Учебно-методический комплекс по учебной дисциплине «семиотика материально-художественной культуры»



страница1/22
Дата22.10.2016
Размер5,56 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22
БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ГУМАНИТАРНЫЙ ФАКУЛЬТЕТ

Кафедра дизайна

ЭЛЕКТРОННЫЙ УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС

ПО УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЕ

«СЕМИОТИКА МАТЕРИАЛЬНО-ХУДОЖЕСТВЕННОЙ КУЛЬТУРЫ»

ДЛЯ СПЕЦИАЛЬНОСТИ «ДИЗАЙН (КОММУНИКАТИВНЫЙ)»

19 01 01-04

Автор: О.Ф. Таланцева, профессор кафедры дизайна

Минск

2015

СОСТАВ ЭУМК

I. Теоретический раздел

1.1 Учебно-методические пособия

1.2 Курс лекций

1.3 Презентации к лекциям



II. Практический раздел

2.1 Хрестоматия по семиотике материально-художественной культуры

2.2 Планы семинарских занятий

III. Раздел контроля знаний

3.1. Промежуточный контроль знаний (контрольное тестирование)

3.2. Итоговый контроль знаний

IV. Вспомогательный раздел

4.1 Учебная программа

4.2 Методические указания по изучению дисциплины

4.3 Глоссарий терминов

4.4 Список учебной литературы и информационно-аналитических материалов

I. ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ РАЗДЕЛ

1.1 УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЕ ПОСОБИЯ

Таланцева, О.Ф. Человек в костюме: опыт семиотического исследования / О.Ф. Таланцева – Минск: Изд. центр БГУ, 2012. – 224 с.



1.2 КУРС ЛЕКЦИЙ

ВВЕДЕНИЕ

ТЕМА 1. СЕМИОТИКА КАК НАУЧНАЯ ДИСЦИПЛИНА
Вопросы для обсуждения


    1. Понятие семиотики. Семиотика как вид научного знания

    2. Связь семиотики с другими областями научного знания

    3. Семиотика как область изучения материально-художественной культуры




    1. Понятие семиотики. Семиотика как вид научного знания

Семиотика (греч. semeion – знак) – наука, изучающая производство, строение и функционирование различных знаков и знаковых систем как средств хранения, передачи и переработки информации в человеческом обществе, природе и в самом человеке. Любой объект может быть знаком, а точнее, может быть рассмотрен как знак: знаки препинания, денежные знаки, знаки Зодиака, нотные знаки, дорожные знаки, фирменные знаки, знаки признательности и т.д. и т.п. Таких примеров можно привести множество.

Главным понятием семиотики и ее элементарной единицей анализа является знак. Один из основателей науки семиотики, американский ученый Чарльз Пирс (1839—1914) писал: «Весь мир пронизан знаками, если не состоит исключительно из знаков. /…/ Мне никогда еще не удавалось исследовать что-нибудь, не рассматривая этот предмет как объект семиотических штудий, будь то математика, этика, метафизика, гравитация, термодинамика, оптика, химия, сравнительная анатомия, астрономия, психология, фонетика, экономика, история науки, вист, мужчины и женщины, вино или метрология /…/» [83, с. 163]. Сами познание и мышление, по Пирсу, имеют семиотическую природу. Любая мысль есть знак, утверждает ученый.

Все информационные процессы протекают с использованием знаков или знаковых систем, т.е. являются семиотическими. В таких процессах знаки выступают в качестве элементарных носителей информации, а знаковые системы – в качестве элементарных баз данных о том или ином объекте. Знаки и знаковые системы в природе и обществе образуют континуум, который по своей цельности сопоставим с эволюционным континуумом жизни.

В рамках семиотики существует следующее определение знака. Знак (лат. signum – отметка, изображение с определенным смыслом)  – это материальный, чувственно воспринимаемый предмет (явление, действие, признак), выступающий в коммуникативном и трансляционном процессе в качестве представителя (заместителя, репрезентанта) другого предмета, свойства или отношения и используемый для получения, хранения, преобразования и передачи информации.

Семиотика оперирует самыми различными знаками или знаковыми системами, которые по мере развития культуры становятся все более сложными и разнообразными. Например, к таким системам относятся знаки, связанные с мифологическими и религиозными ритуалами и обрядами, сложившиеся еще в древности; искусственные знаки научных дисциплин – математические символы или химические формулы; существует визуальная система знаков, характерная для искусства живописи, кино, театра, архитектуры и дизайна; музыкальная знаковая система – нотная запись и т.д.

Как самостоятельная научная дисциплина семиотика начала развиваться в конце XIX – начале XX вв., но ее истоки можно обнаружить еще в учениях античных и средневековых философов: Аристотеля, Филона Александрийского, стоиков, Августина Блаженного, в логических учениях схоластики, а также в философии Нового времени – Т. Гоббса, Дж. Локка.

В настоящее время семиотика как научная область представляет собой довольно развитую в теоретическом и практическом отношении дисциплину, методы которой позволяют анализировать самые разнообразные сферы человеческой деятельности. Очень ясно эту мысль выразил знаменитый врач XVI века Парацельс: «Мы, люди, открываем то, что скрыто в недрах, благодаря знакам и внешним соответствиям; и таким образом мы находим все свойства трав и все, что есть в камнях. Нет ничего ни в глуби морей, ни в вышине небесного свода, чего человек не был бы способен открыть. Нет такой горы, как бы велика она ни была, которая могла бы скрыть от взгляда человека то, что внутри нее; оно открывает нам свое присутствие через соответственные знаки» [111, c. 379].

Выявление информации и ее смысла, зашифрованных в знаках любого объекта, осуществляется путем декодирования. Здесь термин «код» означает способ упорядочения знаков в определенную систему, благодаря чему выполняются множество знаковых функций, главной из которых является коммуникативная функция или обмен информацией и получение посредством знаков нового знания.



Коммуникативная функция или функция обмена информацией. Данная функция несомненно, является основной для знакового содержания человеческого социума и определяет сам ход появления и развития цивилизации. Человек, будучи членом того или иного коллектива, обнаружил, что для более благополучного и комфортного существования необходимо координировать усилия отдельных групп людей и всего коллектива. Для этого он начал создавать, использовать и совершенствовать знаки. Постепенно использование знаков привело к росту и развитию человеческих умственных способностей, а в целом – к созданию человеческого социума в том его виде, который мы сейчас наблюдаем.

Путь, пройденный человечеством от первичных попыток общения, свойственных даже животным, к современным средствам связи и, соответственно, к их новому семиотическому содержанию, является наглядным примером человеческого прогресса.



Познавательная (мыслительная, когнитивная, познавательно-логическая) функция. Совершенствование человеческой практики и развитие средств передачи информации привело в свою очередь к развитию и совершенствованию мыслительной деятельности человека. В процессе такого развития человеческая культура накапливала все больше информации, при этом специализируясь посредством все новых знаков и знаковых систем. Сами знаки становились все более «глубокими», что позволяло проникать в скрытые до того связи и взаимоотношения изучаемых объектов. От непосредственного восприятия простых объектов и связей человек начинал переходить к все более абстрактным, скрытым от непосредственного наблюдения опосредованным свойствам вещей. Венцом таких опосредованных абстрактных знаковых систем являются математические и иные формализованные системы. Они позволяют работать со знаками, способными определять и формулировать фундаментальные научные законы и представления. Все это через обучение передается новым поколениям, каждое из которых начинает свой собственный виток обработки усвоенных ими знаков. Так повышается знаковый потенциал всего человечества, что лежит в основе его дальнейшего совершенствования.

Функция социализации человека. Знаковое функционирование играет огромную роль в социализации человека. Этот процесс происходит в социокультурной среде в рамках взаимного обмена информацией с помощью знаков. Владея знаковыми кодами своего сообщества, человек становится его полноправным членом. Нарушение привычных форм человеческого общежития может привести к серьезному отставанию человека в интеллектуальном и другом развитии. За примером можно обратиться к людям-Маугли, отторженным по каким-либо причинам от овладения социальными знаками поведения и общения в детском возрасте и неспособными стать полноценными членами общества.

Предупредительная функция. Одной из важнейших, если не самой важной для выживания человеческого рода, является предупредительная функция знаковнаправленность их на предупреждение о возможных событиях, которые могут произойти в будущем. Такие знаки воспринимаются животными инстинктивно. Человек же воспринимает их на уровне осознанной поведенческой реакции, так как значение подобных знаков связано часто с сохранением его жизни и здоровья. Предупреждающим может быть не только отдельный знак, но и целая знаковая система. Так, большинство знаков, регулирующих дорожное движение, являются предупреждающими, хотя в этой системе присутствуют и знаки иных категорий. Предупреждающие знаки появляются преимущественно там, где существует угроза жизни и здоровью человека.

Функция выделения объектов. Очень многие знаки используются для выделения каких-либо объектов. Так, тавро для метки скота указывает, кому этот скот принадлежит. Торговая марка обозначает фирму, изготовившую данный продукт, фамилия автора на обложке книги, либо ином произведении искусства указывает на их создателя, а экслибрис на книге – на ее владельца. Не только отдельные знаки, но и целые знаковые системы специально создаются для выделения обозначенных сущностей. Имена собственные являются примером такой системы. Любое имя возникает для того, чтобы, обозначив свой референт, выделить его из среды аналогичных объектов. Имя человека дается ему при рождении и выделяет его особым наименованием (знаком) из числа других людей. То же самое касается и обозначений (названий) объектов материального мира.

Объяснительная функция. Кроме называющей и характеризующей функции, знаки принимают на себя еще и объяснительную функцию. Это касается всех видов знаков, но в наибольшей мере это относится к знакам естественного и визуального языка. Это объясняется тем, что любую знаковую систему и смыслы, которые в ней заложены, можно на том или ином уровне «перевести» на естественный язык, объяснить с помощью естественного языка – самой совершенной знаковой системы. Именно на этом принципе построена вся система образования. Но здесь также важна и роль визуальных знаков, в свою очередь применяемых в качестве пояснения вербальных текстов, к примеру, в виде различных изображений, графических схем, указателей, чертежей и т.п.

Функция хранения информации. Многие знаковые системы специально создаются для хранения информации. Прежде всего это относится к таким системам записи, как письменный язык, картография, нотная грамота и т.п. Суть здесь заключается в том, что форма выражения содержания знаков различается по многим параметрам, в том числе и по длительности хранения заключенной в них информации. Так, к примеру, посредством устного слова информация передается ровно столько, сколько это слово звучит. Для сохранения устной речи люди придумали много технических приспособлений, и самым древним из них оказался письменный язык. Устная речь развивалась очень медленно и по многим направлениям, пока люди не изобрели алфавитные системы письма, оказавшиеся самыми эффективными знаковыми системами сохранения нашей мысли. Изобретение письма, особенно алфавитного письма, считается самым значимым событием для развития цивилизации. Сегодня искусство записи постоянно совершенствуется, возникают все новые знаковые системы: в последние годы появились электронные (компьютерные) системы записи, заменившие традиционную систему записи и традиционную книгу, различные томографы, записывающие информацию, связанную со здоровьем человека, метеорологические приборы, сохраняющие сведения о погоде и климатических изменениях, навигаторы, которые создают картографию космоса и т.п.

Эмоционально-экспрессивная функция. Сообщения, в которых на первый план выходит данная функция, сосредоточены на адресанте, то есть на отправителе сообщения. Эта функция в разной мере присутствует во всех видах общения (кроме тех, в которых используются искусственные семиотики), но в первую очередь она характерная для сферы искусства.

Эстетическая функция. Эта функция соответствует направленности сообщения на само сообщение, причем в такой направленности присутствует эстетический момент, то есть эмоционально-чувственная оценка сообщения с точки зрения «красоты», оппозиции «прекрасного» и «безобразного».

    1. Связь семиотики с другими областями научного знания

Семиотика понимается сегодня не только как самостоятельная и самодостаточная наука, но и как методологическая основа для изучения других дисциплин. Иными словами, семиотика стала важнейшим ориентиром современной области знаний как сумма идей и методов и одновременно как эффективный аналитический инструментарий. В настоящее время семиотическим методом пользуются в той или иной степени все практикующие исследователи, и речь идет не только о гуманитарном цикле наук. Общим свойством здесь является акцентирование знакового характер предмета изучения. Исходя из этого становится очевидной роль семиотики и выработанных в ней аналитических практик в таких дисциплинах, как лингвистика, поскольку последняя изучает самую полную и совершенную из систем связи – человеческий язык, литературоведение, искусствознание, социология, культурология, теория коммуникации, информатика, этология и т.д. Другой ветвью семиотики является семиотика естественных наук.

Сама семиотика как наука возникла на пересечении таких дисциплин, как логика, лингвистика, герменевтика, антропология, психология и др. Ее специфика состоит не в определенной предметной области интересов, но в особом, именно семиотическом взгляде на объекты различных гуманитарных наук.

Вот как это комментирует современный немецкий ученый Карл Аймермахер (1938 г. р.), рассматривая соотношение семиотики и частных наук: "Семиотика действительно больше занимается общими основами статуса знака, знакообразования и элементарных знаковых процессов, в то время как частные науки анализируют специфические свойства своего предмета. Частные науки отказываются от слишком общей формулировки своих результатов, отличаясь от семиотики и в этом отношении. Помимо этого, похоже, действует правило, пока результаты частных наук не сформулированы на языке семиотики или, по крайней мере, не могут быть проинтерпретированы на этом языке, они оказываются для семиотики иррелевантными либо не достаточно «систематичными», чтобы они могли их принять» [6, c. 286].

Зачатки семиотических представлений находили свое применение еще в древности, к примеру, в медицине при изучении знаков и симптомов различных заболеваний. Медицинская семиотика сегодня по-прежнему остается важной составной частью диагностики.

Самым теснейшим образом семиотика связана с лингвистикой, которая изучает естественный язык. В числе приоритетных дисциплин, активно использующих семиотический анализ, находятся многие другие гуманитарные и обществоведческие науки, такие как философия, литературоведение, искусствоведение, политология, социология и т.д.  На стыке семиотики и других дисциплин появились новые научные области: этнолингвистика, этносемиотика, эндосемиотика, биосемиотика и др. Предметом изысканий этнолингвистики традиционно является взаимоотношения между этносом и языком, этносом и способами его организации. В состав изучения этносемиотики входит мифология, история культуры, обряды и ритуалы и т.п. Эндосемиотика рассматривает коммуникацию внутри живого организма или механического устройства. В организме имеет место постоянный обмен информацией между различными отделами нервной системы и различными отделами головного мозга. В компьютере – между отдельными «языками», образующими цепочку – иерархию кодов.

Семиотика, основной функцией которой является хранение, передача и переработка информации, становится основополагающей методологической основой теории коммуникации. Между этими науками в силу того, что они делят схожую теоретическую и методологическую базу, просматривается определенная близость. Тем не менее, они отличаются по предмету своего изучения. Теория коммуникации направляет свое внимание не на сообщение, а на процесс и способ его передачи, тогда как семиотика делает акцент на изучении различных знаков, кодов, в которые организованы знаки, на культурные контексты, внутри которой действуют коды, а также на том, что означает сообщение и какие смыслы оно несет. Семиотика в первую очередь исследует процессы семиозиса – процессы семиотической деятельности, и только во вторую затрагивает процессы коммуникации, процессы обмена информацией между объектами.

Семиотика также напрямую связана с наукой о культурекультурологией. В рамках семиотического подхода культура понимается как совокупность знаковых систем, посредством которых человечество или данный народ производит, упорядочивает, хранит информацию, обменивается ей, познает, объясняет, изменяет мир, поддерживает свою сплоченность и оберегает свои ценности и своеобразие, осуществляет связи с окружающим миром и другими культурами. С точки зрения семиотики культура представляет собой огромную информационную знаковую систему, в которой с помощью особых кодов созданы сценарии человеческого поведения, законы социума, религиозные и художественные тексты. В целом всю человеческую культуру можно представить как полиглотичное (многоязыковое) пространство. Именно в культурных знаках человек отбирает и структурирует свои знания о мире и свой опыт. Соответственно разные сферы и типы культуры по-разному производят отбор и структурирование информации.

Следовательно, семиотическое исследование рассматривает все феномены культуры как факты коммуникации, диалога, отдельные сообщения которой организуются и становятся понятными в соответствии с определенным кодом. Таким образом, семиотический подход опирается на положение о том, что культура говорит символами и знаками, поэтому, изучая знаковые системы различных культур, можно обнаружить их глубинные смыслы, извлекая ту или иную информацию.

Если рассмотреть эти понятия в ракурсе бинарной оппозиции «культура-некультура», культуру следует определить как организованную систему, сохраняющую и обновляющую информацию для общества, «некультуру» же можно охарактеризовать как антисистему, нечто, что дезорганизует, деструктурирует, фундирует различные энтропийные процессы и, наконец, стирает память и разрушает культурные ценности народов и всего человечества. В рамках такой оппозиции следует ввести понятие семиотической культуры, означающее сферу знаковой деятельности и знаковой организации культуры в самом широком смысле.

Семиотическая культура занимается пониманием и рассмотрением культурных объектов, явлений, процессов и их механизмов функционирования как источников информации и заключенных в них смыслов. Понятие семиотической культуры сформировалось в процессе активизации исследовательского внимания к специфическим характеристикам процессов означения и понимания культурно значимой информации, закрепленной в текстах культуры. При этом под информацией в рамках культуры понимается не только знание, но и духовные ценности. В таком контексте понятие "информация" приобретает самое широкое звучание.

Характеристика семиотической культуры подразумевает рассмотрение объектов и явлений культуры в соответствии с принципами и нормами, принятыми в семиотике. Понимать культуру – значит понимать ее семиотику, уметь устанавливать значение используемых в ней знаков и расшифровывать составленные из них тексты. Например, можно классифицировать и сравнивать культуры по их означиванию пространства и времени. Одни культуры сосредоточивают внимание на своих истоках, другие – на конечных целях. Одни упорядочивают время в циркулярных терминах, другие – в линеарных. В первом случае речь идет о мифическом времени, во втором – об историческом. Различные культуры неодинаково размещают себя в географическом пространстве, разграничивая «наш мир» и «незнакомый» или «чужой» мир. Эти различные ориентации могут быть универсализированы в качестве доминирующей идеологии той или иной страны.

В заключение отметим, что культура является более широким понятием, чем семиотика. В то же время семиотика, попадая в исследовательское поле науки о культуре, начинает обогащать, расширять и углублять собственные исследовательские стратегии за счет теоретических и методологических установок культурологии.

Таким образом, семиотика стала сегодня значимой областью знания, важнейшей теоретической и методологической базой для изучения многих естественно-математических и гуманитарных дисциплин.


    1. Семиотика как область изучения материально-художественной культуры

В различных разделах дисциплины «Семиотика материально-художественной культуры» изучаются специфические знаковые системы: архитектуры, интерьера, дизайна, садово-паркового, декоративно-прикладного и изобразительного искусства. Основной акцент в содержании данного курса делается на семиотических аспектах предмета ее изучения. Материально-художественная культура является одной из самых значимых и сложных областей семиотического исследования. Это связано, с одной стороны, с особым способом фиксации и трансляции информации художественно-эстетического характера, которую содержат ее объекты, а с другой стороны, с избыточностью плана их содержания, благодаря которому они включаются в бесконечный круговорот интерпретаций и осмыслений.

Прежде чем перейти непосредственно к процессу подобного изучения, необходимо сделать несколько предварительных замечаний, связанных со спецификой предмета исследования, являющегося объектом материальной культуры. Семиотический инструментарий, разработанный в семиотике, в первую очередь соотнесен с потребностями лингвистики, то есть потребностями вербального языка. В последнем, по замечанию известного российского семиотика Ю.М. Лотмана (1922 – 1993), условность отношения содержания к выражению носит конвенциональный характер, и потому знаковый характер словесного языка значительно очевиднее, и обнажение этого факта дается относительно легко. Однако элементы визуальной культуры, в противоположность языку, создают полную иллюзию тождества объекта и его знака, и вещь требует к себе особого семиотического подхода, она должна осмысливаться в ее знаковой условности, через обнажение ее знаковой природы [66].

Иначе говоря, если знаковый характер вербального языка, как правило, субъективно осознан и сознательно акцентирован, то знаковое содержание объектов материально-художественной культуры не всегда находится на виду и часто остается неосознанным. Российский семиотик и философ А.М. Пятигорский (1929 – 2009) обозначил это явление как "двоичность" вещи, указав на то, что вещь, наделяясь знаковостью, приобретает семиотическое качество и одновременно сохраняет свою материальную сущность: знак как бы исчезает в предмете, а предмет — в знаке. [87, c. 423]. Еще точнее и выразительнее по этому поводу высказался немецкий философ Э. Кассирер (1874 – 1945), назвав материальное и духовно-смысловое начало материального объекта одновременно «неслиянным и нераздельным», «стабильным и динамичным», «единым и многим» [46, c. 487]. Архитектурное сооружение или вещь предметного обихода в своей материальной сущности остаются неизменными, стабильными, тождественными сами себе. Однако означиваясь, они начинают приобретать качества «одухотворенного пространства» и наделяться динамическими функциями.

В этой связи в их знаках различают: означающее – их материальное воплощение, в свете которого вещи наглядно нами воспринимаются, и означаемое – их духовное содержание, в свете которого вещи вызывают наши эмоциональные переживания. Следовательно, предметы материально-художественной культуры, понимаемые семиотически, проявляются и определяются не только как материальные объекты, но и как духовные сущности: социальные, идеологические, нравственные, религиозные, эстетические, художественные и т.д. В этом качестве объекты материально-художественной культуры еще с древности накапливают символические характеристики, играют важную роль в культовых религиозных обрядах, ритуалах, церемониях и праздниках. В дальнейшем их семиотические функции становятся еще более обширными и разнообразными и проявляют себя практически во всех процессах человеческой жизнедеятельности: от повседневной жизни, трудовой деятельности, политики до сфер искусства и спорта.

Специфичность и сложность изучения семиотики материально-художественной культуры заключается также в многоплановости предмета освоения, где каждое видовое, типовое, жанровое воплощение имеет свое семиотическое выражение и свой собственный семиотический код, который меняется в зависимости от контекста пребывания, например, исторического или стилистического.

Кроме того, семиотический опыт освоения предметов материального мира и произведений искусства не может быть полностью тождественным опыту другого человека, и, следовательно, несводим к общей логике или равнозначному их восприятию на основе рациональности. Что хорошо, например, понимал такой художник, как В. Кандинский (1866 – 1944). Анализируя творчество П. Сезанна, Кандинский замечает: «Он умел из чайной чашки создать одушевленное существо или, вернее сказать, увидеть существо этой чашки. Он поднимает «nature morte» до той высоты, где внешне «мертвые» вещи становятся внутренне живыми. Он трактует эти вещи так же, как человека, ибо обладает даром всюду видеть внутреннюю жизнь» [43, c. 194].

Итак, в основе знака лежит пережитой, преломленный человеческими ощущениями и эмоциями опыт, который формируется из общих впечатлений социальной и культурной действительности, но воспринятых и пережитых так, как воспринял и пережил их данный человек в соответствии со своей индивидуальной судьбой. Отсюда вытекает еще одно ключевое свойство знаков материально-художественного мира: единство в них объективной картины и личного переживания. Знаки материальных вещей, существующие как модель и реальность очеловеченного мира, не могут быть исчерпаны общезначимой рациональной логикой абстрактного характера. «Все это носит и личностный характер — дает представление о личности», – замечает известный французский социолог и философ Ж. Бодрийяр (1929-2007) в своей книге «Система вещей» [15, c. 344]. Указанное свойство знака позволяет проникать через мир материальной культуры в непосредственное, человеческое (культурно-антропологическое) содержание окружающей действительности, и в этой связи определяется еще одно их семиотическое качество.

Архитектура, предметный мир, костюм по силе и частоте воздействия на человека могут сравниться разве что с системой массовой информации – телевидением, кино, рекламой и интернетом. Но чтобы пользоваться, например, телевидением, требуется досуг, иначе говоря, взаимодействие с ним ограничено во времени, и отключить телевизор можно простым нажатием кнопки. Что же касается материальной среды: интерьеров нашего жилища, офисов, университетов, магазинов, общественных зданий, городских и сельских улиц, предметов быта и одежды, то их воздействие на нас неизбежно и тотально – не существует кнопки, на которую можно было бы нажать.

На первый взгляд может показаться, что из-за постоянного пребывания в одних и тех же интерьерах, проходя по одним и тем же улицам, используя одни и те же предметы быта, мы перестаем их замечать и, тем самым, нейтрализуем их влияние. Однако это всего лишь иллюзия.

«Люди мира бизнеса и политики понимают, – отмечает российский культуролог В.М. Розин (1937 г. р.), – что визуальные системы и визуальные произведения – плакат, реклама, одежда, внешний облик машин и предметов обихода, интерьер и экстерьер /…/ произведения искусства являются достаточно эффективными средствами формирования установок, симпатий и антипатий человека, влияют на принятие им решений, на выбор и ценностные ориентации, на мироощущение, на настроение, чувства и эмоции. При этом предполагается, что визуальные средства в отличие от вербальных или интеллектуальных (слово, понятие, теории) позволяют человеку практически мгновенно воспринимать запрограммированное воздействие (хотя сработать оно может значительно позднее), причем это воздействие является и более глубоким, поскольку визуальные системы влияют не только на интеллект, но и на эмоционально-чувственный базис человека» [88, c. 278].

Хорошо известно, что цветовой спектр интерьера, формы домашней обстановки, собственная одежда или одежда окружающих людей своими формами, линиями и красками могут вызывать чувство беспричинного беспокойства, возбуждения или страха. Это связано с тем, что визуальные знаки содержат в себе сообщения двоякого смысла: явного, рационально сознаваемого уровня восприятия, что дает нам возможность определять и узнавать саму вещь, и неявного, скрывающего смыслы и значения, которые автоматически переводятся на неосознаваемый или мало осознаваемый уровень восприятия. Интересно, что подобный скрытый смысл может иногда являться инструментом манипулирования эмоционально-чувственной сферой человека. Например, современная реклама, активно использующая визуальные образы, предметы костюма и макияжа, чтобы эффективно влиять на потребителей в своих интересах.

Особое воздействие визуальной культуры, к которой относится и материальная среда человека, объясняется особенностью человеческого восприятия. По статистике, от 85 до 90 % информации об окружающем мире человек получает через зрение, и только 10-15 % остается на все остальные чувства человека: «Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать». Образы материальной среды, ее формы, объемы, линии и краски отражаются в нашем сознании и подсознании непрерывно, и избежать подобного влияния невозможно, как никому не дано «выпрыгнуть» из своей эпохи и своего окружения.

Предметы материального мира часто живут дольше людей, иные из них существуют веками, как, например, египетские пирамиды. Древние городские руины и памятники архитектуры, произведение искусства и старинные ювелирные украшения родом из прошлого становятся знаками, с помощью которых именно в силу их материальности напрямую осуществляется связь с прошедшими эпохами – к ним можно прикоснуться, осязать, в полном смысле слова почувствовать и прочувствовать. Благодаря семиотическим характеристикам материальной культуры мы сознательно или подсознательно не только ощущаем связь с прошлым, но ориентируемся во временном потоке и по-своему переживаем его течение.

В целом изучение объектов материально-художественной культуры в формате их семиотических закономерностей позволяет увидеть смысловую базу процессов их функционирования и получить эффективный инструментарий для прогнозирования развития архитектуры, дизайна и изобразительного искусства.

Знания такого рода, к примеру, совершенно необходимы студентам, осваивающим профессию коммуникативного дизайна. По сути, всё, что производится здесь дизайнером, является визуальными знаками. Логотипы фирм или корпораций – полноценные знаковые системы – в концентрированном виде отражают обширный пласт деятельности этих организаций, которые, свертываясь в минималистки выразительные визуальные знаки-образы, присутствуют затем в их названии, размещаются на визитных карточках персонала, деловой документации, упаковке, фирменной одежде, транспорте, наружной рекламе и т.п. Что касается непосредственно рекламы, органичной частью которой является визуальный образ, то она также в значительной степени есть продукция семиотики.

Современный знак сегодня становится не только объектом, но и активным действующим субъектом коммуникативного процесса. Фирменные стили как знаковые системы создаются для проведения крупных международных событий (политических саммитов, спортивных мероприятий, торговых ярмарок, промышленных выставок и т.п.), используются для развития туризма в стране и многого другого. Товарные бренды, производимые отдельной фирмой или государством, не в меньшей степени формируют устойчивую знаково-смысловую идентификацию фирмы или государства. Брендовая продукция, ассоциируемая с ними, становится частью их имиджа и яркой демонстрацией образа жизни граждан страны-производителя.

Знаковые системы выполняют и функцию проектирования. Сегодня практически ни одно крупное сооружение не обходится без предварительного семиотического проектирования. На основе проектной работы создаются отдельные архитектурные сооружения, целые комплексы и города, в том числе и продукция художественной и дизайнерской деятельности. Все это, прежде чем быть реализованным, подается в знаковой оболочке.

Существенным здесь представляется и изучение знаково-символических функций процессов формо- и цветообразования, пространственно-временных характеристик художественных, архитектурных и дизайнерских объектов.

Раскрывая значимость семиотического метода для изучения материально-художественной культуры, отметим также, что семиотику вместе с присущим ей аутентичным исследовательским инструментарием, применяемым для анализа (сверхсложной!) художественной культуры, иногда упрекают в излишней схематизации, редуцировании и нарушении целостности художественных произведений. С этим, в известном смысле, можно согласиться. Дело в том, что семиотический метод, как и любой другой научный метод, рассматривает объект своего анализа с определенной точки зрения, из аксиоматически заданной системы координат. Как и всякая другая наука, семиотика не берет на себя ответственность исчерпывающе описать и объяснить всю онтологию и метафизику предмета исследования и не подменяет традиционные аналитические практики, сложившиеся в сфере изучения искусства, но лишь восполняет их, открывает новые невиданные доселе измерения и грани художественного творчества.

Тем не менее, рассмотрение архитектуры, дизайна, изобразительного и декоративно-прикладного искусства с позиций семиотики, как уже отмечалось выше, позволяет синтезировать исследовательские стратегии многих гуманитарных дисциплин: искусствоведения, культурологии, эстетики, социологии, теории коммуникаций, теории повседневности, урбанистики в одну единую целостную методологию семиотического анализа. Все это множество исследовательских практик особенно необходимо в ситуации, когда рассматриваются сложные и многосторонние по своему охвату проблемы, связанные с объектами материально-художественной культуры, не поддающиеся проведению исследования методическим арсеналом одной только дисциплины, к примеру, искусствоведения. В таком контексте семиотический подход объединяет различные методы анализа и создает иной принцип организации изучения объекта, открывающий широкие возможности для осмысления его с новой стороны и под другим углом зрения. Подобный подход способствует соединению разрозненных знаний в единое целое, что приводит к новым знаниям и представлениям знания о мире материально-художественной культуры.



Вопросы

1. Почему семиотика является методологической базой для изучения гуманитарных наук?

2. Когда началась развиваться семиотика как область научного знания, кто стоит у ее истоков?

3. Назовите и охарактеризуйте основные функции знаков.

4. Какие области научного знания наиболее связаны с семиотикой?

5. В чем специфика семиотики материально-художественной культуры?



Дополнительная литература

  1. Агеев, В. Семиотика. – М.: ВЕСЬ МИР, 2002.

  2. Мечковская, Н.Б. Семиотика: Язык. Природа. Культура. Курс лекций: Учебное пособие для студентов. – М.: Академия, 2004.

  3. Никитина, Е.С. Семиотика. Курс лекций. – М., Академический проспект, 2006. – 520.

  4. Розин, В.М. Семиотические исследования. – М.: ПЕР СЭ. – СПб.: Университетская книга, 2001. – 256 с.

  5. Щедровицкий, Г.П. Знак и деятельность. – М.: Восточная литература РАН, 2005.

РАЗДЕЛ I. ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ СЕМИОТИКИ КАК НАУКИ



Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница