Учебно-методический комплекс «Современный терроризм: сущность, причины, модели и механизмы противодействия»



страница43/48
Дата17.10.2016
Размер11 Mb.
1   ...   40   41   42   43   44   45   46   47   48
Тема 14. Противодействие религиозному экстремизму в условиях

России.

Факторы, способствующие появлению феномена религиозного экстремизма в России.

Субъекты, основные принципы и направления противодействия религиозному экстремизму. Преодоление/блокирование причин, условий, факторов возникновения религиозного экстремизма – главное направление противодействия.

Меры федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов федерации, органов местного самоуправления по противодействию религиозному экстремизму. Компетенции правоохранительных органов.

Участие экономических, политических, культурных и иных объединений, организаций, фондов, союзов, их представителей в противодействии экстремистской религиозной деятельности. Роль научных, образовательных и воспитательных учреждений, средств массовой информации в этом противодействии. Участие религиозных объединений в противостоянии религиозному и иным видам экстремизма. Координация работы субъектов противодействия экстремистской религиозной деятельности.
Текст лекции

План лекции


  1. Факторы, детерминирующие российский религиозный экстремизм.

  2. Государственные антиэкстремистские меры согласно букве ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» от 25 июля 2002 г. N114-ФЗ.

  3. Роль общественных организаций в антиэкстремистской пропаганде.

Противодействие религиозному экстремизму в России происходит, как минимум, в двух плоскостях – теоретической и практической. К первой относятся криминологические, религиоведческие, социологические, политологические и проч. исследования, а также законотворчество. Ко второй плоскости относится правоприменительная практика. Еще раз следует подчеркнуть, что законодатель в России не оперирует понятием «религиозного терроризма» и «религиозного экстремизма», поэтому толкование закона исходит из «презумпции» имплицитного содержания «религиозного» в широком контексте экстремистской деятельности.



Исследователями выявлены факторы распространения религиозного экстремизма1 в России постсоветской эпохи (начиная с 1991г.). Среди экономических факторов обычно называются:

  • утрата страной статуса одного из мировых экономических лидеров;

  • глубокий экономический кризис, приведший к глубокому расслоению населения по степени доходов и обнищанию подавляющей его (населения) части;

  • возрождение «тунеядства» - корректнее – феномена незанятости населения производительным трудом, в т.ч. это касается маргинальных слоев общества;

  • возникновение труднопреодолимой и практически полной экономической зависимости от иностранных и международных внешних заимствований. Начиналось все под благовидным предлогом «гуманитарной помощи», а вылилось в «долговую кабалу». Гуманитарная помощь отразилась и на духовно-религиозной сфере, т. к. ее оказывали в целях экспансии новых рынков сбыта религиозной идеологии НРД экстремистского толка (Аум Синрикё; муниты, сайентологи)2;

  • финансирование фундаментальной науки и светского образования по остаточному принципу;

  • вынужденное прекращение финансирования институтов нарождающегося гражданского общества, выполнявших функции формирования и поддержания идеологического единства общества (а «свято место» пусто не бывает).

Политико-правовыми факторами являются:

  • политический и религиозный вакуум начала «перестройки»;

  • утрата государством способности самостоятельно решать задачи госуправления;

  • дезактуализация прежней правовой системы;

  • отсутствие политического опыта власть придержащих в условиях политического плюрализма;

  • слишком быстрая смена правового принципа «запрещено все, что не разрешено» на обратный, демократический – «разрешено все, что не запрещено». В условиях бездействия устаревших законов это породило анархию и злоупотребление правами и свободами. Период «указного права» (до 2000 г.) открыто продемонстрировал наличие множества существенных пробелов в отечественном законодательстве;

  • предоставление неограниченной политической свободы множащимся субъектам РФ, что привело к феномену «войны законов», когда местные законодательные акты по самым фундаментальным вопросам могли противоречить федеральному законодательству;

  • возникновение мятежных очагов этно-политической и религиозной напряженности;

  • остутствие действенного законодательства, позволяющего эффективно предупреждать и пресекать эксплуатацию легальных организационных форм экстремистскими религиозными организациями (вследствие «либерализации» духовного законодательства); идентифицировать и ликвидировать криминальные экстремистские религиозные организации;

  • неподтвержденность практикой декларативных конституционных положений о светскости российского государства (чего стоит постоянно критикуемый пассаж из Преамбулы: «…признавая особую роль православия в истории России, в становлении и развитии ее духовности и культуры» (ФЗ О свободе совести и о религиозных объединениях от 26 сентября 1997 № 125-ФЗ в ред. 2000 г.);

Можно назвать также факторы, относящиеся к институту семьи:

  • утрата остаточных элементов патриархальности среднестатистической российской семьи, даже без учета ее тяготения к нуклеарности;

  • резкое снижение рождаемости в силу невыносимого финансового бремени расходов.

С этими факторами тесно смыкаются таковые, относящиеся к нравственности:

  • искусственная дискредитация в массовом сознании базовых нравственных ценностей;

  • коррупционное разложение чиновничьей и армейской бюрократии;

  • незаслуженное ошельмование традиционных для советской России знаков отличия (Героев труда и т. п.);

  • резкое падение престижа честного и созидательного труда;

  • героизация криминалитета, пропаганда насилия как способа быстрой наживы;

  • фетишизация в массовом сознании богатства как высшего нравственного идеала в сочетании с ненавистью к имущим слоям общества («олигархам»);

  • вестернизация, коммерциализация нравственности и консьюмеризм.

Особенную настороженность вызывают духовные факторы экстремизма (в том числе и в образовательно-педагогической сфере):

  • обратная (вторичная, после 1917 г.) дестабилизация духовных основ общества;

  • десекуляризация – восстановление практики религиозного санкционирования и влияния на основные секторы общества и культуры;

  • деатеизация – разрушение ставших привычными светских мировоззренческих устоев;

  • соперничество традиционных для многонациональной и поликонфессиональной среды конфессий на государственном уровне;

  • «конфессионализация» школ, в которые в начале «религиозного ренессанса» под различными предлогами стали проникать, в т.ч. миссионеры экстремистских религиозных организаций;

  • незамещенная деидеологизация светской школы;

  • профессиональная некомпетентность учительских кадров в вопросах религиозной веры;

  • вытеснение воспитательных курсов на периферию образовательных программ (факультативизация);

  • нелегитимное открытие при профессиональных учебных заведениях культовых учреждений.

Этот список факторов можно было бы продолжить, но важнее отметить специфические духовные факторы современного криминального религиозного экстремизма в России. Они коренятся в событиях 1917 г.:

  • насильственной секуляризации;

  • принудительной атеизации;

  • провозглашении формального отказа государства от управления церковью;

  • падение численности верующих.

Эти явления стали восприниматься определенным числом верующих как катастрофические и снимающие все барьеры и запреты в праведной борьбе с «антихристом», «шайтаном» и т. п.

В 80-90-е годы ХХ века закономерно начался обратный процесс, религиоведы отмечали: 1) всплеск нецерковной («низовой» религиозности); 2) вторичную сакрализацию духовных ценностей; 3) снижение доверия к традиционным религиозным институтам из-за их пассивности в общественной жизни и бюрократизации клира; 4) либерализация общественной жизни и непродуманное реформирование российского законодательства. Все вместе это создало благодатную почву для религиозного экстремизма, с которым необходимо бороться правовыми методами, руководствуясь, в частности, положениями ФЗ от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" (с изменениями от 27 июля 2006 г., 10 мая, 24 июля 2007 г., 29 апреля 2008 г.), рассмотрим некоторые его статьи. Ранее нами уже цитировалась ст. 1, содержащая легальные определения (см. предыдущие лекции), поэтому перейдем к последующим. Основные принципы, основные направления противодействия экстремистской деятельности изложены соответственно в стт. 2, 3 Закона:



Статья 2. Основные принципы противодействия экстремистской деятельности

Противодействие экстремистской деятельности основывается на следующих принципах:

признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина, а равно законных интересов организации;

законность;

гласность;

приоритет обеспечения безопасности Российской Федерации;

приоритет мер, направленных на предупреждение экстремистской деятельности;

сотрудничество государства с общественными и религиозными объединениями, иными организациями, гражданами в противодействии экстремистской деятельности;

неотвратимость наказания за осуществление экстремистской деятельности.
Статья 3. Основные направления противодействия экстремистской деятельности

Противодействие экстремистской деятельности осуществляется по следующим основным направлениям:

принятие профилактических мер, направленных на предупреждение экстремистской деятельности, в том числе на выявление и последующее устранение причин и условий, способствующих осуществлению экстремистской деятельности;

выявление, предупреждение и пресечение экстремистской деятельности общественных и религиозных объединений, иных организаций, физических лиц.


Субъекты противодействия экстремистской деятельности и профилактические меры, находящиеся в компетенции этих субъектов, перечисляются соответственно в стт. 4 и 5:

Статья 4. Субъекты противодействия экстремистской деятельности

Федеральные органы государственной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления участвуют в противодействии экстремистской деятельности в пределах своей компетенции.
Статья 5. Профилактика экстремистской деятельности

В целях противодействия экстремистской деятельности федеральные органы государственной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления в пределах своей компетенции в приоритетном порядке осуществляют профилактические, в том числе воспитательные, пропагандистские меры, направленные на предупреждение экстремистской деятельности.


Статья 9 устанавливает ответственность общественных и религиозных объединений за осуществление религиозной и иных видов экстремистской деятельности. Следует имет в виду, что правоприменителю на практике оказывается доступен только инструмент ликвидации экстремистского общественного объединения, запрещение деятельности на поверку оказывается именно ликвидацией, хотя эти понятия в законе разведены:

Статья 9. Ответственность общественных и религиозных объединений, иных организаций за осуществление экстремистской деятельности

В Российской Федерации запрещаются создание и деятельность общественных и религиозных объединений, иных организаций, цели или действия которых направлены на осуществление экстремистской деятельности.

В случае, предусмотренном частью четвертой статьи 7 настоящего Федерального закона, либо в случае осуществления общественным или религиозным объединением, либо иной организацией, либо их региональным или другим структурным подразделением экстремистской деятельности, повлекшей за собой нарушение прав и свобод человека и гражданина, причинение вреда личности, здоровью граждан, окружающей среде, общественному порядку, общественной безопасности, собственности, законным экономическим интересам физических и (или) юридических лиц, обществу и государству или создающей реальную угрозу причинения такого вреда, соответствующие общественное или религиозное объединение либо иная организация могут быть ликвидированы, а деятельность соответствующего общественного или религиозного объединения, не являющегося юридическим лицом, может быть запрещена по решению суда на основании заявления Генерального прокурора Российской Федерации или подчиненного ему соответствующего прокурора.

По указанным в части второй настоящей статьи основаниям общественное или религиозное объединение может быть ликвидировано, а деятельность общественного или религиозного объединения, не являющегося юридическим лицом, может быть запрещена по решению суда также на основании заявления федерального органа государственной регистрации или его соответствующего территориального органа.

В случае принятия судом по основаниям, предусмотренным настоящим Федеральным законом, решения о ликвидации общественного или религиозного объединения их региональные и другие структурные подразделения также подлежат ликвидации.

Оставшееся после удовлетворения требований кредиторов имущество общественного или религиозного объединения либо иной организации, ликвидируемых по основаниям, предусмотренным настоящим Федеральным законом, подлежит обращению в собственность Российской Федерации. Решение об обращении указанного имущества в собственность Российской Федерации выносится судом одновременно с решением о ликвидации общественного или религиозного объединения либо иной организации.

Перечень общественных и религиозных объединений, иных организаций, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным настоящим Федеральным законом, подлежит размещению в международной компьютерной сети "Интернет" на сайтах федеральных органов исполнительной власти, осуществляющих функции в сфере регистрации общественных и религиозных объединений, иных организаций. Указанный перечень также подлежит опубликованию в официальных периодических изданиях, определенных Правительством Российской Федерации.

Последующие статьи Закона устанавливают ответственность СМИ, должностных лиц, муниципальных служащих и граждан РФ за осуществление ими экстремистской деятельности.

Закон регламентирует также международное сотрудничество в области борьбы с экстремизмом (религиозным в частности):

Статья 17. Международное сотрудничество в области борьбы с экстремизмом

На территории Российской Федерации запрещается деятельность общественных и религиозных объединений, иных некоммерческих организаций иностранных государств и их структурных подразделений, деятельность которых признана экстремистской в соответствии с международно-правовыми актами и федеральным законодательством.

Запрет деятельности иностранной некоммерческой неправительственной организации влечет за собой:

а) аннулирование государственной аккредитации и регистрации в порядке, установленном законодательством Российской Федерации;

б) запрет пребывания на территории Российской Федерации иностранных граждан и лиц без гражданства в качестве представителей данной организации;

в) запрет на ведение любой хозяйственной и иной деятельности на территории Российской Федерации;

г) запрет публикации в средствах массовой информации любых материалов от имени запрещенной организации;

д) запрет распространения на территории Российской Федерации материалов запрещенной организации, а равно иной информационной продукции, содержащей материалы данной организации;

е) запрет на проведение любых массовых акций и публичных мероприятий, а равно участие в массовых акциях и публичных мероприятиях в качестве представителя запрещенной организации (или ее официальных представителей);

ж) запрет на создание ее организаций-правопреемников в любой организационно-правовой форме.

После вступления в силу решения суда о запрете деятельности иностранной некоммерческой неправительственной организации уполномоченный государственный орган Российской Федерации обязан в десятидневный срок уведомить дипломатическое представительство или консульское учреждение соответствующего иностранного государства в Российской Федерации о запрете деятельности на территории Российской Федерации данной организации, причинах запрета, а также о последствиях, связанных с запретом.

Российская Федерация в соответствии с международными договорами Российской Федерации сотрудничает в области борьбы с экстремизмом с иностранными государствами, их правоохранительными органами и специальными службами, а также с международными организациями, осуществляющими борьбу с экстремизмом.


Следует отметить активное участие экономических, политических, культурных и иных объединений, организаций, фондов, союзов, их представителей в противодействии экстремистской религиозной деятельности. Роль научных, образовательных и воспитательных учреждений, средств массовой информации в этом противодействии велика. Доказательством тому может служить развернувшаяся дискуссия по вопросам религиозного экстремизма на страницах масс-медиа и в стенах самых разных редакций, вузов, залов заседаний.

Нынешнюю дискуссию, на наш взгляд, можно отнести (как минимум) ко «второй волне» ей подобных – первая была инициирована Концепцией национальной безопасности РФ 2000 г. и подкреплена ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» от 25 июля 2002 г. N114-ФЗ. Тогда за 2001-2005 гг. был реализован целый ряд гуманитарных проектов, в том числе под эгидой государственных органов как уровня субъектов федерации, так и федерального уровня. Вот некоторые примеры:

а) Федеральная программа «Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе (2001-05 гг.)»;

б) Круглый стол «Религиозный фундаментализм и экстремизм: политическое измерение», состоявшийся 12 апреля 2003 года в Российской академии государственной службы при Президенте РФ (РАГС);

в) Круглый стол на тему: «Может ли экстремизм быть религиозным?» в редакции газеты «НГ-религии» 02 апреля 2003;

г) Международная научно-практическая конференция «Тоталитарные секты – угроза религиозного экстремизма», прошедшая 9-11 декабря 2002 г. в Екатеринбурге;

д) Круглый стол «Взаимодействие государства и религиозных объединений в сфере борьбы с экстремизмом», организованный в Тольятти аппаратом Правительства РФ в рамках форума «Тольяттинский диалог-2002» 22-24 ноября 2002;

е) Научная конференция «”10 лет по пути свободы совести”. Опыт и проблемы реализации конституционного права на свободу совести и деятельность религиозных объединений» (Москва, РАГС, 14-17 ноября 2001 г.).

Думается, что тематический потенциал для новой, «второй волны» дискуссий был заложен ФЗ «О противодействии терроризму» от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ (с изменениями от 27 июля 2006 г.). Участвовавшие в этом диалоге священнослужители титульных для РФ религий и конфессий однозначно осудили религиозный экстремизм и терроризм и заявили о своей готовности доступными им методами просвещать паству и воспитывать ее в духе толерантности и веротерпимости в отношении инославных и иноверцев.

В нашей стране регулярно издается научная террорологическая и криминологическая литература по интересующим нас вопросам, из свежих публикаций можно порекомендовать:




  • Бурковская В. А. Актуальные проблемы борьбы с криминальным религиозным экстремизмом в современной России. – М.: Ин-т правовых и сравнительных исследований. 2005.

  • Дикаев С. У. Террор, терроризм и преступления террористического характера (криминологическое и уголовно-правовое исследование). – СПб.: Изд-во Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2006.

  • Коршунова О. Н. Преступления экстремистского характера: теория и практика противодействий. – СПб.: Изд-во Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2006.

  • Криминология. Словарь-справочник. Сост. Х.-Ю. Кернер. Пер. с нем. Отв. ред. А. И. Долгова. – М.: Норма, 1998.

  • Куницын И. А. Правовой статус религиозных объединений в России: исторический опыт, особенности и актуальные проблемы. – М.: Православное дело, 2000.

  • Ландабасо Ангуло А. И., Коновалов А. М. Терроризм и этнополитические конфликты. В 2-х кнн. – М.: Огни, 2004

  • Преступления террористической направленности: уголовное преследование на досудебных стадиях / Под ред. О. Н. Коршуновой. – СПб.: Юридический центр Пресс, 2003.

  • Природа этнорелигиозного терроризма / Ю. М. Антонян, Г. И. Белокуров, А. К. Боковиков и др. Под ред. Ю. М. Антоняна. – М.: Аспект Пресс, 2008.

  • Религиозные объединения. Свобода совести и вероисповедания. Нормативные акты. Судебная практика / Сост. А. В. Пчелинцев, В. В. Ряховский. – М.: Юриспруденция, 2001.

  • Терроризм. Правовые аспекты противодействия: нормативные и международные правовые акты с комментариями, научные статьи / Под ред. И. Л. Трунова и Ю. С. Горбунова. – Изд. 2-е, перераб. и доп. – М.: Эксмо, 2007.

В этой литературе подробно рассматриваются факторы криминального религиозного экстремизма (КРЭ), намечаются пути совершенствования правовых, организационных и иных мер предупреждения КРЭ, дается уголовно-правовой анализ преступлений, связанных с терроризмом, рисуется психологический и криминологический портрет экстремиста и террориста, выстраивается система видов преступлений экстремистского характера, обсуждается методика уголовного преследования по делам о преступлениях экстремистского характера, выясняются особенности производства отдельных следственных действий и участие прокурора в соответствующих делах, проводится сравнительный анализ зарубежного, международного и российского опыта в контртеррористической и антиэкстремистской деятельности, сопоставляются достигнутые результаты.

Так, например, по данным ФСБ РФ, в 2006-2007 годах количество терактов на территории России снизилось, по сравнению с 2005 г. сократилось вдвое, прекращена деятельность 72 этнотеррористических организаций, предотвращено 30 терактов на Юге России, выявлено ок. 60 крупных денежных потоков из-за рубежа, финансирующих террористов и экстремистов России, имеются сведения о 100 коммерческих фирмах за пределами РФ, подозреваемых в противоправной деятельности по снабжению террористов1. Есть все основания утверждать, что силовые ведомства стали добиваться больших успехов в борьбе с терроризмом, этносепаратизмом и религиозным экстремизмом. Однако, уровень террористической опасности в южных регионах России поныне остается высоким и праздновать окончательную победу рано.

Еще раз подчеркнем, что исправлять нужно не последствия, а причины. Негативные факторы, влияющие на эскалацию напряженности, можно преодолеть только сообща, и в этом правоохранительным органам реальную помощь оказывают священнослужители и деятели культуры2.



Аннотация содержания темы.

Тема 15. Утверждение толерантности – важный фактор противодействия религиозному экстремизму.

Толерантность как качество культуры общества, гражданина, различных стратов, этнических, гендерных, возрастных и др. социальных групп. Основные требования толерантной культуры.

Уважение основных прав и свобод человека. Уважение к «другим» и «другому».

Свободное принятие и утверждение свободно избранных нравственных, социально-политических, художественных, религиозных мировоззренческих, и иных установок. Лояльное отношение к аналогичным выборам «других» и «другого».

Готовность к диалогу. Взаимопонимание смыслов, мотивации, целей участников диалога. Выявление общности или близости позиций при решении определенных вопросов. Стремление к согласию. Исключение терпимости к нарушениям правовых и нравственных норм. Интолерантность по отношению к злу, разрушительным, деструктивным устремлением и действиям, преступности.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   40   41   42   43   44   45   46   47   48


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница