Учебно-методический комплекс «Современный терроризм: сущность, причины, модели и механизмы противодействия»



страница25/48
Дата17.10.2016
Размер11 Mb.
1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   ...   48

Посттравматический стресс


Человек умеет приспосабливаться к различным обстоятельствам. Но есть обстоятельства, события, которые "выходят за пределы нормального человеческого опыта". К этим событиям можно отнести войны, катастрофы, акты насилия, смерть близкого человека, стихийные бедствия и другие. Но посттравматический стресс — это не только наличие травмирующего события в прошлом. Другая сторона посттравматического стресса относится к внутреннему миру личности и связана с реакцией человека на пережитые им события. Все мы реагируем по-разному: трагическое происшествие может нанести тяжелую травму одному и почти не затронуть психики другого.
Если травма была небольшой, то повышенная тревожность и другие симптомы стресса постепенно пройдут в течение нескольких часов, дней или недель.
Если же травма была сильной или травмирующие события повторились многократно, болезненная реакция может сохраниться на многие годы. Следует отметить, что потеря душевного равновесия, бурные психические проявления в случае психотравмы совершенно нормальны.
Когда у человека нет возможности разрядить внутреннее напряжение, вызванное психической травмой, его тело и психика находят способ как-то "пристроиться" к этому напряжению. В этом, в принципе, и состоит механизм посттравматического стресса. "Его симптомы, которые в комплексе выглядят как психическое отклонение, — отмечает американский психотерапевт Б.Колодзин, — на самом деле не что иное, как глубоко укоренившиеся способы поведения, связанные с экстремальными событиями в прошлом".

Отметим симптомы, которые наблюдаются у лиц, пострадавших от последствий различных катастроф

1. Притупленность эмоций. Человеку трудно установить близкие и дружеские связи с окружающими, ему недоступны радость, любовь, творческие подъемы. Многие люди жалуются, что со времени поразивших их тяжелых событий им стало намного труднее испытывать эти чувства.

2. Агрессивность. Стремление решать проблемы с помощью грубой силы. Хотя, как правило, это касается физического силового воздействия, но встречается также психическая, эмоциональная и вербальная агрессивность. Попросту говоря, человек склонен применять силовое давление на окружающих всякий раз, когда хочет добиться своего, даже если цель не является жизненно важной.

3. Нарушения памяти и концентрации внимания. Человек испытывает трудности, когда требуется сосредоточиться или что-то вспомнить, по крайней мере, такие трудности возникают при определенных обстоятельствах. В некоторые моменты концентрация может быть великолепной, но стоит появиться какому-либо стрессовому фактору, как человек уже не в силах сосредоточиться.

4. Депрессия. В состоянии посттравматического стресса депрессия достигает самых тяжелых и беспросветных глубин человеческого отчаяния, когда кажется, что все бессмысленно и бесполезно. Этому чувству депрессии сопутствуют нервное истощение, апатия и отрицательное отношение к жизни (“отрицательная жизненная перспектива")

5. Общая тревожность. Проявляется на физиологическом уровне (ломота в спине, спазмы желудка, головные боли), в психической сфере (постоянное беспокойство и озабоченность, "параноидальные" явления — например, необоснованная боязнь преследования), в эмоциональных переживаниях (постоянное чувство страха, неуверенность в себе, комплекс вины).

6. Навязчивые воспоминания. В памяти человезапно всплывают жуткие, безобразные сцены, связанные с травмирующим событием. Эти воспоминания могут возникать как во сне, так и во время бодрствования..

Наяву они появляются в тех случаях, когда окружающая обстановка чем-то напоминает случившееся "во время", т.е. во время травмирующего события: запах, зрелище, звук, словно бы пришедшие из той поры. Яркие образы прошлого обрушиваются на психику и вызывают сильный стресс. Главное отличие от обычных воспоминаний состоит в том, что посттравматические "непрошеные воспоминания” сопровождаются сильным чувством тревоги и страха.

7. Бессонница (трудности с засыпанием и прерывистый сон). Когда человека посещают ночные кошмары, есть основания считать, что он сам невольно противится засыпанию, и именно в этом причина его бессонницы: человек боится заснуть и вновь увидеть этот сон. Регулярное недосыпание, приводит к крайнему нервному истощению, дополняет картину симптомов посттравматического стресса. Бессонница также бывает вызвана высоким уровнем тревожности, неспособностью расслабиться, а также непреходящим чувством физической или душевной боли.

8. Чувство вины

Чувство вины возникает чаще всего у родителей перед своими детьми за то, что они не смогли оградить их здоровье от губительного воздействия. Для возникновения чувства вины совсем не обязательна реальная болезнь ребенка, родители часто беспокоятся и о возможных болезнях Зафиксированы и другие особенности в формировании чувства вины. Так, у девушек формируется чувство вины перед не родившимися еще детьми за их возможные уродства (перенесенная радиация). Переселенцы (мигранты) нередко формируют у своих детей чувство вины за решение переехать. Особенно если жизнь на новом месте не сложилась. Ребенок, ради которого родители приняли решение переехать, "должен" перед своими родителями отвечать за неустроенность быта, отсутствие работы по специальности, потерю друзей.


Контрольные вопросы

Каковы основные симптомы стрессовой реакции?

В чем состоит различие между физиологическим и психологическим стрессом?
Темы рефератов

Этиология, патогенез и важнейшие клинико-психологические задачи при работе с посттравматическими стрессовыми расстройствами.

Факторы риска посттравматического стрессового расстройства.

БИБЛИОГРАФИЯ


Селье Г. Стресс без дистресса. Рига, «Виеда». 1992. 111 с.

Milgram S. Behavioral Study of Obedience // J. of Abnorm. and Soc. Psychol. 1963. Vol. 67.

Psychology of terrorism: coping with the continuing threat / Ed. by Ch. E. Stout. Westport (Conn); London, 2004.

Ясперс К. Общая психопатология. М., «Практика» 1997.


Тема 13. Методическое обеспечение психокоррекционной работы

с жертвами террора и чрезвычайных ситуаций
Аннотация

Комплексный подход, системность и последовательность являются важнейшими условиями успешности коррекционной работы с жертвами террора. Также крайне важно умение специалиста работать в «зоне ближайшего развития» пострадавшего человека.


Компетенции

Специалист должен четко и адекватно осознавать цели и задачи психологической помощи, умело и эффективно действовать на различных этапах психической травматизации.


Конспект лекции
Необходимо учитывать, что на разных этапах психической травматизации (начиная от момента воздействия события до отдаленных этапов реакции) психологическая помощь будет различной, как с точки зрения целей и задач, так и с точки зрения возможности использования различных методов.

1. Во время воздействия травмирующего события.

О возможности оказания психологической помощи во время воздействия события имеет смысл говорить только в том случае, если событие достаточно протяженное. Кроме того, необходимо понимать, что в данном случае речь, как правило, может идти об оказании психологической помощи не тем, кто непосредственно оказался в роли жертвы террористического акта (например, заложникам), а их родственникам и близким, переживающим за судьбу пострадавших. Учитывая напряженность «ситуации ожидания», спасательным службам необходимо обеспечить родственникам возможный «комфорт ожидания», с постоянным получением свежей информации о происходящем событии; с определением мест для отдыха и приема пищи. Представляется целесообразным организованное привлечение этих людей к участию в посильной работе в данный момент (дежурства, составление списков) для снижения актуальной тревоги.



Основная цель психологической помощи в данный момент – поддержка родных и близких: присутствие рядом, готовность выслушивать и сопереживать. Необходимо также регулировать и контролировать действия этих людей, помогать им чувствовать себя активно вовлеченными в ход спасательной операции (в том числе и с использованием специальных психологических техник) - с целью предотвращения паники и возникновения «циркуляции слухов». Нецелесообразно предлагать специальные методики, направленные на оптимизацию психического состояния, вне специального контекста, без наличия специального запроса.

2. Непосредственно после воздействия события.

Цель психологической помощи на данном этапе – облегчение возникающих травматических переживаний; создание чувства безопасности, профилактика возможных осложнений; выявление людей, нуждающихся в помощи (в том числе и психиатрической), с целью оказания этой помощи на возможно более раннем этапе.

Непосредственно после воздействия травматического события помощь психологов будет ощутима при определении круга лиц (из числа пострадавших) с острыми аффективными реакциями и направлении их для получения медицинской помощи; а также при определении тех, кто составляет «группу риска» развития ПТСР и других расстройств, с целью определения необходимости оказания психологической и медицинской помощи. Как правило, в данный момент пережившие травматические события не чувствуют потребности обращаться за психологической помощью. Некоторые пострадавшие могут все еще находиться с состоянии шока; многие не в состоянии до конца осознать реальность происходящего. Следует учитывать, что действие таких механизмов, как диссоциация, отрицание и вытеснение, на данном этапе выполняет защитную функцию.

В этот момент важно обеспечить возможность общаться пострадавшим с членами своей семьи и близкими людьми, для получения социальной поддержки от них. Присутствие психолога рядом, готовность выслушать и сопереживать, помощь в обеспечении социальной поддержки, в восстановлении нарушенных социальных сетей – могут оказаться наиболее адекватной формой оказания психологической помощи на данном этапе.

Одним из возможных специально организованных методов психологической работы на данном этапе может стать метод психологического дебрифинга (Mitchell, 1983; Dyregrov, 1989) – как метод групповой психологической помощи при работе с людьми. Дебрифинг нацелен на оказание поддержки в эмоциональном отреагировании путем нормализации эмоциональных реакций и на подготовку к переживанию травматических событий в будущем. Кроме того, в задачи дебрифинга входит выявление людей, нуждающихся в помощи, с целью оказания этой помощи на возможно более раннем этапе. В фокусе воздействия находятся имеющиеся в данный момент реакции индивида на травмирующее воздействие. Делается акцент на нормализации актуального состояния. Считается, что наиболее оправдано проведение дебрифинга в первые 24-72 ч. после выхода из травматического воздействия.

Рекомендуется проводить дебрифинг с выделением следующих стадий:

1. Введение. Ведущий рассказывает, что целью встречи является обсуждение реакций участников на травмирующее событие, а также знакомство с методами профилактики отсроченных реакций на травму. Сообщается об обязательности соблюдения правил конфиденциальности и о том, что участники не обязаны говорить о чем-то помимо собственной причастности к травматическому событию и что фокусом обсуждения являются переживания и психологические реакции участников группы.

2. Предсказуемость и факты. Обсуждается травматическое событие во всех возможных деталях без внимания к мыслям и чувствам. Участники обсуждают, было ли произошедшее событие ожидаемым. Это помогает сфокусировать внимание участников на событии, что способствует пониманию причин их реакций.

3. Мысли и впечатления. С помощью интерпретации мыслей участников в момент травматического события и воссоздания сенсорного опыта (что человек видел, слышал, осязал и т.п. в тот момент) удается создать более полный образ ситуации, что будет способствовать интеграции травматического опыта.

4. Эмоциональные реакции. Обсуждаются эмоциональные реакции, которые наиболее часто втречаются при переживании травматических событий. Ведущий при помощи специальных методов помогает участникам выражать наиболее часто переживаемые эмоции. Обсуждаются также эмоциональные реакции, возникшие уже после травмирующего события.

5. Нормализация. Ведущий помогает участникам в принятии выраженных эмоций. При этом упор делается на то, что переживание таких эмоций является нормальным для подобных ситуаций. Следует проявление эмоций. Проявляемые одним участником эмоции разделяются другими членами группы. Ведущий рассказывает, что эмоциональное реагирование на ситуацию травматизации является нормой. Ведущий также описывает те посттравматические симптомы, с которыми пострадавшие могут столкнуться в дальнейшем.

6. Планирование будущего, совладание. Ведущий фокусирует группу на способах совладания с симптомами и мобилизации механизмов внутренней и внешней поддержки (семьи и друзей). Акцент делается на важности открытого обсуждения переживаний участников с членами семьи и друзьями; подчеркивается возможность получения от них дополнительной поддержки при необходимости.

7. Завершение. Обсуждаются другие темы, раздаются брошюры и листовки, описывающие обычные способы реакции на травму и способы совладания с ней. Рассказывается о возможности оказания психологической помощи в будущем и об учреждениях, которые ее предоставляют.

Участникам советуют обратиться за помощью, если симптомы не снижаются в течение 4-6 недель, симптомы усиливаются, возникают явления социальной дезадаптации, происходят выраженные изменения личности.

В ряде случаев проведение подобных дебрифингу мероприятий приносит облегчение. Считается, что дебрифинг доказал свою эффективность при работе организованными группами людей с общими целями, а не только особенностями травматического опыта (например, при работе с группами спасаталей). Однако при чрезмерно интенсивной либо множественной травматизации применение дебрифинга противопоказано.

Кроме того, необходимо индивидуализировать психологическую помощь, учитывая тяжесть травматизации (гибель близких, свидетельства смерти других людей, возраст пострадавших).


Контрольные вопросы

Каковы основные этапы психической травматизации и закономерности их динамики?

Какие эмоциональные реакции чаще всего встречаются в условиях чрезвычайных ситуаций?
Темы рефератов


БИБЛИОГРАФИЯ


Афонин С.А. и др. Современный терроризм и борьба с ним: социально-гуманитарные измерения. М., МГУ. 2007.

Вебер А. Кризис европейской культуры. СПб, «Университетская книга». 1998.



Донцов А.И., Засурский Я.Н., Матвеева Л.В. (ред.) Информационная и психологическая безопасность в СМИ. М., «Аспект Пресс». 2002. 335 с.

Ольшанский Д.В. Психология масс. СПб., «Питер». 2002.



Почепцов Г.Г. Психологические войны. М., «Рефл-бук». 2000.

Чалдини Р. Психология влияния. СПб., «Питер». 2004.

Psychology of terrorism: coping with the continuing threat / Ed. by Ch. E. Stout. Westport (Conn); London, 2004.

Тема 14. Проблема эмоционального выгорания и профессионального здоровья специалистов в сфере антитеррористической деятельности и помощи жертвам террора и чрезвычайных ситуаций
Аннотация

Эмоциональное выгорание – одна из актуальнейших проблем современного мира. «Выгорание» — профессиональная болезнь спасателей. У каждого человека есть внутренний ресурс, и на этой работе он быстро вырабатывается. В Министерстве чрезвычайных ситуаций России существуют специальные реабилитационные центры, психологические программы реабилитации. Лекция по данной теме представляет собой попытку их сравнительного анализа.


Компетенции

Слушатель должен:

уметь уверенно распознавать симптомы эмоционального выгорания;

знать методики лечения, психокоррекции и реабилитации.


Конспект лекции
Синдром выгорания (от греч. syndrome – сочетание и англ. burn–out – прекращение горения) — клиническое нарушение, автор термина Freudenberger (1974 г.). Состояние хронического физического утомления и разочарования, которое возникает у людей, занятых в альтруистических профессиональных областях. В исследованиях Maslach и Jackson показано, что данный синдром сопровождается также эмоциональным истощением, деперсонализациями, снижением работоспособности.

Среди личностных особенностей, способствующих «выгоранию», выделяют: эмпатию, гуманность, мягкость, увлекаемость, идеализированность, интровертированность, фанатичность.

Синдром «выгорания» характерен для представителей профессий системы «человек-человек»: врачей, учителей, священников, полицейских, юристов, тренеров, консультантов, психотерапевтов, а также для некоторых категорий менеджеров. «Выгорание» — профессиональная болезнь спасателей. У каждого человека есть внутренний ресурс, и на этой работе он быстро вырабатывается. В Министерстве чрезвычайных ситуаций России существуют специальные реабилитационные центры, психологические программы. Достаточно эффективными оказываются и традиционные методики – активный отдых, переключение внимания на другие виды деятельности. Например, глава министерства С.Г.Шойгу сообщает, что сам он зачастую действует по старинке: уезжает в тайгу, занимается охотой, рыбной ловлей, ездит на лошадях, сплавляется по горным рекам.

Профессиональное выгорание — это синдром, развивающийся на фоне хронического стресса и ведущий к истощению эмоционально-энергических и личностных ресурсов работающего человека. Профессиональное выгорание возникает в результате внутреннего накапливания отрицательных эмоций без соответствующей «разрядки» или «освобождения» от них. По существу, профессиональное выгорание — это дистресс или третья стадия общего адаптационного синдрома — стадия истощения (по Г. Селье).

1981 г. Э. Moppoy ( A. Morrow ) предложил яркий эмоциональный образ, отражающий, по его мнению, внутреннее состояние работника, испытывающего дистресс профессионального выгорания: «Запах горящей психологической проводки».

Какие работники составляют группу риска в том случае, когда мы говорим о профессиональном выгорании? При ответе на этот вопрос можно выделить следующие закономерности.

Профессиональному выгоранию больше подвержены сотрудники, которые по роду службы вынуждены много и интенсивно общаться с различными людьми, знакомыми и незнакомыми. Прежде всего, это руководители, медицинские и социальные работники, спасатели, полицейские, консультанты, преподаватели и т. п. Причем особенно быстро «выгорают» сотрудники, имеющие интровертированный характер, индивидуально-психологические особенности которых не согласуются с профессиональными требованиями коммуникативных профессий. Они не имеют избытка жизненной энергии, характеризуются скромностью и застенчивостью, склонны к замкнутости и концентрации на предмете профессиональной деятельности. Именно они способны накапливать эмоциональный дискомфорт без «сбрасывания» отрицательных переживаний во внешнюю среду.

Синдрому профессионального выгорания больше подвержены люди, испытывающие постоянный внутриличностный конфликт в связи с работой. Чаще всего как в России, так и за рубежом это — женщины, переживающие внутреннее противоречие между работой и семьей, а также «прессинг» в связи с необходимостью постоянно доказывать свои профессиональные возможности в условиях жесткой конкуренции с мужчинами.

Профессиональному выгоранию больше подвержены работники, профессиональная деятельность которых проходит в условиях острой нестабильности и хронического страха потери рабочего места. В России к этой группе относятся прежде всего люди старше 45 лет, для которых вероятность нахождения нового рабочего места в случае неудовлетворительных условий труда на старой работе резко снижается по причине возраста. Кроме того, в этой группе находятся работники, занимающие на рынке труда позицию внешних консультантов, вынужденных самостоятельно искать себе работу.

На фоне перманентного стресса синдром выгорания проявляется в тех условиях, когда человек попадает в новую, непривычную обстановку, в которой он должен проявить высокую эффективность. Например, после лояльных условий обучения в высшем учебном заведении на дневном отделении молодой специалист начинает выполнять работу, связанную с высокой ответственностью, и остро чувствует свою некомпетентность. В этом случае симптомы профессионального выгорания могут проявиться уже после шести месяцев работы.

Синдрому выгорания больше подвержены жители крупных мегаполисов, которые живут в условиях навязанного общения и взаимодействия с большим количеством незнакомых людей в общественных местах.

С меньшим риском для здоровья и менее выраженным снижением эффективности синдром профессионального выгорания переживают работники, которые характеризуются следующими особенностями. В первую очередь это люди, имеющие хорошее здоровье и сознательно, целенаправленно заботящиеся о своем физическом состоянии (они постоянно занимаются спортом и поддерживают здоровый образ жизни). Это люди, имеющие высокую самооценку и уверенность в себе, своих способностях и возможностях.

Необходимо также подчеркнуть, что профессиональное выгорание меньше касается людей, имеющих опыт успешного преодоления профессионального стресса и способных конструктивно меняться в напряженных условиях. Если говорить о характере таких людей, то необходимо выделить такие индивидуально-психологические особенности, как высокая подвижность, открытость, общительность, самостоятельность и стремление опираться на собственные силы.

Наконец, важной отличительной чертой людей, устойчивых к профессиональному выгоранию, является их способность формировать и поддерживать в себе позитивные, оптимистичные установки и ценности как в отношении самих себя, так и других людей и жизни вообще.



Симптомы, составляющие синдром профессионального выгорания, условно можно разделить на три основные группы: психофизические, социально-психологические и поведенческие.

К психофизическим симптомам профессионального выгорания относятся:

  • чувство постоянной, непроходящей усталости не только по вечерам, но и по утрам, сразу после сна (симптом хронической усталости);

  • ощущение эмоционального и физического истощения;

  • снижение восприимчивости и реактивности на изменения внешней среды (отсутствие реакции любопытства на фактор новизны или реакции страха на опасную ситуацию);

  • общая астенизация (слабость, снижение активности и энергии, ухудшение биохимии крови и гормональных показателей);

  • частые беспричинные головные боли; постоянные расстройства желудочно-кишечного тракта;

  • резкая потеря или резкое увеличение веса;

  • полная или частичная бессонница (быстрое засыпание и отсутствие сна ранним утром, начиная с 4 час. утра или, наоборот, неспособность заснуть вечером до 2-3 час. ночи и «тяжелое» пробуждение утром, когда нужно вставать на работу);

  • постоянное заторможенное, сонливое состояние и желание спать в течение всего дня;

  • одышка или нарушения дыхания при физической или эмоциональной нагрузке;

  • заметное снижение внешней и внутренней сенсорной чувствительности: ухудшение зрения, слуха, обоняния и осязания, потеря внутренних, телесных ощущений;

  • возможно, профессиональное выгорание является одной из причин снижения продолжительности жизни в России, особенно у мужчин.

Среди всех умерших мужчин в России в последние 5 лет мужчины работоспособного возраста от 15 до 59 лет составляют более 80%. Правда, в 1965 г. смертность мужчин работоспособного возраста в СССР была еще более высокой — 98%. И если раньше врачи называли такие причины высокой смертности среди мужчин, как несчастные случаи, отравления и насильственные смерти, то в последние годы они говорят именно о стрессе и выгорании как ведущих факторах.

К социально-психологическим симптомам профессионального выгорания относятся:

    • безразличие, скука, пассивность и депрессия (пониженный эмоциональный тонус,

  • чувство подавленности);

  • повышенная раздражительность на незначительные, мелкие события;

  • частые нервные «срывы» (вспышки немотивированного гнева или отказы от

  • общения, «уход в себя»);

  • постоянное переживание негативных эмоций, для которых во внешней ситуации

  • причин нет (чувство вины, обиды, подозрительности, стыда, скованности);

  • чувство неосознанного беспокойства и повышенной тревожности (ощущение, что

  • «что-то не так, как надо»);

  • чувство гиперответственности и постоянное чувство страха, что «не получится»

  • или человек «не справится»;

  • общая негативная установка на жизненные и профессиональные перспективы (по

  • типу «Как ни старайся, все равно ничего не получится»).

К поведенческим симптомам профессионального выгорания относятся следующие поступки и формы поведения работника:

  • ощущение, что работа становится все тяжелее и тяжелее, а выполнять ее — все труднее и труднее;

  • сотрудник заметно меняет свой рабочий режим дня (рано приходит на работу и поздно уходит либо, наоборот, поздно приходит на работу и

      • рано уходит);

  • вне зависимости от объективной необходимости работник постоянно берет работу

  • домой, но дома ее не делает;

  • руководитель отказывается от принятия решений, формулируя различные причины

  • для объяснений себе и другим;

  • чувство бесполезности, неверие в улучшения, снижение энтузиазма по отношению

  • к работе, безразличие к результатам;

  • невыполнение важных, приоритетных задач и «застревание» на мелких деталях, не

  • соответствующая служебным требованиям трата большей части рабочего

  • времени на мало осознаваемое или не осознаваемое выполнение автоматических

  • и элементарных действий;

  • дистанцированность от сотрудников и клиентов, повышение неадекватной

  • критичности;

  • злоупотребление алкоголем, резкое возрастание выкуренных за день сигарет,

  • применение наркотических средств.

Замечено, что симптоматика профессионального выгорания может быть «инфекционной» и проявляться не только у отдельных работников. Нередко встречается профессиональное выгорание организаций , которое проявляется в том, что у подавляющего большинства сотрудников присутствует внутреннее физическое или эмоциональное состояние с одними и теми же симптомами, а также одни и те же формы поведения. В таких случаях заметно «стираются» индивидуальные различия между работниками, они становятся неестественно похожими и одинаковыми, как бы «на одно лицо». Люди становятся пессимистами, у которых нет веры в позитивные изменения на работе и возможность что-то изменить собственными усилиями.

Причинами профессионального выгорания организации являются постоянные противоречия в стратегическом и тактическом руководстве; чрезмерные, невыполнимые требования к работникам; передача ответственности сотрудникам, не имеющим полномочий; отсутствие объективных критериев для оценки результатов труда; неэффективная система мотивирования и стимулирования персонала.

Симптомы профессионального выгорания организаций: неадекватно повышенная текучесть кадров (от 100% и более в год, т. е. в течение года увольняются практически все сотрудники, а некоторые работают меньше года); сниженная мотивация к труду, слишком частые «перекуры» и «чайные» перерывы (более 30% от общего объема рабочего времени); профессиональная зависимость персонала от руководителей, которая проявляется либо в повышенном и неадекватном критическом отношении к управлению, либо в чувстве беспомощности без активной помощи со стороны руководства; слишком высокая конфликтность персонала и тяжелая атмосфера в компании. Как для отдельного работника, так и для организации состояние профессионального выгорания может быть неосознанным или неправильно понятым и оцененным.

Собственное неблагополучное состояние как человеку, так и организации трудно, практически невозможно увидеть со стороны, поэтому в значительной степени затруднено решение задачи своевременного начала реабилитационных, коррекционных и восстанавливающих мероприятий. Эта проблема особенно актуальна для волонтеров, спасателей, сотрудников других организаций, ведущих активную антитеррористическую деятельность.


Контрольные вопросы

В чем состоят психологические причины эмоционального выгорания и кто входит в группу риска формирования данного синдрома?

Каковы основные способы психокоррекционной и реабилитационной работы с эмоциональным выгоранием?
Темы рефератов

Поведенческие симптомы эмоционального выгорания.

Соотношение понятий стресс, дистресс, синдром хронической усталости, эмоциональное выгорание.

БИБЛИОГРАФИЯ


Самоукина Н.В. Незаменимый сотрудник и кадровая безопасность. М., «Вершина». 2007. 176 с.

Селье Г. Стресс без дистресса. Рига, «Виеда». 1992. 111 с.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   ...   48


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница