Томаш Гарриг Масарик. К 100-летию со дня выхода книги «Россия и Европа»



Скачать 121,62 Kb.
Дата16.06.2018
Размер121,62 Kb.
Томаш Гарриг Масарик. К 100-летию со дня выхода книги

«Россия и Европа»
Л. Г. Барсова, д-р культурологии, канд. искусствоведения,

Санкт-Петербургская академия театрального искусства (Россия)


Томаш Гарриг Масарик и Иван Иванович Лапшин
По косвенным данным, И. И. Лапшин получил, наряду с П. Сорокиным, личное предложение от Т. Масарика обосноваться в Праге и продолжить там свою деятельность. Не лишено основания предположение, что для Масарика были не безынтересны изыскания этих ученых в области социологии. Однако научная биография Лапшина и Сорокина сложилась в Чехословакии совершенно по-разному: Питирим Сорокин уже в 1925 г. покинул Прагу и свои социологические исследования (основное направление научных изысканий) продолжил в Америке, Лапшин же остался в Праге до конца своих дней, причем его научная деятельность была не только объемной, но и разнонаправленной (философия, эстетика, литературоведение, социология и т. д.). Прага стала родным для Лапшина городом, и объяснения тому находим в периоде формирования ученого: в гимназические и студенческие годы он был постоянным посетителем литературно-музыкальных собраний в доме В. И. Ламанского, сыгравшего огромную роль в сближении интересов русских и чешских деятелей культуры и науки. Здесь Лапшин знакомится с И. Поливкой, с которым будет сотрудничать в 1920-е гг. в Праге, возможно, он познакомился здесь и с Т. Масариком… Так или иначе, Лапшин упоминает его имя в различном контексте в своей фундаментальной книге «Философия изобретения и изобретение в философии (Петроград, 1922, переиздан в Праге в 1924 г.), демонстрируя при этом знание публикаций Масарика и публикаций о нем в чешской печати. В Праге Лапшин ведет огромную педагогическую и просветительскую деятельность, соответствуя тем самым позициям президента об образовании русских для будущей России. Существенно при этом, что Лапшин не состоял ни в каких-либо партиях или группировках, занимаясь наукой и только наукой. Возможно, потому и велико число его публикаций, осуществленных в основном в Праге, Белграде и Берлине. Одна из первых — это публикация его речи, посвященной юбилею Т. Масарика в «Русской школе за рубежом» (1925. № 13—14. С. 1—15). Всесторонне характеризуя деятельность Масарика, Лапшин особенно подробно останавливается на сопоставлении его позиций с учениями крупнейших мыслителей — от Платона до современных, а также рассматривает проблему потери веры в смысл жизни, в ее непреходящие, сверхличностные ценности… «Многие, лишившись старых устоев жизни, не приобрели взамен никакой новой прочной религиозной основы, без которой жизнь вообще не имеет смысла» (указ речь, с. 11). Отметим: говоря об отношении Масарика к религии, Богу, Лапшин раскрывает и собственные взгляды на категории веры и безверия, и это тем более важно, что на протяжении многих десятилетий считалось, что Лапшина не занимала религиозная проблематика, вследствие чего он оказался в стороне от основного направления в развитии русской зарубежной философии (Лосский, Карсавин и др.). «Вселенная — сфера мирного и любовного сотрудничества Бога с человеком в великом творческом деле преодоления зла и утверждения добра». С таким представлением Масарика о Боге вполне гармонирует образ Иисуса как Бога трудящихся масс, столь близкий и русским (Тютчев) и чешским поэтам — Голечек» ( С. 13).

Р. Н. Дёмин,



«Немецкая гимназия «Петершуле» (Россия)
О структуре книги Т. Г. Масарика «Россия и Европа» в контексте одной историко-философской традиции
То, что некоторые тексты художественной литературы имеют определенное строение, не вызывает удивления. Не вызывает удивления и продуманность некоторых построений научных и философских текстов.

Однако в ряде случаев далеко не всегда очевидно, что текст построен, и тем более не всегда очевидна стоящая за тем или иным построением традиция. В качестве примера можно сослаться на «Бесконечный тупик» Дмитрия Галковского. Ведь, несмотря на напечатанную для удобства читателей в виде вкладки схему, не каждый сможет определить традицию, которой следует автор. В свете этого представляется интересным сопоставить число параграфов и число глав в книге Масарика «Россия и Европа» с одной нумерологической традицией, имеющей как западные, так и восточные истоки. Цель выступления взглянуть на структуру книги Масарика в свете некоторых свидетельств о нумерологии: как западной, идущей от пифагорейцев традицией построения текстов, так и восточной, характерной для некоторых древнекитайских сочинений.

Согласно свидетельству одного из античных авторов, пифагорейцы писали свои произведения по т. н. системе кубов. Очевидно, что текст, написанный по системе кубов, носит объемный характер. Кроме этого, исследователи древнекитайской философии обратили внимание, что число строк в кубе, о котором говорится в свидетельстве, совпадает с количеством стеблей тысячелистника, используемых при гадании для получения начальной гексаграммы Цянь. Стоит также обратить внимание, что число строк в кубе связано с реинкарнациями Пифагора.

Что же касается восточной традиции, то с определенного периода в древнем Китае относительно широкое распространение получило деление текстов на 81 элемент. Иногда это деление зафиксировано в дошедших до нас текстах, иногда его можно выявить в результате анализа структуры произведения. Так, одно из основополагающих сочинений даосизма «Дао дэ цзин» делится на 81 параграф (чжан). Сочинение «Хуанди нэй цзин су вэнь», являющееся важнейшим текстом медицины древнего Китая, разделено на 81 главу. Другое важное медицинское сочинение Китая «Нань цзин» состоит из 81 вопроса (затруднения). Благодаря формальному анализу, разработанному исследователем древнекитайской философии В. С. Спирину, выявляется, что текст «Си цы чжуань», одно из основных приложений к «Книге Перемен», тоже состоит из 81 элемента. Можно указать также, что подобные построения текста существовали не только в древнем Китае, но и позднее. Так, например, отмечают, что трактат «Шу шу цзю чжан» знаменитого математика XIII в. Цинь Цзю-шао «в архитектонике вполне сознательно нумерологизирован», т. к. в нем «81 задача распределена по 9 «родам» (лэй).

Важным в древнекитайской традиции представляется следующее обстоятельство: тексты, имеющие деление на восемьдесят один элемент, могут быть, используя разработанную В. С. Спириным терминологию, представлены либо в виде плоских построений (девятичленных «легких канонов»), либо в виде объемных («трудных канонов», состоящих из двадцати семи элементов). Трудные каноны имеют объемный характер, т. е. не только ширину и высоту, но и глубину. В связи с делением произведения на двадцать семь элементов уместно вспомнить и «Науку логики» Гегеля, насчитывающую двадцать семь глав.

Представляется, что рассмотрение структуры книги Масарика в свете данной историко-философской традиции позволит не только увидеть ее по-новому, но и поставить ряд ранее не ставившихся вопросов о творчестве мыслителя с мировым именем.
R. N. Dyomin
The construction of T. G. Masaryk’s Russia and Europe in context of some historical-philosophical tradition
Theses deal with attempt to analyze T. G. Masaryk’s Russia and Europe in context of some historical-philosophical tradition. First of all, it compares the construction of T. G. Masaryk’s Russia and Europe with ancient Greek Pythagorean tradition to create texts according “system of cubes”. Then it deals with the construction of some ancient Chinese philosophical and scientific texts. These texts are divided into 81, 27 or 9 parts. There is analogy, according to the author of this these, between the construction of ancient texts and T. G. Masaryk’s book.
Т. Н. Иванова (Шелингер), канд. филол. наук,

Северо-Западный институт управления Российской академии

народного хозяйства и госслужбы при Президенте РФ (Россия)
Странствия Бланицкого рыцаря: Россия — Европа — Америка

(к 100-летию выхода книги Т. Г. Масарика «Россия и Европа»)
Гора Бланик, высотой в 638 метров над уровнем моря, находится в холмистой области в 100 километрах на Юго-Запад от Праги. Внутри холма спит святой Вацлав и его рыцари, которые появятся, когда придет пора защитить Прагу и чешский народ от испытаний. Эта красивая легенда известна почти каждому в Чехии, но как и почему Бланицкий рыцарь в полном боевом облачении появился в Чикаго? Почему в Америке оказалась важной древняя чешская легенда? Ответ на этот вопрос связан с деятельностью выдающегося чеха — Томаша Гаррига Масарика, который стал идейным и политическим основателем независимого Чешского государства, а потом и его первым президентом.

Иногда считают, что его известность в США частично объясняется тем, что он был женат на американке, но несомненно в его научной, а позднее и политической известности сыграл роль перевод на английский язык его книги «Russland und Europa» («Россия и Европа»), которая вышла в 1913 г. в Германии. Немецкий язык никогда не был популярен в англоязычном мире. В начале ХХ в., особенно в связи с Первой мировой войной, эта ситуация усугубилась. Поэтому без перевода книга не получила бы сразу такой широкой известности. Знаменательно, что британские переводчики озаглавили работу «The Spirit of Russia», использовав подзаголовок, который дал сам Т. Г. Масарик, — поиски духовного пути России. Сам Масарик был Россией очень увлечен, хотя при этом и критиковал ее. В то же время книга, которая изначально была задумана как анализ произведений и философии Ф. М. Достоевского, далеко перешагнула свои задачи и показала миру русскую философию, религиозность, духовность, которые до этого были значительно менее известны. Не была ли книга и своеобразным трамплином для еще большей известности Толстого и Достоевского за рубежом? Вернемся в Чикаго, где еще с 1850-х гг. селились эмигранты из Чехии и Словакии. До сих пор в Чикаго существует Богемское кладбище, на котором, по данным 2008 г., покоилось 116  000 выходцев из этих земель. Масарик бывал в Америке несколько раз; в начале века читал лекции в Чикагском университете первый раз в 1902-м, в 1907-м — проехал по многим городам США, выступая с лекциями и беседами в Бостоне, Нью-Йорке, Чикаго, призывая к борьбе за независимость чехов и словаков. Не раз Масарик говорил об этом с Вудро Вильсоном, тогдашним президентом США. Последний раз он посетил американский континент в 1918 г. На площади Независимости в Филадельфии 26 октября 1918 г. Масарик после переговоров с Вильсоном прочтет Декларацию независимости Чехословакии, которая впитала в себя идеи американской Декларации независимости. В Филадельфии на этом месте установлена мемориальная доска. Известный памятник Т. Г. Масарику стоит и на Массачусетс-авеню в Вашингтоне, недалеко от площади Дюпон Серкл.

Однако Бланицкий рыцарь в Чикаго, на территории Университета, самый символичный. Он был поставлен в 1949 г. чешским скульптором Албином Поласеком, он самый славянский и в то же время самый трогательный, в чем-то народный. Огромный богатырь в доспехах и с мечом, очень похожий на Илью Муромца, восседает на мощном коне. На постаменте та самая чешская легенда и далее прекрасные слова (перевод мой. — Т. И.):

Томаш Гарриг Масарик, первый президент Чехословакии, воплощал в себе легендарного бдительного рыцаря-защитника, когда в огне Первой мировой боролся за претворение в жизнь самых заветных чаяний нации. Здесь стоит отлитый в бронзе Бланицкий рыцарь — символ бессмертных идей Т. Г. Масарика, идей свободы, демократии и гуманизма
T. N. Ivanova-Szelinger
Travels of the blanik knight: Russia, Europe, America (100 anniversary of the first publication of “Russland und Europa” by T. G. Masaryk)
The talk deals with the international travel and activities of Thomas Garrigue Masaryk and his world fame which started among other things with his book first published in German under the title “Russland and Europe” in 1913. The talk looks into the history of the translation into English by two British translators, its impact on the British and American minds as well as with Masaryk’s ideas and his communication with American President Woodrow Wilson. The starting point of the analysis is American monuments and memorials devoted to the First President of Czechoslovakia.
О. М. Малевич, канд. филол. наук,

Союз писателей Санкт-Петербурга (Россия)


Труд Т. Г. Масарика «Россия и Европа»

в перспективе десятилетий
Памяти М. А. Абрамова

В оценке труда Т. Г. Масарика «Россия и Европа» можно выделить несколько этапов.

Ранние отклики появились сразу после выхода в 1913 г. на немецком языке первых двух его томов. Это прежде всего были суждения сторонников марксизма (Г. В. Плеханов, Л. Н. Троцкий), критиковавших Масарика за критику этой доктрины. Оперативно откликнулись на выход книги славянские ученые (поляк А. Брукнер, чех Я. Бидло). С некоторым опозданием, лишь в 1917 г., — западные (бельгиец Ш. Сароль, британец Р. У. Ситон-Уотсон). Книгу собирался перевести на русский язык М. Горький. Для царского правительства Масарик, напротив, превратился в «персону нон грата», его лекции в Петроградском университете были отменены.

Второй этап восприятия и оценки книги совпал с окончанием мировой войны, когда эти два тома вышли по-английски (1919 г.) и по-чешски (1919—1921 гг.). Книга рассматривалась как ключ к пониманию русской революции. Ее в штыки приняли представители консервативной части русской эмиграции (В. В. Шульгин. В. А. Лазаревский) и высоко ценили П. Н. Милюков и бывший министр т. н. Северного правительства Б. Ф. Соколов.

Своего рода итогом изучения жизни и научного наследия Масарика явился пятый том «Масарикова сборника», вышедший к его 80-летию («Вождь поколения». I, II. Прага, 1930—1931 гг.). В нем приняли участие и представители русской общественной мысли и науки (Николай Лосский, Борис Яковенко, Роман Якобсон, Павел Милюков, Владимир Тукалевский).

Третий том оставался в машинописном виде. Содержание его было известно лишь из публикации Иржи Горака [Horák, 1931]. Только в 1967 г. в сокращенном виде этот том выходит по-английски. В подготовке этого издания принял участие Роман Якобсон.

Полное издание всех трех томов труда Масарика впервые появилось в 1995 г. по-немецки. В следующем году вышло чешское издание… Наконец в 2000—2004 гг. увидело свет русское издание трехтомника, подготовленное коллективом ученых и переводчиков во главе с доктором философских наук М. А. Абрамовым. Лишь теперь были созданы предпосылки для всестороннего обсуждения труда Масарика. Дискуссия о нем с новой силой развернулась ходе целого ряда научных конференций, характеризующихся многообразием подходов и интерпретаций. Книга Масарика вновь стала не только взглядом на прошлое России, но и ключом к предсказанию ее будущего.

Сто лет назад Т. Г. Масарик сформулировал дилемму, стоящую перед Россией (да и перед всем миром), как выбор между теократией (аристократией, цезарепапизмом) и демократией. Причем отметил аристократические черты (утверждение власти насилием) и в большевизме.

Отвергая веру в исторические «скачки», он писал: «Задача критически мыслящей России — обеспечить достижение желаемых целей в процессе органического развития, начиная с того состояния, которое уже наличествует. Для достижения этих целей можно отчасти руководствоваться примером других народов, в силу того что будущее России во многом предопределено настоящим и прошлым Запада. Но в то же время русские, опираясь на знание своего народа и его истории, должны постоянно стремиться к самостоятельному и самобытному развитию, вырабатывая для него собственные идеалы». [Масарик. 2004, с. 583].
Литература

Horák J. Masaryk a Dostojevský. Praha, 1931.

Масарик Т. Г. Россия и Европа. СПб., 2004. Т. 2.
O. M. Malevich
The work T. G. Masaryk Russia and Europe

In perspective of decades
Four periods can be marked in understanding of T. G. Masaric's writing: 1. 1913—1917 public reaction on the first volumes issued in German; 2. 1919—1966 public reaction on these volumes in English, Czech and Italian; 3. 1967—1994 comments on the English edition of the third volume; 4. 1995—2012 comments on the German and Czech edition of the all three volumes. The first period is characterized by comments of followers and opponents of Marxism. During the second period the book was treated as a key for understanding the Russian Revolution. The third period had some historic-literary character. The fourth period is characterized by the variety of concepts and interpretations. The Masaric's book has again become not only the view on the Russian past but also a clue for forecasting its future.
И. М. Порочкина, канд. филол. наук,

Санкт-Петербургский государственный

университет (Россия)
Петербургские адреса Томаша Гаррига Масарика
Масарик, издавно интересовавшийся русской литературой, наукой, духовными течениями, направился в свою первую поездку по России в 1887 г. Причем осуществил это не в порядке личной инициативы, а вытребовав себе официальное направление от Министерства образования в Вене. Его маршрут был четко расписан и доказана его научная необходимость. До тех пор деятели из славянских земель приезжали приватно и общались главным образом с отделениями Славянского благотворительного общества, которое держало над ними охранную руку. Масарик же приехал как профессор Пражского университета, был независим в суждениях, проявлял недюжинную эрудицию и с легкостью завоевывал уважение и симпатии коллег в российских университетах, где его принимали на кафедрах философии, истории, славянской филологии. Независимую позицию чешского ученого не преминул отметить А. Н. Пыпин, с которым Масарик познакомился в Санкт-Петербурге. Последующие его приезды в наш город падают на 1910 и 1917 гг.

В настоящем докладе пойдет речь о трех адресах, по которым проживал Масарик, находясь в Санкт-Петербурге. Следует отметить, что он заранее продумывал место, которое его устраивало больше всего в зависимости от цели поездки. В 1887 г. пожеланием ученого была близость к Университету и к Публичной библиотеке, в которой он рассчитывал поработать. Его друг философ Радлов нашел ему квартиру на Малой Морской. В 1910 г. находившийся в русской столице чешский искусствовед Ф. Таборский предложил ему гостиницу «Дагмар». Масарика, заканчивавшего в то время свою монографию «Россия и Европа», устраивала близость к Публичной библиотеке и чешскому ресторану угол Садовой (тогда Большой Садовой) и Невского проспекта. В последний приезд Масарика (1917 г.) чешское землячество поселило его на Большой Морской, где он прожил несколько месяцев. На этот раз Масарика привлекла в Россию революционная ситуация в стране и на фронтах Первой мировой. Приехал он уже не столько как ученый (в конце предыдущего года Ученый совет Петроградского университета избрал Масарика почетным профессором университета), сколько как политик, лидер национального сопротивления, возглавлявший Чехо-Словацкий национальный совет (ЧСНС), созданный для борьбы за создание самостоятельного чехословацкого государства. До чтения обязательного после избрания курса лекций дело уже не дошло. Масарик был занят созданием из числа чешских и словацких легионеров армии будущего государства, дипломатическими переговорами, поездками в Ставку Верховного Главнокомандования, на Украину, в которой скопилось немалое количество чешских военнопленных, выступлениями в русской печати, на митингах и т. д.

Обнаруженная в архивах Москвы, Санкт-Петербурга и Праги переписка дает нам многие необходимые разъяснения, показывает размах деятельности Масарика, как национального лидера, вскрывает его связи в русских научных и политических кругах. Пребывание Масарика в российской столице, зафиксированное в полицейских документах, до сей поры хранится в архивных записях нашего городского домового хозяйства.

В докладе называются и другие адреса — редакций журналов, газет, залов для заседаний, присутственных мест, адреса частных лиц, которых посещал Масарик.



Вместить огромную картину деятельности Масарика в Санкт-Петербурге в один доклад представляется невозможным, и потому его автор пытается подать материл в ключе Genius loci.
I. M. Porochkina

Saint Petersburg Addresses of Thomas Masaryk

Tomáš Garrigue Masaryk (Thomas Masaryk) travelled to Russia several times. From 1887 to 1917(1918) he visited a number of university towns at the same time trying to learn more about life in provincial Russia. Three times did he visit Saint Petersburg and only once preferred Moscow. The talk deals with the addresses where he stayed in Saint Petersburg, then the capital of Russia and with circumstances and purposes of his trips. His visits to Saint Petersburg played a significant role in creating “Russia and Europe”.
Каталог: rabochaya -> konferenciya-2013-tezisy
rabochaya -> Рабочая программа опд. Ф. 8 Основы компьютерного проектирования и моделирования рэс для направления 654200- «Радиотехника»
rabochaya -> Состав рабочей группы по разработке и реализации проекта
rabochaya -> 1. Цель и задачи дисциплины: Цель
rabochaya -> 1. Цель и задачи дисциплины: Цель
rabochaya -> Количество контрольных работ за год 2
rabochaya -> Ивановой Еленой Филипповной, учителем математики высшей квалификационной категории Великий Новгород 2015
konferenciya-2013-tezisy -> Историческая лексикология и лексикография русского языка
konferenciya-2013-tezisy -> Полевая лингвистика


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал