Статусно-ролевые позиции преподавателей вузов как проявление гендерной асимметрии профессиональной деятельности (на примере г. Хабаровска) >22. 00. 04 социальная структура, социальные институты и процессы



Скачать 468,51 Kb.
страница1/2
Дата25.10.2016
Размер468,51 Kb.
ТипАвтореферат диссертации
  1   2


На правах рукописи


Остапенко Анна Борисовна

Статусно-ролевые позиции преподавателей вузов как проявление гендерной асимметрии

профессиональной деятельности

(НА ПРИМЕРЕ Г. ХАБАРОВСКА)

22.00.04 – социальная структура,

социальные институты и процессы

Автореферат

диссертации на соискание учёной степени

кандидата социологических наук

Хабаровск – 2011

Работа выполнена в ФГБОУВПО «Тихоокеанский государственный университет»

Научный руководитель: доктор философских наук, профессор

Бляхер Леонид Ефимович

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор

Шкуркин Анатолий Михайлович

кандидат социологических наук, доцент

Сидорова Наталья Петровна

Ведущая организация: Институт комплексного анализа региональных проблем

ДВО РАН

Защита состоится «29» сентября 2011 г. в 14.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.294.04 при ФГБОУВПО «Тихоокеанский государственный университет», по адресу: 680035, г. Хабаровск, ул. Тихоокеанская, 136, ауд. 315Л.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУВПО «Тихоокеанский государственный университет»


Автореферат разослан «_____»_____________2011

Ученый секретарь

диссертационного совета Э.О. Леонтьева



ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования. Проблема гендерной асимметрии в России относится к числу сложных, недостаточно изученных и не потерявших свою актуальность. Ее актуальность связана с тем, что одно из базовых для общества социальных неравенств сегодня переживает стремительную трансформацию, которая сказывается и на статусно-ролевой дистрибуции общества в целом. Классические образцы поло-ролевого разделения труда, детерминированного гендерными стереотипами, сегодня деформируются. Но сама трансформация не завершена. Соответственно, на структуру гендерных отношений одновременно действуют и прежние (патриархальные) нормы и вновь возникающие социальные связи и стратегии. Результатом этого процесса на макросоциальном уровне является гендерная асимметрия. Гендерная асимметрия – это нарушение согласованности, соразмерности в социальных взаимных отношениях мужчин и женщин1. Данное явление охватывает всю совокупность отношений и сферы жизнедеятельности общества.

Наша диссертационная работа посвящена изучению гендерной асимметрии профессиональной деятельности в сферах высшей школы и науки, а также выявлению связи между гендерными стереотипами, господствующими в дальневосточном социуме, и статусно-ролевыми позициями преподавателей в вузе. Для названных сфер в любой стране традиционно характерен гендерный дисбаланс среди научных направлений и сфер образования. Асимметричность положения женщин в сферах науки и высшей школы многолика. Одной из основных причин этого явления служит сосуществование в одном социальном пространстве и, соответственно, в одном сознании гендерных стереотипов различной природы, противоречащих друг другу. Идеи женского равноправия в публичной сфере накладываются на патриархальные нормы, господствующие в приватной жизни. Соответственно, статусно-ролевые позиции женщины в публичной сфере оказываются более уязвимыми. Она вынуждена или отказываться от традиционных форм приватного поведения, подпадая под общественные санкции, либо искать социальные локалы, которые бы позволяли сочетать публичную и приватную роли.

Наиболее привлекательной для женщины сферой, позволяющей сочетать основные гендерные роли, и выступает наука и образование с их относительно свободной занятостью. Но и в этой сфере наблюдается характерное для рынка труда в целом явление гендерной асимметрии или вертикальной сегрегации, которое получило также название «стеклянный потолок» (glass ceiling). Это некоторый уровень в карьерной иерархии, выше которого женщины практически не имеют возможности подняться. При отсутствии формальных ограничений для занятия позиций выше «стеклянного потолка» женщины не могут продвинуться дальше этого барьера. Это представляет собой дополнительную проблему и требует для женщины привлечения дополнительных ресурсов. В образовательном пространстве «стеклянный потолок» можно рассматривать как невидимый карьерный барьер и в рамках вуза, где работает женщина, и в рамках профессиональной карьеры в образовательном пространстве, которая подразумевает карьерный рост не внутри одного вуза, но включает в себя карьерные продвижения и повышения профессионального статуса за счет перехода из одного вуза в другой. То есть возникает ситуация «стеклянного потолка и стеклянных стен» 2.

В настоящее время на фоне выдвижения стеклянных потолков относительно женских карьерных стратегий наблюдается тенденция феминизации кадровой составляющей высшей школы. Однако это происходит преимущественно на исполнительском уровне вуза. Так, по данным Федеральной службы государственной статистики, представленным в сборнике «Женщины и мужчины России – 2010 г.», в составе ППС вузов 55 % женщин и 45 % мужчин. 71% женщин и только 29 % мужчин замещают должность ассистента и старшего преподавателя. Женщин-доцентов в составе вуза 54% и 46% мужчин. И только 28% женщин в должности профессоров, тогда как мужчин – 72%.

Несмотря на достаточно высокий процент женщин среди среднего звена научных работников-кандидатов наук, их движение по восходящей лестнице социально-профессиональной мобильности на следующую ступень – доктора наук весьма осложнено конкуренцией с мужчинами-учеными. Причем женщине стать доктором наук мешает не только гендерное противоборство, но и объективные трудности, возникающие в связи с семейными обязанностями, воспитанием детей 3. Для женщин-учёных является значимой проблемой подняться в высшей школе до руководящей должности, и они остаются на исполнительском уровне. Дело в том, что идентификационные модели в настоящее время не подразумевают полноценного участия в управленческом процессе высшей школы женщины как таковой, то есть женщины, не отказавшейся от определенных аспектов своей гендерной идентичности и вынужденной играть по мужским правилам. Сегодня Ректораты вузов почти на 80% состоят из мужчин, не представляя альтернативы и кворума доминантно мужской точке зрения. То есть решения о функционировании академического женско-мужского сообщества принимаются большинством мужских голосов. Однако как показывают международные практики, оптимальное функционирование научно-педагогической деятельности образовательного пространства достигается при условии полноценного симметричного участия женщин на всех уровнях его организации, руководства и контроля.

Таким образом, исторически сложившаяся организация российской управленческой пирамиды, ориентировавшаяся преимущественно на мужчин, не отражает реально складывающийся баланс общественных сил, новые роли мужчин и женщин, возможность влияния женщин на дела общества, государства и семьи. В современных условиях полоролевая организация управленческой пирамиды общества пришла в явное противоречие с динамично изменяющимися условиями жизни. Составляя значительную часть трудовых ресурсов с высоким уровнем образования, многогранным профессиональным опытом, обладая организаторскими навыками по ведению домашнего хозяйства, социальной ответственностью за благополучие семьи, женщины могут внести существенный вклад в развитие экономики, образования и культуры российского общества. Вместе с тем, современные социально-экономические и политические изменения статусно-ролевых отношений оказывают существенное влияние на положение женщин, сопровождаются реальным снижением их социального и профессионального статуса. Процесс формирования в России демократического государства с развитым гражданским обществом объективно обусловливает необходимость полного и равноправного участия женщин в системе управления 4.

Диссертационное исследование было локализовано в определенной части образовательного пространства – научно-педагогическом сообществе преподавателей вузов города Хабаровска. Выбор объекта исследования определяется рядом соображений: данная социальная группа более доступна и открыта нашему исследованию; в среде преподавателей более ярко проявляются закономерности поло-ролевого распределения, свойственные обществу, поскольку, совмещая исследовательскую деятельность с учебно-методическими и воспитательными функциями, преподаватели воспроизводят наиболее устойчивые, нормативные гендерные стратегии и гендерные стереотипы, отвечающие во всеобщем понимании моральным нормам и устоям общества. Кроме того, исследование в локале академического сообщества вузов г. Хабаровска представляет интерес и с точки зрения выявления стратегий социального поведения и использования гендерных особенностей как дополнительного ресурса в статусно-ролевых достижениях.

Все эти обстоятельства обуславливают наше внимание к научно-педагогическому сообществу вузов г. Хабаровска, как к референтной группе, позволяющей выявить закономерности и тенденции развития гендерной политики, характерные для российского общества в целом.

Этим определяется актуальность диссертационной работы.

Степень научной разработанности проблемы. Интерес к отношениям между человеческими особями мужского и женского пола и к тому положению, которое занимают они в обществе, возник весьма давно. Хронология гендерной историографии уходит корнями в античные времена. Так, еще в пятом столетии до нашей эры Платон в своем труде «Государство» рассуждал об общности образования для мужчин и женщин в целях установления равных шансов для участия в управленческих и производственных делах. Далее его ученик Аристотель развил идею о биологическом и общественном началах человека, подвергнув критике утопическую идею платоновского государства. По его мнению, врождённое неравенство способностей — причина объединения людей в группы, отсюда же различие функций и места людей в обществе5. Во 2 в. последователь Аристотеля К. Гален6, исследуя анатомические различия между человеческими особями говорил, что мужской и женский организмы подобны. С. Лаккер, рассматривая репродуктивный статус человека, говорил об однополой модели. Единственный пол это мужской, а женский считался недоразвитой его формой. В эпоху Возрождения в 16 в. проблемой биологических различий между мужчинами и женщинами занимались А. Везалий, Г. Фаллоний, Б. Евстахий 7.

Позже, в 18-20 вв. И.Кант8, А.Шопенгауэр9, Ф.Энгельс10, З.Фрейд11, Ф.Ницше12, В.В. Розанов13, В.С. Соловьёв14, Л.Н.Толстой 15, Н.Г. Чернышевский16, О. Вейнингер17 и многие другие философы, психологи и социологи обращались к вопросу различий и отношений между полами.

В 1955 году, изучая общеполовые свойства, сексолог Джон Мани, ввел понятие «гендер» для идентификации пола как фенотипа 18.

Научный вклад в гендерные исследования внесли работы ведущих западных гендерных и феминистских теоретиков К. Делфи19, М. Мид20, Дж. Флекс21, Т. Де Лауретис 22, Д. Батлер23. Основываясь на идее Э. Дюркгейма 24 об общественном разделении труда, согласно которой «один из полов завладел эмоциональными функциями, а другой – интеллектуальными», Т. Парсонс и Р. Бэйлз разработали полоролевую теорию25, в основе которой лежит прямая зависимость гендерных ролей от идентификации маскулинности и феминности. Согласно полоролевой теории, в социальной системе женщина выполняет экспрессивную роль хозяйки, матери, жены, мужчина – инструментальную роль добытчика и защитника, регулируя отношения между семьей и другими социальными системами.

Проблемой гендерных норм, отношений и стереотипов занимались также ученые Дж. Плек26, Г. Хофстед27, Симона де Бувуар28.

Особое внимание заслуживает теория гендерных схем психолога Сандры Бем, в основе которой лежит концепция половой типизации. Данная теория рассматривает особенности половой принадлежности индивидуумов как основу их способа организации информации об окружающем мире 29.

До 70-х годов ХХ века социально-психологические исследования пола человека развивались преимущественно в рамках поло-ролевой теории, а сам феномен социального пола понимался как усвоение личностью особого социального статуса, предписываемого обществом на основании биологических различий. Со времени основания специального исследовательского комитета «Женщины в обществе» в 1973 году в рамках Международной социологической ассоциации изучение гендерной проблематики приобрело систематический и узаконенный характер, поскольку непосредственной задачей данного комитета было – «способствовать развитию теории, методологии и практики, затрагивающих проблемы женщин в обществе, и гендерной природы социальных институтов, стимулировать критическую оценку новых социологических парадигм с точки зрения всех групп, подвергающихся дискриминации, включая женщин».

В 1986 г., изучая стратегию женского лидерства, А.Н. Игли30 выдвинула тезис о том, что гендерные нормы обусловлены гендерными стереотипами. В 1998г. Э.Аронсон развил данную теорию, обозначив причину, по которой люди стараются соответствовать гендерным ожиданиям, – это нормативное и информационное давление, которое вынуждает людей подчиняться гендерным нормам. В своем труде «Общественное животное» он писал, что, подчиняясь нормативному давлению, мы стремимся нравиться окружающим, а подчиняясь информационному давлению, мы хотим быть правильными 31.

В работах К. Миллетт32 и некоторых других западных исследователей предлагаются практически первые интерпретации гендерной асимметрии как закрепления за деятельностью женщин более низкого статуса на основании традиций о малой значимости их социального опыта, полученного в пределах частной жизни.

Теория феминизма, методология гендерной социологии является предметом внимания российских ученых, таких как С.Г. Айвазова33, Е.А. Здравомыслова 34, А.А. Темкина35, И.И. Чернова36, В.А. Ядов37, О.А. Воронина38, И.Ю. Суркова39, Н. А. Бердяева40, Е.Ф. Иванова41, И. Тартаковская42 и др. Концепции, предложенные в трудах означенных авторов, замыкаются на необходимости анализа властной компоненты в гендерных отношениях, которые социально конструируемы и способны трансформироваться. Аспекты практической реализации механизмов устранения гендерной асимметрии равенства не раз обсуждались на страницах их научных сборников.

Следует также отметить работы отечественных авторов И.О.Мальцевой, С.Ю. Рощина43, С.А. Солнцева44, Е.Б. Мезенцевой45, занимающихся исследованием гендерной сегрегации на рынке труда или проблемой так называемого «стеклянного потолка» – уровня, выше которого женщина не может подняться по карьерной лестнице.

В работах Г. Силласте46, Л.А. Герасимовой47, Л.В. Штылевой48, И.С. Клециной49, Н.Д. Стрекаловой50 представлены попытки систематизировать и проанализировать степень гендерной асимметрии в российской системе высшего образования.

Таким образом, были сделаны определенные выводы, подтверждающие тезис об асимметричном статусно-ролевом наборе женщин и мужчин в образовательном пространстве вузов, но не было выработано направлений по преодолению сложившейся гендерной ситуации. Учеными разработаны рекомендации женщинам для достижения успеха в профессиональной сфере. Но все они ориентированы на деловых женщин, занимающихся бизнесом, а не на женщин, работающих по найму в сфере образования.

Объект исследования – научно-педагогическое сообщество вузов г. Хабаровска.

Предмет исследования – статусно-ролевое распределение в педагогическом сообществе как проявление гендерной асимметрии профессиональной деятельности профессорско-преподавательского состава вуза.

Цель исследования – выявить особенности статусно-ролевого распределения в педагогическом сообществе как проявление гендерной асимметрии профессиональной деятельности профессорско-преподавательского состава вуза.

Достижению данной цели способствует решение следующих задач:

1. проанализировать гендер как социальную категорию, составляющую основу одного из самых сильных противоречий, определяющих взаимодействие в социуме, исследовать социальные механизмы, являющиеся базой для создания гендерных стереотипов;

2. описать социальные аспекты поло-ролевой и гендерной профессиональной дифференциации, имеющие место на рынке труда в современном обществе;

3. выявить уровень гендерной асимметрии профессиональной деятельности в сфере образования;

4. определить причины гендерной асимметрии профессиональной деятельности в вузе и исследовать социальные процессы, влияющие на её динамику;

5. исследовать, как особенности мужской и женской поло-ролевой идентификации отражаются на положении ученого российского вуза, его личности и профессиональных достижениях, определить и проанализировать уровень гендерной асимметрии профессиональной деятельности в вузах г. Хабаровска и факторы, влияющие на этот процесс, исследовать гендерный статусно-ролевой набор набор преподавателей вузов;

6. провести опрос ППС хабаровских вузов и выделить варианты гендерных стратегий поведения преподавателей вузов, которые позволили бы изменить гендерную асимметрию в научном сообществе согласно требованиям российской действительности и ожиданиям общества.



Для освещения данных задач определена часть образовательного пространства, как референтная группа – научно-педагогическое сообщество преподавателей вузов города Хабаровска.

Методология и методика исследования. Теоретической и методологической основой диссертационного исследования послужила гендерная методология, позволяющая учесть социокультурный контекст гендерных отношений. Методологическую основу нашего исследования составили, прежде всего, драматургический интеракционизм И. Гоффмана51 и теория социального конструктирования реальности П. Бергера и Т. Лукмана52. Теоретической основой нашего исследования являются работы, развивающие социально-конструктивистскую интерпретацию гендерных отношений, в том числе концепции К. Уэст и Д. Зиммерман53, Р. Коннел54, С. Бем55, а также отечественных ученых О.А. Ворониной56, Е. А. Здравомысловой и А. А. Темкиной57, Е.Р. Ярской-Смирновой58, И.А. Жеребкиной59. В этом ряду необходимо выделить исследования С.Г. Айвазовой60, одной из первых осветившей реальное состояние социальных отношений между полами в советскую эпоху и проанализировавшей гендерные отношения в постсоветское время, интерпретируемые гендерной асимметрией.

Эмпирическую основу диссертационной работы составили:

  • анализ вторичных социологических данных исследований гендерной проблематики в сфере образования Г. Силласте, А. Воронова и др., а также статистических данных Росстат, Госкомстат и Федеральной государственной службы статистики;

    • результаты проблемно-ориентированного анкетного опроса, проводимого в рамках диссертационного исследования в период 2008-2010 гг. Генеральная совокупность – научно-педагогическое сообщество г. Хабаровска. Выборочная совокупность n – 400. Тип выборки – квотная, репрезентативная по половозрастному признаку, случайная на стадии отбора респондентов;

    • в качестве дополнительной эмпирической информации привлекались аналитические материалы информационно-аналитического центра проблем управления ДВАГС, партинентных теме исследования;

    • анализ неформализованных экспертных интервью ППС вузов Хабаровска по подготовке специалистов разных направлений – ХГАЭП, ДВГГУ, ДВГУПС, ДВМГУ, ХПИ ФСБ РФ. Общее число респондентов – 45. Интервью проводились в период 2008-2010 гг. автором исследования, аспирантами, студентами при непосредственном участии автора.

Научная новизна настоящей работы, обусловленная постановкой проблемы, не получившей пока всестороннего освещения, выражается в следующем.

  • Осуществлен гендерный анализ профессиональной деятельности научно-педагогического сообщества системы высшего профессионального образования, что позволяет определить теоретические и методологические подходы к исследованию гендерной асимметрии в высшей школе;

  • Выявлены особенности гендерной асимметрии в вузах, которая проявляется в статусно-ролевом наборе преподавателей;

  • На основе контекстного анализа открытых вопросов и интервью выявлены социальные ожидания и подтверждена необходимость выравнивания гендерной асимметрии руководящего состава с целью оптимизации функционирования системы высшего образования;

  • На основе анализа гендерных характеристик преподавателей вузов, а также исследования гендерной идентичности лидерских качеств выявлены стратегии социального поведения, позволяющие рассматривать их как дополнительный ресурс статусно-ролевых достижений в вузе.


Положения, выносимые на защиту:

  1. Гендерные исследования, объектом изучения которых являются гендерные роли, отношения и стереотипы в настоящее время считаются сложившимся самостоятельным исследовательским направлением. Влияние гендера как социокультурного проявления полоролевых различий сказывается на всех сферах жизнедеятельности, в том числе и профессиональной.

  2. Гендерная асимметрия профессиональной деятельности или гендерная сегрегация как одна из характеристик рынка труда, представляет собой сложное, многоаспектное явление, обусловленное многими факторами. Будучи, с одной стороны, результатом развития современного общества, а с другой стороны источником многих его проблем, гендерная асимметрия является предметом социологических исследований.

  3. На протяжении всего времени наблюдался феномен гендерной асимметрии профессиональной деятельности в образовательном пространстве, который выражается в превышении удельного веса мужчин, занятых на высших должностных уровнях. Проведенный нами анализ вторично обработанных статистических данных подтверждает общую для рынка труда закономерность – концентрацию женщин на исполнительских уровнях и статусно-ролевых позициях системы образования, где заработная плата существенно ниже. Таким образом, как подтверждает наше исследование, несмотря на увеличение процента женщин, ориентированных на научную карьеру в сфере высшего образования, они составляют лишь незначительную долю среди членов ректората вузов, что не соответствует социальным ожиданиям и не способствует оптимизации кадрового состава за счет вовлечения женского потенциала.

  4. Усиление дискриминации женщин в сфере труда и занятости является одним из последствий изменений рынка труда в период реформирования экономики – в любой экономике существует тенденция вытеснения женской рабочей силы с рынка труда в период спада и привлечение в период экономического роста. Вуз как организация является моделью нашего общества. В нем также существует уровневая иерархия и субординация. Статусно-ролевой набор преподавателей является проявлением гендерной асимметрии профессиональной деятельности в данном подтипе российского общества и отражением влияния социальных процессов на динамику данного явления.

  5. Согласно статистическим данным сфера образования традиционно является женским рынком труда. Феминизация же высшего образования и науки, как показал анализ интервью, связана, прежде всего, с тем, что именно здесь женщина получает наилучшую возможность для сочетания публичного статуса и статуса «хранительницы домашнего очага». Их базовые стратегии связаны с минимизацией усилий в публичной сфере с тем, чтобы максимально реализовать себя в приватной. В силу этого формируется гендерная асимметрия статусно-ролевых позиций ППС в вузах. Как показал анализ семейного положения респондентов, гораздо больше проблем возникает в случае, если женщина стремится к реализации себя именно в публичной сфере. Чаще всего в этом случае, по мнению респондентов, приватная сфера терпит ущерб. Об этом говорит увеличение доли одиноких и разведенных женщин, а также уменьшение количества детей в семье, по мере повышения научного статуса и профессиональной ролевой позиции.

  6. Социальные нормы всего общества и отдельно взятого образовательного сообщества могут работать против того, чтобы женщины занимали доминирующие, руководящие позиции. Проведенное нами в рамках работы исследование гендерной идентичности лидерских качеств и стратегий преподавателей вузов показало, что для достижения профессионального успеха женщина должна использовать в качестве дополнительного ресурса взаимодополняющие и взаимообъединяющие гендерные особенности и стратегии социального поведения как своего, так и противоположного пола. Наиболее значимые из них – активная жизненная позиция, креативность в руководящих подходах и поисках решений, гибкость в условиях социально-экономических реформаций и реструктуризаций, толерантность, способность к убеждению, и одно из важнейших генетических качеств женщины – стрессоустойчивость. Составляя значительную часть трудовых ресурсов с высоким уровнем образования, многогранным профессиональным опытом, обладая организаторскими навыками по ведению домашнего хозяйства, социальной ответственностью за благополучие семьи, женщины могут внести существенный вклад в развитие экономики, образования и культуры российского общества 4. Таким образом, социологический опрос подтвердил наш тезис о том, что в условиях реформирования системы высшего образования необходимо эффективное использование духовного и экономического потенциала не только мужской, но и женской составляющей общества, а симметричное участие женщин в управлении высшей школой, как показывают зарубежные практики, является необходимой компонентой оптимального функционирования высшей школы.

Теоретическая и практическая значимость исследования.

Полученные результаты исследования дополняют и конкретизируют гендерные проблемы современных научно-педагогических кадров высшей школы. Предложенные выводы могут послужить концептуальной базой для дальнейшей разработки стратегических приемов, способствующих более успешному сосуществованию женщин и мужчин в науке и более симметричному распределению статусно-ролевых позиций в вузе. А анализ социологических исследований гендерной истории в контексте влияния на гендерную асимметрию в образовательном пространстве может способствовать прогнозированию и корректированию гендерной ситуации в высшей школе.

Материалы диссертации могут быть использованы для расширения теоретической, организационно-методической и информационной базы о гендерной проблематике и её проявлениях, в просветительских целях – для разработки учебных курсов по гендерной социологии, отдельных тем курса социологии, теории социальной работы и других гуманитарных дисциплин.

Апробация исследования. Основные результаты и положения диссертационного исследования прошли апробацию на X Международной научно-практической конференции «Система ценностей современного общества» (г. Новосибирск, 2010 г.), на региональной научно-практической конференции «Актуальные вопросы экономики и образования» (г. Хабаровск, 2010 г.), на IV Всероссийской научно-практической конференции «Проблемы функционирования и развития территориальных социально-экономических систем» (г. Уфа, 2010 г.), на внутривузовских конференциях и научно-методических семинарах. Диссертация была обсуждена и рекомендована к защите на кафедре социологии, политологии и регионоведения Тихоокеанского государственного университета.

Публикации. По теме диссертационного исследования опубликовано 12 научных работ в сборниках ведущих вузов России, в том числе 3 работы в изданиях, включенных в перечень Минобразования и науки РФ.

Структура диссертации. Структура работы соответствует поставленным задачам и отражает особенности методологии исследования. Диссертационная работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы и приложений.


ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ
Во введении обоснована актуальность темы диссертационного исследования, охарактеризована степень её научной разработанности, определены цель, задачи, предмет и объект исследования, представлена его методологическая основа, раскрыты научная новизна и практическая значимость выносимых на защиту результатов исследования.

В первой главе «Гендерная асимметрия профессиональной деятельности в современном российском обществе» анализируются проблемы научно-академического сообщества с точки зрения гендерного подхода. Выявляется асимметричность распределения статусно-ролевых позиций по половому признаку. Раскрываются социальные проблемы гендерных отношений в профессиональной сфере в современном обществе. На основании теоретических выводов зарубежных и отечественных авторов, подтвержденных статистической базой аргументирована актуальность и целесообразность обсуждения проблемы гендерной асимметрии профессиональной деятельности на рынке труда вообще и в образовательном пространстве в частности.

Глава состоит из трёх параграфов.



В первом параграфе «Социологические основания категории «гендер», гендерных ролей и отношений» анализируется социальная категория «гендер», как методологический инструмент познания жизнедеятельности общества, в основе которой – учет социальных особенностей индивидов (мужчин и женщин) в неразрывной связи с биологическими. Определена сущность гендерных ролей и отношений, позволяющих человеку конструировать социальную реальность, исходя из стереотипного восприятия мужчин и женщин. Рассмотрено, как гендерные нормы и стереотипы влияют на социальные ожидания поведения мужчин и женщин.

Понимание гендера сводится к повседневному поведению обычных людей в обычных условиях и их способам «конструирования» собственного социального мира.



Во втором параграфе «Гендерная асимметрия на рынке труда в современном обществе: критерии и показатели» рассматривается гендерная асимметрия профессиональной деятельности, сложившаяся на рынке труда.

На рынке труда действуют одновременно гендерная асимметрия и механизм самоотбора, которые не позволяют женщинам и мужчинам занимать одинаковое положение в сфере профессиональной занятости. Разделение труда по признаку пола следует рассматривать в связи с гендерными особенностями выбора мужчинами и женщинами профессии и образования. Влияние макросоциальных факторов на выбор женщин на рынке образовательных услуг и рынке труда России за время реформ и по настоящее время сопровождается общим снижением уровня женского участия в экономике. Одновременно происходит усиление профессиональной сегрегации женщин в сфере занятости, связанное с горизонтальной и вертикальной сегрегацией рынка труда 61. Анализ статистических данных демонстрирует снижение экономической активности женщин, которая сопровождается их интенсивным перераспределением между отраслями и секторами экономики, при этом с ростом заработной платы в отрасли усиливается вытеснение из неё женской рабочей силы. Наибольший процент женщин, занятых в малооплачиваемых сферах: образования – 81,2% и здравоохранения – 79,7%. Тогда как мужчины заняты в более доходных отраслях – добыче (78,6%), энерго-, газораспределения (72,1%), строительства (83%), а также в органах государственного управления (62,1%).

Наличие экономической диспропорции между полами в сфере труда позволяет говорить о гендерной асимметрии в пользу мужчин на рынке труда и на рабочем месте, поскольку концентрация женщин увеличивается в той профессиональной сфере, где отмечен спад уровня заработной платы, и наоборот, с повышением уровня заработной платы, концентрация женщин уменьшается. Так, по статистике при удельном весе женщин в общей численности работников – 49% отношение заработной платы женщин к оплате мужчин составляет 68%. Следовательно, гендер оказывается центральным организующим принципом в мире занятости. На разделении труда по признаку пола основана гендерная сегрегация рынка труда.

В третьем параграфе «Гендерная асимметрия профессиональной деятельности в образовательном пространстве: причины и динамика» рассматривается система гендерных норм и стереотипов, влияющих на распределение профессиональной занятости в сфере образования.

Образовательное пространство является доминантно феминизированным. По данным статистического сборника «Женщины и мужчины России – 2010» доля занятых в образовании женщин – 81,2% и только 18,8% мужчин. Подобное явление можно объяснить с точки зрения «теории компенсирующих различий», согласно которой на рабочих местах, где в меньшей степени требуются тяжелые физические усилия, менее продолжительна рабочая неделя, предоставляется определенный социальный пакет, направленный, в том числе, на частичную компенсацию издержек по содержанию детей, женщин можно встретить с большей вероятностью, чем на других работах 62.

Проведенный нами вторичный анализ социологических исследований показал, что гендерный признак играл и играет большую роль в системе образования нашей страны. По мнению эксперта в области гендерной асимметрии на рынке труда О.А. Ворониной, соотношение численности мужчин и женщин, и в соответствии с ним «вес» педагогов и ученых менялись в зависимости от конкретных социально-экономических и политических условий, но неизменно оставалась гендерная асимметрия в образовательном пространстве.

На протяжении долгого времени наблюдался феномен гендерной асимметрии профессиональной занятости в образовательном пространстве, который выражается в диспропорции удельного веса женщин и мужчин, занятых в этой сфере. Выполненный в рамках исследования анализ статистических данных показал непосредственную зависимость гендерного дисбаланса от уровня и престижности учебного заведения в системе образования и, соответственно, размера заработной платы, о чем свидетельствуют данные диаграммы 163.

Чем выше уровень образовательного учреждения в системе образования, тем больше процент занятых в нем мужчин. И наоборот, чем ниже уровень образовательного учреждения и соответственно заработной платы, тем выше процент работающих в нем женщин.


Женщины: 1473 тыс. человек

Мужчины: 394 тыс. человек
Диаграмма 1. Гендерный состав преподавателей государственных и муниципальных образовательных учреждений по видам учреждений на начало 2009/2010 учебного года

Кроме того, внутри каждого учебного заведения также существует гендерная асимметрия. Как правило, большее количество мужчин, работающих в них, занимают административно руководящие позиции, как представлено в таблице 165.

Таблица 1.

Профессорско-преподавательский персонал государственных и муниципальных образовательных учреждений высшего профессионального образования на начало 2009/2010 учебного года



 

Женщины

Мужчины

Распределение по полу, %

женщины

мужчины

Численность профессорско-
преподавательского персонала1) - всего

 

 

 

 

тыс.человек

189,2

153,5

 

 

процентов

100

100

55

45

в том числе :

 

 

 

 

ректоры

0,06

0,5

9

91

проректоры, директора филиалов

0,8

2,3

29

71

деканы факультетов

1,1

2,4

37

63

заведующие кафедрами

5,2

10,7

37

63

профессора в составе кафедр

5,34

17,2

28

72

доценты в составе кафедр

40,3

41,9

54

46

старшие преподаватели

27,7

13,8

71

29

преподаватели, ассистенты

19,5

11,2

68

32

1) Штатный персонал

Следовательно, и в образовательном пространстве российского общества наблюдается гендерная асимметрия профессиональной деятельности и общая закономерность для рынка труда – концентрация женщин на тех уровнях и должностных позициях системы образования, где формируется пониженная заработная плата 64.



Во второй главе «Статусно-ролевой набор преподавателей вуза как проявление гендерной асимметрии (на примере г. Хабаровска)» дан анализ гендерной асимметрии статусно-ролевого набора преподавателей, выявлены гендерные предпочтения, определены поведенческие стратегии мужчин и женщин, способствующие карьерному продвижению и повышению статусно-ролевых позиций в локале научно-педагогического сообщества г. Хабаровска. Кроме того в данной главе мы описали социальные процессы, влияющие на динамику гендерной асимметрии профессиональной деятельности в вузе, исследуя демографические характеристики и результаты социологического опроса ППС вузов г. Хабаровска. Глава состоит из трёх параграфов.

В первом параграфе «Причины гендерной асимметрии профессиональной деятельности в вузе и социальные процессы, влияющие на её динамику» проведена историческая хронология социально-экономических процессов с точки зрения гендерного подхода и демографических характеристик ППС вузов г. Хабаровска с целью анализа динамики гендерной асимметрии профессиональной деятельности научно-педагогического сообщества высшей школы.

Гендерная асимметрия в сфере труда и занятости является одним из последствий изменений рынка труда в период реформирования экономики – в любой экономике существует тенденция вытеснения женской рабочей силы с рынка труда в период спада и привлечение в период экономического роста 65. Для анализа причин гендерной асимметрии мы выполнили историографию и периодизацию социальных процессов с точки зрения гендерного подхода.

Массовый приток женщин в сферу образования и науки начался в конце 20-х гг. прошлого века в период реформирования экономики и был связан с процессами советской модернизации.

В 1936-37 гг. доля женщин среди всех работников науки достигла 32%. Однако карьерные возможности женщин и мужчин не были равными. Среди младших научных сотрудников доля женщин составляла 52%, среди старших – 22,7%, а среди профессоров – лишь 5%.

Гендерная асимметрия в структуре профессиональной занятости вуза находила оправдание в советском гендерном порядке, поскольку гендерная идентичность преуспевающих в карьере женщин проблематизировалась в дискурсивной критике социальных ролей женщины 66.

Необходимо отметить период последней четверти предыдущего столетия, когда во всем мире плавно протекал процесс феминизации науки, в том числе и в Советском Союзе. Доля женщин-ученых в кадровом потенциале страны составляла: в 1961 г. – 37,3%; 1988 г. – 40,3%; а в 2000 г. – 55%.

Анализ демографических характеристик респондентов, проведенный среди преподавателей вузов г. Хабаровска, иллюстрирует динамику гендерной асимметрии в вузах. Интересны также цитаты ответов на вопрос «Какие социальные процессы повлияли на Вашу карьеру». На рисунке 3 представлена гистограмма гендерного распределения респондентов по возрастным группам.

женщины мужчины

Рисунок 3. Гендерное распределение ППС вузов г. Хабаровск по возрасту.

На гистограмме в группе женщин виден незначительный перевес в возрасте от 31 до 40 лет (31,3%). Очень маленький процент женщин старше 60 лет (3%). В остальных возрастных группах распределение респондентов женщин примерно одинаковое. У мужчин возрастные перепады более существенны. Наименее представлены возрастные группы от 31 до 40 лет (16%) и от 41 до 50 лет (8%). У женщин же, наоборот, это самые большие группы. Зато возрастная группа от 51 до 60 лет самая многочисленная, она составила 36% от общего числа респондентов мужчин, что примерно в половину больше соответствующей женской группы. Процент мужчин-пенсионеров более чем в пять раз выше процента аналогичной женской группы.

Объяснить это можно сложной социально-экономической ситуацией в стране, которая сложилась в начале 1990-х годов и сильно отразилась на науке и образовании, когда государство не проводило политики поддержки науки. В это время произошел спад престижа профессий ученого и преподавателя высшей школы.

Для России переходный период с 1994 по 2001 – это целый исторический этап, насыщенный событиями и преобразованиями. В этот период была демонтирована административно-распределительная система, осуществлена либерализация экономики, финансов, производства и торговли.

Так как на протяжении всей истории человечества женщины то теряли, то обретали экономические права и свободы, у них выработался своеобразный психологический иммунитет к преобразованиям, и они обладают более легкой социально-психологической адаптацией к очередным переменам, чем мужчины.

Эти качества помогли женщинам быстрее, чем мужчинам понять несомненность трансформации российской действительности и невозможность возврата к прошлому. Понять и принять стратегию жизненной активности для реализации творческого потенциала, стремления к равным с мужчинами возможностям профессиональных достижений и готовность принять на себя ответственность не только за создание уюта в доме, но обеспечение материального благополучия семьи.

Гендерная асимметрия карьерных возможностей в вузе дает основания и сегодня говорить о существовании параллелей с советским временем, несмотря на то, что современное российское общество в целом характеризуется изменением роли государства в регулировании гендерных отношений.

При внешнем гендерно-нейтральном распределении статусных позиций в целом, даже с перевесом в пользу женщин, внутренняя структура занятия позиций здесь характеризуется типичной «вертикальной» пирамидой распределения женщин в должностной иерархии. При этом на нижних этажах доля женщин доходит до 70%, в то время как на верхних не превышает 10% (см. табл. 1).

Таким образом, исследование причин и динамики гендерной асимметрии профессиональной занятости в образовательном пространстве вуза показало, как происходящие в российском обществе трансформационные социальные процессы отразились на функционировании высшей школы и обозначили необходимость развития гендерно-равнозначной политики в целях оптимизации кадрового состава вуза за счет полноценного использования женского потенциала на руководящем уровне.



Во втором параграфе «Гендерная асимметрия статусно-ролевого набора преподавателей в вузе» анализируется иерархическая структура вуза и асимметричность распределения статусно-ролевых позиций преподавателей по признаку пола на примере вузов г. Хабаровска.

Обработка и анализ эмпирического материала в рамках нашего исследования наглядно показали, что в вузах города Хабаровска существует гендерная асимметрия распределения статусн-ролевых позиций в пользу мужчин.

Преобладание мужчин в руководстве вузов формирует в гендерной политике доминирование мужской точки зрения, не замечающей проблемы в гендерной асимметрии и неравном доступе женщин к руководящим позициям, о чем свидетельствуют данные опроса ППС вузов.

Согласно мнению респондентов, причины гендерной диспропорции мужчин и женщин в науке кроются в патриархальности общественных устоев, когда женщина готова жертвовать развитием своего потенциала ради выполнения семейных обязанностей. Так, у женщин, для которых велика значимость ценностей, связанных с образованием семьи, может срабатывать механизм самоотбора, и они будут меньше стремиться к занятию руководящих позиций.

Для подтверждения наших выводов мы использовали результаты опроса, проведенного среди ППС вузов г. Хабаровска, при ответе на вопрос о семейном положении. Состоят в браке 25% опрошенных женщин-профессоров. 75% опрошенных женщин, защитивших докторскую диссертацию, находятся в статусе «не замужем» или «разведена». По их мнению, затраты времени на написание кандидатской, а затем докторской диссертации настолько велики, что занимают все свободное от основной трудовой занятости время. Если женщина замужем, то отсутствие времени на семейные обязанности становятся большим препятствием для сохранения семьи. Кроме того, повышенная интеллектуальная нагрузка меняет менталитет, мировоззрение и приоритеты женщины. Зачастую, как показывают результаты опросника гендерной идентичности женщин-лидеров, развивается тенденция к андрогинному мышлению и повышению самооценки, что иногда разрушающе действует на брак. А происходящая переоценка ценностей повышает требования к партнеру. Именно поэтому, согласно опросу, женщина нередко жертвует карьерой в целях сохранения семьи. При этом отмечается наличие детей у всех опрошенных, как дополнительный стимул и мотивация к получению научной степени, хотя мы выявили, что большинство опрошенных имеют только 1 ребенка.

Обработка и анализ эмпирического материала подтверждает наличие в вузах города Хабаровска гендерной асимметрии статусно-ролевой дистрибуции, а данные анализа анкетирования ППС вузов г. Хабаровска подтверждают тезис о гендерной асимметрии руководящего состава и об отсутствии связи между динамикой роста остепененности женщин и увеличением доли женского участия в составе руководства вузом, что и представлено на рисунке 2.



женщины мужчины

Рисунок 2. Распределение респондентов – женщин и мужчин по должностям.




Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал