность отчетливо произносить самые разные звуки — разрабаты­вает артикуляцию;

□ способность завязывать и поддерживать разговор, в обоих случаях ожи­дая реакции собеседника и реагируя на его слова. Эта способность скла­дывается из упомянутых выше умений слушать, понимать, отвечать и соблюдать очередность.

Большинство детей самостоятельно справляется с языковыми трудностя­ми, но это происходит отнюдь не автоматически. Им помогают родители — сознательно или бессознательно. Они приспосабливают свой язык к возмож­ностям ребенка, к уровню его развития и своей реакцией на его речь показыва­ют ему, как нужно говорить и как могут быть вознаграждены его попытки всту­пить в контакт или поддержать его.

В тех случаях, когда нарушение в психическом развитии затрудняет ребен­ку и молодому человеку освоение навыков общения, родителям и педагогам приходится тщательно обдумывать подход к решению этой задачи. Необходи­мо следить за тем, что умственно отсталый научился делать, думать о том, чем ему следует заниматься дальше. Родителям особенно важно знать, какие игры, занятия и ситуации способны подтолкнуть его к общению, какой вклад в его речевое развитие вносит их собственная речь, и внимание к тому, что он пыта­ется выразить, и реакция на эти попытки.

Большинство людей с серьезными психическими нарушениями могут на­учиться говорить. В тех редких случаях, когда это оказывается невозможным, их учат невербальным средствам общения.

Можно выделить четыре формы невербальных средств общения, каждая из которых использует свою знаковую систему. Это кинетика, паралингвистика, проксемика и визуальное общение.

Кинетика — система знаков, включающая в себя жесты, мимику, пантоми­мику. Эта система предстает как свойство общей моторики различных частей тела (рук — и тогда мы имеем жестикуляцию; лица — мимику, позы — панто­мимику). Общая моторика различных частей тела человека отображает его эмо­циональные реакции.

113


Паралингвистика — система знаков, представляющая собой также «добав­ки» к вербальному общению: вокализацию, то есть качество голоса, его диапа­зон, тональность; включение в речь пауз, других «вкраплений», например, по­кашливания, плача, смеха, наконец, сам темп речи.

Проксемика — это пространственная и временная организация общения, которая выступает также особой знаковой системой.

Визуальное общение — специфическая знаковая система, используемая в процессе общения и представляющая собой «контакт глаз». Знаки, представ­ляемые движением глаз, включаются в очень широкий диапазон ситуаций об­щения.

Восприятие человека и формирование первого впечатления о нем является начальным этапом общения. Реальные основания для понимания другого че­ловека по его внешности и элементам поведения действительно есть. Это дос­товерно установлено психологическими исследованиями. В них показано, что почти все детали внешнего облика человека могут нести информацию о его эмоциональных состояниях, отношении к окружающим его людям и к людям вообще, о его отношении к себе, о том, как он чувствует себя в общении в дан­ной ситуации.

Лицо человека, его жесты, мимика, общий стиль поведения, походка, его манера стоять, сидеть, привычные позы и их изменение во время разговора, пространственная ориентация по отношению к партнерам, а также различные сочетания этих факторов — все это имеет определенное социально-перцептив­ное содержание и несет информацию о его внутренних состояниях и характе­ристиках. Внешний облик человека, тесно связанный с манерой держаться, с языком поз и жестов является важнейшим фактором неречевого воздействия. Выражение лица — это своего рода визитная карточка внутреннего мира че­ловека. Посредством одной только мимики можно расположить партнера к общению или оттолкнуть его.

Мимика — динамическое выражение лица, которое складывается через складки на лбу, выражение глаз, движение рта, движения лица в области носа, также определяется степенью подвижности этих частей лица. Первое и глав­ное, что отражается в мимике человека, — это эмоции. Причем важно отме­тить большие «способности» людей к распознаванию основных эмоций по выражению лица, а передача эмоциональных состояний — одна из основных функций лицевой мимики, при этом основную информативную нагрузку не­сут брови и область вокруг рта (губы). Например, «до предела» поднятые брови оцениваются как выражение сильного недоверия к партнеру; наполовину под­нятые — удивление, чуть-чуть нахмуренные — задумчивости, сосредоточенно­сти; сильно нахмуренные — гнева.

Обсуждая информацию, которую можно прочесть с «лица человека», необ­ходимо сказать о роли направления взгляда. Взгляд — очень важный показатель в общении, он связан с формированием высказывания и трудностью этого про­цесса. Когда человек формирует мысль, он чаще всего смотрит в сторону, когда мысль полностью готова — на собеседника. Если речь идет о сложных вещах, на собеседника смотрят меньше. Когда трудность преодолевается — больше. Во­обще же тот, кто в данный момент говорит, меньше смотрит на партнера — толь-

114

ко чтобы проверить его реакцию и заинтересованность. Слушающий же больше глядит в сторону говорящего и «посылает» ему сигналы обратной связи.



Наибольшей силой эмоционального воздействия обладает улыбка. Она спо­собна без слов выражать радость и удовольствие от общения и, следовательно, может усиливать стремление собеседников к общению, улучшать их взаимо­отношения.

Выражения лица весьма выразительны, очень хорошо видимы для других, достаточно осознаваемы и контролируемы. При определенных обстоятельствах, когда человек хочет скрыть свои чувства, лицо становится малоинформатив­ным, а тело выступает в качестве главного источника информации для партнера.

Поэтому в общении важно знать о том, какую информацию можно полу­чить, если перенести фокус наблюдения с лица человека на его тело и движе­ния, так как жесты, позы, стиль поведения таят в себе очень много информа­ции. Многочисленными исследованиями, проведенными в последние 30 лет, показано, что практически все люди умеют хорошо «читать» позы и жесты, хотя далеко не всегда понимают, как они это делают.

О той информации, которую несет жестикуляция, известно довольно мно­го. Прежде всего, важно количество жестикуляций. Несмотря на то что нор­мальное количество жестов различно у разных народов и разных культур (боль­ше на юге и меньше на севере), их количество и интенсивность растут вместе с возрастанием эмоциональной возбужденности человека, его взволнованности. Возрастает интенсивность жестикуляции и при желании достичь более полно­го понимания между партнерами, особенно если оно почему-либо затруднено.

Показано, что «закрытые» позы (когда человек как-то пытается закрыть переднюю часть тела и занять как можно меньше места в пространстве; «напо­леоновская» поза — стоя: руки, скрещенные на груди, и сидя: обе руки упира­ются в подбородок, и т. п.) воспринимаются как позы недоверия, несогласия, противодействия, критики и даже страха перед партнером. «Открытые» позы (стоя: руки раскрыты ладонями вверх; сидя: руки раскинуты, ноги вытянуты) воспринимаются как позы доверия, согласия, доброжелательности, психоло­гического комфорта. Имеются ясно читаемые позы раздумья (поза роденовс-кого мыслителя), позы критической оценки (руки под подбородком, указатель­ный палец вытянут вдоль виска). Известно, что если человек заинтересован в общении, он в положении сидя наклоняется вперед к собеседнику, если же он не очень заинтересован, то откидывается назад.

Человек, желающий заявить о себе, будет стоять прямо, в напряженном со­стоянии, с развернутыми плечами, иногда упершись руками в бедра; человек же, которому не нужно подчеркивать свой статус и положение, будет расслаб­лен, спокоен, он будет находиться в свободной непринужденной позе. Позы, как правило, являются неосознанным средством выражения психических со­стояний.

Значение и смысл поз (также, как и остальных элементов поведения) могут быть понятны любому человеку. Вряд ли нужно специальное обучение, чтобы понять: если человек весь как-то скрючен, зажат, напряжен, то ему скорее пло­хо, чем хорошо. Если в движениях и позах чувствуется необыкновенная лег­кость, он раскрепощен, свободен, — вероятно, у него хорошее настроение.

115


Может быть понято и значение общего рисунка походки — моментов встава­ния, усаживания, то есть значение стиля передвижения и изменения поз.

Походка, например, является одним из важнейших ключей к пониманию внут­реннего состояния человека. Походка строго индивидуальна, поэтому так узнава­ема. Вместе с тем в походке хорошо видны многие характеристики человека.

По походке наблюдатель довольно легко может распознать эмоциональное состояние ее владельца: гнев, злость, страдание, гордость, счастье. Причем са­мая «тяжелая» походка при гневе, самая большая длина шага — при гордости. Когда человек испытывает страдание, он почти не размахивает руками, они «висят», а если он счастлив — он «летит», у него более частые и легкие шаги.

Умение читать информацию, которую несут в себе жесты, движения, позы, важно, поскольку оно позволяет лучше понимать состояние собеседника и кон­тролировать внешнее проявление переживаний.

Для понимания эмоционального состояния, намерений и личностных осо­бенностей говорящего необходимо также знание звуковых особенностей речи: громкости и высоты звука, темпа, ритма речи, назализации, пауз, интонации. Важно помнить, что между тем, что мы говорим, и тем, как мы говорим, суще­ствуют расхождения. Люди больше будут доверять тону голоса, чем смыслу слов.

Итак, за последнее время проведено много исследований, посвященных выявлению тех или иных связей между состояниями и переживаниями чело­века, и тем, как они выражаются внешне. На их основе можно сделать следую­щие выводы: информация, заключенная в тех или иных внешних проявлениях человека, может быть воспринята и вполне адекватно понята практически все­ми людьми, в том числе и людьми с нарушением интеллекта. Поэтому родите­лям и педагогам, работающим с «особыми» людьми, следует обращать внима­ние на развитие не только вербального, но и невербального общения.



4.3. ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ

КОММУНИКАТИВНЫХ НАВЫКОВ У ЛИЦ С УМСТВЕННОЙ ОТСТАЛОСТЬЮ

При социализации инвалида с умеренной и тяжелой умственной отсталос­тью трудно разрешимыми проблемами являются отсутствие навыков межлич­ностного общения в среде нормальных людей, несформированность потребно­сти в таком общении, неадекватная самооценка, негативное восприятие других людей, гипертрофированный эгоцентризм, склонность к социальному иждивен­честву. Жизнедеятельность инвалида с тяжелой умственной отсталостью не пре­дусматривает его широкого контакта со сверстниками. Если инвалид содержит­ся в психоневрологическом интернате, то его окружают люди со схожими социально-психическими и коммуникативными проблемами, если он содержит­ся дома, то с ним находятся рядом только родные и близкие (Н. Ф. Дементьева, Е. Ю. Шаталова, 1987; В. Н. Катюхин, Н. Ф.Дементьева, 1996).

116

Нарушение вербального общения у умственно отсталых лиц встречается часто (40-60%). Они проявляются в форме немоты, ограничения речи несколь­кими словами, косноязычия вследствие деформации органов речи (расщепле­ние неба), косноязычия при нарушенном слухе, косноязычия при позднем раз­витии, речи, лишенной выразительности при недостатке высшей интегральной способности (А. Н.Леонтьев, 1984).



Количество работ, посвященных исследованию общения у лиц с умерен­ной и тяжелой умственной отсталостью, невелико. Особенности общения изу­чались преимущественно у детей, чаще с легкой умственной отсталостью. Рас­смотрим некоторые из них. Так, Г. М. Дульнев (1955) отмечал снижение потребности и ограниченный круг общения у умственно отсталых школьни­ков. В. А. Вярянен (1971), Л. И. Даргевичене (1971) указывали на излишнюю избирательность и эмоциональность в общении.

Исследования умственно отсталых школьников, проведенные Г. М. Дуль-невым (1955), показали, что 20% обследованных учащихся не проявляют стрем­ления к общению в совместной трудовой деятельности. Лишь в 20% случаев отмечаются самостоятельность в труде и целенаправленное общение.

Установлено, что личностные и деловые отношения складываются между детьми с нарушением интеллекта трудно и медленно. Для них характерны не­адекватность реакций и неспособность глубоко осознать характер своих отно­шений с окружающими. Умственно отсталым школьникам сложно понять ин­тересы партнера по общению и соотнести свои личные интересы с общими интересами коллектива.

Особенности психического и речевого развития затрудняют общение ум­ственно отсталых детей не только со сверстниками, но и со значимыми взрос­лыми, что отрицательно сказывается на положении ребенка в коллективе свер­стников, определяет его негативное отношение к окружающим, формирует отрицательные черты характера (Л. И. Даргевичене, 1971; Д. И. Бойков, 1994).

В работе Д. И. Аугене (1987) показано значительное отставание в развитии разных форм общения у умственно отсталых детей 6—7 лет от имеющихся воз­растных норм. Оно заключается в том, что для 73% детей, по данным автора, характерна внеситуативно-познавательная форма общения. Лишь 27% из них овладели ситуативно-деловой формой общения к концу дошкольного возрас­та. Внеситуативно-личностная форма общения, которой дети с сохранным интеллектом овладевают к 5—7 годам, оказалась недоступной ни одному ум­ственно отсталому ребенку старшего дошкольного возраста.

Младшие школьники с нарушением интеллекта держатся однажды сложив­шегося мнения. Если оно отрицательно по отношению к тому или иному од­нокласснику, они не могут без посторонней помощи переменить к нему отно­шение, увидеть в своем товарище положительные проявления характера (В. В. Воронкова, 1994).

Особые трудности для учащихся специальной (коррекционной) школы пред­ставляет дифференциация деловых и личных взаимоотношений. Со второго клас­са деловые и личные отношения со сверстниками начинают дифференцировать­ся, однако и к четвертому классу эти отношения остаются менее разделенными, чем у учащихся общеобразовательной школы (Л. И. Даргевичене, 1971).

117


Отношения между детьми с нарушением интеллекта менее устойчивы, ме­нее реалистично осознание ими своих отношений с одноклассниками, им при­суща низкая удовлетворенность общением. По мнению А. И. Гаурилюс (1995), высокое оценивание себя у этих детей представляет собой проявление не за­вышенной самооценки, а неспособности оценить себя самостоятельно. Мак­симально высоко оценивая себя, умственно отсталый ребенок воспроизводит лишь социальные требования к личности человека, которые задаются ему взрослым. Оценки, одобряемые социумом, он не соотносит с особенностями собственной личности. Использование чужой оценочной шкалы А. И. Гаури­люс (1995) называет «эффектом зеркала».

В ряде экспериментальных работ по социализации тяжело умственно от­сталых людей уделено внимание обучению их навыкам общения. Так, Н. Ф. Де­ментьевой и Е. Ю. Шаталовой (1987) было установлено, что общение умственно отсталых лиц в возрасте 18—40 лет, находящихся в психоневрологических интернатах, имеет ущербный характер. Это проявляется в неразвитости и не­достаточной дифференцированности общения. Данная особенность коммуни­каций обнаруживает тенденцию к усугублению по мере нарастания выраженно­сти дефекта. При этом отмечается, что наиболее часто общение осуществляется в процессе совместного проживания (45,1%), совместной трудовой и обще­ственно полезной деятельности (20,7%) и совместного досуга (15,8%).

Трудовая и общественно значимая деятельность, как наиболее сложная, предполагает развитие интерактивной стороны общения, то есть умения вы­рабатывать единый план действия, наличие мотивов общения, произвольнос­ти, достаточного уровня развития перцептивной стороны общения. Между тем именно эти стороны общения и страдают при умеренной умственной отстало­сти. С углублением степени умственного недоразвития одновременно увели­чивается число лиц, вообще не имеющих реальной основы общения.

Вместе с тем можно говорить об имеющихся потенциальных возможностя> развития общения умственно отсталых лиц. Для этого необходимо расшире­ние контактов умственно отсталых лиц путем специальной организации тру­довых навыков поведения. Вне интерната это возможно при выезде на вне­шние объекты, организации познавательных экскурсий. Важной задачей является дифференцированный подход к этой работе. Если к максимальному расширению контактов лиц с легкой и умеренной умственной отсталостью ее здоровой средой вне стен интерната следует стремиться, то лиц с тяжелой ум­ственной отсталостью более реально вовлекать в трудовые и досуговые мероп­риятия, поддерживая проявление активности в общении.

Г. А. Процко и О. Г. Китина (1991) проводили эксперименте группой стар­ших школьников специальной школы с целью установления значения совмест­ной деятельности для формирования межличностных отношений в коллективе. Использовалась организуемая педагогами подготовка и постановка ученика­ми кукольных спектаклей со сказочными сюжетами. Воспитательное воздей­ствие организуемой в эксперименте деятельности состояло в формировании у школьников представлений и знаний о ряде эталонов нравственных ценнос­тей (трудолюбия, товарищества и др.) и об их значимости. Обращалось внима­ние на реальное проявление названных качеств. Оценка результатов форми-

118


рования межличностных отношений в коллективе производилась по социо­метрическому статусу учащихся. Одновременно статус рассматривался в соот­ношении с эмоциональной удовлетворенностью в общении, с одиночными суждениями учеников друг о друге, с характером самооценки.

В ходе изучения самооценки детей с умеренной умственной отсталостью было установлено, что они ставят себя обычно на первое место, на второе — своего товарища и на третье — взрослого человека. Это объясняется тем, что умственно отсталые дети лучше понимают друг друга, так как между ними воз­можно коллективное общение, между тем как осмыслить интеллектуальную жизнь взрослого человека они не могут. Вот почему в глазах таких детей их то­варищ более умный, чем воспитатель (Е. De-Yreeff, 1927). В результате прове­дения коррекционно-воспитательной работы у них появляется определенная оценка окружающих: считая себя обычно более умными по сравнению с това­рищем, интеллектуальные возможности учителя они оценивают выше соб­ственных (А. Р. Маллер, Г. В. Цикото, 1988).

В конце 1980-х — начале 1990-х гг. интерес к проблеме обучения и воспита­ния умеренно и тяжело умственно отсталых детей значительно возрос, так как вопросы, связанные с легко умственно отсталыми, были в большей или в мень­шей степени выяснены и, обратив внимание на тяжело умственно отсталых, специалисты установили, что они могут быть приобщены к трудовому обуче­нию и обучены элементарным навыкам общения.

Нами предпринята попытка изучить развитие навыков межличностного вза­имодействия со сверстниками и взрослыми лиц с умеренной и тяжелой степе­нью умственной отсталости.

Поскольку однократное обследование не позволяет объективно оценить уровень развития их коммуникативных навыков, то наблюдение проводилось в течение 1,5 лет в динамике процесса обучения у детей в условиях специаль­ной (коррекционной) школы-интерната и у молодых людей — в эксперимен­тальных группах общения. Для развития навыков общения использовали про­граммы, разработанные в Институте специальной педагогики и психологии (Л. М. Шипицынаидр., 1994, 1996, 1998; Л. М. Шипицына, 2000; Т. Д. Зинке-вич-Евстигнеева, Л. А. Нисневич, 2000).

Для оценки сформированности навыков общения применяли наблюдение, заполнение педагогами «Карты наблюдения», «Социограммы», психологичес­кие методики, адаптированные для данной категории лиц.



4.3-1. Диагностика коммуникативных навыков у молодых людей с умеренной и тяжелой умственной отсталостью

Коммуникативные навыки являются одной из основных составляющих эффективной социализации лиц с умственной отсталостью. Как указывалось выше, многие дети, особенно с тяжелой умственной отсталостью, не могут об­щаться на вербальном уровне, поскольку у них отсутствует речь. Однако уме-

119

ние строить межличностные отношения как в семье со взрослыми, так и с посторонними людьми и сверстниками, даже в отсутствие разговорной речи, необходимо и возможно, этому можно обучить, применяя специальные техно­логии, которые успешно разрабатываются как в нашей стране, так и за рубе­жом (А. Р. Маллер, 1996; Л. А. Нисневич, Т. Д. Зинкевич, 1998; А. М. Царев, 1999; Л. М. Шипицына, 2004; A. Bakk, К. Grunewald, 2001; К. Lob, 1985; Н. Маг, N. Sail, 1995; С. Т. Michaelis, 1978; R. L. Schiefelbusch, 1972).



Представляло интерес выявление исходного уровня сформированности ком­муникативных навыков и особенностей межличностного общения у больных с умеренной и тяжелой умственной отсталостью старше 15 лет, а также сделать попытку их обучения общению между собой и взрослыми людьми в детском (от 7 до 11 лет) и юношеском возрасте (от 12 до 18 лет).

Первая часть исследования навыков общения проведена методом наблю­дения при работе с молодыми людьми, воспитывающимися в семьях, которые участвовали в проекте «Поддержка».

С помощью метода наблюдения были исследованы такие аспекты комму­никативной сферы, как отношения молодых людей с родителями, другими взрослыми, со сверстниками в группе, а также развитие навыков вербального и невербального общения.

Оценку внутрисемейных отношений молодых людей — в частности, отно­шений с родителями, близкими родственниками — проводили, разделив их на три уровня отношений:

□ высокий уровень (ВУ) — доверительные отношения, наличие симбио-тических связей с кем-либо из членов семьи;

□ средний уровень (СУ) — нейтральные, безразличные отношения с близ­кими родственниками;

О низкий уровень (НУ) — сложности в отношениях с кем-либо из членов семьи, присутствие негативизма в отношениях.

Исследование коммуникативных навыков показало, что в общении с роди­телями и близкими родственниками у умственно отсталых молодых людей пре­обладают позитивные, доверительные отношения: улице УУО — 47%; улице ТУО — 71%. Это может быть объяснено зависимостью данной категории об­следуемых от своих близких людей, наличием симбиоза с кем-либо из членов семьи (мать, отец), на что имеется ряд ссылок в отечественной и зарубежной



120


литературе (рис. 16). Нейтральные, близкие к безразличию отношения харак­терны для 32% лиц с УУО и 21 % — с ТУО. Наряду с этим у 21% лиц с УУО и у 8% лиц с ТУО отношения с родителями характеризуются проявлением негати­визма, реакциями протеста, вспышками агрессии.

Изучение общения умственно отсталых молодых людей в группе сверстников проводили при помощи наблюдения за испытуемыми в ходе работы с ними в «группах общения». Оценивались их поведение и реакции в различных ситуа­циях сотрудничества, совместного проведения досуга, праздников и проч. При анализе результатов обследования характер общения молодых людей в группе был распределен нами по трем уровням:

□ высокий уровень СВУ) — доброжелательные, позитивные отношения, высокая доступность, готовность сотрудничать;

О средний уровень (СУ) — безразличные отношения, неконтактность, ауто-изоляция;

О низкий уровень (НУ) — негативные отношения, выраженные эгоисти­ческие проявления, агрессивность.

У большинства лиц с УУО (57%) отношения со сверстниками носили пози­тивный характер, в то время как у лиц с ТУО такие отношения встречались в 2,5 раза реже (21%). Однако 26% лиц с УУО и почти половина (47%) лиц с ТУО проявляли негативизм, агрессивность, враждебность. 17% лиц с УУО лиц с ТУО относились к общению в группе безразлично (рис. 17).

При изучении коммуникативной деятельности умственно отсталых моло­дых людей необходимо было составить представление о владении ими навы­ками вербального и невербального общения. С этой целью (помимо метода наблюдения при работе в группах общения) проводили различные упражне­ния на использование вербальных и невербальных средств общения.

Исследование навыков вербального общения выявило, что владение этими навыками на высоком уровне было доступно только 42% лиц с УУО; среди лиц с ТУО таковых не было. Частично сформированы вербальные навыки были у 42% молодых людей с УУО и у 53% — с ТУО. Не владели навыками вербально­го общения 16% молодыхлюдейсУУОи47% молодых людей с ТУО по причи­не их полной несформированности либо в силу каких-либо нарушений сен­сорных или моторных компонентов речи (например, алалия, дизартрия и др.).



121


Исследование развития навыков невербального общения показало, что до­статочно хорошо сформированы навыки невербального общения лишь у трети (37%) молодых людей с УУО и у четверти (26%) лиц с ТУО. Удовлетворительно владели ими 21 и 17% лиц с УУО и ТУО, соответственно. Значительная часть обследованных вообще не владела невербальными навыками — 42% лиц с УУО и 57% лиц с ТУО.

Таким образом, исследование коммуникативных навыков показало, что почти у половины (46%) обследованных с УУО и только у трети (29%) с ТУО коммуникативные навыки развиты в достаточной степени. Следовательно, лишь часть из них успешно используют навыки вербальной и невербальной коммуникации, а их отношения с родителями и сверстниками носят, в целом, позитивный характер.

Значительная часть обследованных молодых людей обладает низким уров­нем развития коммуникативных навыков. Эти молодые люди не способны к адекватному восприятию вербальной и невербальной информации, их пове­дение часто агрессивно либо отличается безразличием к происходящему во­круг. Одна четверть (26%) молодых людей в группе с УУО и почти половина (47%) молодых людей с ТУО испытывают трудности в общении со сверстника­ми, что может выражаться в их агрессивности, неконтактности, безразличии к остальным участникам общения. Следует отметить меньшую несформирован-ность навыков вербального и невербального общения у лиц с УУО (29%) и зна­чительно большую (52%) у молодых людей с ТУО, что усугубляет их трудности в общении.

У небольшой части испытуемых с УУО (16%) и у большого числа (47%) лиц с ТУО отмечается низкий уровень развития навыков вербального общения. Это говорит о том, что среди них встречаются «безречевые» молодые люди. Ум­ственно отсталые молодые люди с УУО проживают в семьях и имеют в 47% случаев тесные, симбиотические отношения с родителями. У молодых людей с ТУО аналогичные отношения встречались примерно в 1,5 раза чаще (71 %).

Таким образом, исходя из результатов обследования, можно высказать пред­положение, что молодые люди обеих групп имеют нарушения различных сто­рон коммуникативного развития разной степени тяжести, что может быть обус­ловлено биологическими факторами, прежде всего, нарушениями психики и сопутствующими заболеваниями. В ходе бесед с родителями, другими родствен­никами, педагогами, окружающими молодых людей, было выявлено, что раз­витие (либо недоразвитие) некоторых навыков, помимо особенностей лично­сти, могло быть обусловлено социальными факторами, такими как стиль семейного воспитания, условия проживания и др.

Методика «Социограмма PAC-S/P» (Приложение 1.2) позволяет оценить развитие сенсорно-перцептивной сферы, мышления, речи, познавательных интересов, эмоциональных состояний, социально-бытовых навыков у детей с глубоким нарушением интеллекта.

В составе четырех разделов «Социограммы» имеются вопросы, ответы на которые дают основания судить о развитии коммуникативных навыков. Так, раздел «Восприятие окружающего мира» включает вопросы, позволяющие оценить узнавание знакомых и незнакомых лиц, различение предметов, час-

122


тей собственного тела. Разделы «Активная речь» и «Понимание речи» позво­ляют определить развитие вербальных и невербальных средств общения, а раз­дел «Социальная активность» — навыки поведения со взрослыми и сверстни­ками в быту, на улице, в процессе игры и совместной деятельности.

Поэтому, чтобы судить о формировании коммуникативной сферы у детей и подростков с глубоким нарушением интеллекта, рассмотрим изменение пока­зателей этих разделов.

В табл. 13 приведены результаты обследований тяжело умственно отсталых детей. Можно видеть, что в процессе коррекционно-развивающей работы в разделе «Восприятие окружающего мира» существенных сдвигов не наблюда­ется, однако у 60% обследованных 7-11 лет отмечались хотя и незначитель­ные, но положительные сдвиги, а у 6,7% — наоборот, отрицательные сдвиги. Средние величины также говорят об увеличении параметров этого раздела, особенно при втором обследовании (через полгода) по сравнению с первым (рис. 18А). Следовательно, у детей 7-11 лед- в процессе обучения возрастает дифференцирование предметов, знакомых и незнакомых лиц, а также разли­чение частей собственного тела. Последнее очень важно для развития само­идентификации и формирования самооценки.

В старшей возрастной группе у подростков 12-18 лет с тяжелой умственной отсталостью отмечалась сходная динамика развития процессов различения предметов, лиц и частей собственного тела, за исключением одного испытуе-

Табли ца 13



Динамика развития навыков коммуникации у детей и подростков с тяжелой умственной отсталостью,%

Группы

Изменения

Восприятие окружающего мира

Активная речь

Понимание речи

Социальная активность

Младшая возрастная группа (7-11 лет)

Увеличение Уменьшение Без изменений

60,0 6,7 33,3

33,3 26,7 40,0

73,3 13,4 13,3

86,7 13,3

Старшая возрастная группа (12-18 лет)

Увеличение Уменьшение Без изменений

58,8 23,5 17,6

52,9 47,1

52,9 11,8 35,3

76,5 23,5

123

мого (у него выполнение навыков этого раздела с 14% при I обследовании возросло до 100% при II и III обследованиях). В целом, по группе среднее зна­чение показателей этого раздела увеличилось с 48% до 56% через год коррек-ционного обучения (рис. 18Б), у 58,8% подростков показатели увеличились, а у 23,5% — уменьшились (табл. 13).



Хуже обстояло положение с развитием вербальных средств общения, осо­бенно у детей с тяжелой умственной отсталостью в младшей группе (рис. 19А).

Отмечался очень низкий первоначальный уровень развития показателей «Активной речи» — 24% в среднем по группе.

По мере обучения величина показателя вначале увеличилась незначитель­но — до 33%. а затем уменьшилась до 31%. Если посмотреть динамику его раз­вития у каждого ребенка, то только у трети (33,3%) наблюдалось улучшение показателей этого раздела, у 26,7% — ухудшение и у 40,0% — без изменений (табл. 15).

У подростков (старшая возрастная группа) отмечались более значимые сдви­ги как по средним показателям раздела «Активная речь» (рис. 19Б), так и по индивидуальным данным. Более чем у половины обследованных (52,9%) улуч­шились показатели вербальной и невербальной коммуникации, у 47,1 % — ос­тались без изменений, отрицательной динамики в процессе обучения не на­блюдалось ни у одного человека (табл. 15).

Понимание жестов, слов, фразовой речи в динамике обучения тяжело ум­ственно отсталых детей 7-11 лет улучшилось у 73,3% обследованных, хотя сред­нее значение этого показателя увеличилось незначительно (с 23 до 29%, соот­ветственно, в начале коррекционной работы и спустя 1 год) (рис. 20А). В старшей возрастной группе, напротив, более выросло (рис. 20Б) среднее зна­чение (от 58 до 69%) и улучшились индивидуальные показатели у 52,9% подро­стков (табл. 13).

Наиболее интересной является динамика показателя «Социальная актив­ность» в процессе обучения тяжело умственно отсталых детей. Этот показа­тель свидетельствует о росте межличностного взаимодействия как со взрослы­ми, так и со сверстниками. В обеих обследованных группах у большинства детей отмечалось увеличение этого показателя (у 86,7 — в младшей и у 76,5% — в стар­шей группах) (табл. 13).



124

Даже среднее значение показателя «Социальная активность» увеличилось достоверно, особенно в старшей возрастной группе (от 57 до 75%) (рис. 21).



Таким образом, проведенное нами исследование свидетельствует о том, что систематическая, целенаправленная коррекционная работа по развитию ком­муникативной сферы тяжело умственно отсталых детей и подростков приво­дит к отчетливо выраженным положительным результатам: к улучшению вер­бального и невербального общения, развитию межличностных отношений между взрослыми и сверстниками и как итог — к усилению активности, само­стоятельности, что выражается в росте социальной активности этих детей. Наиболее значительные результаты наблюдаются в динамике обучения более старших детей — в подростковом и раннем юношеском возрасте (с 12 до 18 лет). Очевидно, в этом возрасте накопленный предыдущий опыт в сочетании с обу­чением позволяет более эффективно преодолевать инертность, косность не­рвных процессов и переключаться на новую деятельность. В этом большое зна­чение имеет повышение любознательности, даже по сравнению с пищевым поведением, о чем уже упоминалось в предыдущей главе.

125




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал