Слияния и поглощения в черной металлургии



Скачать 201,58 Kb.
Дата31.10.2016
Размер201,58 Kb.

СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ В ЧЕРНОЙ МЕТАЛЛУРГИИ (1999-2004 -гг.)


М. М. МУСАТОВА,

3. Р. ЦИМДИНА,

кандидат экономических наук, Институт экономики и организации промышленного производства СО РАН, Новосибирск

Интеграция как новая стадия российского капитализма


В настоящее время черная металлургия России — это около 100 специализированных предприятий. До 90% про­изводимого в стране чугуна, стали и готового проката при­ходится на 34 металлургических предприятия, из которых 9 являются крупнейшими. Процессы консолидации и по­строения многопрофильных холдингов привели к тому, что основная часть металлопродукции России производится в рамках вертикально-интегрированных мегаструктур. В их число входят: Магнитогорский металлургический комбинат (ММК), «Северсталь-групп», Новолипецкий металлургичес­кий комбинат (НЛМК), «Евразхолдинг», Стальная группа «Мечел».

ОАО «Магнитогорский металлургический комбинат» (ММК) входит в число 20 крупнейших сталелитейных ком­паний мира. Это крупнейший в России металлургический комплекс с полным производственным циклом. По объемам реализации продукции ОАО «ММК» имеет лучшие показа­тели среди металлургических предприятий России. Около половины продукции ММК реализуется на экспорт.

Среди акционеров ОАО «ММК» выделяются три круп­ных участника, суммарно контролирующие в данный момент 97,42% акционерной собственности комбината:

1) федеральная собственность - 23,72% голосов;

2) Стальная группа «Мечел» - 16,51% голосов;

3) менеджмент ОАО «ММК» - 57,19% голосов.

Сам ОАО «ММК» через аффилированные структуры конт­ролирует ОАО «Магнитогорский метизно-металлургический завод» и ОАО «Магнитогорский калибровочный завод».

Второе место в России по производству металлопродукции занимает ОАО «Северсталь», предприятие с полным металлургическим циклом, входящее в металлургический дивизион «Северсталь-групп». На его долю приходится око­ло 16% общего объема производства российской стали и около 17% - проката. К настоящему времени дивизиональная структура управления «Северсталь-групп» включает, помимо металлургического, сырьевой, автомобильный, маши­ностроительный холдинги и некоторые другие виды бизне­са.

Металлургический дивизион «Северсталь-групп» - цен­тральный и наиболее крупный бизнес в структуре холдин­га. На предприятия дивизиона приходится около двух тре­тей годового оборота всей группы и до 90% прибыли. Головное предприятие группы - ОАО «Северсталь», менед­жмент которого управляет всем комплексом металлургичес­кого дивизиона. Кроме «Северстали», сюда входят ОАО «Череповецкий сталепрокатный завод» и ОАО «Орловский сталепрокатный завод», совместное предприятие «СеверГал», созданное в партнерстве с французской компанией «Арселор», а также дочерние структуры, выделившиеся из состава металлургического комбината, - ООО «Северсталь-эмаль» и ООО «Северсталь-мебель».

Новолипецкий металлургический комбинат (НЛМК) - третий по величине производитель стали в России с пол­ным металлургическим циклом. Основная продукция ком­бината - плоский прокат (около 36% всего российского производства). Компания также является крупнейшим в Ев­ропе производителем электротехнических сталей. НЛМК до 2004 г. на 15% покрывал свои потребности в железной руде за счет принадлежащего ему ОАО «КМА-Руда». В феврале 2004 г. произошло поглощение Новолипецким комбинатом Стойленского ГОКа, входящего в холдинг «Металлоинвест»: обмен 58,9% акций Стойленского ГОКа на 15,5% акций НЛМК. В результате НЛМК приобрел контроль над источ­ником сырья (Стойленский ГОК добывает 13-15% всей же­лезной руды в стране).

ООО «Евразхолдинг» управляет тремя металлургически­ми комбинатами - Нижнетагильским, Западно-Сибирским и Новокузнецким, которые производят в общей сложности бо­лее 13 млн. т. стали в год. В состав. «Евразгрупп» входит также ряд предприятий - поставщиков угля и железорудного кон­центрата, а также Находкинский морской порт.

Стальная группа «Мечел» (СГ «Мечел») включает металлургическое и горнодобывающее направления. В ме­таллургическом блоке, помимо Челябинского металлурги­ческого комбината, присутствует Белорецкий металлурги­ческий комбинат, «Ижсталь», Вяртсильский метизный завод и крупнейший в России производитель штампованной про­дукции из специальной стали «Уральская кузница». Зару­бежные активы в металлургическом комплексе представле­ны румынскими заводами Cost и Industrie Sarmei S.A. и литовским предприятием «Мечел Нямунас» (метизная про­дукция). Горнодобывающий блок объединяет Коршуновский ГОК, Южно-Уральский никелевый комбинат и угольную компанию «Южный Кузбасс». Также СГ обладает активами Торгового дома «Мечел» и порта «Посьет».


Почему грядет монополия?


Радикальная перегруппировка сил в российской метал­лургии была обусловлена воздействием четырех групп фак­торов (рис. 3): мегафакторы (мировые тенденции), макро­факторы (изменения на национальном уровне), мезофакторы (отраслевые сдвиги) и микрофакторы (уровень отдельных предприятий).

Мегафакторы, или глобальные причины концентрации


Консолидация активов, ресурсов, мощностей - это сейчас одно из основных направлений реструктуризации мирового рынка черной металлургии, важнейший фактор повышения экономической устойчивости и конкурентоспо­собности. Параметры рынка многих видов металлопродукции фактически определяют сегодня транснациональные мегакорпорации. К числу мегафакторов, обусловивших высокую интенсивность слияний и поглощений (Mergers and Acquisitions в черной металлургии), можно отнести сле­дующие.

1. Повышение стабильности мировой валютной системы. Консолидация финансовых рынков (например, Европейский валютный союз) повысила устойчивость единой валютной системы, усилив уверенность тех кор­пораций, которые совершают мегаслияния

2. Снижение национальных барьеров в странах, правительства которых отходят от идеологических при­оритетов, ориентируясь на экономическую реальность.

3. Рост эффективности коммуникаций, позволяю­щих управлять крупными корпорациями из головной компании.

4. Повышение уровня концентрации мирового рынка стальной продукции. Так, в конце 90-х годов черную металлургию можно было отнести к слабо кон­солидированным отраслям. Но уже в 2003 г. на долю десяти ведущих стальных компаний, по данным журна­ла «Metal Bulletin», приходилось 26,9% мировой вып­лавки стали против 24,4% в 2002 г. К настоящему вре­мени существенную долю мирового рынка занимают корпорации холдингового типа (например, Arcelor охва­тывает около 5% мирового рынка, тогда как российский лидер по производству стали ММК - всего 1,2%). Про­веденный расчет индекса концентрации мирового рынка подтвердил тенденцию к консолидации мировых стале­литейных компаний5. Так, если в 2000 г. CR (concen­tration ratio) no 60 крупнейшим компаниям составлял 0,613, то в 2003 г. - уже 0,657. Процессы консолидации активно идут в черной металлургии Японии, Европы и США. Если российским металлургическим компаниям на американском рынке четыре-пять лет назад противосто­яли мелкие предприятия-банкроты, способные лишь лоб­бировать протекционистские меры, то теперь приходит­ся жестко конкурировать с крупными эффективными холдингами.

5. Консолидация мировых потребителей сталь­ной продукции - на долю десяти крупнейших компа­ний приходится почти 80% мирового выпуска автомоби­лей, концентрация судостроения приближается к 60%, авиапромышленности - превышает 80%.

Слабо консолидированная отрасль не способна эффек­тивно противостоять колебаниям спроса, а тем более дик­товать условия потребителям. Отечественные компании черной металлургии пока не задействованы в мегаслияниях. Но активность крупнейших компаний на рынке корпо­ративного контроля идет с нарастающим темпом и прини­мает самые разнообразные формы. В частности, покупаются зарубежные металлургические компании, а также предпри­ятия, связанные по технологической цепочке, и предприя­тия-потребители продукции черной металлургии. Крупней­шие металлургические корпорации участвуют в управлении предприятиями несмежных отраслей и др.

Глобальная перегруппировка сил на мировом рынке ве­дет к серьезным его изменениям. Это обязывает российские компании к ответным действиям. Развиваются эти процес­сы активно, и, по некоторым оценкам, через несколько лет российская черная металлургия может быть представлена всего 2-3 крупными мегакорпорациями.


Макрофакторы, или национальная необходимость объединяться


На функционирование предприятий отрасли влияют эко­номико-политическая ситуация в стране, темпы экономи­ческого роста, развитость основных норм и институтов (законодательной базы, институт прав собственности) и др. Проведенный анализ позволил вычленить следующие основ­ные факторы, определяющие потенциал черной металлургии.

1. Относительное улучшение экономической конъ­юнктуры в России. Экономическое оживление протекало на фоне благоприятной внешнеэкономической ситуации и внутренней социально-политической стабильности. За пе­риод 1999-2003 гг. ВВП увеличился на 37,5%, а объем сде­лок по слияниям и поглощениям - в семь раз. Эта тенден­ция вполне соответствует мировой практике, когда динамика слияний и поглощений является проциклической перемен­ной экономического роста. В 2003 г., согласно исследова­нию Ernst & Young, объем слияний и поглощений вырос на 45%. По соотношению объема сделок слияний и поглощений) (12,9 млрд. дол.) к ВВП Россия заняла в 2003 г. восьмое место в мире (4% от ВВП), опередив Бразилию, Францию, Германию, Индию и Китай.

2. Несовершенство законодательной базы и отсут­ствие сильной независимой судебной власти.

Недостаточно проработано законодательство в области реорганизации юридических лиц. Оно чрезмерно защищает права кредиторов, дает им право досрочно предъявлять тре­бования к реорганизуемым корпорациям. В связи с этим нужный экономический результат чаще всего достигается путем покупки активов и акций. В России требуют усовер­шенствования законы «Об акционерных обществах» и «О конкуренции...», не развита защита от гринмейла (корпора­тивного шантажа).

Вместе с тем, по мнению большинства экспертов, рынок слияний и поглощений становится все более цивилизованным.

3. Специфичность развития фондового рынка. Всплеск активности на рынке корпоративного контроля, как правило, наблюдается при росте капитализации фондового рынка, когда растет не только стоимость акций, но и доход­ность по облигациям. Рынок ценных бумаг в России с само­го начала развивался как рынок корпоративного контроля. В настоящее время снижаются объемы операций, формиру­ющих портфельные инвестиции, и увеличиваются масшта­бы выкупа акций с целью передела собственности. Тем не менее слияния и поглощения фактически не затрагивают организованный фондовый рынок. Цена акций на вторич­ном рынке не имеет существенного значения. Крупнейшие «голубые фишки» с относительно ликвидным рынком в наи­меньшей степени могут стать объектом поглощения, даже если их продажная стоимость будет существенно занижена по сравнению с реальной. Однако многие компании «второ­го эшелона» уже начинают определять повышение капита­лизации как стратегическую цель, например, «Северсталь» закончила проект по выпуску глобальных депозитарных рас­писок (ГДР).

4. Усиление имущественной экспансии государ­ственной власти. Эта тенденция отчетливо проявилась в нефтяном секторе. В черной металлургии России важной характеристикой процесса слияний является вмешательство государственных и муниципальных структур в дела корпо­раций и выступление представителей власти на чьей-либо стороне. С другой стороны, иностранные инвесторы пока не имеют стратегического интереса к покупке российских металлургических активов.

Мезофакторы, которые поставили «раздробленную» отрасль в тупик


Это условия, определяющие ускорение концентрации предприятий и выстраивания холдингов в черной метал­лургии.

1. Рост производства в черной металлургии и сопря­женных отраслях после преодоления негативных тенденций 1999-2001 гг. В 2002 г. он составил 3,0%, в 2003 г. - 8,9%, а в некоторых отраслях - потребителях продукции черной металлургии, например, в строительстве и вагоностроении, рост объемов производства достиг 10-15%.

2. Неравномерная региональная обеспеченность железорудным сырьем. Основные мощности по добыче и обогащению железорудного сырья сосредоточены в Цент­ральном и Северо-Западном округах, на долю которых в 2003 г. приходилось 56,3% и 17% общего объема произво­димой железной руды. Из них около 40% направляется на металлургические предприятия европейской части страны, до 25% — экспортируется, остальное - увозится на метал­лургические предприятия Урала и Сибири, где местного сырья не хватает. Сибирская железорудная база в настоя­щем представлена небольшими горнорудными предприяти­ями. Всего их семь, а восьмое - Коршуновский ГОК - приобрел «Мечел», и самое качественное сырье направля­ется на Урал.

Для обеспечения сырьевой независимости крупнейшие металлургические предприятия стали приобретать в соб­ственность горно-обогатительные комбинаты. Так, ЗАО «Северсталь-групп» завладела акциями Оленегорского горно-обогатительного комбината («ОЛКОН»), Ковдорского ГОКа, ОАО «Угольная компания "Кузбассуголь"» в Кемеровской области, ОАО «Карельский окатыш» в Республике Карелия, «Северного ниобия» и «Стальмага», которые вместе образо­вали дивизион «Северсталь-ресурс». К 2004 г. практически все российские ГОКи поделены между крупными металлур­гическими компаниями.

Теперь российские металлурги опасаются нехватки желез­ной руды на внутреннем рынке в связи с ростом ее экспорта. Поэтому металлургическим компаниям необходимо оптими­зировать работу существующих железорудных производств, ценность которых будет возрастать. Металлургические хол­динги заинтересованы в приобретении таких активов, однако передел в горнодобывающей отрасли подошел к концу. Ме­таллургическим компаниям, которые не обеспечены собствен­ным сырьем, придется либо соглашаться на сырьевую зависи­мость от сторонних поставщиков, либо перекупать ГОКи у конкурентов, а это очень дорогое удовольствие.

3. Благоприятная конъюнктура мировых цен в 2002-2004 гг. положительно влияет на интеграцион­ный процесс.

Высокий спрос мирового рынка в 2003 г. значительно увеличил поставки металлопродукции российскими комби­натами за рубеж. Так, суммарный стоимостной объем экс­порта чугуна, ферросплавов, стальных слитков, заготовки и проката, а также металлургического сырья увеличился в 2003 г. на 31,7%. Значительный рост экспорта обеспечили высокие цены. В течение 2003 г. на руду и концентрат, на­пример, они увеличились в среднем на 7%, чугун подоро­жал на 42,7%, стальные слитки и заготовка - на 31,4%. В первые месяцы 2004 г. рост цен на основные виды метал­лопродукции продолжился.

В апреле-июне 2004 г. на западноевропейском рынке чер­ной металлургии спрос был сравнительно высоким на лис­товой прокат со стороны основных потребителей - автомо­бильных компаний и на некоторые виды сортового «железа» - со стороны машиностроения и строительной ин­дустрии. Улучшение общехозяйственной конъюнктуры спо­собствовало росту цен на некоторые виды стальной продук­ции во II квартале 2004 г. в ряде стран Евросоюза. Мировые тенденции не могли не отразиться и на внутреннем рынке. В январе 2004 г. цены на чугун увеличились по сравнению с январем 2003 г. на 21,3%. Рост цен на прокат составил на 27%, на трубы - 37,4%.

4. Асимметрия рыночной власти предприятий еди­ной технологической цепочки в черной металлургии на­блюдается во взаимодействии горнорудных предприятий с крупными металлургическими комбинатами, а последних - с предприятиями более высокого передела.

Поскольку небольшие комбинаты, добывающие и пере­рабатывающие руду, имея и небольшую рыночную власть, не могут диктовать свои цены, то они попадают в зависи­мость от политики своих основных потребителей. Как след­ствие, такие комбинаты вынуждены поставлять свою продукцию по заниженным ценам. Нерентабельное произ­водство, нарастающая задолженность горнорудных предпри­ятий делали их легкой добычей крупных металлургических компаний. Пример подобного поглощения - приобретение ОАО «Шахты № 12» в ходе конкурсного производства аффилированной с «Евразхолдингом» компанией «Бизнес Диапазон». Учитывая постоянный дефицит угля коксующих­ся марок, а также невысокую цену покупки - 48,6 млн. руб., сделку можно считать более чем выгодной для «Евразхолдинга».

Схожая, но не такая острая ситуация характерна и для предприятий более высокого передела. Это справедливо, прежде всего, по отношению к метизным заводам: «Север-сталь», например, приобрела Череповецкий и Орловский сталепрокатные заводы. Магнитогорский металлургический комбинат в 2002 г. купил два метизных предприятия - Магнитогорский метизно-металлургический и Магнитогорский калибровочный заводы.

5. Переход к активной инвестиционной стратегии

всех металлургических компаний России - определяющий фактор развития отрасли. Износ активной части основных производственных фондов на предприятиях металлургии составляет на 01.01.2003 г. 51 %, а производительность тру­да в 2,5 раза ниже, чем на аналогичных предприятиях за рубежом. Главная причина - недостаток инвестиций в об­новление основных фондов. К примеру, НЛМК намерен уве­личить в 2004 г. инвестиции в техническое перевооруже­ние в 1,5 раза. Затраты НЛМК на реализацию программы техперевооружения производства до 2006 г. составят 1,1 млрд. дол.

Однако эксперты полагают, что и таких инвестиций для полного обновления металлургической отрасли недостаточ­но, а деньги привлекаются не только для реконструкции предприятий, входящих в состав ФПГ, но и для продолже­ния передела металлургической отрасли.

Если во всем мире источником мобильных ресурсов для инвестиций служит рынок акций, на который компании пы­таются выходить со своими ценными бумагами, то в России он практически не используется. Долгие годы войны за пе­редел собственности в черной металлургии приучили оте­чественных управленцев ставить вопрос контроля над собст­венностью на первое место. Помимо банковских кредитов, все большую популярность у металлургических компаний приобретает размещение облигаций на финансовых рынках. Поскольку облигации - это долговые бумаги, при их эмис­сии перераспределения собственности не происходит. Так, «Евразхолдинг» в лице EvrazSecurities S. А. планирует вы­пустить трехлетние евробонды на сумму до 200 млн. евро. Западно-Сибирский металлургический комбинат (ЗСМК) выступит поручителем по этой сделке. Сумма поручитель­ства превышает 25% стоимости активов ЗСМК и составит от 204 до 232 млн. дол. Организатором этой сделки высту­пает ING Bank.

В то же время «Северсталь» в марте 2004 г., спустя ме­сяц после размещения первого выпуска еврооблигаций, эми­тировала второй (по 300 млн. дол. каждый). По мнению инсайдеров, цель займа - в покупке новых активов и участии в совместных предприятиях внутри страны и за рубежом.

Все вышеперечисленные мезофакторы действуют однонаправлено - в сторону повышения интенсивности отрас­левых процессов слияний и поглощений.

Микрофакторы - богатые съедают бедных по определению


Под микрофакторами понимаются такие элементы кор­поративной стратегии металлургических предприятий, ко­торые стимулируют отраслевые процессы слияний и погло­щений. В 1999-2004 гг. выделяется шесть основных микрофакторов.

1. Реструктуризация компаний и упорядочивание корпоративной структуры. Приоритеты крупных корпо­раций изменяются. Теперь они не стремятся доминировать в отрасли, а уделяют первостепенное значение эффектив­ности хозяйствования. Это отражается в перманентной ре­структуризации бизнеса, выстраивании в составе корпора­ции профильных холдингов и одновременном выведении неспецифических активов.

Вот один из показательных примеров реструктуризации активов. Горнорудная компания Сибири «Евразруда», на­чав процесс структурной перестройки, планирует объеди­нить в единую производственную и управленческую струк­туру все входящие в нее горнорудные предприятия. Поскольку практически все активы «Евразруды» принадле­жат «Евразхолдингу», реструктуризация будет произведе­на путем перевода их на баланс «Евразруды». Это связано с тем, что входящие в состав холдинга добывающие предпри­ятия малы и все вместе производят менее 10 млн. т руды. Поэтому программа технического перевооружения возмож­на только при централизованном финансировании. «Евразхолдинг» планирует инвестировать в «Евразруду» в тече­ние 2004-2008 гг. более 300 млн. дол. Реализация этой программы позволит решить одну из главных проблем для холдинга - повысить обеспеченность местным сибирским железорудным сырьем Новокузнецкую группу предприятий. Основу программы составляют обновление оборудования и совершенствование технологий, прежде всего обогащения, с целью повышения качества железорудного сырья, а так­же разработка новых месторождений, расположенных в Ке­меровской области и Красноярском крае. Это позволит в бу­дущем отказаться от привоза недостающего сырья издалека. Совершенствование структуры корпоративного управле­ния оказывает существенное влияние на эффективность работы холдинга. По мнению экспертов, именно за счет упо­рядочивания структуры управления «Евразхолдингу» уда­лось достичь в 2003 г. позитивных результатов. Единолич­ный исполнительный орган добился эффекта синергии от организации единой системы материально-технического снабжения и сбыта металлопродукции на всех комбинатах холдинга. Управляющая компания взяла на себя как функ­ции стратегического (утверждена программа стратегичес­кого развития группы «Евразхолдинг» как единого сталели­тейного комплекса до 2008 г.), так и оперативного управления.

2. Оптимизация результатов внешнеторговой дея­тельности. Экспортная составляющая сегодня существен­но влияет на экономику предприятий, поэтому стратегия металлургических корпораций направлена на упрочение своих позиций на мировых рынках. Они стремятся избе­жать ограничений на импорт продукции и выйти на миро­вые рынки, что и подталкивает российские предприятия покупать зарубежные активы.

Так, в январе 2004 г. «Северсталь» за 285 млн. дол. купи­ла активы обанкротившегося сталеплавильного концерна Rouge Industries Co (США). Эксперты считают, что «Север-сталь» приобрела современный комплекс по производству высококачественного холодного проката для автомобильной промышленности примерно в пять раз дешевле реальной рыночной стоимости, а также получила заказчиков в лице Ford, General Motors и DaimlerChrysler. Кроме того, «Се­версталь» договорилась с крупнейшей американской стале­литейной US Steel о дальнейшей судьбе предприятия Double Eagle (совместное предприятие US Steel и Rouge Industries Со), производящего автомобильный прокат. US Steel отка­залась от выкупа доли в 45 млн. дол. и предложила «Северстали» равное партнерство в Double Eagle.

С февраля 2003 г. в собственности Стальной группы «Мечел» находился хорватский трубный завод Zeljezara Sisak. В августе 2004 г. «Мечел» принял решение о выходе из этого проекта, что связано с неблагоприятной рыночной конъюнктурой на хорватском металлургическом рынке. «Мечел» сосредоточится на основных видах деятельнос­ти - производстве сортового металлопроката, специальных сталей и сырья.

В октябре 2002 г. аффилированная с НЛМК компания Jysk Stalindustri приобрела находившееся в стадии банк­ротства датское сталепрокатное предприятие Danish Steel Works A/S. После смены собственника единственный про­изводитель стали в Дании прекратит ее выпуск и сосредо­точится на готовом прокате. По мнению аналитиков НЛМК, это позволит снизить затраты и сделать работу компании бо­лее эффективной. Стальные полуфабрикаты для выпуска про­ката на Dansteel будут поставлять НЛМК и частично ММК.

Одна из сильных сторон данной стратегии, помимо по­лучения производственных активов, - это выход на емкий рынок металлопроката. Причем при неблагоприятной конъ­юнктуре на мировом рынке металлопродукции заградитель­ные пошлины, которые будут вводить страны-импортеры для защиты собственных производителей, произведут ограни­ченное воздействие на поставки продукции «Северстали», «Мечела» и др., так как формально эти поставки будут осу­ществляться в рамках технологического процесса, а не для реализации сторонним потребителям. Кроме того, с пози­ции повышения рентабельности производства, покупать предприятия, производящие дальнейшую переработку основной продукции, — выгодно, поскольку более высокий пере­дел увеличивает добавленную стоимость.

К тому же, по прогнозам, антидемпинговые санкции на мировом рынке в отношении российских производителей будут усиливаться. Поэтому концентрация мощностей - один из наиболее эффективных инструментов конкуренции. По прогнозам Pricewaterhousecoopers, дальнейший рост чис­ла и объема сделок по слияниям и поглощениям в России будет происходить, прежде всего, за счет поглощений рос­сийскими компаниями иностранных.

3. Обеспечение ценовой конкурентоспособности продукции за счет снижения себестоимости металлур­гического производства. Для снижение трансакционных, операционных и других издержек металлурги вынуждены сами добывать руду, уголь, производить электроэнергию, готовить вагоны (из-за постоянного повышения тарифов ес­тественных монополистов), а для этого - приобретать пред­приятия соответствующего профиля.

4. Создание партнерства или привлечение страте­гического инвестора. Крупнейшие группы в черной ме­таллургии завершают этап открытой конфронтации с кон­курентами и переходят к политике формирования альянсов. В последние четыре-пять лет происходит «тектоническое» движение к образованию стратегических союзов, которые могут перерастать в производственное партнерство или за­вершаться слиянием.

От альянса - к мегахолдингу


Смысл стратегических альянсов - в достижении взаи­мовыгодных целей партнеров путем заключения промежу­точных кооперационных соглашений о потоках, совместном использовании ресурсов, независимых консалтинговых орга­низаций для скоординированного достижения поставленных целей. Заключение альянсов — это один из наиболее быст­рых и доступных путей реализации стратегии конкурентных преимуществ. Вновь возникающие в альянсе организа­ционные формы не вытесняют уже существующие типы ин­теграции компаний, а дополняют их.

Отличительная особенность альянсов в черной металлур­гии - их недолговечность. Многие анонсированные объеди­нения — это всего лишь очередной тактический ход в дея­тельности компаний. В конце 2002 г. переговоры об интеграции велись между НЛМК и ММК. В конце 2003 г. - между «Северсталью» и «Евразхолдингом», и, по некото­рым данным, два холдинга в ближайшее время могут объя­вить о создании совместного предприятия по производству труб большого диаметра в Колпино.

5. Рациональное вложение свободных денежных средств. Рост цен на сталь в 2003-2004 гг. дал металлур­гам возможность увеличить показатели доходности и рен­табельности производства.

За I квартал 2004 г. чистая прибыль Нижнетагильского металлургического комбината (НТМК), по российским стан­дартам бухгалтерского учета, выросла в 2,5 раза по сравне­нию с аналогичным показателем 2003 г., а выручка - на 51%. ЗСМК увеличил прибыль в 2,4 раза, выручку - на 48%. Рентабельность по чистой прибыли составила у НТМК 19,8%, а у ЗСМК - 20,1 %. Таким образом, по эффективно­сти они уже догнали крупнейшее сталелитейное предприя­тие страны - ММК и вплотную приблизились к «Сверстали», чьи показатели составляют 20% и 23% соот­ветственно". По прогнозам компании World Steel Dynamics на 2004 г., по прибыльности среди сталеплавильных компа­ний «Северсталь» занимает 9-е место в мире.

Высокая прибыльность и рентабельность активов выше­названных металлургических компаний позволяют им це­ленаправленно скупать активы предприятий в различных отраслях, путем слияний и поглощений консолидируя соб­ственность в черной металлургии.

6. Обеспечение гарантированного рынка сбыта.

В течение 2000-2001 гг. все крупные российские металлур­гические корпорации приобретали активы предприятий со­пряженных отраслей и производств. Так, группа компаний ОАО «Северсталь» пополнилась Ульяновским автомобиль­ным и Заволжским моторным заводами (дивизион «Север-сталь-Авто»). Участие «Северстали» в управлении автомо­бильными активами позволяет обеспечивать необходимую смежникам переработку и улучшить сбыт, производимого металла. За счет приобретения активов предприятий, про­изводящих продукцию с высокой степенью добавленной стоимости, чья деятельность, в отличие от металлургического производства, не зависит от цикличности, группа компаний «Северсталь» выросла в многоотраслевой комплекс.

В 2004 г. корпорация «Мечел» уже вынуждена приобре­тать активы предприятий так называемого «второго эшело­на». Всё наиболее привлекательное уже раскуплено. Реа­лизуя стратегию «завоевания позиций в центре России», «Мечел» осуществила экспансию на металлургический ры­нок Европейской России, получив в управление ОАО «Мос­ковский металлургический завод "Серп и молот"». Завод может производить до 150 тыс. т стали ежегодно, но в 2003 г. здесь выплавили всего 42,8 тыс. т стали, изготови­ли 51,5 тыс. т проката. Группа «Мечел» намерена остано­вить литейное производство на этом заводе и поставлять сюда ежемесячно б тыс. т заготовки. По сути дела, пред­приятие превратится в переработчика сырья по давальческой схеме. Принято решение организовать на территории ММЗ «Серп и молот» оптовый склад продукции металлур­гических компаний группы «Мечел» - «Ижстали», Белорецкого и Челябинского металлургических комбинатов. ММЗ «Серп и Молот» упрощает «Мечелу» присутствие на рынке центральной России за счет централизации дистрибуции продукции в регионе и повышения конкурентных преиму­ществ на рынке Европейской России - основном потреби­теле специальных сталей в стране.

Еще одна крупная сделка, проведенная СГ «Мечел» в 2004 г., — это консолидация до 58,35% контрольного пакета акций «Ижстали». Это приобретение позволяет СГ «Мечел» упростить доминирующее положение на рынке спецсталей.

Таким образом, рост слияний и поглощений в России за прошедшие четыре года положительно отражается на со­стоянии и тенденциях развития экономики страны. Консо­лидация активов и образование крупных холдинговых групп в черной металлургии сопровождается переходом к эффек­тивным собственникам. Ядро новых корпораций составили металлургические комбинаты, тесно связанные с добываю­щими предприятиями, имеющие отлаженную энергетичес­кую, транспортную и строительную инфраструктуры, ме­таллообрабатывающие подразделения. Опыт последних лет также доказал, что диверсифицированные холдинги и груп­пы позволяют обеспечить эффективную внутрикорпоратив­ную специализацию предприятий, мобилизовать инвестици­онные ресурсы на обновление производственных мощ­ностей, существенно укрепиться на внутреннем и мировом рынках. Деятельность крупнейших интегрированных струк­тур, таких как «Северсталь-групп», «Евразхолдинг», под­тверждает эффективность новых подходов в организации корпоративного управления.

Интеграция российских компаний черной металлургии привела к созданию холдингов вертикального типа, однако в дальнейшем, по-видимому, здесь будут происходить гори­зонтальные объединения. В 2002 г. загрузка сталепрокат­ных мощностей в среднем составляла 80%, на некоторых пред­приятиях мощности используются всего на 50-65%. Все это говорит о том, что в отрасли продолжают действовать неры­ночные механизмы поддержки убыточных структур.

За последнюю пятилетку в черной металлургии России укрупнялись крупнейшие и становились еще более бедны­ми беднейшие предприятия. «Вымывались» фирмы средних размеров. В ближайшей перспективе только часть мелких компаний продолжит свое функционирование. А большин­ство небольших предприятий находятся в сложном финан­совом положении, составляя потенциал будущих слияний и поглощений.



Дальнейший процесс консолидации собственности в от­расли будет сопровождаться формированием стратегичес­ких альянсов и поиском новых форм кооперации и органи­зационного сотрудничества. Не исключено появление мегаальянсов.





Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница