Учебно-методический комплекс «Современный терроризм: сущность, причины, модели и механизмы противодействия»



страница42/48
Дата17.10.2016
Размер11 Mb.
1   ...   38   39   40   41   42   43   44   45   ...   48

Статья 18


Каждый человек имеет право на свободу мысли, совести и религии; это право включает свободу менять свою религию или убеждения и свободу исповедовать свою религию или убеждения как единолично, так и сообща с другими, публичным или частным порядком в учении, богослужении и выполнении религиозных и ритуальных порядков.

Статья 19


Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ.

Статья 26


1. Каждый человек имеет право на образование. Образование должно быть бесплатным по меньшей мере в том, что касается начального и общего образования. Начальное образование должно быть обязательным. Техническое и профессиональное образование должно быть общедоступным, и высшее образование должно быть одинаково доступным для всех на основе способностей каждого.

2. Образование должно быть направлено к полному развитию человеческой личности и к увеличению уважения к правам человека и основным свободам. Образование должно содействовать взаимопониманию, терпимости и дружбе между всеми народами, расовыми и религиозными группами и должно содействовать деятельности Организации Объединенных Наций по поддержанию мира.

3. Родители имеют право приоритета в выборе вида образования для своих малолетних детей.

Статья 29


1. Каждый человек имеет обязанности перед обществом, в котором только и возможно свободное и полное развитие его личности.

2. При осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только таким ограничениям, какие установлены законом исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе.

3. Осуществление этих прав и свобод ни в коем случае не должно противоречить целям и принципам Организации Объединенных Наций.

Развивает эти декларативные нормы с учетом участившихся случаев этно-религиозной дискриминации Декларация о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений (от 25 ноября 1981 г.). Указанные правовые акты создают прочный идеологический фундамент выработки основ противодействия религиозно-экстремистской деятельности, поскольку борьба с религиозным экстремизмом ведется на светской международной платформе толерантного отношения ко всем вероисповеданиям и религиозным организациям, ни в коем случае не затрагивает интересы и не нарушает права законопослушных верующих и лиц атеистически или индифферентно относящихся к религии, а также их легальных общественных образований.



Антиэкстремистские нормы международного права имплицитно содержатся в антитеррористическом законодательстве (универсального и суб/регионального) уровней в силу указанных выше причин. Поэтому ничего другого не остается, – учитывая лишь тематику вопроса, – как перечислить основные антитеррористические международные правовые документы и специально остановиться лишь на некоторых (тексты этих законодательных актов не велики по объему, а нормы, так или иначе касающиеся основных прав и свобод человека, на которые обычно посягают экстремисты и террористы, рассредоточены по всему массиву статей, поэтому мы ограничиваемся лишь указанием названий и значимых дат):

  • Всеобщая декларация прав человека (принята и провозглашена Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 г.)

  • Международный пакт о гражданских и политических правах (Нью-Йорк, 19 декабря 1966 г., вступил в силу для СССР 23 марта 1976 г.)

  • Конвенция о преступлениях и некоторых других актах, совершаемых на борту воздушных судов (Токио, 14 сентября 1963 г., вступила в силу для СССР 03 мая 1988 г.)

  • Конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов (Гаага, 16 декабря 1970 г., вступила в силу для СССР 14 октября 1971 г.)

  • Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации (Монреаль, 23 сентября 1971 г., вступила в силу для СССР 22 марта 1973 г.)

  • Протокол О борьбе с незаконными актами насилия в аэропортах, обслуживающих международную гражданскую авиацию, дополняющий Конвенцию о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации, принятую в Монреале 23 сентября 1971 г. (Монреаль, 24 февраля 1988 г., вступил в силу для СССР 06 августа 1989 г.)

  • Конвенция о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов (Нью-Йорк, 14 декабря 1973 г., вступила в силу для СССР 20 февраля 1977 г.)

  • Международная конвенция о борьбе с захватом заложников (Нью-Йорк, 17 декабря 1979 г., вступила в силу 03 июня 1983 г.)

  • Конвенция о физической защите ядерного материала (Вена, Нью-Йорк, 03 марта 1980 г., вступила в силу для СССР 08 февраля 1987 г.)

  • Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства (Рим, 10 марта 1988 г., вступила в силу для РФ 02 августа 2001 г.)

  • Протокол о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности стационарных платформ, расположенных на континентальном шельфе (Рим, 10 марта 1988 г., ратифицирован ФС РФ 06 марта 2001 г.)

  • Конвенция об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности (Страсбург, 08 ноября 1990 г., ратифицирована ФС РФ 28 мая 2001 г.)

  • Шанхайская Конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом (Шанхай, 15 июня 2001 г. и Приложение к Шанхайской Конвенции ратифицированы РФ 10 января 2003 г.)

  • Международная конвенция о борьбе с бомбовым терроризмом (Нью-Йорк, 12 января 1998 г., вступила в силу для РФ 07 июня 2001 г.)

  • Европейская Конвенция о пресечении терроризма (Страсбург, 27 января 1977 г., вступила в силу для РФ 05 февраля 2001 г.)

  • Руководящие принципы в области прав человека и борьбы с терроризмом (утверждены на 804-м заседании Комитета министров Совета Европы 11 июля 2002 г.)

  • Резолюция Конференции ЮНЕСКО «Терроризм и средства массовой информации» (Манила, 1-2 мая 2002 г.)

  • Резолюция 1526 (2004) (принята Советом Безопасности на его 4908-м заседании 30 января 2004 г.)

  • Резолюция 1530 (2004) (от 11 марта 2004 г.)

  • Резолюция 1535 (2004) (от 26 марта 2004 г.)

  • Классификация контртеррористических мер (Отделение ООН по контролю над наркотиками и предупреждению преступности).

  • Договор о сотрудничестве государств-участников Содружества Независимых Государств в борьбе с терроризмом (Минск, 04 июня 1999 г., ратифицирован РФ 28 декабря 2004 г.)

  • Международная Конвенция о борьбе с финансированием терроризма (Нью-Йорк, 09 декабря 1999 г., ратифицирована РФ 10 июля 2002 г.).

В соответствии со ст. 1 Дополнительного Протокола II 1977 г. к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 г., касающегося защиты жертв вооруженных конфликтов немеждународного характера, любой вооруженный конфликт немеждународного характера можно расценивать как международный экстремизм, если его участники, выступающие оппозицией правительственному режиму, не соблюдают общепризнанные принципы и нормы международного права, в частности, Протокол не применяется к случаям нарушения внутреннего порядка и возникновения обстановки внутренней напряженности, таким, как беспорядки, отдельные и спорадические акты насилия и иные акты аналогичного характера, поскольку таковые не являются вооруженными конфликтами. Спорадический характер военных действий путем вылазок и других нерегулярных действий, отсутствие прямо выраженной и открыто заявленной общегражданской программы, использование запрещенных международным правом средств и методов ведения войны, а также иные действия, идущие вразрез и с национальным правом государства, грубо нарушающие общепризнанные принципы и нормы международного права, ставят экстремизм на одну "доску" с терроризмом, который уже стал глобальной угрозой международному миру и безопасности, выйдя на уровень трансграничной опасности мирового масштаба.

Активизация усилий государств в борьбе с международным экстремизмом в последние годы выразилась в принятии ряда международно-правовых актов, направленных на противодействие экстремизму, сепаратизму, международному терроризму в аспекте регионального сотрудничества государств. В этой связи особо следует отметить Декларацию о создании "Шанхайской организации сотрудничества" (ШОС) (подписана в Шанхае 15 июня 2001 г. главами государств Республики Казахстан, Китайской Народной Республики, Кыргызской Республики, Российской Федерации, Республики Таджикистан и Республики Узбекистан). Целями ШОС являются укрепление между государствами-участниками взаимного доверия, дружбы и добрососедства, поощрение эффективного сотрудничества между ними в политической, торгово-экономической, научно-технической и иных областях, совместные усилия по поддержанию и обеспечению мира, безопасности и стабильности в регионе, построение нового демократического, справедливого и рационального политического и экономического международного порядка; она не является союзом, направленным против других государств и регионов, и придерживается принципа открытости.

Важным результатом в борьбе государств с проявлениями экстремизма стало принятие в рамках ШОС Шанхайской Конвенции о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом от 15 июня 2001 г., которая вступила в силу для Российской Федерации 29 марта 2003 г. В части 1 ст. 1 Шанхайской Конвенции раскрываются определения терроризма, сепаратизма и экстремизма:



Статья 1

1. Для целей настоящей Конвенции используемые в ней термины означают:

1) "терроризм":

а) какое-либо деяние, признаваемое как преступление в одном из договоров, перечисленных в Приложении к настоящей Конвенции (далее - Приложение), и как оно определено в этом договоре;

б) любое другое деяние, направленное на то, чтобы вызвать смерть какого-либо гражданского лица или любого другого лица, не принимающего активного участия в военных действиях в ситуации вооруженного конфликта, или причинить ему тяжкое телесное повреждение, а также нанести значительный ущерб какому-либо материальному объекту, равно как организация, планирование такого деяния, пособничество его совершению, подстрекательство к нему, когда цель такого деяния в силу его характера или контекста заключается в том, чтобы запугать население, нарушить общественную безопасность или заставить органы власти либо международную организацию совершить какое-либо действие или воздержаться от его совершения,

и преследуемые в уголовном порядке в соответствии с национальным законодательством Сторон;

2) "сепаратизм" - какое-либо деяние, направленное на нарушение территориальной целостности государства, в том числе на отделение от него части его территории, или дезинтеграцию государства, совершаемое насильственным путем, а равно планирование и подготовка такого деяния, пособничество его совершению, подстрекательство к нему,

и преследуемые в уголовном порядке в соответствии с национальным законодательством Сторон;

3) "экстремизм" - какое-либо деяние, направленное на насильственный захват власти или насильственное удержание власти, а также на насильственное изменение конституционного строя государства, а равно насильственное посягательство на общественную безопасность, в том числе организация в вышеуказанных целях незаконных вооруженных формирований или участие в них,

и преследуемые в уголовном порядке в соответствии с национальным законодательством Сторон.

2. Настоящая статья не наносит ущерба какому-либо международному договору или какому-либо национальному законодательству Сторон, которые содержат или могут содержать положение о более широком применении терминов, используемых в настоящей статье.
Статья 2

1. Стороны в соответствии с настоящей Конвенцией, другими международными обязательствами, а также с учетом их национального законодательства осуществляют сотрудничество в области предупреждения, выявления и пресечения деяний, указанных в пункте 1 статьи 1 настоящей Конвенции.

2. В отношениях между собой Стороны рассматривают деяния, указанные в пункте 1 статьи 1 настоящей Конвенции, в качестве преступлений, влекущих выдачу.

3. В ходе реализации настоящей Конвенции в вопросах, связанных с выдачей и оказанием правовой помощи по уголовным делам, Стороны осуществляют сотрудничество в соответствии с международными договорами, участниками которых они являются, и с учетом национального законодательства Сторон.

Конвенция предусматривает, что Стороны в соответствии с положениями самой Конвенции, другими международными обязательствами, а также с учетом их национального законодательства осуществляют сотрудничество в области предупреждения, выявления и пресечения международного терроризма, сепаратизма и экстремизма, для чего создают центральные компетентные органы, которые, в частности, оказывают друг другу содействие путем обмена информацией, выполнения запросов, оперативно-розыскных мероприятий, разработки и принятия мер для предупреждения и пресечения международного терроризма, сепаратизма и экстремизма.

По вопросам реализации Шанхайской Конвенции 5 июля 2005 г. в г. Астане принята Концепция сотрудничества государств - членов ШОС в борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом, которая определяет базовые цели и принципы сотрудничества государств в данной области в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права, что прямо отражено в разд. 1 "Общие положения".

Концепция рассматривает терроризм, сепаратизм и экстремизм как антиправовые явления, которые не могут быть оправданы ни при каких обстоятельствах, независимо от их мотивов, а лица и организации, виновные в совершении таких действий, согласно Конвенции должны быть привлечены к ответственности. Концепция подчеркивает свою приверженность Уставу ООН. В рамках Концепции предусмотрены основные формы сотрудничества государств - членов ШОС по вопросам противодействия международному экстремизму, которые будут базироваться на проведении согласованных профилактических мероприятий, оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий, совместных антитеррористических мероприятий, обмене оперативно-розыскной, справочной, криминалистической информацией, создании банков данных и систем связи, оказании правовой помощи и других действиях1.

Интересно сопоставить приоритеты законодателей ООН и европейского субконтинента в вопросах контртеррористической и антиэкстремистской деятельности, изложенные выше, с приоритетами в том же вопросе американских и азиатских законодателей. Для этого рассмотрим некоторые положения суб/региональных конвенций американского континента и азиатского субконтинента.

Как было заявлено в процессе работы над Конвенцией Организации американских государств (ОАГ) по борьбе с терроризмом, "терроризм - это акты, которые сами по себе могут быть классическими формами преступления (убийство, поджог, использование взрывчатки), но отличаются от классических уголовных актов тем, что они осуществляются с умыслом вызвать панику, беспорядок и террор в организованном обществе, для того чтобы разрушить социальную дисциплину, парализовать силы реакции общества, повысить боль и страдание сообщества" (Inter-American Juridical Committee, Statement of Reasons for the Draft Convention on Terrorism and Kidnapping Doc. CP/doc. 54170). Среди основных тем повестки дня ОАГ - проблемы борьбы с наркобизнесом, терроризмом, незаконным оборотом оружия, коррупцией и другими негативными вызовами. Приняты межамериканские конвенции: о борьбе с коррупцией, о запрещении незаконного производства и оборота огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, о транспарентности в приобретении обычных вооружений. Планируется заключить конвенцию по предупреждению и ликвидации последствий стихийных бедствий.

После терактов в США активизировалась деятельность Межамериканского комитета по борьбе с терроризмом (СИКТЕ). На 32-й сессии ГА ОАГ (2002 г.) была принята Межамериканская Конвенция по борьбе с терроризмом. Помимо прочего, активно работает Межамериканская комиссия по контролю за злоупотреблением наркотиками (СИКАД).



Конвенция Организации Африканского Единства (Африканского Союза) по предупреждению и борьбе с терроризмом 1999 г. содержит положение (ст. 4), в соответствии с которым участвующие в Конвенции государства должны предотвращать возможность использования их национальных территорий в качестве базы для планирования, организации или совершения террористических актов, а равно, - для участия в таких актах в любой возможной форме.

Отдельно следует остановиться на трех региональных соглашениях. Конвенция Организации "Исламская Конференция" о борьбе с международным терроризмом 1999 г. в ст. 3 в качестве превентивной меры предусматривает, что государства-участники будут стремиться оградить свои территории от использования в качестве арены для планирования, организации, выполнения террористических преступлений или их инициирования или участия в таких преступлениях в любой форме; включая предотвращение проникновения террористических элементов и получения ими убежища или места жительства, как в индивидуальном, так и в коллективном порядке, или получения ими возможностей пребывания на их территориях, обучаться, вооружаться, получать финансирование и займы. В Арабской Конвенции о борьбе с терроризмом 1998 г. (ст. 3) и в Соглашении по борьбе с терроризмом государств Персидского залива 2004 г. (ст. 7) дается более мягкая формула: договаривающиеся государства предпринимают меры по предупреждению использования своих территорий в качестве базы для планирования, организации и участия в террористических актах. Безусловно, эти обязательства ограничены рамками международных соглашений и национальным законодательством, кроме того, данные региональные соглашения разграничивают терроризм и борьбу против иностранной оккупации и агрессии за освобождение и самоопределение.

В заключение следует отметить, что все чаще североамериканские правоведы (а вслед за ними и западноевропейские) настаивают на легитимности упреждающих вооруженных самозащитных действий (как превентивных мер ликвидации реально нависшей угрозы вооруженного нападения) в отношении террористических организаций или террористов на территории иностранного государства, когда государство пребывания таких лиц или организаций не в состоянии или не желает пресечь их деятельность, направленную на совершение террористических актов на территории государства, реализующего самозащитные меры. С их точки зрения, это вытекает из обычного международного права, предусматривающего исключение из принципа отказа от угрозы силой или ее применения в международных отношениях в случае реализации законного права на самооборону, при условии соблюдения критериев необходимости и соразмерности мер самообороны, а на поверку может оказаться скрытой формой агрессии и государственного внешнеполитического экстремизма (т.е. сохраняется опасность экстремизма антиэкстремистских мероприятий). Безусловно, религиозный экстремизм нарушает права и свободы людей в части свободы совести и вероисповедания, но борьба с ним должна вестись легитимными методами1.

Аннотация содержания темы.

Тема 13. Правовая основа противодействия религиозному

экстремизму в Российской Федерации.

Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации – составная часть её правовой системы. Особенности осуществления принципа свободы мысли, совести, религии и убеждений в России. Основные правовые документы, составляющие основу противодействия религиозному экстремизму: Конституция Российской Федерации, Уголовный кодекс Российской Федерации, федеральные законы, международные договоры Российской Федерации, указы и распоряжения Президента, постановления и распоряжения Правительства Российской Федерации, принимаемые в соответствии с ними нормативные правовые акты федеральных органов государственной власти.

Правовые документы Российской Федерации о квалификации экстремистской деятельности, о субъектах, принципах, направлениях, противодействия этой деятельности, об ответственности за её осуществление. Квалификация религиозного экстремизма в соответствии с указанными документами.

Текст лекции.

План лекции.


  1. Международные договоры РФ со странами-соседями в свете Шанхайской Конвенции о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом (Шанхай, 15 июня 2001).

  2. Договоры со странами СНГ.

  3. Основные правовые документы, составляющие идеологический и правовой базис противодействия религиозному экстремизму внутри страны (Конституция РФ, УК РФ, ФЗ, Указы и Распоряжения Президента РФ, постановления Правительства РФ).

  4. Федеральный закон РФ от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ "О противодействии терроризму" (с изменениями от 27 июля 2006 г.) Федеральный закон РФ от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" (с изменениями от 27 июля 2006 г., 10 мая, 24 июля 2007 г., 29 апреля 2008 г.) Федеральная целевая программа "Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе (2001-2005 годы)" утв. постановлением Правительства РФ от 25 августа 2001 г. N 629)

Продолжая антитеррористическую и антиэкстремистскую тематику предыдущей лекции и сужая ее применительно к международно-правовому полю постсоветского пространства, имеет смысл внимательно рассмотреть вопрос о взаимоотношениях РФ с государствами-соседями (т. наз. трансграничными государствами), образовавшимися после распада СССР. Внутрироссийский контекст оказывается настолько тесно переплетенным с таковым «стран ближнего зарубежья», что без его учета, на наш взгляд, нельзя юридически грамотно анализировать, например, положения ФЗ РФ от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ "О противодействии терроризму" и ФЗ РФ от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности". Так, например, по вопросам реализации Шанхайской Конвенции 5 июля 2005 г. в г. Астане была принята Концепция сотрудничества государств - членов ШОС в борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом, которая определяет базовые цели и принципы сотрудничества государств в данной области в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права, что прямо отражено в разд. 1 "Общие положения" (о ней см. предыдущую лекцию).

Концепция подчеркивает свою приверженность Уставу ООН. В рамках Концепции предусмотрены основные формы сотрудничества государств - членов ШОС по вопросам противодействия международному экстремизму, которые будут базироваться на проведении согласованных профилактических мероприятий, оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий, совместных антитеррористических мероприятий, обмене оперативно-розыскной, справочной, криминалистической информацией, создании банков данных и систем связи, оказании правовой помощи и других действиях (конкретизация этих положений применительно к ситуации в РФ осуществлена ФЗ РФ от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ "О противодействии терроризму" и ФЗ РФ от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности").

Для Российской Федерации наиболее приоритетным в рассматриваемом нами вопросе является в настоящее время развитие отношений по вопросам коллективной безопасности с ближайшими государствами-соседями. В 2000 г. в г. Астане главы пяти государств - членов Таможенного союза (России, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана), констатировав положительные результаты работы Таможенного союза, объявили о переходе к новому, третьему этапу полномасштабной интеграции - создании Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС). 25 января 2006 г. Протокол о присоединении к нему подписала Республика Узбекистан (поскольку объем предыдущей лекции не позволял нам подробно остановиться на взаимоотношениях РФ с государствами-соседями, иначе текст получился бы слишком информативно перегруженным, мы перенесли рассмотрение этой проблематики сюда).

Вопросы безопасности не являются профильными для ЕврАзЭС, что непосредственно вытекает из Договора о его учреждении. Поэтому между государствами-членами заключены немногочисленные договоренности в данной области. Среди них наиболее значимым является Договор о сотрудничестве в охране внешних границ государств - членов ЕврАзЭС от 21 февраля 2003 г., заключенный между Республикой Беларусь, Республикой Казахстан, Кыргызской Республикой, Российской Федерацией и Республикой Таджикистан. Российская Федерация ратифицировала Договор Федеральным законом от 19 декабря 2005 г. N 165-ФЗ.

Согласно ст. 2 данного Договора Стороны осуществляют сотрудничество по пресечению на внешних границах актов терроризма, незаконного перемещения оружия и боеприпасов, взрывчатых, отравляющих, наркотических и психотропных веществ, радиоактивных материалов и иных предметов контрабанды, а также в борьбе с незаконной миграцией и проявлениями религиозного экстремизма (что, на наш взгляд, весьма существенно, поскольку впервые на межгосударственном – пусть и субрегиональном уровне – об этой проблеме заговорили законодатели).

В статье 6 Договора гарантируется свобода передвижения воздушных судов для стран-участниц, подписавших Договор. В соответствии с указанной статьей каждая из Сторон предоставляет воздушным судам пограничных ведомств других Сторон при использовании их в интересах охраны внешних границ право на использование своего воздушного пространства, аэропортов, аэродромов (посадочных площадок) независимо от их принадлежности и предназначения, а также получение навигационной, метеорологической и иной информации, обеспечивает полеты и техническое обслуживание воздушных судов в соответствии с двусторонними и многосторонними договорами между государствами - членами ЕврАзЭС. Однако, на практике зачастую возникают трудности из-за отсутствия четких предписаний универсального правореализующего характера.

Таким образом, Договор о сотрудничестве в охране внешних границ государств - членов ЕврАзЭС с шестью протоколами к нему является базовым документом по вопросу коллективной безопасности для государств - членов сообщества. Однако, ввиду того, что вопросы безопасности не закреплены как таковые в целях его создания, а следовательно, и в Договоре о его учреждении, регламентация подобных вопросов в рамках международных договоров внутри сообщества является, скорее, исключением, чем практикой. Договор заключен на пятилетний срок с возможностью его дальнейшей пролонгации.

Гармонизация законодательств государств - членов сообщества по вопросам коллективной безопасности на сегодняшний день требует больших усилий государств, поскольку за исключением отдельных областей (например, пограничной безопасности), государства-члены регулируют эти вопросы самостоятельно, без соотношения с законодательством других государств-членов. Более того, отдельные государства не скрывают своей заинтересованности в участии в иных интеграционных объединениях по вопросам коллективной безопасности (например, в НАТО). В связи с этим главным направлением гармонизации законодательства является первичная ориентация на двусторонние и трехсторонние соглашения между государствами - членами Евразийского экономического сообщества.

Подобный опыт уже имеется в отношениях между Российской Федерацией и Республикой Казахстан. В частности, важным шагом по сближению законодательства России и Казахстана является ратификация Федеральным законом от 30 января 2002 г. N 12-ФЗ Договора между данными государствами о сотрудничестве в охране внешних границ, который был подписан в Москве 21 октября 1994 г.1

Вторым существенным аспектом, который необходимо учитывать при рассмотрении вопроса о сотрудничестве государств в сфере противодействия экстремизму и другим угрозам международной и национальной безопасности, является то, что все страны - члены сообщества являются участниками Договора о коллективной безопасности, подписанного в Ташкенте 15 мая 1992 г. Данный договор подписали также Армения и Грузия.

Договор о коллективной безопасности от 15 мая 1992 г. после распада СССР стал первым документом о создании новой организации по поддержанию коллективной безопасности на базе СНГ. Он, в частности, предусматривает, что государства-участники подтверждают обязательство воздерживаться от применения силы или угрозы силой в межгосударственных отношениях, обязуются разрешать все разногласия между собой и с другими государствами мирными средствами. Кроме того, согласно ст. 1 Договора государства-участники не будут вступать в военные союзы или принимать участие в каких-либо группировках государств, а также действиях, направленных против другого государства-участника.

Договор о коллективной безопасности и принятые на его базе международные соглашения в рамках созданной Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) регламентируют практически все важнейшие вопросы, связанные с коллективной безопасностью (включая создание Вооруженных Сил государств-участников ОДКБ, функционирование Совета коллективной безопасности государств - членов ОДКБ, взаимодействие с Советом Безопасности ООН и иные).

Важным аспектом при рассмотрении вопросов коллективной безопасности государств - участников Евразийского экономического сообщества с целью дальнейшей гармонизации их законодательства в указанной области является то, что все государства-члены, за исключением Республики Беларусь, являются членами ШОС. Таким образом, ШОС, будучи транспарентной международной организацией, нацелена, в первую очередь, на ближнюю интеграцию, т.е. ориентируется на страны, являющиеся трансграничными соседями уже с налаженными экономическими связями. Это обстоятельство усиливает важность гармонизации законодательства стран - членов ЕврАзЭС с такими государствами, как Китай, Армения и Грузия.

Представляется целесообразным осуществлять по мере необходимости реновацию и новеллизацию международных договоров, заключенных в 90-е гг., вносить в них изменения и дополнения с учетом современных интересов государств, но без стратегического "слома" достигнутых договоренностей в рамках всех тех объединений, особенно касающихся коллективной безопасности и антитеррористической / антиэкстремистской деятельности.

В этих целях возможно заключение транспарентных международных соглашений в рамках ЕврАзЭС с приглашением в качестве приоритетных стран - участниц переговоров представителей государств - участников этих объединений, принятие в отношении них жестов дипломатической заинтересованности в переговорах и сотрудничестве, уход от политической акцентуации по непринципиальным моментам. Представляется необходимым разработать и принять от имени Межгосударственного совета ЕврАзЭС новые предложения по совершенствованию стратегии и тактики его развития.

Определенные договоренности в этой сфере уже достигнуты, в том числе при непосредственном участии Российской Федерации. Так, 19 апреля 2001 г. Межпарламентская Ассамблея государств - участников СНГ приняла постановление N 17-4 "О правовом обеспечении противодействия международному терроризму и иным проявлениям экстремизма на территории государств - участников Содружества Независимых Государств", которое, в частности, предусматривает, что государства - члены СНГ обращаются к ООН с предложением о проведении специальной сессии по вопросам противодействия терроризму, а к государствам - участникам МПА – с предложением в полном объеме выполнять требования международных антитеррористических конвенций, участниками которых они являются, ускорить ратификацию и выполнение внутригосударственных процедур относительно данных и других документов.

Документ имеет важное политическое и правовое значение, поскольку призывает государства разработать унифицированное понятие "международный терроризм" как уголовно-правовую категорию, определить принципы сближения и максимальной гармонизации национального законодательства государств-участников МПА в сфере борьбы с терроризмом и иными проявлениями экстремизма, широко используя в этих целях соответствующее модельное законодательство с непременным учетом приоритета общепризнанных принципов и норм международного права, сформулированных в Уставе ООН и других основополагающих актах.

В развитие сотрудничества по вопросам противодействия терроризму и другим проявлениям экстремизма 26 августа 2005 г. Совет глав государств СНГ принял "Решение о концепции сотрудничества государств - участников Содружества Независимых Государств в борьбе с терроризмом и иными насильственными проявлениями экстремизма". Документ указывает, что государства - участники СНГ принимают Концепцию сотрудничества в борьбе с терроризмом и иными насильственными проявлениями экстремизма в соответствии с принятыми на себя международными обязательствами и национальным законодательством в данной области. Концепция представляет собой систему взглядов на основные направления и формы сотрудничества в области борьбы с терроризмом и экстремизмом в рамках СНГ и определяет цели, задачи и принципы такого сотрудничества.

Так, государства - участники СНГ рассматривают борьбу с терроризмом и экстремизмом как одну из важнейших задач обеспечения своей национальной безопасности и выступают за дальнейшее усиление взаимодействия на данном направлении. Прямая обязанность каждого государства - защита личности от терроризма и экстремизма, недопущение на своей территории террористической и экстремистской деятельности, в том числе против интересов других государств и их граждан, непредоставление убежища террористам и экстремистам, создание эффективной системы борьбы с финансированием терроризма и экстремизма, пресечение террористической и экстремистской пропаганды.

Целями и задачами сотрудничества государств - участников СНГ в борьбе с терроризмом и экстремизмом являются: обеспечение защиты государств - участников СНГ, их граждан и других лиц, находящихся на их территориях, от угроз терроризма и экстремизма; ликвидация угроз терроризма и экстремизма на территориях государств - участников СНГ; создание атмосферы неприятия терроризма и экстремизма в любых их формах и проявлениях; выявление и устранение причин и условий, способствующих возникновению и распространению терроризма и экстремизма на территориях государств - участников СНГ, а также ликвидация последствий преступлений террористического и экстремистского характера; укрепление международного антитеррористического сотрудничества; выработка согласованных подходов государств - участников СНГ к вопросам борьбы с терроризмом и экстремизмом, в том числе по вопросам их предупреждения; совершенствование правовой базы сотрудничества в борьбе с терроризмом и экстремизмом, развитие и гармонизация национального законодательства государств - участников СНГ с принципами и нормами международного права; усиление роли государства как гаранта безопасности личности и общества в условиях нарастающих угроз терроризма и экстремизма и др.



Основными направлениями сотрудничества государств - участников СНГ, их компетентных органов, а также уставных органов и органов отраслевого сотрудничества СНГ, созданных для координации и взаимодействия в борьбе с терроризмом и экстремизмом, являются:

  • развитие антитеррористического потенциала государств - участников СНГ и Содружества в целом;

  • предупреждение, выявление, пресечение и расследование преступлений террористического и экстремистского характера, а также минимизация их последствий;

  • содействие неотвратимости наказания за преступления террористического и экстремистского характера;

  • совершенствование правовой базы сотрудничества в борьбе с терроризмом и экстремизмом;

  • анализ факторов и условий, способствующих возникновению терроризма и экстремизма, и прогнозирование тенденций их развития и проявления на территориях государств - участников СНГ;

  • оказание помощи в реабилитации лиц, пострадавших от преступлений террористического и экстремистского характера;

  • предотвращение использования или угрозы использования в террористических целях оружия массового уничтожения и средств его доставки, радиоактивных, токсичных и других опасных веществ, материалов и технологий их производства;

  • противодействие финансированию террористической и экстремистской деятельности;

  • противодействие терроризму на всех видах транспорта, объектах жизнеобеспечения и критической инфраструктуры;

  • предотвращение использования или угрозы использования локальных или глобальных компьютерных сетей в террористических целях (борьба с кибертерроризмом);

  • взаимодействие с гражданским обществом и средствами массовой информации в целях повышения эффективности противодействия терроризму и экстремизму;

  • противодействие пропаганде терроризма и экстремизма;

  • участие в антитеррористической деятельности международного сообщества, включая взаимодействие в рамках международных организаций и коллективных антитеррористических операций, объединение усилий в содействии формированию глобальной стратегии противодействия новым вызовам и угрозам под эгидой ООН;

  • оказание содействия третьим государствам, заинтересованным в сотрудничестве с государствами - участниками СНГ в области борьбы с терроризмом и экстремизмом во всех его проявлениях;

  • совершенствование материально-технической базы борьбы с терроризмом и экстремизмом, разработка, в том числе, средств специальной техники и оборудования для оснащения антитеррористических подразделений.

Основными формами сотрудничества государств - участников СНГ и их компетентных органов в борьбе с терроризмом и экстремизмом являются:

  • проведение по согласованию совместных и/или скоординированных профилактических мероприятий по предупреждению и пресечению терроризма и иных насильственных проявлений экстремизма;

  • проведение по согласованию совместных и/или скоординированных оперативных и оперативно-розыскных мероприятий, следственных действий, а также антитеррористических учений;

  • обмен информацией в сфере борьбы с терроризмом и экстремизмом, создание специализированных банков данных;

  • оказание взаимной правовой помощи и выдача лиц, разыскиваемых за совершение преступлений террористического и экстремистского характера, а также финансирование терроризма, в соответствии с национальным законодательством государств - участников СНГ;

  • подготовка кадров и обмен опытом работы в борьбе с терроризмом и экстремизмом, проведение совместных научных исследований проблематики терроризма и экстремизма.

Российская Федерация поддерживает развитие сотрудничества по противодействию различным проявлениям экстремизма и на двусторонней основе. Из большого числа международных договоров, заключенных Россией с другими государствами, особо отметим Совместную Декларацию РФ и КНР о международном порядке в ХХI веке, подписанную Президентом РФ и Председателем КНР 1 июля 2005 г. Декларация отмечает, что Стороны руководствуются чувством исторической ответственности за мир и развитие на планете, которую они несут как постоянные члены Совета Безопасности ООН, исходят из своей приверженности формированию многополюсного мира и нового международного порядка, выраженной в Российско-Китайской Совместной Декларации о многополярном мире и формировании нового международного порядка от 23 апреля 1997 г., выступают за отношения стратегического взаимодействия и партнерства Сторон, закрепленные Договором о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой от 16 июля 2001 г.

Возможность бесконфликтного развития мировой цивилизации представляется все более проблематичной. Поэтому необходимо максимально подчинить и сделать подконтрольными только международному праву все действия государств, направленные на противодействие терроризму, экстремизму, сепаратизму и другим угрозам с использованием силового варианта воздействия. Необходимо четко осознавать и утвердить в мировом сообществе мысль, что только общепризнанные принципы и нормы международного права могут являться базисными механизмами и регуляторами международных отношений даже при разногласии политических национальных доктрин государств по вопросам международной, коллективной и национальной безопасности. Международное сотрудничество государств по вопросам противодействия экстремизму, в том числе религиозному, опираясь на общепризнанные принципы и нормы международного права под эгидой ООН, должно, в то же время, актуализироваться в Российской Федерации и акцентироваться на национальных интересах государств, опираясь на конституционные основы и гармонично имплементируясь во внутреннее законодательство1.

Теперь перейдем к рассмотрению непосредственно российского законодательства. Правовые основы реализации свободы совести и деятельности религиозных объединений на территории России заложены федеральным законодательством с учетом международных конвенций и реализуются на местах законодательными актами уровня субъектов федерации. Наиболее значимы следующие:


  • Конституция РФ (12 декабря 1993 г.) стт. 13, 14, 15, 17, 19, 23, 24, 28, 29, 30, 31, 56, 55, 56, 59, 71, 72.

  • Декларация прав и свобод человека и гражданина (принята ВС РСФСР 22 ноября 1991 г.) стт. 14, 15.

  • Декларация о государственном суверенитете РСФСР (принята ВС РФ 12 июня 1990 г.) ст. 12.

  • ФЗ О свободе совести и о религиозных объединениях (от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ в ред. 2000 г.)

  • ФЗ О некоммерческих организациях (от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ в ред. 1999 г.)

  • ФЗ Об общественных объединениях (от 19 мая 1995 г. в ред. 1998 г.)

  • ФЗ о благотворительной деятельности и благотворительных организациях (от 11 августа 1995 г. № 135-ФЗ)

  • ГК РФ

  • УК РФ

  • УИК РФ с. 14

  • Семейный кодекс РФ стт. 1, 31, 57, 651.

Эти правовые акты закладывают прочный фундамент толерантного отношения ко всем верующим в условиях многонациональной и религиозно неоднородной (устоявшийся термин – поликонфессиональной) страны.

В сфере борьбы с терроризмом действуют нормы, содержащиеся как в Конституции РФ, кодифицированных актах отраслевого права (УК РФ, УИК РФ и др.), так и в специальных федеральных законах - ФЗ РФ от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ "О противодействии терроризму"2 и ФЗ РФ от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности"), а также в Указе Президента РФ от 15 февраля 2006 г. № 116 «О мерах по противодействию терроризму», в Положении о Национальном антитеррористическом комитете, в тексте Федеральной целевой программы "Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе (2001-2005 годы)" (утв. постановлением Правительства РФ от 25 августа 2001 г. № 629). Список антитеррористических правовых актов субъектов федерации весьма обширен, но поскольку согласно Конституции РФ, борьба с терроризмом находится в федеральной компетенции, нет особого смысла их перечислять – федеральному законодательству они противоречить не должны (фактически исчерпывающий список действующих законодательных актов предоставляется хорошо зарекомендоваавшей себя юридической поисковой системой «Гарант». На сентябрь 2008 г. он содержал около 350 наименований).

Тематика следующей лекции затронет ФЗ РФ от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности", поэтому его анализ будет осуществлен ниже. А в качестве заключения можно сказать, что вышеизложенные принципы нормотворчества в антитеррористической и антиэкстремистской деятельности (ШОС, ЕврАзЭС и проч.) субрегионального уровня детерминируют соответствующее российское законодательство, служа ему своеобразным «рамочным законом», эти положения удачно применимы для описания взаимодействия федеральных государственных органов соответствующей компетенции со своими «коллегами» уровня субъектов федерации.

Напомним, что Концепция ШОС, а следом за ней все российское антитеррористическое и антиэкстремистское законодательство как федерального уровня, так и уровня субъектов федерации, квалифицирует терроризм, сепаратизм и экстремизм, в том числе религиозный, как антиправовые явления, которые не могут быть оправданы ни при каких обстоятельствах, независимо от их мотивов, а лица и организации, виновные в совершении таких действий, согласно Конвенции стран-участниц ШОС, должны быть привлечены к ответственности.



Аннотация содержания темы.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   38   39   40   41   42   43   44   45   ...   48


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница