Статья написана в рамках проекта «Генезис и роль национальных общественных организаций в Симбирской губернии в 1917-24 гг.»



Скачать 110,04 Kb.
Дата20.11.2017
Размер110,04 Kb.
Национальное движение в Симбирской губернии в 1917- 24 годах
Статья написана в рамках проекта «Генезис и роль национальных общественных организаций в Симбирской губернии в 1917-24 гг.» 2001 год. (Ульяновское отделение Академии наук республики Татарстан). № 1\1-15 ОТ 10 МАЯ 2001

Опубликовано Под сенью Клио. Межвузовский сборник научных трудов, посвященный 355-летию Симбирска-Ульяновска и 60-летию образования Ульяновской области. Под ред. Точеного Д.С. Ульяновск 2003. С.89-97

Н.В. Липатова

Ульяновский госуниверситет

nlipatova@mail.ru
Поволжье в начале ХХ века представляло по религиозному и этническому составу пеструю картину, и Симбирск не являлся исключением.[1] В условиях революции 1917 года происходит активизация национального движения, которое продолжается до середины 20-х годов. Вопрос о деятельности национальных общественных структур недостаточно изучен, так как внимание уделялось истории народов Поволжья. Отдельные моменты анализа можно выделить в работах, посвященных Октябрьской революции, ликвидации неграмотности, национальной политики в Поволжье в целом.[2] Существуют отдельные работы, посвященные различным этническим группам в Симбирске, [3] но цельной картины развития национального движения в 1917-24 годах не представлено. Данная статья посвящена выявлению этапов развития национальных движений на территории Симбирского Поволжья.

Распределение по территории губернии национальных общин было неравномерным. Чуваши преимущественно проживали в Симбирском и Ардатовском уездах, татары были расселены примерно одинаково по всей территории. Влияние той или иной национальной силы зависело от соотношения этнических и конфессиональных групп в городе и губернии. Например, от общего числа населения Симбирска еврейская диаспора в 1917 году составляла по официальным данным чуть более 1%, но от губернского количества она едва достигает 0,05%, для православных это соотношение выглядит как 82,55% и 87,6%, для католиков - 3,18 % и 0,07%, для мусульман - 8,78% и 9,93%.[4] Таким образом, татарское население, занимавшее 4 место по общей численности, было единственным, которое распределялось относительно равномерно по территории губернии.

В 1917 году начинается процесс образования общественных структур, и в становлении и развитии общественного национального движения Симбирской губернии можно выделить три этапа. Первый период – март-декабрь 1917 года, когда вновь появившиеся национальные организации заявили о своем существовании и представили свои программы развития, как своего народа, так и России в целом. Второй этап приходится на 1918 – 1923 годы. В это время определились функции национальных обществ. Они занимались широким кругом вопросов от религиозных до экономических, пытаясь определить свое место в новой системе взаимоотношений. Наиболее важной проблемой в эти годы являлся вопрос о национальных автономиях. И, наконец, третий этап (1923 –1924 годы) - это становление национальных общественных организаций как элементов нового советского строя. Абсолютное большинство из них занимались пропагандистской работой (национальные отделы при губернских комитетах и партийных комитетах), просвещением и образованием, либо стали нелегальными структурами, развитие которых проследить практически не представляется возможным.

Первые шаги были сделаны в направлении объединения всех участников будущих организаций. Сначала все национальные объединения проводили свои собрания и съезды. 20 апреля 1917 года состоялся губернский чувашский съезд. В исполнительный комитет Съезда были избраны наиболее активные члены движения С.Н. Николаев, Д.П. Петров, Т.С. Малышев, Я.З. Захаров, Д.О. Доримедонов, С.М. Махамов.[5]

14 мая 1917 года происходит создание Польского дома культурно-просветительского учреждения,[6] призванного примирить некоторые слои н польских представителей. Организация установила связи с польской революционной организацией и, по сообщению газет, в основном вела переговоры в с саратовскими представителями.

1 мая 1917 года было поведено первое собрание евреев-симбирян. Цель мероприятия была определена четко - создать организацию с целью участия во всероссийском съезде, на котором предполагалось выставление национальных требований Временному правительству. Более того, еврейские организации на территории Симбирской губернии поделились на несколько лагерей: часть евреев примыкала и поддерживала революционную организацию Бунд, другие в силу своего происхождения не делали никаких попыток к сближению и революционными силами и склонялись в сторону торговых обществ, организовывая их с учетом национального фактора.[7]

4 мая 1917 года происходит совещание украинцев. В результате этого собрания появилось течение, сохранявшее свое влияние на территории области до конца 1919 года. «Украинская громада», провела после второго кризиса Временного правительства 2 митинга и социологические опросы о судьбе Украины.[8]

Практически объединение всех национальных сил проходило по одинаковой схеме. Резолюции, принятые съездами, касались основных всех вопросов жизненного устройства, как России в целом, так и народности в частности. Главный вопрос решался всеми единодушно - автономии быть. Далее мусульманский, чувашский и еврейский съезды подтвердили поддержку Временного правительства, провозгласили курс на Демократическую республику. Чувашский съезд поддержал аграрную программу партии эсеров. Проблемы местной власти, суда, кооперации, продовольственного кризиса, поддержки выборов в Учредительное собрание так же являлись предметом обсуждения. Объектом пристального внимания собравшихся стал национальный вопрос. Поступило предложение о введении общего национального чувашского праздника, однако окончательное решение этого вопроса было отложено до августовского совещания в Казани представителей мелких народов Поволжья. Однако августе 1917 года собрать представительный съезд не удалось. С целью пропаганды и агитации чувашской национальности и идей чувашской организации планировалась создание символики - флага и значка. При этом условием была простота в сочетании с оригинальностью. Указывалось, что обычный кустарь-ремесленник должен справится с выполнением подобного значка без особых усилий. Флаг должен был состоять и 2-х полос, одна из которых является орнаментом. Значок состоит из букв «ЧНО» – «Чувашское национальное общество». Местонахождением Чувашского национального дома определялась Казань. О всех мероприятиях и программе дальнейших действий предполагалось сообщать в газете «Хыпар».

Особо отличались национальные объединения мусульман. Они не только участвовали в собраниях в Симбирской губернии, но и отправляли (единственные от национальных образований) на губернский съезд 20-21 марта 1917 года. От общества мусульман представителями стали Гимранов Бадретдин, Рахматуллин Карим (мусульманское организационное бюро).[9] Так же посылались представители от Симбирской губернии на мусульманский съезд, проходивший 1 июня 1917 года в Самарской губернии.[10] Большинство резолюций, воззваний в 1917 году вышли на двух языках одновременно (русском и татарском) за подписью Шагидуллина [11]

На втором этапе национальные организации оказались поставлены в достаточно узкие рамки возможностей. При губкомах партии в Поволжье были созданы специальные отделы и партийные секции (нацпартсекции). В Симбирске этот сектор возглавил С. Н. Гафуров. Симбирск, в силу специфики исторического развития, не стал ареной жарких споров по вопросу создания соединенной Татарско-Башкирской республики. Тем не менее, симбирские представители поддержали представителя Казани Грасиса в том, что данный шаг не является продуманным.[12] 28 марта 1918 года было принято положение о создании Татаро-Башкирской республики в Поволжье (ТБР), данное сообщение было опубликовано в газете «Правда».[13] Процесс складывания автономии завершился изданием 27 мая 1920 года декрета об образовании отдельной Татарской автономной Советской социалистической республики.

Так же еще одной особенностью второго периода развития национальных обществ стала пропаганда идеи национальных частей Красной армии в 1919 году.[14]

В 20-е годы разворачивается массовая краеведческая работа. Начинается сбор фольклорного материал. 17 апреля 1922 года было создано Поволжское общество просвещения чувашской автономной области. В него входило 51 человек (13 специализировались на чувашской истории, 11- на этнографии, 9- на археологии 5 - на природоведении, 6 - на хозяйственных вопросах, 4- на образовании). Главная задача общества состояла в пропаганде своих идей, провозглашенных еще на общечувашском губернском съезде. В этом обществе на 1924 год было подготовлено более 50 серьезных докладов[15]. Профессор А.С.Смолин представил развернутую картину происхождения народа, А.М. Солищев изучал взаимоотношения с соседними народами, М.П. Петров указал на особенности чувашского языка. Н.И. Ашмарин рассматривал вопрос значимости чувашского языка в черемисских языках. Общество занималось издательской деятельностью. Оно напечатало большим тиражом Букварь и Первая книга после Букваря. Поволжское общество просвещение подготовило и составило библиотеку Чувашина. Наиболее важной книгой в ней стал русско-чувашский словарь, разработанный Н.И.Ашмариным.

В этот период появляется и Чувашское национальное общество Поволжья. В нем Симбирск представляли с правлением В.Н. Орлов, В.А. Никаноров, Я.З. Захаров, С.М. Максимов. Основная деятельность общества сосредотачивалась на создании национальных школ. Программа обучения предусматривала сочетание национального и русского языка, пения, природоведения и закона божьего, который предполагалось сократить до изучении Евангелия и некоторых глав Ветхого завета, а вот Катехизис предлагалось опустить. Чувашский язык определялся официальным языком обучения.

Общество изучения Ульяновского края было образовано в начале 1922 года. Численность его была невелика, всего 37 человек, однако работало оно достаточно активно. Инициатором и центром координации научных исследований стал естественно - исторический музей. При нем была налажена публикация работ, посвященных изучению родного края и национальных меньшинств на его территории. [16]

Итак, в рамках второго периода развития общественные национальные объединения обсуждали проблемы автономии, равноправии национальных и русского языков. Практическая деятельность сосредотачивалась на краеведческой работе и вопросах обучения школьников.

Третий период в основном был посвящен просветительской деятельности, образованию, здравоохранению и агитации. Чувашские учебные заведения Симбирска (сельскохозяйственного и педагогического техникумов) принимали молодежь и из соседних губерний. Только 25% учащихся были выходцами из Симбирской губернии.[17] Эти учебные заведения выполняли роль подготовительного центра кадров для всего Поволжья. Педтехникум стал местом сосредоточения общественных сил чувашской молодежи. Здесь было образовано землячество чуваш из рабочих, учащихся красноармейцев, ремесленников. Лидером этого общества стал М. Чернов. Плюс ко всему программа общества предусматривала содействие всеми пополнению национальных школ учителями, знающими чувашский язык, чтобы более никогда не получалось казусов подобно тому, какой произошел в Сызранском уезде в селении Смолькино. Здесь учительница не знала родного языка детей. Поэтому дети не могли уяснить материала. За два года эффект от обучения был нулевой, а точнее отрицательный, так как все желание учиться у детей исчезло. Статистика указывала, что 50% учителей в подобных школах не знали родного языка детей.[18]

После того как в 1919 году был принят «Декрет о ликвидации безграмотности», среди населения развернулась массовая работа. Учитывая, что обучению подлежали все от 8 до 50 лет, то нерусское население Симбирской губернии так же должно было сесть за парты. Уровень грамотности у русского населения губернии составлял 29%, татар - 17,5%, мордвы - 14,8% прочих - 13%[19]

В 1923 году в Симбирске начало функционировать общество «Долой неграмотность». Обучение грамоте велось силами его членов общества на нескольких языках (татарском, чувашском, мордовском и русском.) Наибольшую активность проявила в ликвидации неграмотности среди чувашского населения Анисья Васильевна Княгинина (Васся Анисси) – первая чувашская поэтесса Ее деятельность распространялась в основном на Мелекесский уезд Симбирской губернии. В каждом классе работали два учителя: национального языка и русского, как, например, в Симбирской татарской опорно-инструкторской школе.

В газете «Пролетарский путь» в среднем раз в два месяца в появлялся материал в рубрике «Нужды нацменьшинств». Так, газета в лице корреспондента И. Катаева[20] сокрушалась по поводу того, что «среди мордвов никто не знает, что они нацменьшинство и, что при губно существует мордовский сектор». Из этого факта автор сделал вывод, что, мордва разобщена и ей необходима помощь.

Одним из направлений деятельности чувашских организаций являлась переподготовка и подготовка учительских кадров для национальных школ. На лето 1924 года была намечена программа занятий для педагогов в национальных школах, так как они слабо владели русским языком и плохо знали историю своего народа. Губернские курсы для учителей чуваш предусматривали изучение и этнографии.

Незнание русского языка народами Симбирской губернии приводило к неосведомленности их в вопросах социально-экономической сфере. Так, газета «Пролетарский путь» на страницах своего издания обсуждала вопрос, «почему же большинство крестьян в нерусских поселениях не знакомы с условиями крестьянского займа». После изложения нескольких фактов вывод был сделан довольно неутешительный. С точки зрения автора, скрывающегося под псевдонимом «Всевидящий», причина такого медленного проникновения информации заключалась в том, что большинство сведений распространялось на русском языке.

Особые изменения произошли с появлением культурно-просветительской комиссии при парткоме. В связи с этим праздник Сабантуй с 1923 года должен был служить интересам пропаганды аграрных достижений с организацией машинных выставок, гимнастики и спортивных состязаний. В 1924 году открылась художественная выставка уже известных мастеров и любителей. Ее выгодно отличало то, что наряду с работами на классические сюжеты и бытовой жанр были представлены работы представителей малых национальностей на территории Ульяновской губернии.

В июне 1923 года Шевель Гефтер и Натан Каменский подали заявление советским властям о регистрации иудейской общины с молитвенным домом. Устав общины предусматривал объединение граждан иудейского вероисповедания в городе Симбирске. Община существовала за счет пожертвований и продолжала действовать до 1932 года. Теперь основным профилем деятельности национальных организаций стала просветительская и образовательная деятельность.

Таким образом, на первом этапе с февраля 1917 по январь 1918 года происходила легализация и оформление национальных структур. В основном в этот период проводились учредительные съезды, на которых рассматривались общероссийские и религиозные вопросы. Второй этап – время исканий. Национальная политика нового советского государства переходит от стадии вседозволенности на национальном фронте к постепенному упорядочиванию этих элементов по своему усмотрению. Формирование национальных отрядов Красной армии, критика священников, обвинение национализме и одновременно поощрение всех мероприятий, связанных с просвещением, образованием. Краеугольным камнем становится вопрос об автономии. Симбирские национальные движения полностью поддержали идею отдельных национально-культурных автономных образований. Наконец, третий этап 1923-24 годы окончательно расставил все по своим местам. Общественные организации приобрели статус культурных и образовательных и просветительских учреждений. Они занимались преимущественно воспитанием и здравоохранением.



ПРИМЕЧАНИЯ


Согласно данным переписи 1917 года в городе проживало 82,55% православных, 3,18%- католиков, 2,55% протестантов, 8,78% мусульман, 1,15%. В 1924 году в губернии (в связи с тем, что государство стало атеистическим и население распределяется по национальному признаку) насчитывалось 46 тысяч чуваш, 40 тысяч татар, 192 тысячи мордвы, 3540 евреев, 2200 эстонцев, 1400 латышей, 302255 русских.

Октябрь в Поволжье. Саратов, 1967; Ягодкин В. Татары в Октябрьской революции. //Ульяновский общественник. №17. 1927; Он же. Чуваши в Октябрьской революции. //Ульяновский общественник № 18. 1927. - С. 21.

Разобрать Петропавловскую крепость. Закрыть синагогу и монастырскую церковь. // Пролетарский путь. 1929. 15 декабря; Петров С.Б. Городские синагоги Ульяновская, правда. 1991. 12 октября

Альбом таблиц с данными двух переписей 1912 и 1917 гг. в Симбирске с пригородами. Симбирске 1920 г.

Общегубернский чувашский съезд. Материалы и протоколы. Симбирск. 1917.

Там же Л.6.

Там же Л. 3.

Там же Л. 5.

Центр Документации новой и новейшей истории Ульяновской области (ЦДНИУО).Ф. 57. Оп.1. Д. 208. Л. 2.

Архив социально-политической истории Самарской области. Ф. 3500. Оп. 1. Д. 305.

ЦДНИУО. Ф. 57, Оп. 1. Д. 319. Л. 1.

Октябрь в Поволжье. Саратов. 1967. С. 414.

Правда 1918. 28 марта. С. 1.

Пролетарский путь (далее ПП) 1924. 4 сентября.

Наш город. Симбирск 1927. С. 124.

ПП. 1924. 14 августа

Там же 19 ноября.

Там же 29 ноября



Там же 26 июля

Там же 2 июля.

Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница