Учебно-методический комплекс «Современный терроризм: сущность, причины, модели и механизмы противодействия»



страница20/48
Дата17.10.2016
Размер11 Mb.
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   48
Тема 8. Социальная ситуация в эпоху перемен и распространение терроризма.
Аннотация.. В лекции анализируется социальная ситуация, сложившаяся в Российском обществе в период радикальных трансформаций и выявляются факторы, способствующие усилению террористической опасности. В частности, уделяется внимание таким процессам в массовом сознании, как изменение стереотипов, шкалы ценностей, кризису идентичности и их роли в восприятии людьми социальных событий и формированию отношения к ним.

Общая нестабильность общества в период радикальных трансформаций всей системы экономических и политических отношений, порождающая ряд новых (не традиционных для предшествующего развития) социальных явлений. В сфере, строго экономической – это усиление имущественного неравенства, рождение новых социальных слоев, возникновение новых форм собственности. В политической сфере - это ликвидация однопартийной системы руководства обществом, возникновение различных форм демократических организаций, оживление общественного мнения, выражающего позиции разных социальных групп; развитие массовых социальных движений с различными векторами. Такие движения многообразны по своим формам и направленности. Но в целом оживление таких движений – не только фактор бурного развития социальных процессов, но и сопровождающего их кризиса, его обострения и углубления. Социальные движения состоят с демократией в сложных и противоречивых отношениях. С одной стороны, их наличие – свидетельство определенной степени свободы: в тоталитарных режимах таких движений нет. С другой стороны, такие движения могут привести не к развитию демократии, а к ее ликвидации: стоит вспомнить хотя бы фашистское движение в Германии.

При этом следует учитывать такие черты социального движения как тенденция противостоять определенным нормам, существующим в обществе, практиковать определенного рода поведение, не характерное для большинства, зачастую – постоянно нарастающая их радикализация, противопоставление себя господствующей системе. При этом спектр инноваций весьма широк: от противоправного использования социальных правил и норм до их частичного нарушения и даже до демонстративного пренебрежения ими.

Простое сравнение содержательных характеристик психологического состояния российского общества с особенностями мотивации терроризма показывает рост потенциальной базы для террористической активности. Ситуация нестабильности обусловливает переходный характер общества и сопряжена с целым рядом таких явлений, которые можно считать кризисными. И хотя «обострение» терроризма отнюдь не является спецификой лишь Российского общества, его проявления здесь требуют специального осмысления для выявления роли каждого из названных факторов в формировании идеологии терроризма. Ее логика, как и логика каждого отдельного террористического акта, не может быть выявлена вне общего социального контекста, так же как и психологическая их природа.
Психологическое состояние, которое переживает российское общество в данный момент, может без предварительного умысла, вовлечь значительные группы населения в любые конфликты независимо от их содержания, т. к. основным мотивом будет стремление людей к разрядке чувств раздражения, фрустрации и беспомощности. Это может способство

вать тому, чтобы


толкнуть людей на бездумную поддержку любого лидера-авантюриста (от политического до преступного), если он беспринципно сумеет сыграть на их чувствах. Это же
объясняет стремление некоторой части молодежи принять участие в военных конфликтах, где бы они ни происходили. Конкретные мотивы могут быть разными: от чувства отчаяния и потери смысла жизни до желания самоутвердиться. Такое состояние общества ведет к росту организованной преступности и собственно террористической деятельности, в частности, дает почву для любого рода межнациональных конфликтов,
порождает крайне негативный «образ власти».
С психологической точки зрения для поддержания надежд и оптимистических ожиданий общества важно их постоянное подкрепление. Это значит, что необходимо стремиться чуть ли не ежедневно добиваться каких-то положительных результатов, даже небольших, в любых сферах общественной жизни и умело доводить их до общественного сознания.

Массовое сознание и особенности Российского менталитета. Оно характеризуется, в частности, неосвоенными «навыками» толерантности, стандартов ведения продуктивных переговоров, исторически закрепленной верой в эффективность насильственных действий и в право на них. Это связано с наследием многих лет тоталитарного режима, когда характерной была несформированность адекватных представлений о демократии, в частности, о правах человека, а также о «праве» на насилие. Переходный период в развитии общества порождает неустойчивый, аморфный характер общественного сознания, когда отсутствует завершенная система социальных представлений, ценностей, установок, а существующие значительно противоречат друг другу. «Метаморфозы» исторической памяти различных этнических групп, политических партий, массовых движений также приводят к достаточно широкому разбросу мнений относительно существа происходящих изменений. Хотя плюрализм мнений – нормальное явление в обществе, его восприятие в рамках Российского менталитета приводит к тому, что для каждой группы возникает тенденция лишь определенное мнение считать абсолютным. Ситуация дополняется еще и такой особенностью менталитета, как тенденция «перегибания палки», своеобразного шараханья из одной крайности в другую, когда «приверженность» той или другой крайности постоянно чередуются, что также способствует формированию весьма противоречивой и неустойчивой картине окружающего мира.

Модификация процесса познания окружающего мира рядовым человеком. Таким образом в условиях радикальных социальных трансформаций в значительной степени изменяется построенный рядовым членом общества «образ социального мира», что проявляется в сломе стереотипов, разрушении традиционной шкалы ценностей, кризисе идентичности. Складывается ситуация, сходная с ситуацией «культурного шока», когда человек оказывается как бы в новой, «чужой» стране, где привычные предметы, явления, события выглядят по-иному, как чужие и необычные. Реальный мир и его образ в значительной степени расходятся, что не может не сказаться на образцах поведения различных социальных групп. Разброс этих образцов обусловлен неоднозначностью того, с каким «построенным» миром индивид соотносит свое поведение: оно может быть построено в соответствии с таким «образом», который абсолютно не адекватен реальному миру. Это приводит к тому, что различные группы начинают ориентироваться, например, на собственные представления о легитимности своих поступков, хотя осуществляют их в обществе, где «легитимность» последних не признается.

Большое значение при этом имеет и механизм «поиска врага», что свойственно любой конфликтной ситуации, но приобретает особое значение в условиях радикальной ломки социальных отношений и сопутствующей ей ломки индивидуальных судеб. Ответственность за неудачу, за грозящую угрозу легче всего возложить на некоторые «черные» силы, на «врага» и в соответствии с этим построить свою линию поведения в отношении этого «врага». Для населения России такая стратегия накладывается и на известный исторический опыт, когда «поиск врага» сопутствовал многим периодам развития общества и поддерживался соответствующими политическими лозунгами. В психологическом плане такая стратегия означает принципиальную модификацию схемы: «свой» - «другой», характерную для всяких межгрупповых отношений, заменой ее на схему: «свой»- «другой» - «чужой» - «враг». И это опять таки становится питательной базой терроризма.


Вопросы для повторения.

  1. В чем проявляется специфика терроризма в условиях современной России?

  2. Характерные черты нестабильности общества в условиях перемен.

  3. Чем характеризуется состояние массового сознания в период радикальных реформ?

  4. Приведите примеры слома социальных стереотипов и изменений шкалы ценностей.

  5. В чем проявляется «кризис идентичности» и какова его роль в идеологии терроризма?

  6. Какое влияние имеют традиционные черты российского менталитета?

  7. Исторические традиции «поиска врага» и их роль в массовом сознании.

  8. Какие трудности возникают в процессе познания социального мира рядовым человеком?

Список литературы.

Алавидзе Т.Л., Антонюк Е.В., Гозман Л.Я. Социальные изменения: восприятие и пережи-

вание //Социальная психология в современном мире – М: Аспект пресс, 2002

Андреева Г.М.Психология социального познания. - М: Аспект Пресс, 2005

Гозман Л.Я., Шестопал Е.Б. Политическая психология. – Р/Д: ФЕНИКС, 1996

Емельянова Т.П. Конструирование социальных представлений в условиях трансформаций

Российского общества. – М: Ин-т психологии РАН, 2006

Климова С.Г. Стереотипы повседневности в определении «своих» и «чужих» / Социоло-

гические исследования. 2000, № 12

Назаретян А.П. Агрессивная толпа, массовая паника, слухи. – СпБ: 2003

Социальные трансформации в России / Под ред. В.А.Ядова – М: ФЛИНТА, 2005


Тема 9. Социальные группы в пореформенной России и проблемы терроризма.

Аннотация. В лекции дается характеристика основных социальных групп современного Российского общества, которые в разной степени испытали на себе результаты преобразований, в результате чего некоторые из них превратились в «группы риска», т.е. в группы, где высока опасность формирования террористического сознания. Предлагается типология групп риска, Описываются характерные черты некоторых из этих групп и выявляется террористический «потенциал» каждой из них.
Положение социальных групп в Российском обществе после реформ. Современный этап развития Российского общества характеризуется изменениями социальной стратификации, - исчезновением традиционных социальных классов и образованием новых групп и слоев, в чем наиболее ярко проявляются происходящие в обществе перемены. При этомсущественно видоизменяются или уходят в прошлое отдельные, весьма значимые социальные группы, прежде всего такие как рабочий класс и колхозное крестьянство, и вместе с тем, возникают новые, еще не всегда устоявшиеся группы – предприниматели, коммерсанты, «средний класс». Становление последнего особенно привлекает внимание исследователей, поскольку этот класс только еще формируется и не ясны критерии его выделения. Но важно, что при всех подходах обозначается такой субъективный признак как идентификация членов этой группы со средним классом.

Один этот пример показывает, что изменения в социальной структуре общества достаточно заметны. Они сопровождаются появлением новых ценностных экономических ориентиров, таких как собственность, материальная обеспеченность, богатство. Для одних социальных групп они могут выступать основными ценностями, регулирующими поведение их членов, для других – лишь необходимым условием существования. Разброс ценностных ориентаций представителей разных социальных слоев порождает различную степень удовлетворенности своим положением, различное ощущение социального благополучия. Возникает пристальное внимание к сравнению положения «своей» группы и других социальных групп. Результатом такого сравнения может стать чувство протеста против сложившейся ситуации. Отношения рынка усугубляют возможность увеличивающегося разрыва в материальном положении различных социальных групп, т.е. усилить протестные настроения. Но проблема не исчерпывается только сопоставлением и неудовлетворенностью материальным положением.

Характер перемен, произошедших в обществе, влечет за собой переоценку социальными группами и других показателей своего существования. Демократизация жизни, возрождение представлений о правах человека, о ценностях свободного волеизъявления служат активизации политических представлений социальных групп. Сравнению начинает подвергаться не только их материальный, но и правовой статус. Неудовлетворенность им также начинает влиять на социальное самочувствие членов этих групп. Проявления такого недовольства выражаются различных формах. Не исключено в такой ситуации, что некоторые из этих форм приобретут экстремистский характер. Это может быть спровоцировано и неадекватными действиями правоохранительных органов, когда вполне допустимые формы протеста пресекаются насильственными методами. Накал протестных настроений при этом только усиливается.

Как уже отмечалось, почва для появления террористических мотивов удобряется развитием различных социальных конфликтов. Материальные и социальные противоречия между большими социальными группами вступают в фазу неразрешимых, по крайней мере, для обыденного сознания, конфликтов. И если в такой ситуации в группе находится лидер с радикальным характером требований, группа может превратиться в группу риска.

Таким образом для «вызреваниия» террористического сознания и поведения появляется еще один важный ресурс. В дополнение к характеристике общей нестабильности послереформенного общества возникает и такой фактор, как изменения в социальной структуре и соответствующие им изменения в мироощущении больших групп населения.
. Типология групп риска. Поскольку предметом социально-психологического анализа терроризма в значительной степени выступает проблема формирования террористических групп, в качестве одного из первых шагов логичной представляется попытка построения типологии групп риска, характерных для современного Российского общества. Тот факт, что террористами в большой степени становятся выходцы именно из групп риска, неоднократно отмечен в литературе. Поэтому целесообразно вскрыть связь социальных и психологических факторов, обусловливающих проявления террористического поведения в реальных социальных группах и построить на этом основании их типологию.

. Типология групп риска.



Социальные факторы Психологические факторы

/ \

/ \


/ \

Группы риска
Радикальное крыло Криминальная сфера Религиозные Выразители острого соци-

массовых движе- (юные правонару- фанаты ального и националь-

ний шители) ного протеста
Именно на эти группы должна быть прежде всего направлена работа как по предупреждению актов терроризма, так и на дезавуацию разрабатываемой в них стратегии и тактики. Характер «протеста» в каждой из этих групп проявляется по своему.

Особенно острой является ситуация в молодежных социальных движениях, в частности в их радикальном крыле. В современной социологической литературе предлагается описание несколько типов молодежных групп. «Авангардные» группы с двумя полюсами – сторонники прозападного стиля жизни, настроенные на обогащение своего социального ресурса или капитала, и так называемые «пофигисты», не склонные к излишним рискам. «Консервативная» группа, настроенная на сохранение рутинных привычек и обычаев, иногда согласная возвратиться к родительским и дородительским этническим и религиозным ценностям. «Экстремистские» группы, включающие в себя как левых, так и правых экстремистов (включая профашистские группировки). К ним примыкают формирующийся резерв бандитских и прочих откровенно криминальных группировок. Отмеченные выше проблемы адекватной идентификации с социальной группой проявляют себя в молодежных группах особенно остро. Поэтому данный тип групп легко может станоиться питательной средой для возникновения таких социальных движений, которые будут возможной базой для терроризма.

Не менее остра ситуация, сложившаяся в криминальных группах, где готовность к авантюрным, экстремистским действиям «задана» их предшествующим опытом. Ложная «героизация» их действий близка логике идентификации террористской группы, так же как «идеология» права на нарушение всех общественных норм.

Что касается собственно «протестных», т.е. групп, сформировавшихся из недовольных результатом реформ, то положение в них и принимаемая стратегия не однозначны. Общим основанием социального недовольств в постсоветской России является низкий уровень доходов, высокий разрыв между доходами богатых и бедных, проблема рабочих мест в отдельных регионах. Возникающая на основе этих причин социальная неудовлетворенность носит, как правило, ситуативный, временный характер и проявляется в организации таких акций, как пикеты, митинги, забастовки. Эти формы протеста весьма далеки от действий, свойственных террористам. Соответственно не все протестные группы этого типа могут быть рассмотрены как пункты риска. Другое дело, группы недовольных, тяжело «проигравших» от результатов реформ, положение которых особенно негативно выглядит на фоне «выигравших», причем выигравших незаслуженно, несправедливо. Острота восприятия такой несправедливости вполне может достичь критической точки, по крайней мере у отдельных представителей таких групп.

Что касается этнических групп, то вопрос о них должен быть рассмотрен особо ввиду их значимости в условиях Российского многонационального государства.
Вопросы для повторения


  1. Какие изменения произошли в социальной структуре общества в период реформ?

  2. В чем проявляются изменения в положении больших социальных групп?

  3. Чем характеризуется восприятие мира «выигравшими» и «проигравшими» группами?

  4. Какие из социальных групп оказались в зоне риска?

  5. Охарактеризуйте степень «протестности» каждой из «групп риска».

  6. Почему анализ ситуации в этнических группах требует особенного внимания?

Список литературы

Андреева Г.М. Психология социального познания – М: Аспект Пресс, 2005

Богомолова Н.Н., Донцов А.И., Фоломеева. Психология большие социальных групп: но

вые судьбы, новые подходы // Социальная психология в современном мире /

Под ред. Г.М.Андреевой и А.И.Донцова – М: Аспект Пресс, 2002

Голенкова З.Т. Основные тенденции трансформации социальных неравенств // Россия:

трансформирующееся общество /Под ред.В.А.Ядова М: КАНОН-ПРЕСС-Ц, 2001

Стефаненко Т.Г. Этнопсихология – М: Аспект Пресс, 2006

Ядов В.А. Социальные идентификации личности в условиях быстрых социальных перемен //Социальная идентификация личности – М:1994. Книга 2.


Тема 10. Этнопсихологические детерминанты терроризма.
Аннотация. Этнические общности как группа риска. Ментальность и ее этнические константы. Этническая вариативность структуры личностных черт. Межэтнические различия регуляторов социального поведения. Стержневые особенности или «измерения» культур, способствующие террористическим действиям: коллективизм, большая дистанция между индивидом и властью, высокий уровень конформности (подчинение групповому давлению). Культурная специфика моделей конфликта. Формы проявления агрессии в разных культурах.

Термин этнос используется для обозначения любых этнических общностей, хотя в литературе понятие этноса остается неоднозначным. Для психолога важны не различия - действительно достаточно существенные - между современными подходами к интерпретации этноса. Намного более важно то общее, что есть во всех подходах - признание этнической идентичности (этнического самосознания, этничности) одной из характеристик этноса (или даже его единственной характеристикой). Это означает, что этнос является для индивидов психологической общностью и выполняет две важные функции: ценностно-ориентационную и защитную. Этническая общность - это общность представлений о каких-либо признаках, вера людей в то, что они связаны между собой естественными связями, а не сама по себе культурная отличительность. Даже этнический язык может быть утрачен восприниматься лишь как символ единства. Поэтому с позиции психолога можно определить этнос как группу людей, осознающих себя ее членами на основе любых признаков, воспринимаемых как естественные и устойчивые этнодифференцирующие характеристики.

При исследовании ментальности этнических общностей (системы взаимосвязанных представлений о мире и о своем месте в этом мире, регулирующих поведение членов социальной группы) выделяют их центральную зону: источник добра (Мы, своя группа), источник зла (Они, враги), способы действия, при которых добро побеждает зло (Лурье). Одной из типологий действий, ведущих к победе добра, можно рассматривать отношение к компромиссу между добром и злом (Лефевр): типичный представитель одних культур негативно оценивает компромисс между добром и злом, отказываясь от использования плохих средств (например, террористических актов) для достижения хороших целей. А типичный представитель другого типа культур позитивно оценивает компромисс между добром и злом, соглашаясь, что цель оправдывает средства.

Исследователями выявлена этническая вариативность представлений о личности, что необходимо учитывать при диагностике возможностей индивидуального терроризма либо вовлечения индивида в террористическую организацию. Если личность в культурах Запада рассматривается как стабильная, способная сопротивляться внешнему влиянию более или менее интегрированная целостность, то представители большинства мировых культур нашли бы понимание личности как независимой автономной сущности в высшей степени странным. Так, модель личности представителей культур Восточной Азии рассматривается как взаимозависимая (Маркус, Китаяма), в которой приоритет отдается социальным структурам, социальным ролям и межличностным отношениям с членами «своих» групп (в том числе с членами организации и т.п.).

Cовременная этнопсихология наиболее значимые различия между культурами находит именно в ориентации ее членов либо на группу, либо на личность. Было выделено единое измерение индивидуализма/коллективизма (Хофстед). Индивидуализм он рассматривает как эмоциональную независимость индивидов от групп и организаций, а коллективизм, с его точки зрения, символизирует общество, в котором человек с самого рождения интегрирован в сплоченные группы, защищающие его, в обмен на неукоснительную лояльность, в течение всей жизни. Государства, в которых проводилось исследование, были проранжированы по степени приверженности их граждан индивидуализму. Наибольший индивидуализм проявили граждане США, Австралии, Великобритании, а наибольший коллективизм - граждане Пакистана, Колумбии, Венесуэлы. В настоящее время индивидуализм/коллективизм рассматриваются мета-ценности, включающие в себя обширный кластер убеждений и стереотипов поведения: более четко операционализированные ценности, нравственные нормы, обычаи, культурные скрипты (сценарии) и т.п. Основный смысл индивидуализма состоит в том, что человек принимает решения и действует в соответствии со своими личными целями, предпочитая их целям общественным. Я определяется в индивидуалистических культурах как независимая, способная выжить вне группы единица. Индивидуалисты являются членами многих групп, но - за исключением нуклеарной семьи - слабо с ними идентифицируются и мало от них зависят. Группы, в свою очередь, оказывают слабое влияние на поведение индивидов.

Основной смысл коллективизма - приоритет интересов группы над личными интересами: коллективист заботится о влиянии своих решений и действий на значимое для него сообщество. Я определяется с точки зрения группового членства, социальная идентичность является более значимой, чем личностная. Коллективисты осознают себя членами меньшего количества групп, чем индивидуалисты, но связаны с ними более тесно. Они вовлечены в жизнь других людей, у них преобладают потребности помочь в трудную минуту, проявить привязанность, в ситуации выбора посоветоваться, даже подчиниться. В свою очередь, группы оказывают сильное влияние на поведение индивидов. Основными ценностями коллективистской культуры являются следование традициям, послушание, чувство долга, которые способствуют сохранению единства группы, взаимозависимости ее членов и гармоничным отношениям между ними. Коллективисты обнаруживают описанные выше качества главным образом при контактах с членами своей группы, с членами других групп их поведение похоже на поведение индивидуалистов. Вертикальный коллективизм принимает как данность иерархию и наличие бóльших прав и привилегий у тех, кто «наверху». Впрочем, строгая иерархия, характерная для вертикального коллективизма, сопровождается солидарностью лиц, имеющих различный статус. Горизонтальный коллективизм делает акцент на взаимозависимости и единстве, а равенство рассматривается нормальным состоянием общества.

Можно сделать вывод, что в какой-то мере на предрасположенность к действиям в качестве террориста-одиночки либо к вовлечению в террористические организации влияет принадлежность индивида к коллективистской или индивидуалистической культуре. Подобное влияние оказывает и еще одно измерение культур, предложенное Хофстедом, - дистанция между индивидом и властью (принятие членами группы, обладающими властью в наименьшей степени, ее неравного распределения как законного или незаконного). Так, из всех исследованных стран самый высокий уровень коллективизма и большая дистанция между индивидом и властью была обнаружена в Венесуэле, Мексике, Югославии, а самый высокий уровень индивидуализма и маленькая дистанция между индивидом и властью – в США, Великобритании, Австралии.

В настоящее время имеется множество данных о том, что обусловлена культурой и конформность - психологическая характеристика позиции индивида относительно позиции группы, мера подчинения индивида групповому давлению. Эмпирически доказано, что члены этнического меньшинства демонстрируют высокий уровень конформности, в чем проявляется тенденция к поддержанию группового единства «в окружении» группы большинства. Кроме того, этнопсихолог высокий уровень конформных реакций выходцев из «незападных культур» может объяснить и влиянием культурных традиций. В культурах Запада с их акцентом на самовыражение и отстаивание своего мнения конформность обычно ассоциируется с покорностью и уступчивостью и считается отрицательным явлением. Но в культурах, где высоко ценится гармония межличностных отношений, податливость мнению большинства может интерпретироваться как в высшей степени положительное и желательное явление, социальная ценность и норма.

Культурные нормы помогают носителям культуры определить, какое поведение соответствует ситуации, в том числе и ситуации конфликта. В качестве ключевых «измерений» культур, объясняющих способы конфликтного поведения, используются культурные синдромы индивидуализма и коллективизма. Результаты множества исследований свидетельствуют, что представители индивидуалистических культур предпочитают те подходы к урегулированию конфликтов, которые характеризуются первоочередным вниманием к достижению собственных интересов, тогда как коллективисты, стремясь поддержать гармоничные отношения в группе, не вступают в открытую конфронтацию с противной стороной – либо уступают ей, либо уклоняются от конфликта. Впрочем, необходимо учитывать, что стремление сохранить добрые отношения члены коллективистских культур проявляют прежде всего при взаимодействии с представителями своей группы. Если у них возникает конфликт с членами «чужой» группы, то отнюдь не всегда коллективисты пытаются уйти от него. Есть данные, что в случае конфликта с членами «чужих» групп коллективисты зачастую проявляют даже большую склонность к конкуренции, чем индивидуалисты .

Значительно различается от культуры к культуре и показатели проявления агрессивного поведения: от очень низких (Япония) до очень высоких (Перу, Нигерия). Есть этносы, в жизни которых внутригрупповая агрессия практически отсутствует, и этносы с высоким уровнем агрессии (так, на Филиппинах чаще, чем в других странах наблюдаются случаи массовых убийств в состоянии аффекта, неконтролируемой ярости). Существуют также важные различия в моделях и формах проявления агрессии. В некоторых культурах агрессия проявляется только у людей, находящихся под воздействием алкоголя (Англия), или когда на карту поставлены честь и достоинство (Турция). Культуры различаются также по своему отношению к проявлениям агрессии, существуют культуры, в традициях которых проявляется положительное отношение к агрессивному поведению и высоко оцениваются те, кто его проявляет.

Вопросы:

1. Как специфика моделей конфликта в культуре может повлиять на предрасположенность индивида к участию в террористической деятельности?

2. Каковы основные особенности коллективистских культур?

3. Какие особенности этнической ментальности могут способствовать терроризму?

4. От чего зависит уровень конформности представителей разных культур?
Список литературы:


  1. Крэйхи Б. Социальная психология агрессии. СПб., 2003.

  2. Ольшанский Д.В. Психология терроризма. СПб., 2002.

  3. Стефаненко Т.Г. Этнопсихология. М., 2008.

  4. Триандис Г. Культура и социальное поведение. М., 2007.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   48


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница