Содружество Независимых Государств исполнительный комитет регулирование электронной коммерции в многосторонней торговой системе и региональных торговых соглашениях. Развитие электронной коммерции в СНГ



Скачать 398,39 Kb.
страница1/3
Дата20.10.2016
Размер398,39 Kb.
  1   2   3


Содружество Независимых Государств
ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЙ КОМИТЕТ

Регулирование электронной коммерции
в многосторонней торговой системе и
региональных торговых соглашениях.


Развитие электронной коммерции в СНГ
(информационно-аналитическая записка)

Москва, 2016 год

ОГЛАВЛЕНИЕ


1.Регулирование ЭК в ВТО и РТС 4

2.Электронная коммерция в СНГ 9

2.1. Развитие электронной коммерции в государствах – участниках СНГ 9

2.2. Многостороннее сотрудничество 17

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 25


ВВЕДЕНИЕ

В настоящее время электронная коммерция (ЭК) является одним из наиболее динамично развивающихся направлений в экономике многих стран. Так, по некоторым оценкам1, в 2015 году рынок продаж в ЭК в мире достиг 1,8 трлн долларов США. Ожидается, что к 2017 году он составит 2,4 трлн долларов США. Обсуждение тематики ЭК происходит практически на всех международных площадках – ВТО, АТЭС, G20, ОЭСР, БРИКС. Однако, несмотря на широкое обсуждение данной темы, нет единого понимания, что же считать «электронной коммерцией», «электронной торговлей», «цифровой торговлей», не выработано и единой терминологии по данному вопросу.

Кроме того, учитывая возрастающую роль ЭК в национальной и мировой экономике, многие страны при заключении региональных торговых соглашений (РТС) включают в текст соглашений положения об ЭК, которые выходят за существующие рамки ее обсуждения на многосторонних площадках и, тем самым, используют механизм РТС для продвижения своих инициатив в этой области.

Условно можно выделить три основных составляющих ЭК с учетом ее взаимосвязи с торговлей офлайн (вне Интернета):



1Информационное и рекламное обеспечение в Интернете бизнеса, осуществляемого офлайн. Такое обеспечение предназначается для продвижения бизнеса офлайн с целью рекламы, налаживания коммуникации с потенциальными контрагентами и клиентами. Предполагается, что такая информационная поддержка будет способствовать увеличению спроса на товары, работы или услуги, предоставляемые компаниями. Формой реализации такой цели зачастую является создание сайта компании, который включает информацию о предмете ее деятельности, продуктах или услугах, которые она предоставляет, а также многочисленные способы обратной связи с клиентами или контрагентами (форумы, отзывы и пр.).

Информационное обеспечение деятельности компании может выражаться в контекстной рекламе в Интернете, но в то же время подпадает под ту же систему норм об ЭК, что и другие виды: защита прав потребителей и пользователей, защита прав и законных интересов бенефициаров, защита персональных данных, вопросы ответственности провайдеров и владельцев сайтов, законодательство о рекламе. При этом вопросы защиты интеллектуальной собственности в процессе торговли через Интернет приобретают особую значимость в контексте обеспечения баланса интересов правообладателей и пользователей.


2Торговля товарами, услугами посредством Интернета. Этот вид ЭК также направлен на продвижение товаров, услуг предпринимательской деятельности, которая не завязана целиком на сеть Интернет. В нем есть те же функции, особенности, что и в предыдущей модели, но добавляются возможность размещения заказов онлайн и прием платежей. Наряду с этим появляется необходимость в соответствующем договорном оформлении правоотношений между потребителем/заказчиком и предпринимателем. Как следствие, в практической плоскости решаются вопросы действительности заключенных договоров, порядка оплаты товаров или услуг посредством электронных платежей.

3Учреждение компании, специализация которой – торговля через Интернет. Вся деятельность такой компании целиком опосредована Интернетом, от информационной, рекламной поддержки до реализации договоров, заключенных в Интернете. Такая торговля может охватывать закрытые сети, когда контрагенты знают друг друга.

При использовании этой модели становятся очевидными все преимущества электронной торговли, в частности сокращаются транзакционные издержки, связанные с арендой помещений, количеством сотрудников компании. Кроме того, актуализируется возможность выхода на зарубежные рынки благодаря трансграничному характеру деятельности и Интернету2.


  1. Регулирование ЭК в ВТО и РТС


Для государств – членов ВТО правовую основу для ЭК формирует Генеральное соглашение по торговле услугами (ГАТС), создающее необходимые условия для свободного развития трансграничного рынка коммуникационных услуг. Существует специальное Приложение к ГАТС по телекоммуникациям, которым предусмотрена обязанность всех членов ВТО обеспечивать каждому поставщику телекоммуникационных услуг недискриминационный беспрепятственный доступ к сетям и услугам связи общественного характера, а также содействовать применению международных стандартов совместимости коммуникаций, в частности в рамках МСЭ и Международной организации по стандартизации (МОС).

Однако развитие экономических процессов опережает формирование мировой нормативно-правовой базы. За исключением недавнего Соглашения по информационным технологиям (ITA-2) развитие нормативно-правовой базы ВТО застопорилось, и право ВТО в его нынешнем виде не отвечает реалиям сегодняшнего интернет-общества. Несмотря на усилия по адаптации законодательства ВТО к цифровой торговле, начавшие очень перспективное движение с создания программы работы по электронной торговле 1998 года, никакого прогресса с тех пор достигнуто не было.

Кроме многочисленных спорных вопросов (базовая терминология по ЭК, взимание пошлин с цифрового продукта, локализация хранения данных, защита данных и т.д.), наблюдается некоторое нежелание со стороны, в особенности, развивающихся стран (Аргентина, Боливия, Бразилия, Индия, Куба и ЮАР), углубляться в обсуждение ЭК до тех пор, пока не будут приняты решения по повестке Дохийского раунда. Ряд стран, участвующих в настоящее время в переговорах по Соглашению по торговле услугами (TISA), где также есть раздел, посвященный ЭК, заявляют о несвоевременности обсуждения этого вопроса на площадке ВТО до завершения этих переговоров. В этой связи есть вероятность, что, согласовав единые подходы в таких РТС, как Транстихоокеанское партнерство (TPP) и TISA, их участники будут «продвигать» эти подходы по вопросу регулирования ЭК в рамках ВТО.

Обсуждение ЭК в ВТО в настоящее время проходит лишь в рамках Совета по торговле услугами. Так, в конце 2014 года США распространили среди членов ВТО свою инициативу (S/C/W/359), содержащую приоритетные вопросы для дальнейшего обсуждения (и ожидаемые конкретные результаты по ним):

свободное перемещение трансграничных информационных потоков;

унифицированные требования по локализации, а именно запрет на локализацию оборудования для хранения данных;

недискриминационные положения национального законодательства по защите персональных данных;

либерализация доступа на рынки услуг по «облачному» хранению и обработке данных.

В ответ члены ВТО заявили, что мандат на обсуждение каких-либо принципов в ЭК отсутствует (Аргентина), тезисы о локализации в документе США спорны (Индия, Чили, Китай), а услуги по облачному хранению и обработке данных невозможно рассматривать однозначно, учитывая вопросы классификации данных услуг, которые обсуждаются на заседаниях Комитета по специфическим обязательствам. Бразилия выступила категорично против предложений США, сказав, что не готова вести никаких переговоров по данному вопросу. При этом страны, за исключением Бразилии, отметили, что готовы изучать вопросы ЭК в услугах, и предложили, чтобы члены ВТО делились своим опытом в этой сфере. Инициативу США поддержали Австралия и Канада. Позиция России в отношении указанных инициатив также довольно осторожна, так как выгоды от принятия такого рода правил неочевидны, а риски, например, в части локализации и защиты персональных данных, просматриваются достаточно отчетливо3.

Таким образом, на многосторонней переговорной площадке заметных результатов в дискуссии по ЭК пока не достигнуто. Однако правительствам, инвесторам, трейдерам, а также потребителям необходимо найти решения для существующих неопределенностей более срочно чем когда-либо, так как ЭК неуклонно прогрессирует4.

Эта потребность находит свое отражение в развитии процесса создания РТС, особенно в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Большое количество новых преференциальных торговых соглашений (главным образом зон свободной торговли (ЗСТ)) включают отдельные главы, посвященные ЭК.

Одним из наиболее продвинутых в части ЭК из соглашений, заключенных в период 2004–2011 годов, можно назвать Соглашение о свободной торговле Сингапур – Австралия 2003 года (САФТА), которое, как отмечают аналитики, стало первым PTС, включающим отдельную главу по ЭК. Эта глава включает отсылку к общим принципам права ВТО и Типового закона UNCITRAL об электронной торговле. Кроме того, она содержит перечень определений, обязательство по обеспечению транспарентности и сокращению торговых барьеров в области ЭК, а также устанавливает беспошлинный режим для цифровых продуктов. В ней также рассматриваются вопросы электронной сертификации, безбумажной торговли, а также защиты потребителей и данных. САФТА – не только первое в Азиатско-Тихоокеанском регионе РТС, включившее главу по ЭК, но оно также охватывает широкую сферу насущных проблем в области ЭК и обеспечивает детальное регулирование этих вопросов.

В Соглашении Корея – Сингапур о свободной торговле 2006 года реализован весьма высокий уровень двусторонней либерализации цифровой торговли: глава об ЭК определяет термин «цифровые продукты» на основе негативного перечня, предоставляет им беспошлинный режим, а также полный недискриминационный режим (РНБ и национальный режим).

И все-таки область ЭК пока не получила «стандартного языка» в контексте РТС. Положения по ЭК не идентичны во всех договорах, но тексты по этому вопросу могут быть сгруппированы в двух версиях. Первая версия относится к договорам с участием США (включают отдельную главу по электронной торговле). Положения подчеркивают важность ЭК, ликвидации торговых ограничений путем расширения законного использования платформ ЭК, защиты пользователей от злоупотреблений и нанесения ущерба, налогообложения ЭК, как и любой другой коммерческой деятельности. Положения таких глав также поощряют политику недискриминации, свободный переток информации, а также сотрудничество в целях развития ЭК и для решения любых связанных с ней проблем.

В РТС, в которых США не участвуют, также декларируется содействие развитию ЭК и уделяется особое внимание важности защиты персональных данных и потребителей. В таких соглашениях, как правило, ЭК рассматривается как частный способ купли-продажи и дистрибуции товара, поэтому положения об электронной торговле включаются в главу «Торговля услугами и инвестиции». В них также содержится призыв к особому вниманию к исполнению местных (национальных) правил защиты личных данных и прав потребителей и делается акцент на их применении в ЭК. Этот подход характерен для договоров с участием ЕС.

Ожидается, что различие этих подходов может быть преодолено в ходе переговоров по Трансатлантическому торговому и инвестиционному партнерству (ТТИП), так как его участниками являются США и ЕС, которые определяют современные подходы к регулированию электронной торговли.

Несмотря на то что двусторонние и региональные подходы могут устранить существующие неопределенности в некоторой степени, выбранные решения, естественно, имеют свои пределы, поскольку их применимость ограничена участвующими сторонами. Кроме того, правила PTС в основном характеризуются низкой степенью ясности в отношении реализации и обеспечения исполнения обязательств. Такого рода ситуация – «миска спагетти» многочисленных РТС – создает правовую фрагментацию и ставит под угрозу нормативную согласованность в широком формате, что может оказать негативное влияние на эффективность трансграничных операций электронной торговли.

Широко обсуждаемое в последнее время Соглашение о Транстихоокеанском партнерстве (ТТП) также содержит отдельную главу по ЭК.

В целом можно согласиться с тем, что характеристика «абстрактно-концептуальные и не содержащие четких механизмов имплементации» в значительной мере может быть отнесена и к главе по ЭК ТТП.

Действительно, в положениях главы довольно часто используется терминология «Стороны стремятся», «прилагают усилия», «содействуют». Обязующих положений не так много. Наличествуют ряд оговорок относительно возможности обхода закрепляемой положением меры (в целях, например, защиты общественных интересов, или, как говорится в ТТП, «достижения законных целей государственной политики») или ограничения ее применения рамками действующего национального законодательства.

Тем не менее представляется, что текст главы ТТП по ЭК будет служить если не эталоном, то отправной точкой для формулирования международных правил в этой сфере.

Глава содержит 18 статей.

Основные из них:

отказ от требования локализации вычислительных средств (серверов) на территории Стороны в качестве условия для ведения бизнеса на этой территории;

отказ от требования передачи исходного кода программного обеспечения в качестве условия для импорта, распределения, продажи или использования такого программного обеспечения или продуктов, содержащих такое программное обеспечение;

установление беспошлинного режима электронной передачи данных;

признание (точнее, не отрицание) юридической силы электронной подписи (за исключением обстоятельств, предусмотренных в противном случае в соответствии с законодательством Сторон);

содействие безбумажной торговле (Стороны стремятся:

(А) сделать документы управления торговли доступными для общественности в электронной форме;

(Б) принимать документы по администрированию торговли, представляемые в электронном виде, в качестве юридического эквивалента бумажной версии этих документов);

обеспечение защиты прав потребителей Интернета в национальном законодательстве и установление сотрудничества в этой сфере;

обеспечение защиты персональных данных (каждая Сторона принимает или поддерживает правовую базу, которая обеспечивает защиту личной информации пользователей ЭК. При разработке его правовой базы для защиты личной информации каждая Сторона должна учитывать принципы и руководящие положения соответствующих международных организаций); гармонизация механизмов защиты Сторон, обмен информацией;

предоставление РНБ для цифровых продуктов;

уточняющие положения о распространении обязательств, содержащихся в соответствующих положениях глав по инвестициям, по трансграничной торговле услугами и по финансовым услугам (в том числе исключений или несоответствующих Соглашению мер, применимым к этим обязательствам), на меры, влияющие на поставку услуг, предоставляемых или исполняемых в электронном виде;

приведение национальной правовой базы, регулирующей электронные сделки, в соответствие с принципами Типового закона ЮНСИТРАЛ об электронной торговле 1996 года или Конвенции Организации Объединенных Наций об использовании электронных сообщений в международных договорах от 23 ноября 2005 года.

Имеются также положения по обеспечению кибербезопасности, «борьбе со спамом» и др.

Подводя некоторые итоги, можно отметить, что в ВТО отдельные вопросы по ЭК обсуждаются в формате обмена опытом, поскольку переговорного мандата по данному направлению не имеется. Активные сторонники изменения такого состояния дел не скрывают планов по поступательному внедрению вопросов, согласованных в рамках различных региональных инициатив и региональных организаций, на переговорную площадку ВТО.

Основными «новаторами» в области ЭК в рамках РТС выступают США.




  1. Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница