Учебно-методический комплекс «Современный терроризм: сущность, причины, модели и механизмы противодействия»



страница21/48
Дата17.10.2016
Размер11 Mb.
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   48
Тема 11. Психологические детерминанты межэтнических отношений и терроризм
Аннотация. Психологические детерминанты межэтнических отношений: категоризация на Мы-Они, этническая идентификация и межгрупповая дифференциация. Формирование этнической идентичности у представителей низкостатусных этнических меньшинств. Этноцентризм как социально-психологическое явление. Этнические стереотипы и процесс стереотипизации. Этнические предубеждения как негативные социальные установки к этническим группам.
В ситуации, когда терроризм с этнокультурными корнями стал в современном обществе повседневным явлением, необходимо четко определять психологические детерминанты межэтнических отношений, способствующих его развитию. Прежде всего необходим учет основных когнитивных процессов. Их рассмотрение следует начать с базового процесса категоризации, с помощью которого люди, распределяя события и объекты по группам, интерпретируют окружающий мир и свое место в нем. При построении образа социального мира происходит распределение людей по группам (категоризация на МыОни), среди которых важное место занимают этнические общности. Процесс категоризации приводит к дифференциации (оценочному сравнению) категоризуемых групп, которая неразрывно связана с другим когнитивным процессом - групповой идентификацией (осознанием принадлежности к группе). Или, по меткому выражению Б.Ф.Поршнева: «всякое противопоставление объединяет, всякое объединение противопоставляет, мера противопоставления есть мера объединения». Единый процесс дифференциации/идентификации приводит к формированию этнической идентичности. Этническую идентичность плодотворно рассматривать как переживание отношений Я и этнической среды - своего тождества с одной этнической общностью и отделения от других. Этническая идентичность не статичное, а динамичное образование, ее становление часто не завершается в отрочестве. Происходящие в обществе значимые события, прежде всего глобальные изменения в социально-политической сфере и связанные с ними изменения в межэтнических отношениях, могут способствовать интенсификации этнической идентичности как отдельного индивида, так и целого народа.

Временные границы формирования этнической идентичности и точность знаний о своей принадлежности к определенной этнической общности во многом зависит от того, к какой группе человек принадлежит - группе большинства или группе меньшинства. Члены этнического большинства могут даже не задумываться о своей этничности, тогда как для членов этнических меньшинств идентификация оказывается как минимум вынужденной, а связанные с ней проблемы попадают в разряд жизненно важных.

Наиболее естественным для человека является стремление сохранить или восстановить позитивную этническую идентичность, которая дает ощущение психологической безопасности и стабильности. Но в своей крайней форме она представляет собой этническую гиперидентичность, которая доминирует в иерархии социальных идентичностей индивида, сопровождается враждебными стереотипами, предубеждениями к представителям других этнических групп, уклонением от тесного взаимодействия с ними и нетерпимостью в межэтническом взаимодействии. При конструировании идентичности индивиды могут проявлять и аффективное, даже агрессивное подчеркивание этнической принадлежности, исходить из принципа: «пусть мы такие плохие, но это действительно мы». В случае неблагоприятного межгруппового сравнения члены этнических меньшинств для поддержания позитивного самоотношения могут использовать беспорядки, террористические акты. Члены террористических групп – «борцы за свободу народа», как правило, обладают гиперидентичностью.

Для поддержания группой позитивной этнической идентичности используется механизм межгруппового восприятия – этноцентризм, или предпочтение своей этнической группы. Основные показатели этноцентризма: а) восприятие элементов своей культуры - норм, ролей и ценностей - как естественных и правильных, а элементов других культур как неестественных и неправильных; б) представление о том, что для человека естественно сотрудничать с членами своей группы, оказывать им помощь, предпочитать свою группу, гордиться ею и не доверять и даже враждовать с членами других групп. Этноцентризм изначально не несет в себе враждебного отношения к другим группам и может сочетаться с терпимым отношением к межгрупповым различиям, однако кроме благожелательного, или гибкого этноцентризма существует и этноцентризм, который получил наименование воинственного.

Воинственный этноцентризм выражается в ненависти, недоверии, страхе и обвинении других групп за собственные неудачи и используется руководителями террористических организаций. Крайняя степень этноцентризма выражается в форме делегитимизации - категоризации группы или групп в супернегативные социальные категории. Делегитимизация максимизирует межгрупповые различия и включает в себя осознание подавляющего превосходства своей группы. Ее целью является полная дифференциация своей и чужой групп вплоть до исключения последней из рода человеческого. Все это переводит «чужих» в категорию нелюдей и позволяет не чувствовать себя аморальными, поступая с ними так, как запрещено поступать с себе подобными - с людьми. Примеры этноцентристской делегитимизации - это отношение первых европейских поселенцев к коренным жителям Америки и отношение к «неарийским» народам в нацистской Германии, а также многочисленные «этнические чистки» в наше время.

Важную роль в межэтнических отношениях играют этнические стереотипы - упрощенные, схематизированные образы социальных объектов, характеризующиеся высокой степенью согласованности индивидуальных представлений. Это упорядоченные, детерминированные культурой «картинки мира» в голове человека, которые, во-первых, экономят его усилия при восприятии сложных социальных объектов и, во-вторых, защищают его ценности, позиции и права. Среди наиболее существенных свойств этнических стереотипов выделяют их эмоционально-оценочный характер, устойчивость и даже ригидность к новой информации, согласованность среди членов стереотипизирующей группы. До сегодняшнего дня в обыденном сознании и в средствах массовой коммуникации о стереотипах весьма распространено мнение как об исключительно негативном явлении. Во многом это связано с тем, что в мировой науке чаще всего изучались негативные стереотипы подвергавшихся дискриминации этнических меньшинств. Отсюда и отождествление процесса стереотипизации - с «безнравственной формой познания». Однако необходимо проводить четкое различение между стереотипами как социальным явлением и стереотипизацией как психологическим процессом. В наши дни в социальной психологии стереотипизация рассматривается как рациональная форма познания. Т.е. стереотипизация существует главным образом не для того, чтобы экономить когнитивные ресурсы воспринимающего индивида, а скорее для того, чтобы отразить социальную реальность. В качестве основных социально-психологических функций стереотипизации следует рассматривать: межгрупповую дифференциацию, чаще всего оценочную в пользу своей группы, и осуществляемое с ее помощью поддержание позитивной групповой идентичности. Британский исследователь А.Тэшфел выделил две социальные функции стереотипизации: а) объяснение существующих отношений между группами, в том числе поиск причин сложных и «обычно печальных» социальных событий; б) оправдание существующих межгрупповых отношений, например действий, совершаемых или планируемых по отношению к чужим этническим группам. Представляется правомерным добавить более общую социальную функцию - сохранения существующих отношений, ведь объяснение и тем более оправдание отношений между группами с помощью стереотипов необходимо прежде всего для сохранения этих отношений. Неудивительно, что психологический механизм стереотипизации во все времена использовался в различных реакционных политических доктринах, санкционирующих захват и угнетение народов, для сохранения господства поработителей путем насаждения негативных стереотипов о побежденных и порабощенных. Иными словами, детерминанты содержательной стороны этнических стереотипов следует искать в факторах социального, а не психологического порядка. И именно враждебные, полные предрассудков этнические стереотипы, а не механизм стереотипизации сам по себе - явление сугубо отрицательное, способствующее в том числе терроризму.



Этническое предубеждение, или предрассудок традиционно определяется как негативное отношение к индивидам из-за их членства в этнической группе или к этой группе в целом. Г. Оллпорт рассматривал предубеждение как антипатию, базирующуюся на ошибочном и негибком обобщении. Он полагал, что антипатия может проявляться в «нехороших мыслях» о других людях – членах определенных групп, в чувствах нелюбви, презрения, отвращения, а также в дискриминационных и даже насильственных действиях против них. Обычно выделяют три компонента предубеждения – аффективный (ненависть, отвращение, чувство брезгливости), когнитивный (безосновательно враждебные представления о социальной группе), поведенческий (практическое осуществление несправедливости, т.е. негативное поведение, направленное на членов группы из-за их членства в ней).
Многие низкостатусные группы стремятся установить позитивные различия в прямом соревновании с группой большинства, победа в котором позволила бы им занять более высокое положение в обществе. Они используют коллективную стратегию социальной конкуренции. В этом случае стремление одного народа к восстановлению позитивной этнической идентичности очень часто сталкивается с интересами других народов, а социальная конкуренция перерастает в этнические конфликты, в которых используется и терроризм.
Вопросы:

1. Каковы детерминанты эффекта этноцентризма?

2. Как социальный контекст влияет на этническую идентичность представителей групп меньшинства?

3. Какие свойства стереотипов могут способствовать терроризму?

4. Какие стратегии поддержания позитивной идентичности используют представители групп этнического меньшинства?
Список литературы:


  1. Арутюнян Ю.В., Дробижева Л.М., Сусоколов А.А. Этносоциология. М., 1998.

  2. Крэйхи Б. Социальная психология агрессии. СПб., 2003.

  3. Стефаненко Т.Г. Этнопсихология. М., 2008.



Тема 12. Этнические конфликты и их урегулирование как способ предотвращения терроризма
Аннотация. Определение и классификации этнических конфликтов. Динамика конфликта (объективная конфликтная ситуация, осознание и эмоциональное вызревание, конфликтное взаимодействие, урегулирование). Причины возникновения этнических конфликтов. Изменение конфликтующих сторон в ходе конфликта. Урегулирование этнических конфликтов на психологическом уровне: перевод противоборства на общественно безопасный уровень.

Этнические конфликты – это социальные конфликты по поводу прав и интересов этнических общностей. На психологическом уровне они проявляются в восприятии расхождения интересов (действительных или мнимых), что приводит к активизации этнической идентичности. Особенности этнических конфликтов носят социокультурный характер из-за различий в языке, религии, обычаях и особенностях ментальности вовлеченных в конфликт этнических общностей. Существуют разные классификации этнических конфликтов: по целям участников; по наличию/отсутствию границ между государствами и народами; по характеру и образу действий конфликтующих сторон (конфликт стереотипов, конфликт идей, конфликт действий).

С точки зрения психолога, учитывающего динамику конфликта, противоречие между группами, имеющими несовместимые цели в борьбе за ограниченные ресурсы (территорию, власть, престиж), оказывается первой стадией конфликта - той стадией, которую называют объективной конфликтной ситуацией. На Земле почти повсюду существуют противоречия между этническими общностями - межэтническая напряженность, без которой не обходится ни одно полиэтническое общество. Чаще всего напряженность существует между доминантной этнической общностью и этническим меньшинством, но она может быть как открытой, проявляющейся в форме конфликтных действий, так и скрытой, тлеющей.

Имеющиеся между группами противоречия, хотя и играют решающую роль среди причин конфликтных действий, не связаны с ними напрямую. С одной стороны, чтобы возникли конфликтные действия, противоречия между группами должны быть воспринимаемыми, но вовсе не обязательно реальными. Ложный конфликт, когда есть «осознание» несуществующих противоречий, может иметь самые тяжкие последствия. С другой стороны, далеко не всякое противоречие интересов разрастается в конфликтные действия. Иными словами, очень важна стадия осознания и эмоционального вызревания конфликта. Пережитые «исторические несправедливости» вызывают у низкостатусных этнических меньшинств желание восстановить справедливость, но это не обязательно вызывает мгновенную реакцию. Чаще до начала конфликтного взаимодействия проходят многие годы, на протяжении которых этническая общность сплачивается вокруг идеи отмщения.

Если объективная конфликтная ситуация осознана, даже случайные события из-за присущей межэтническим отношениям эмоциональности, а порой и иррациональности, могут привести к конфликтному взаимодействию как наиболее острой стадии конфликта. Психологи выделяют и еще одну стадию конфликта - его урегулирование. С точки зрения психолога, конфликт не только не начинается с началом конфликтных действий, но и не заканчивается с их окончанием. После завершения прямого противодействия - на этапе «зализывания ран» - конфликт может сохраняться в форме социальной конкуренции и проявляться в предубеждениях и образе врага. Итак, этнический конфликт это любая конкуренция между группами - от реального противоборства за обладание ограниченными ресурсами до предполагаемого расхождения интересов - во всех тех случаях, когда в восприятии хотя бы одной из сторон противостоящая сторона определяется с точки зрения этнической принадлежности ее членов.

Последователи разных психологических школ делают акцент на различных причинах возникновения конфликтов. Во-первых, имеются индивидуальные различия в тенденции людей проявлять антипатию к группам или их членам. Иными словами, существуют люди, предрасположенные к проявлению предубеждений из-за того, что они относятся к определенному типу личности. Участники осуществленного в США после Второй мировой войны исследовательского проекта во главе с Т. Адорно, назвали подобных индивидов авторитарными личностями. Исследователи выводили отношение к чужим группам из процесса социализации ребенка в раннем детстве, утверждая, что у человека, воспитанного в семье, где царят жестко регламентированные отношения, и он ощущает крайнюю зависимость от родителей, часть агрессивности выплескивается на чужие группы. Для авторитарных личностей характерна тенденция неприятия всех чужих групп и предпочтения собственной группы.



Второй источник конфликтов – конкуренция между группами за ограниченные ресурсы, власть и статус, т.е. реальный конфликт интересов. В социальной психологии наиболее известный сторонник этой точки зрения – американский исследователь М. Шериф. Чем сильнее межгрупповая конкуренция за какие-либо ценные ресурсы, которых не хватает на всех, тем сильнее предубеждения между группами [Шериф, 2003].

Достаточным основанием – и третьим источником конфликтов – может оказаться осознание индивидом своей принадлежности к группе, т.е. социальная идентичность, что было выявлено британскими социальными психологами во главе с А. Тэшфелом. Предубеждения возникают вследствие функционирования таких психологических процессов, как социальная категоризация, или отнесение единичного социального объекта к некоторому классу и социальная дифференциация, или оценочное сравнение.



Четвертым источником конфликтов рассматривается восприятие индивидом угрозы, опасности со стороны чужой группы (или ее членов). К предубеждениям и конфликтам может привести восприятие угрозы вне зависимости от того, реальна она или нет. Индивиды могут воспринимать ситуацию как опасную для существования своего этноса, испытывать страх за материальное или физическое благополучие его членов, испытывать чувство, что другие угрожают их системе ценностей, убеждений и верований.

Степень предубежденности индивидов и способы, которыми этнические конфликты проявляются, зависят от того, какие отношения между социальными группами рассматриваются приемлемыми в том или ином обществе в то или иное время. Г. Оллпорт выделил пять основных форм конфликта, в основе которого лежит этническая предубежденность – от самой «мягкой» до наиболее насильственной. Самой слабой формой проявления конфликта он считал вербальное выражение антипатии – неприязненные высказывания по отношению к чужим группам в разговорах с друзьями-единомышленниками или с посторонними людьми. Более интенсивное предубеждение ведет человека к избеганию «нелюбимой группы». На следующей ступени предубежденный человек предпринимает активные действия, стремясь к дискриминации членов такой группы – исключения их из некоторых сфер деятельности, лишения возможностей обучения, мест проживания и т.п. Агрессивные предубеждения следующего уровня проявляются в актах насилия, в том числе террористического – физических нападениях на членов определенной группы, их храмы и кладбища. И, наконец, пятая форма проявления конфликта – истребление «чужих» (линчевания, погромы, гитлеровская программа геноцида).

Эффектом категоризации, влияющим на протекание этнических конфликтов, является иллюзорная корреляция. Смысл его состоит в том, что два класса явлений воспринимаются как тесно связанные между собой, хотя на самом деле связь между ними либо вообще отсутствует, либо она намного слабее, чем воспринимается. Феномен иллюзорной корреляции помогает понять механизм формирования и причину устойчивости стереотипов: стереотип заставит нас видеть взаимосвязь, а та в свою очередь служит доказательством верности первоначального стереотипа. Поиск «козлов отпущения» в ходе этнических конфликтов осуществляется с помощью механизма социальной каузальной атрибуции. В мировой истории мы встречаемся с примерами агрессивного поведения, прямо направленного на членов чужой группы, которые воспринимаются ответственными за негативные события - эпидемии, голод и другие несчастья.

Сторонники разных психологических теорий предлагают разные методы урегулирования конфликтов. При рассмотрения межгрупповой враждебности как продукта универсальных психологических характеристик подчеркивается, что невозможно ликвидировать агрессивные склонности человека. Однако необходимо предпринимать попытки так изменить направление человеческой агрессии, чтобы она находила свое выражение не в виде войны. В этом может помочь установление эмоциональных связей между людьми через идентификацию, понимаемую как достижение общности чувств. Более оптимистичной выглядит концепция Адорно, так как личность авторитарного типа формируется в процессе семейной социализации, а общество способно повлиять на тип отношений между родителями и детьми. Сторонники теории реальных конфликтов ратуют за введение имеющих равную привлекательность для конфликтующих групп надгрупповых целей, для достижения которых им необходимо объединить усилия в ситуации взаимной зависимости. Создатели теории социальной идентичности основную стратегию урегулирования конфликтов видят в изменении восприятия групповых границ - смещения акцента с разделения на Мы и Они на некое общее Мы. А наиболее эффективным социально-психологическим подходом к этому они считают стимулирование трансформации межгрупповых отношений в отношения внутригрупповые через формирование более широкой - вплоть до общечеловеческой - надгрупповой идентичности.


Вопросы

  1. Как можно определить этнический конфликт?

  2. Почему предубежденный против чужой этнической группы индивид может быть склонен к терроризму?

  3. Что такое «иллюзорная корреляция»?

  4. Какие способы урегулирования этнических конфликтов на психологическом уровне могут способствовать предотвращения террористических актов?

Список литературы:

  1. Здравомыслов А.Г. Межнациональные конфликты на постсоветском пространстве. М., 1997.

  2. Рубин Дж., Пруйт Д., Ким Хе Сунг Социальный конфликт: эскалация, тупик, разрешение. СПб., 2001.

  3. Стефаненко Т.Г. Этнопсихология: Учебник М., 2008.


Тема 13. Роль СМИ в борьбе с терроризмом: социально-психологический аспект 48
Аннотация. В лекции излагаются социально-психологические проблемы использования СМИ в борьбе с терроризмом. В частности, характеризуется специфика восприятия информации, передаваемой в СМИ и обосновывается ряд мер по повышению эффективности ее воздействия
Роль СМИ в построении образа социального мира. Огромная роль СМИ в современном мире позволяет рассматривать их как канал формирования массового сознания. Специфика их воздействия на человека заключается в том, что а) информация носит в данном случае организованный характер, что способствует ее наилучшему усвоению б) что обеспечивается не только информирование населения, но и коммуникация с ним (за счет обратной связи возникает обсуждение содержания информации в разных социальных группах), в) что подача информации через СМИ подчиняется нормам общения, принятым в обществе и способствует утверждению этих норм. Социально-психологические функции СМИ включают в себя ориентировку человека или группы в социальном мире, т.е. формирования его представлений о мире и программ действий в этом мире; утверждения чувства аффилиации (сопричастности с группой , что расширяет для человека возможности выбора группы принадлежности).

Особенностью информации, предлагаемой в СМИ (особенно это касается телевидения), вместе с тем, является то, что здесь предлагается готовый образ того или иного социального явления, т.е. уже воспринятый и интерпретированный кем-то. Это дает основание утверждать, что при этом искажается реальность, изображается с позиций определенных групп с их особыми интересами. Однако желание получить такую информацию у человека не исчезает, т.е. налицо желание получить тот образ, который хочется иметь, или – как минимум – согласие на обман. Это способствует навязыванию определенных социальных стереотипов, которые активно внедряются в сознание членов общества. Повторяемость информации, разнообразные формы ее подачи, несмотря на осознаваемость навязываемого стереотипа, делают его фактором индивидуального или массового сознания. Возникает механизм укрепления стереотипа, определенной фиксации представления о каком-либо социальном явлении.

Важное значение при этом имеет и тот психологический механизм, посредством которого индивид перерабатывает полученную информацию. Существуют два способа переработки информации («вероятностная модель переработки информации»): центральный (предполагающий глубокую переработку информации, когда человек стремится выявить логику полученного сообщения, его суть) и периферический (когда внимание фиксируется на второстепенных факторах, деталях и толкование информации приобретает поверхностный характер). Выбор того или иного способа определяется мотивацией человека, зависти от того, намерен ли человек изменить свою позицию или, напротив, сохранить прежние установки. От этого зависит и результат воздействия СМИ на построение образа социального мира. Таким образом силу воздействия СМИ при осмысления проблем терроризма в обществе трудно переоценить.

Освещение проблем терроризма в СМИ. По выражению одного из исследователей, роль СМИ – этот «кислород» терроризма - проявляет себя в двух формах: как непосредственно, так и косвенно. В первом случае в виде некорректной информации, искажающей смысл события; во втором случае – через отбор демонстрируемых ситуаций. И в том, и в другом случае ситуация «нагнетается»: восприятие населением опасности террористических действий усиливается, т.е. поставленная террористами цель – внушить «непропорционально» большой страх – осуществляется с еще большей легкостью. Акты терроризма выделяются из круга других криминальных проявлений тем, что они общественно резонансны. Психологический эффект актов терроризма непропорционально превышает их истинные физические результаты. Акты терроризма предполагают либо рефлексивное реагирование на них СМИ (любой акт терроризма вызывает естественный интерес со стороны журналистов, которые каждый такой факт стремятся донести до своих читателей, радиослушателей, телезрителей), либо прямое обращение к СМИ со стороны террористов с требованием довести до общественности их цели и требовании. В обоих случаях террористы получают возможность освещения своих задач, пропаганды идеологии, «рекламы» боевой мощи террористических организаций и разрушительных последствий их деятельности. При этом многие террористы не гнушаются саморекламы за «чужой счет» и берут на себя ответственность за совершение актов терроризма, в которых они даже не принимали участия. За счет этого масштаб негативных последствий каждой акции терроризма несоизмеримо возрастает. Общество возбуждается, в нем инициируется недовольство органами исполнительной власти, неспособной защитить население от актов насилия, подрывается доверие граждан к своему государству.

Отдельный фрагмент проблемы – роль СМИ в освещении проблемы насилия. Проблема агрессии и насилия – одна из остро дискутируемых проблем в современном обществе. При освещении ее очень важно учитывать такую тонкость, как разведение легитимного и нелегитимного насилия. В первом случае речь идет о таких формах насилия, которое может быть совершено легитимными, в том числе государственными органами: например, насильственное задержание вооруженного преступника, угрожающего жизни других людей и т.п. Другой аспект это нелегитимное насилие, не опирающееся на закон, лишенное правового «оправдания». Хотя любые сцены насилия, появляющиеся на телеэкране даже чаще, чем в жизни, весьма опасны, но показ нелегитимных форм с особой настойчивостью провоцируют для рядового человека идею, что любое насилие чрезвычайно «близко», «оправдано», что с ним можно легко «взаимодействовать». Именно в этом случае очевидна опасность повышения уровня агрессивности. Акт насилия при этом как бы легитимизируется, особенно, в сознании детей и молодежи, что и увеличивает склонность к агрессивному поступку, которая лежит в основе различных форм антисоциального и криминального поведения и непосредственно в побуждении к террористическому акту. Опасность такого воздействия проявляет себя и в том, что оно может иметь отсроченные последствия, когда агрессивное действие необязательно следует немедленно, но может быть осуществлено в другое время и в другом месте, но тем не менее будет спровоцировано именно наблюдением соответствующих «образцов».

Серьезная проблема воздействия СМИ на потенциальных террористов. Коммуникативное внимание служит катализатором последующего поведения: жуткие кадры о многочисленных жертвах действуют на зрителей возбуждающе, особенно на тех, кто склонен к жестокости и преступлениям, фактически подталкивая их на определенные шаги. Человеку с гипертрофированным чувством самомнения после просмотра аналогичного сюжета непременно захочется стать героем журнальной статьи или телерепортажа. Не случайно все террористы в первую очередь требуют приглашения журналистов и представителей властей. Поэтому неоднократно звучит требование о том, чтобы свести показ «жутких» картин к минимуму, показать лишь отдельные фрагменты, не смакуя подробности».

Стратегии антитеррора в СМИ как фактор информационной безопасности. Сила и влияние СМИ делают их важнейшим орудием информационной безопасности общества. В понятие «информационная безопасность» входит составным элементом и такое понятие как «психологическая безопасность», что подразумевает охрану общественного сознания от воздействия разрушающих стимулов: нагнетания страха, угроз, в том числе - ощущения безнадежности защититься от террора. В построении безопасной картине мира СМИ призваны сыграть ведущую роль. Именно поэтому необходим тщательный социально-психологический анализ содержания существующих теле- и радиопрограмм. Прежде всего это относится к недопустимости эскалации насилия на телеэкране с т очки зрения их воздействия на детей. Интерес к проблемам агрессии и насилия достаточно высок сегодня во всем мире, но он может быть удовлетворен научными исследованиями, но никак не пропагандой среди массового зрителя и слушателя. Еще опаснее ситуация, когда в дело включается рекламное воздействие, в ходе которого, даже если в нем не содержится непосредственное изображение насилия или призыв к нему, формируются неблагоприятные зоны риска, особенно среди несовершеннолетних. Реклама стимулирует стереотипное мышление (например, феномен демонстративного потребления: «хочу иметь такую же вещь, как у ….»), а значит разрушает возможности адаптации человека к условиям реальности. Таким образом возникает опасное «информационное оружие», действующее через СМИ. Оно используется не в защиту безопасности, а против нее. Понятно, что особая угроза безопасности нависает тогда, когда СМИ допускают серьезные изъяны в освещении проблем терроризма. Одна из задач повышения эффективности этой борьбы – серьезная коррекция всей политики телевещания. Наряду с многочисленными государственными документами, посвященными данной проблеме, в выполнение этой задачи велика роль социально-психологических исследований.

Вопросы для повторения



  1. Каковы социально-психологические функции СМИ?

  2. В чем особенность восприятия информации, получаемой через СМИ?

  3. Как используются СМИ в освещении проблем терроризма?

  4. Назовите конкретные недостатки в освещении этой проблемы телевидением.

  5. Что такое информационная и психологическая безопасность общества?

  6. Пути повышения роли СМИ в обеспечении информационной и психологической безопасности.

Список литературы

Андреева Г.М. Психология социального познания - М: Аспект Пресс, 2005.

Богомолова Н.Н. Социальная психология массовой коммуникации. – М: Аспект Пресс,2008

Ениколопов С.Н. Массовая коммуникация и проблема насилия //Информационная и психологическая безопасность в СМИ – М.: 2002

Матвеева Л.В., Мочалова Т.Я., Аникеева Ю. В. Психология телевизионной коммуникации. – М6 2000.

Назаров М.М. Массовая коммуникация и общество. – М: 2004

Федотова Л.Н. Социология массовой коммуникации. – СпБ: 2003

Харрис Р. Психология массовых коммуникаций – СпБ; М: 2002


Тема 14. Основные направления практической работы социального психолога по

борьбе с терроризмом и укреплению безопасности.

Аннотация. В лекции подводится итог анализа возможностей социальной психологии для объяснения и профилактики проявлений терроризма. Намечается программа для решения второй проблемы – возможностей социальной психологии по оптимизации средств воздействия непосредственно на предупреждение террористического поведения и подготовки террористических актов, по обеспечению безопасности населения.

Воздействие на социальные причины появления и развития терроризма. В поле зрения исследований этой проблемы два ряда причин: коренящихся в социальных условиях жизни общества и имеющих психологическое происхождение. Что касается первого ряда причин, то в борьбе за устранение их принимают участие различные общественные силы: власть, правоохранительные органы, общественные организации, система СМИ и пр. Среди этих причин, прежде всего, как уже упоминалось, наличие социальных противоречий, усилившихся в период радикальных трансформаций: дифференциация социальных групп по уровню доходов (разрыв этого уровня в России превышает норму, существующую в большинстве цивилизованных стран), обострение национальных, религиозных, региональных противоречий, приводящих к росту социальных конфликтов, рост организованной преступности и других криминальных проявлений, усиление миграционных потоков и др. Большое значение имеют также причины, коренящиеся в политической сфере: наличие противоречий между становящимися демократическими институтами и реальной практикой, высокая степень недоверия к власти, несформированность подлинной многопартийности в обществе. Многообразие этих причин настоятельно требует комплексного подхода, определенное место в котором занимает и вся система общественных наук. Но для успеха, как и во всяком комплексном подходе, необходимо точно обозначить роль каждого участника. Именно поэтому вычленить проблематику каждой отдельной науки.

Роль социальной психологии в воздействии на объективные социальные причины, способствующие порождению терроризма, хотя и может быть значительной, но, тем не менее, ограничена. Она в основном проявляется в воздействии на сознание различных групп населения, в частности, тех групп, которые были обозначены как «группы риска», в разработке рекомендаций властным структурам и средствам массовой информации. Такая работа может способствовать установлению стремления людей к разрядке чувств раздражения, фрустрации в тех случаях, когда они оказались


без предварительного умысла, вовлечены в конфликты, что
может толкнуть их на бездумную поддержку любого лидера-авантюриста. Понятно, что принципиальное решение проблемы зависит в конечном итоге от успешности необходимых экономических, социальных и политических преобразований..
С психологической точки зрения для поддержания надежд и оптимистических ожиданий общества важно их постоянное подкрепление. Это значит, что необходимо стремиться чуть ли не ежедневно добиваться каких-то положительных результатов, даже небольших, в любых сферах общественной жизни и умело доводить их до общественного сознания.
Но, поскольку имеющая место ситуация неясности, непоследовательности, неопределенности и противоречивости действий властных структур, отрицательно сказывается на общественном сознании и состоянии человеческой психики, необходима определенная коррекции в деятельности институтов власти, и рекомендации социальной психологии могут сыграть здесь свою положительную роль.
Одно из направлений такого воздействия на состояние общественного сознания– формирование навыков толерантности в самых различных группах населения. Доказательством того, что проблема актуальна во всем мире является то, что еще 1996 год был объявлен ЮНЕСКО годом толерантности. Социальные психологи в нашей стране, наряду с другими специалистами, организуют свою работу на базе целевой программы «Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в Российском обществе (2001-2005)». Специфика этой работы заключается в том, что, кроме разработки конкретных программ тренинга толерантности, о чем говорилось в предшествующих разделах, в рамках социальной психологии необходима теоретико-методологическая разработка проблемы толерантности. Это означает выявление специфики толерантного сознания, адекватного понимания механизмов его формирования. Практическая работа каждого конкретного специалиста, проводящего занятие по тренингу, будет успешной лишь при освоении им самим глубокого понимания существа проблемы. Поэтому не может казаться парадоксальным рассмотрение в качестве практической работы работа по теоретическому осмыслению проблемы.

Кроме формирования толерантного сознания, воздействие силами социальной психологии на социальные причины терроризма, является участие в переговорах по разрешению социальных конфликтов. Здесь также – поле и для теоретической, и практической работы. Создание особых психологических специализаций – «конфликтологи» и «переговорщики» - одно из звеньев в цепи такой работы. Переговоры, как важнейшее средство разрешения конфликтов, предполагают владение определенными методиками, которые многократно описаны в литературе и имеют богатую практику применения. Компетентность переговорщика заключается в том, что он а)принимает адекватное решение в выборе типа совместного решения (компромисс, ассиметричное решение, ннтегративное решение), б) организует прямые переговоры или переговоры с участием посредника, в) в случае необходимости готовит этого посредника (учет его личностных характеристик, типа взаимодействия, умения контролировать эмоции, рационально использовать время в переговорном процессе. Подготовка специалиста по переговорам требует особого внимания в том случае, когда предполагаются переговоры в экстремальных ситуациях, в том числе, переговоры с террористами. В длительной перспективе подготовка таких специалистов – одна из функций социальной психологии по воздействию на социальные причины терроризма.



Воздействие на психологические причины возникновения терроризма связано - в широком смысле – с оптимизацией всей системы воспитания, охватывающей все его уровни. Здесь социальный психолог взаимодействует как с представителями других разделов психологии, так и со специалистами в области педагогики. Особое место в этой сфере занимает работа с молодежью, криминальными группировками и радикальными этническими группами.

Так, специфика работы с молодежью требует учета возрастных особенностей, контекста подростковой субкультуры: подростковый возраст характерен тем, что человек выстраивает в этот период новые отношения с окружающее средой и по-новому переживает эти отношения. Результатом является изменение социальной позиции подростка, поиск им новой идентичности. Именно поэтому столь важно в такой период жизни помочь в формировании этой новой идентичности с целью предостеречь от формирования интолерантного сознания, от влияния экстремистских сил из внешней среды.

Своя специфика в работе с криминальными группами, где акценты на экстремизм, как правило, представлены наиболее явно. Характерным явлением в данном случае является резко выраженная ксенофобия – эмоционально окрашенное, иррациональное по своей природе отношение субъекта к определенным социальным группам или их представителям. Обычно те6рмин используется при анализе негативных межэтнических отношениях, но, в действительности, ксенофобия имеет место и в отношениях к любым другим группам. В криминальных группировках это проявляется особенно явно, когда любая «инаковость» подвергается гонению, и существует готовность к немедленному агрессивному действию по любому поводу. Работа с такими криминальными группами сложна и особенно ответственна, поскольку потенциал террористических действий в них весьма высок.

Это направление деятельности необходимо специально адаптировать к работе с различными этническими группами и религиозными организациями, добавив соответствующие вопросы, как например: культурные и религиозные основания возникновения проявлений терроризма, межконфессиональная нетерпимость и др.

В сложной современной обстановке российского общества ксенофобия может проявлять себя на различных уровнях – не только в криминальных группах, но зачастую и на уровне профессиональных групп, в том числе имеющих отношение и к правоохранительным органам. «Просветительская» работа социальных психологов нужна поэтому в различных ячейках общества.

Направления деятельности по непосредственному просвещению членов различных групп и учреждений по поводу проблем борьбы с терроризмом могут быть сведены к следующему: а) разъяснение, например, через СМИ, опасной тенденции поиска «образа врага», особенно в группах молодежи;

б) обеспечение адекватной интерпретации соотношения таких факторов, как внутригрупповой фаворитизм и внегрупповая враждебность;

в) открытое обсуждение актуальных социальных проблем, например, занятости молодежи, имущественного неравенства в современном обществе (причины, средства преодоления и пр.);

г) работа в маргинальных группах (дискуссии о понимании критериев социальных ценностей, соотношения свободы и закона и пр.);

д) внимание как в СМИ, так и в системе образования, к проблемам политической культуры (например, к ненасильственным формам разрешения социальных противоречий);

е) необходимость более четкого формулирования различий между понятиями «терроризм» и «экстремизм» в том числе и в официальных документах.

В дополнение к просветительской работе более конкретно - в случае успешной подготовки социальных психологов – практиков в области преодоления конфликтов существует возможность приглашения их на эту работу в острых ситуациях, в том числе на переговоры с террористами. При этом следует иметь ввиду наличие специальных психологических качеств у переговорщика: высокий интеллект, коммуникативные способности, гибкость и переключаемость мышления; быстрая ориентировка в новой ситуации; разборчивость и эмоциональная выразительность речи, умение распределять и переключать внимание, точная субъективная оценка времени, низкий уровень агрессивности, выдержка и способность вызывать доверие. Формирование таких качеств должно быть включено в подготовку специализации переговорщиов и конфликтологов.

Вопросы для повторения


  1. В каких направлениях может быть развернута практическая работа социальных психологов по предотвращению террористической деятельности?

  2. В чем специфика этой работы в области социальных причин терроризма?

  3. Какое значение имеет подготовка конфликтолога по проведению переговоров с террористами?

  4. Какие психологические качества необходимы для успешной деятельности специалиста по переговорам?

  5. Как можно силами социальной психологии корректировать действия властных структур по борьбе с терроризмом?

  6. Какие формы работы социального психолога в области практического воздействия на психологические причины терроризма?

  7. Какие группы в общественной структуре требуют особого внимания в плане воздействия на психологические причины терроризма?

  8. Роль социальной психологии в просвещения населения относительно опасности терроризма и необходимости борьбы с ним.

Список литературы

Беличева С.А. Основы превентивной психологии – М:1993

Кондратьев М.Ю. Социальная психология закрытых образовательных учреждений – СпБ:

Питер, 2005

Проблемы толерантности в подростковой субкультуре./ Под ред. В.С.Собкина – М:Социс,

2003

Ратинов А.Р., Кроз М.В., Ратинова Н.А. Ответственность за разжигание вражды и нена



висти. Психолого-правовая характеристика. – М: Юрлитинформ, 2005

Практикум по диагностике и исследованию толерантности личности / Под ред.

Г.В.Солдатовой - М: МГУ, 2003

Психологи о терроризме («круглый стол») // Психологический журнал. Т.16, 2002. №3

Хасан Б.И. Конструктивная психология конфликтов – СпБ: Питер, 2003.

Тема 15. Практические занятия. Изучение социально-психологических проблем терроризма с помощью опросных методик.

ПРАКТИЧЕСКОЕ ЗАДАНИЕ 1.

Цель: знакомство с методом изучения установок на терроризм как социальное явление

Рассматривая вопрос об установках на террористическую деятельность, мы будем иметь в виду, как фиксированные социальные установки, так и базовые. Этот феномен представляет собой как целостную систему социального поведения, так и отдельные чрезвычайно значимые для людей поступки. И базовые и фиксированные установки имеют трехкомпонентную структуру, которая включает в себя эмоциональный, когнитивный и поведенческий элементы. Изучение разных аспектов отношений к терроризму даёт возможность описать эмоциональную составляющую, существующую в разных социальных группах, т.е. непосредственную оценку, переживание событий, связанных с террором. Когнитивное содержание этого отношения - информированность об истории, отдельных событиях, наиболее известных людях, а также о причинах и сути самого терроризма, а также отношение собственно к террору, как к способу решения проблем.



Два варианта изучения социальных установок на террористическую деятельность: неоконченные предложения и установочная шкала.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   48


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница