Учебное пособие для студентов высших учебных заведений



страница9/11
Дата19.10.2016
Размер2.23 Mb.
ТипУчебное пособие
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Русский язык в Сибири имеет некоторое своеобразие, которое определяется территориально-климатическими особенностями этого края, его историей, спецификой сложившейся русской культуры.
2. Характеристика Сибири и Красноярского края

Сибирь представляет сегодня всю азиатскую часть России, ей принадлежит 40 % самого большого материка Земли - Азии. Территория Сибири на 38 % больше, чем Соединенные Штаты Америки, на ней могло бы разместиться 23 таких государства, как Франция. Сибирь - это большая часть РФ, на ней находятся более трех четвертей природных ресурсов нашей страны, в том числе свыше 90 % леса, богатые месторождения нефти и газа, золота, алмазов, цветных и редких металлов, не говоря уже о традиционном богатстве Севера- пушнине.

Климат Сибири суровый, значительная её часть неблагоприятна для развития сельского хозяйства, средства связи ограничены. Плотность населения Сибири неоднородна, большая часть сибиряков проживает в Барабинских степях (Омская и Новосибирская области), на Алтае, в Хакасско-Минусинской котловине, в долине Амура, т.е. в местах с особым микроклиматом, благоприятным для развития сельскою хозяйства [5].

Красноярский край занимает 2339,7 тыс. квадратных километров( 1\7 часть России), с запада на восток его протяженность 1250 км (вдоль Транссибирской магистрали), с севера на юг- около 3000 км. Климат резко континентальный. К районам Крайнего Севера и приравненным к ним относится 90,6% территории. Колебания температур от -60 до +39 градусов. По численности населения (3095,1 тыс. человек) край занимает 14 место в РФ и 3 в Сибири.

Общее количество населения имеет тенденцию к снижению: 1991― 3159 тыс. чел., 1992-3161 тыс. чел., 1993―3159 тыс. чел., 1994―3139 тыс. чел., 1995―3116,6 тыс. чел., 1996―3106,9 тыс. чел., 1997― 3095,1 тыс. чел.

В северных районах Красноярского края плотность составляет 2 человека на 100 км² (самая незаселенная территория России), в наиболее заселенных местах (южные районы края и притрактовая зона)- 78 человек на один км² (при средней на край- 1,3 чел. на 1 км²). (Ср.: средняя плотность населения СССР -11,9 чел. на 1 км² (на 01.01.80)).

Возрастная и половая структура населения края представляет собой следующее: тип регрессивный (когда удельный вес людей старше 65 лет свыше 7%, в крае на 1995 ― 8,9%).С одной стороны, процесс старения населения в силу падения рождаемости ускоряется, с другой стороны, сокращается средняя продолжительность жизни. До 40-летнего возраста численно преобладают мужчины. Из-за высокой смертности мужчин соотношение полов примерно к 40 годам выравнивается, а особенно среди людей старше 55 лет количественно преобладают женщины (в старшем возрасте также сказываются последствия войны).

В регионе отмечается устойчивость брачных отношений, так коэффициент брачности (заключено браков на тысячу человек) составляет в 1989―10,5, в 1990―9,1, в 1994―7,2; количество разведенных: 1989―12931, 1990―13020, 1994 - 10246.

Число занятого населения в 1991 составляло 1583,4 тыс. чел., в 1995―1398,6 тыс. чел. (около 45%).

В крае насчитывается 1697 поселений сельского типа, в которых проживает 809205 человек (численность сельских поселений по сравнению с 1924 годом сократилась в 4 раза), 25 городов и 46 поселков городского типа с населением 2 285 905 человек, что составляет 74% от общего количества жителей (1995) - ср. среднее по России 73 %.

Красноярский край богат природными ресурсами: региону принадлежит первенство в России по общегеологическим запасам угля (70%, свыше 20% мировых запасов), кобальта, никеля, платиноидов, нефелиновых руд, магнезита и других ископаемых. В крае открыто 25 месторождений нефти и газа и т.д. Край богат лесом и пушниной..

В крае плохая обеспеченность путями сообщения: железные дороги―0,9 (км на 1000 чел., ср. в РФ―5,0, в Восточной Сибири―2,0), автомобильные дороги―7,9 (ср. в РФ―76,0, в ВС―14,0), внутренние водные пути―5,6 (ср. в РФ―7,2, в ВС―5,8) [6].

Общая характеристика края позволяет предполагать некоторые особенности русского языка, например: консервативность, сохранение архаических элементов, народных говоров, преимущественную ориентацию на севернорусское наречие, возможные гендерные различия, устойчивость языковой среды и т.д. (возрастной состав, обеспеченность путями сообщения, состояние брачности, занятости населения, половые различия, географическое положение, климат, способы ведения хозяйства). Ресурсные богатства могут свидетельствовать о возможных переменах в характере занятости населения, а значит некоторых языковых изменениях. Развитие языка города определяется не количественным соотношением в составе населения, а социальными приоритетами. Растет разрыв между речью горожан и жителей села, языком старшего поколения и молодежи.

Сибирь - многонациональный край. Здесь проживают более 20 млн. русских, около 15 млн. украинцев, коренных народов около 1,5 млн. человек. Языки последних делятся на тюркские, тунгусо-маньчжурские, монгольские, самодийские, угорские и палеоазиатские. Самая многочисленная группа - тюркские языки (около 900 тыс. человек), к ней относятся якутский, тувинский, хакасский, алтайский, угорский, долганский, тофаларский, татарский и др. языки. К тунгусо-маньчжурским принадлежат эвенкийский (тунгусский), эвенский (ламутский), нанайский (гольдский), ульчский, удэгейский, орокский и орочский языки; к монгольской группе относится бурятский язык. В группу самодийских языков входят ненецкий, селькупский, нганасанский, энский; в угорскую - хантайский и мансийский. К палеоазиатской группе условно относятся языки, не входящие ни в одну из перечисленных групп: на северо-востоке Азии - чукотский, корякский, юкагирский, ительменский, алеутский; на Енисее - кетский, на Амуре - нивский (гилякский).

Плотность населения в Сибири до прихода русских составляла 1 человек на 40 км² ( или с колебаниями от 3 до 300 км²). Общее количество нерусского населения Сибири в XVI в. - 236 тыс. чел. (или 72 тыс. душ мужского пола)[5].
3. ИЗ ИСТОРИИ ЗАСЕЛЕНИЯ РУССКИМИ КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ

До прихода русских в Приенисейской Сибири жили разнообразные малочисленные народы: на севере - ненцы, нганасаны, эвенки (тунгусы), энцы, эвены, кеты, котты, яринцы, байкотовцы и др.; в районе Красноярского острога и в Хакасско-Минусинской котловине - качинцы, кызыльцы, чулымцы, сагайцы, ассаны, арины, моторы, кашинцы, бельтиры, камасинцы, кыргызы (алтысары, езерцы, тубинцы и алтырцы) и т.д. Общая численность аборигенного населения не превышала 25 тыс. человек [6].

XVII вв. Русские проникали на Югорскую землю ещё во времена Киевской Руси, однако планомерный процесс присоединения Сибири к России начался в XVI веке, когда развернулось переселение русских крестьян и ремесленников в Зауралье. В 1581 г. (1578 -?) Ермак со своим отрядом перевалил через Уральский хребет и двинулся по течению рек в Западную Сибирь. "К концу XVII в. в Западной Сибири преобладающей группой русских жителей были уже не служилые люди, а крестьяне и ремесленники, занятые производственной деятельностью" [7].

Присоединение к России Восточной Сибири произошло в первой половине XVII в. С бассейна р. Енисей русские двинулись в Прибайкалье. В середине XVIII в. они вышли на Амур. Дальний же Восток был заселён в XIX в.

Остроги служили опорными пунктами продвижения русских на восток.

Западная Сибирь: Верхотурье (1598), Туринск (1600), Тюмень (1586, по р. Туре), Тара (1594), Тобольск (1587, р. Иртыш), Березов (1587), Сургут (1594), Нарым (1596, р. Обь), Кетский острог (1603, р. Кеть), Томск (1604, р. Томь) - XVI- XVII вв.

Алтай: Уртамский острог (1684, р. Уртама), Бикатуйская крепость (г. Бийск, 1701), Чаусский острог (Колывань, 1713)―XVII в. начало―XVIII в.

Приенисейская Сибирь: Мангазея (1601, р. Таз), Туруханское зимовье (1607), Инбацкое зимовье (1607), Маковский острог (1618), Енисейский (1619), Рыбинский (1628), Кемский острог (1669) - XVII в.

Юг Приенисейской Сибири: Канск (1636-37), Ачинск (1682), Тасеевский острог (1630), Абаканский (1707), Саянский (1709) - XVII в. начало-XVIII в.

Якутия: Ленский острог (1632, с 1643-Якутский), Верхоянский (1641), Осиновский, Балаганский (1654) ― XVII в.

Восточная Сибирь: Верхнеангарский острог (1647), Баунтовский (1652), Нерчинский (1658), Илимск, Иркутск (1661), Удинский острог (1666), Селенгинский (1666), Анбазинский (1665) и т.д. - XVII в.

В Приенисейскую Сибирь русские шли двумя путями. Морской путь: через Югорский Шар, Карское море и полуостров Ямал в Енисейскую губу. (В 1616 -1619 гг., после запрета пользоваться морским путём из опасения проникновения в устье Оби кораблей английских и голландских компаний и из-за подвижки льдов в результате т. н. «малого ледникового периода», этот путь был оставлен); "чрезкаменный путь" (через Урал) предполагал продвижение русских по рекам и имел несколько вариантов. "Процесс объясачивания коренного населения в нижнем течении Енисея, по Подкаменной и Нижней Тунгуске, по Пясине, Кете и Хатанге к 1634 г. был в основном завершён" [8].В XVII в. русское постоянное население освоило главным образом таёжные районы. В 1710 г. в Сибири проживало 312 872 человека русских (из них 157 040 душ мужского пола и 155 832 душ женского пола).

Основную массу засельников можно разделить на служилых людей, среди которых выделяются казаки, и податных (крестьяне государственные, монастырские; посадское население).

Сибирские казаки в своем составе - очевидно, довольно пёстрое образование: это по государеву приказу прибывшие из казачьих войск Европейской России, поверстанные денежным и хлебным жалованьем "гулящие" люди, сосланные за разные провинности казаки (в том числе т.н. "черкасы" украинские казаки), поверстанные в казаки местные "инородцы" и т.д. Однако значительную их часть, как и крестьянского населения, в Приенисейской Сибири составляли севернорусы.



Основу населения, прибывающего в Сибирь, составляло крестьянство. К 1719 г. только в Енисейском уезде насчитывалось 120 деревень. Общая численность русского населения уезда к тому времени достигла 18 тыс. человек (мужского и женского пола).

XVIII - начало XIX вв. Переселения XVIII ― начала XIX вв. имеют три основных источника: насильственное переселение («по указу» и «по прибору»), вольное поселение и ссылка. "Соотношение между вольной народной колонизацией и правительственной деятельностью по принудительному заселению Сибири совершенно определенно характеризуется относящимися к Енисейскому краю цифрами о количестве основанных селений. К середине XIX в. там насчитывалось 674 селения, возникших в результате вольных поселений, и 104 селения, основанных в результате правительственной деятельности" [9].

''Ссыльнопоселенцы увеличивали население Сибири, но это был неустойчивый и малоэффективный для освоения края источник. Несмотря на значительное количество ссыльных, в Сибири и в первой половине XIX в. преобладало вольно население" [10].

Вольное заселение велось преимущественно с т.н. Русского Севера, т.к. именно там не было помещичьего закрепощения крестьян; кроме того, первые поселенцы шли в Сибирь за "мягкой рухлядью и моржовой костью" и значительная часть из них были не хлебопашцы, а промысловики.

В начале XIX в. правительство уделяет особое внимание колонизации Сибири. Указ 1799 г., положение 1806 г. разрешали переселение помещичьих крестьян "в зачет рекруты". С этого периода значительную роль в освоении Сибири начинают играть южнорусы. С 1838 по 1855 гг. в Западную Сибирь прибыло более 93 тыс. переселенцев. Продолжается освоение юга Сибири. Особое значение приобретают тракты (в Приенисейской Сибири - Московский (60 км), Енисейский, Тасеевский, позднее - Абаканский и Усинский). Только в 1813 г. в Красноярский уезд Томской губернии прибыло и поселилось до 16 тыс. государственных крестьян .

"Невольные переселенцы" прибывали из разных частей страны. В "Выписке" Сената из рапортов губернских правлений о количестве отправленных в 1800 г. на поселение в Сибирь упоминается 39 губерний, в том числе прибалтийские и украинские [11].



XIX - начало XX вв. Особенно возрастает поток переселенцев в Сибирь в пореформенное время (к 1861 г. население края достигло 318,9 тыс. человек). Появляются "Временные правила" о переселении и закон "О свободном переселении сельских обывателей и мещан на казённые земли" (1889 г.). В этот период завершается освоение плодородных земель юга Сибири, в том числе и Хакасско-Минусинской котловины. Основной поток составляли поселенцы из густонаселённых южных губерний России.

Выходцы из черноземных губерний составляли в 1882 г.- 70, в 1886 г. - 78, в 1887- 1893 гг. - 80,9 % всех переселенцев Приенисейской Сибири.

В старожильческие селения переселенцы принимались по приёмным приговорам. Для переселенца это было часто не по средствам, старожилы принимали в сельскую общину более бедных переселенцев крайне неохотно; в подселении не было заинтересовано и государство. В основном переселенцы расселялись на неосвоенных землях и таким образом способствовали колонизации Сибири и не снижали относительно высокого жизненного уровня сибиряка-старожила. В один населённый переселенческий пункт (в подтаёжной полосе, например в Тасеевском районе, их и сейчас зовут "участками" - ср.: деревня Сухово, но участок Струково) заселялись переселенцы одной партии, часто выходцы с одного уезда "Рассей". Переселенцы привозили в Сибирь семена новых культур (пшеницу- белотурку и др.) и свои приёмы ведения хозяйства.

В 1897 г. в Сибири проживало 5 760 600 человек (на территории, превышающей всю Европу).

Первые старообрядцы появляются в Сибири вслед за опальным протопопом Аввакумом. Крестьянство Сибири со второй половины XVIII в. активно пополняется старообрядцами, часть из которых переселены государством и имеют официальный статус ("семейские" в Забайкалье, "поляки" на Алтае, "каменщики" на Алтае и в северном Казахстане), часть же нелегально поселяются в Сибири, приходят или непосредственно после первых выгонок из Керженских лесов, или позднее с Урала. В долине р. Енисей расселяется в основном второй тип старообрядцев, значительная часть которых пришла на Нижний и Средний Енисей, а затем на Ангару с севера Томской области (по Обь-Енисейскому каналу) в период коллективизации, убегая от колхозов и раскулачивания. Некоторые их селения оставались неизвестными вплоть до 50-х гг., когда их увидели геологи с появившихся в это время в этом регионе вертолётов. Часть старообрядцев приходит на Верхний Енисей из Тувы, куда бегут раскольники с Урала. Семейские, поляки и каменщики- выходцы с юго-запада России, носители южнорусских говоров; нелегально же проживающие староверы- в основном окальщики, выходцы с Севера (Нижний, Средний Енисей и Ангара - с северо-востока страны, Верхний Енисей - поморы). На юге Енисейской губернии поселяются и южнорусские староверы, которых называют "хохлы" (австрийцы, были среди них и единоверцы - в Ачинском и Минусинском уездах). В основном же старообрядцы края - это беспоповцы ("часовельники", стариковские, титовцы, есть и теперь в крае единоверцы ― строят свою церковь в Красноярске и др.).

По сравнению с губерниями Центральной России плотность населения даже в южной части Сибири, не говоря уже о Крайнем Севере, оставалась незначительной.

С проведением Сибирской железной дороги (1891-1904 гг. через Енисейскую губернию в 1895-1897 гг.) и в результате столыпинской аграрной реформы вновь оживляется переселенческое движение (за 1892-1895 гг. -14,2 тыс. чел.; за 1896 - 1899 гг. - 57 тыс. чел.), значительную часть поселенцев этого периода составляют западнорусы и белорусы. В 1906-1916 гг. в Енисейскую губернию приезжают 274,5 тыс. крестьян. К 1912 г. переселенцы составляют 34,3 % населения Енисейской губернии [12]. Переселенцы оседали в основном в лесостепных и подтаёжных районах, что объясняется стремлением правительства заселить, прежде всего, прижелезнодорожную полосу, пересекавшую в этой части Енисейскую губернию. Всего в 1896-1914 гг. в Приенисейском крае расселилось 382,2 тыс. переселенцев из 528,3 тыс. приехавших в Восточную Сибирь. В дореволюционное время в основном сложилась сеть сельских поселений края.

Основное направление миграции русских в Сибири с запада на восток , вторичная миграция с севера на юг (после проложения Московского тракта и, соответственно, перемещения центров хозяйственной деятельности (1730-1741 гг.)). Традиционно в XIX в. в Приенисейскую Сибирь прибывают выходцы с Пермской и Вятской губерний и Западной Сибири (также вторичная миграция).



Русские поселенцы XVI - ХVШ вв. были преимущественно с т.н. Русского Севера. Переселенцы второй волны заселения (XIX в.) принадлежали в основном к южным регионам России; третья волна (конец XIX - начало XX вв.) состояли из западнорусов.

Вокруг заселения Сибири русскими сложилось несколько довольно устойчивых мифов. Так, считается, что основу первых поселений составляли казаки, а т.к. наиболее известны из них запорожские и кубанские, то, значит, первыми в Сибири были выходцы с юга России. Далее, не менее распространено мнение, что основу русского населения Сибири составляли каторжники и ссыльные, что также неверно.



Сибирские города формируются со второй четверти XVIII в. Основой сибирского города служили остроги, которые не только играли роль укреплённых пунктов, но и были административными центрами. В дальнейшем военная функция острогов уступает ремесленно-торговой. "В Сибири процесс становления городов обладал значительными особенностями по сравнению с Центральной Россией, в силу того, что начинался в условиях довольно развитых уже товарно-денежных отношений при наличии сформировавшихся городов в других районах страны" [13]. Города формировались в короткие сроки, проходя путь от военно-административного и земледельческого населенного пункта до позднефеодального центра ремесла и торговли с элементами капиталистических отношений.

Среди сибирских городов XVIII в. особое место принадлежит Кяхте. Кяхтинский форпост, заложенный в июне 1728 г., стал во второй половине XVIII в. фактически единственным местом обмена российских товаров на китайские. В Кяхту ездили крестьяне Енисейской губернии за покупками группами из села или семьями.

Народонаселение сибирских городов отличалось некоторым своеобразием по сравнению с Центральной Россией: значительно меньший процент составляли дворяне и духовенство; из неподатных сословий, особенно на первом этапе, часть городского населения представляли военно-служилые люди; часть посада формировалась за счёт переселенцев-ремесленников из Европейской России и за счет ссылки; однако основную роль в формировании городов играли крестьяне, процесс отделения ремесла от земледелия шёл в самой Сибири; существенным источником роста посадского населения являлся естественный прирост.

Так, пополнение состава цеховых ремесленников самого крупного города Западной Сибири - Тобольска, по сказкам III ревизии, шло в основном за счёт местного населения (из вновь записанных в сословие 53 человек 19 были выходцами из Европейской России, а 34 - из местных жителей).

Крестьяне не только представляли собой резерв для ремесленного сословия, они составляли в XVIII в. значительную долю податного населения сибирских городов Так, к IV ревизии из 1077 ревизских душ податного населения г. Туринска 367 были крестьянами. Хлебопашество имело большое значение в жизни большинства ямщиков и мещан этого города. В Красноярском остроге имела заимки и свои пашни большая часть посадского и служилого населения (не этим ли частично объясняется такая приверженность к садовым участкам современных жителей сибирских городов). "Углубление общественного разделения труда в Сибири приводило к увеличению числа горожан за счёт выходцев из сельской местности и росту количества посадских людей в сельских населённых пунктах" [14]. Разрыв между составом населения сельских населенных пунктов и городов Сибири вплоть до XX в. не был значительным, городское население росло в основном за счёт местного сельского.

Продолжают развиваться традиционные промыслы Сибири, имеющие хозяйственное значение, - охота, рыболовство, добыча кедровых орехов, заготовка дров и строевого леса. Жители притрактовой зоны занимаются извозом.

Накопление капитала шло преимущественно через торговлю, позднее деньги вкладываются в промышленность. Так, в Приенисейской Сибири в XVIII в. складывается основа промышленного комплекса: с 1639 г. работает Троицкий солеваренный завод, в 1736 г. открыт Майнский медный рудник, а в 1740 г. - Лугавский медеплавильный завод и Ирбинский чугуноплавильный и железоделательный, в конце 50-х гг. - Езагашский металлургический завод под Красноярском, крупные винокуренные заводы Боготольский и Краснореченский и т.д. На промышленных предприятиях работают приписные крестьяне, каторжники (Троицкий солеваренный завод), появляются первые рабочие.

В XIX в. особое место в экономике Сибири занимает горная промышленность, прежде всего добыча золота и угля. Из 2207 пуд. золота, добытого в стране в 1882 г., на долю Сибири приходилось 1748 пудов. Сибирское золото составляло основу золотого запаса России.

"В 1847 году Енисейские ... прииски дали 1305 пудов золота, что составляло 90 % всей золотодобычи страны... К 1861 году Енисейский округ принёс державе 16126 пудов золота" [15]. Золотодобыча стимулировала развитие других видов хозяйственной деятельности: возрос спрос на лошадей, железные изделия, лесные материалы, продукты питания. В первые годы освоения сибирских золотых месторождений основной контингент рабочих составляли ссыльно-переселенцы... К 80-м годам таких работников было уже меньшинство. Основным поставщиком рабочей силы на прииски и рудники Сибири слали окрестные деревни и города.

В Приенисейской Сибири построен новый чугуноплавильный и железоделательный завод- Абаканский. Добыча угля идет в Кузнецком каменноугольном бассейне, в окрестностях Черемхово (под Иркутском); в Енисейской губернии действуют уже 4 солеваренных завода (Туманшетский, Троицкий, Абаканский и Манзинский), укрепляются города.



Языковые отношения между коренными народами Сибири и быстро растущим русским населением ("В конце XVIII в. русское население Сибири по своей численности преобладало над коренным" [16]) пережили, очевидно, несколько этапов. В первый период заселения региона значительная часть русских промысловиков, сборщиков ясака и т.п. была двуязычной: они владели наряду с русским и языками автохтонов; казаки же в крепостях, очевидно, были знакомы с языками аборигенов лишь на уровне отдельных слов (в этом не было особой необходимости, т.к. большая их часть были годовальщиками, т.е. вместе с семьями возвращалась к себе на родину в Европейскую часть России; о том, что казаки в массе не были билингвами, свидетельствуют толмачи, приписанные к крепостям). В последующие столетия основным языком Сибири становится русский, а билингвами - автохтоны.

Этнические процессы к XVIII в. связаны с ассимиляцией части малых народов русскими (наряду с тюркизацией и др.). В некоторых районах, более изолированных от территорий земледельческого заселения, немногочисленные группы русских, оказавшиеся в инородческой этнической среде, испытывали сильное влияние со стороны коренного населения. Впоследствии это приводило к образованию особых этнических групп русского народа". Наиболее известны в этом отношении "гураны" Забайкалья (русские со значительными соматическими признаками бурят). "По данным документов XVII - XVIII вв. и свидетельству путешественников, воздействие якутов и их языка на переселенцев и объякучивание русских наблюдалось особенно в деревнях Нижней и Средней Лены, Амгинской слободе, на берегах Вилюя, Анабара, Оленька, Яны, в Среднеколымском" [57] и т.д.

В Приенисейской Сибири относительно устойчивой обособленной группой русского населения являются т.н. "сельдюки" на Крайнем Севере, имеющие ряд специфических соматических признаков. Очевидно, определенное влияние оказали эвенки и на ангарцев (см. статьи "Сельдюки" и "Ангарцы" в Приложении к настоящему изданию).

Изменения этнической карты Сибири - постоянный, непрерывающийся процесс; со второй половины XIX в. и в XX в. превалирует ассимиляция местного населения русскими.



XX в. В советский период продолжается приток населения в Сибирь из Центральной России. Прежде всего, это связано с переселением старообрядцев в период коллективизации, со сталинской депортацией народов, с эвакуацией в годы Великой Отечественной войны, с комсомольскими стройками.

Заселение края в Советский период носило в основном индустриальный характер". Красноярский край, образованный в 1934 г., развивается как промышленно ориентированный район: за 1913-37 гг. промышленность края уже вдвое опережала по темпам среднесоюзные показатели; в Красноярске строится "Краслесмаш", лесопильно-деревообрабатывающий комбинат, бумажный комбинат, судостроительный завод. В годы войны происходит массовая эвакуация предприятий из прифронтовых районов страны, в 1942 г. в крае разместилось 83 крупных промышленных предприятия, таких, как Брянский паровозостроительный завод «Красный профинтерн » (г. Бельцы, ныне завод «Сибтяжмаш»), Запорожский комбайновый завод "Коммунар", подмосковный завод сельскохозяйственное машиностроения (Красноярский комбайновый завод) и т.д. Высоковская текстильная фабрика (Московская область) и махорочная фабрика из Одессы разместились в г. Канске (Канский текстильный комбинат и Канская махорочная фабрика) и т.д. Вместе с предприятиями значительная часть рабочих и служащих осталась в Сибири после окончания войны. Несколько тысяч эвакуированных приняли сельские районы края.

В годы Великой Отечественной войны в край перемещаются немцы с Волги, по данным переписи 1989 г. в крае их было 43,0 тыс. человек, из которых 51,0 % -горожане. Из них считают немецкий язык родным 34,4 %. Численность немецкого населения в последние годы сокращается, прежде всего, в результате миграции в Германию.

В конце XIX в. - начале XX в. (в период Великой Отечественной войны) в край переселяются татары. Они проживают компактно в Пировском районе, Большемуртинском и нек. др. В 1989 г. их в крае 49,3 тыс. чел. (горожан - 72,1%), татарский язык родным считают 67,1 % [17].

Из Поволжья же в XX в. мигрируют чуваши, которых в крае в 1989 г. насчитывается 23,4 тыс. чел. Они компактно проживают в Большемуртинском, Березовском районах; 56,4 % проживают в городах, 51,7 % считают чувашский язык родным [18].

Из Поволжья в Красноярский край в XIX-XX вв. приезжает мордва, в крае их 1 1,7 тыс. человек, из них горожан 57,7 %, считают языки эрзя и мокша родными 46,8 % [19] и т.д.

Приток населения из Центральной России возрастает в конце 50 - 60-х годах в связи с созданием в крае электроэнергетической базы и энергоёмких производств. Развиваются "большая химия", черная и цветная металлургия, медицинская промышленность, производство оружейного плутония, средств спутниковой связи и телевизионных спутниковых систем и т.д. В 70-е годы начато осуществление государственной программы по созданию Канско-Ачинского топливно-энергетического комплекса, Саянского территориально-производственного комбината. В 1960 г. в крае функционировало 722 промышленных предприятия.

Продолжается перемещение в пределы края масс трудоспособного населения из Европейской России. Однако переселенцы этого периода не представляют собой выходцев из какой-либо определенной части Центральной России, их общность лежит в области социальных отношений: демобилизованные пограничники, составившие основу работающих на алюминиевом комбинате; приехавшие на комсомольские стройки (8 всесоюзных, 14 краевого и 34 - городского и районного ранга) по комсомольским путёвкам и т.д.

Быстро растёт городское население. В 1913 г. оно составляло в Енисейской губернии 13,6 % (в России того времени - 17,4 %), в 1989 г. доля горожан находилась на уровне 74 % (в России 73 %). "Урбанизация проявляется также в росте несельскохозяйственного населения в сельской местности" [20].

В крае 25 городов, из них один крупнейший (свыше 500 тыс. чел.), 4 больших (100-250 тыс. чел.), 5 средних (50-100 тыс. чел.) и 15 малых (до 50 тыс. чел.). Рассредоточены они неравномерно: в Норильском промрайоне 5, в Нижне-Ангарском ― 3, в Центрально-Красноярском (Канско-Ачинском) регионе 15 и 2 - на юге края. К городским поселениям относятся 46 посёлков городского типа [21].

В 50-е гг. несколько увеличивается и сельское население края - осваиваются целинные и залежные земли, и образуются десятки новых совхозов, развивается лесная промышленность, и появляются посёлки.

Однако в целом в крае по сравнению с 1926 г. неуклонно сокращается число сельских населённых пунктов, число сельских жителей (таблица).

Сеть сельских поселений края по происхождению состоит их трех генетических группировок- старожильческой (феодального периода возникновения), переселенческой (капиталистической эпохи массового переселения крестьян в Сибирь) и советского периода возникновения.
Динамика сети сельских поселении Красноярского края по генетическим группам


Типы поселений

Кол-во н/п

Население

(тыс. чел.)



Годы

1926

1989

1926

1989

Всего поселений

7004

2481

1128,0

924,7

Старожильческое

935

769

620,9

481,6

Переселенческое

6069

1209

256.7 507,1

Советского периода



503

186,4

Высокая жизнеспособность прошедших сквозь века старожильческих селений, основанных в XVII - XVIII вв., объясняется правильным выбором их местоположения, более высоким уровнем приспособления к местным условиям старожильческого населения по сравнению с переселенческим. В языке это отразится в приоритетном положении русского старожильческого говора по сравнению с переселенческими и новосельческими.


Подведем итоги.

1. Русский язык в Красноярском крае репрезентирует русский национальный язык и язык Сибири (две надсистемы).

2. Языковая ситуация региона сложилась таким образом, что русский язык является основной формой вербального общения.

З. В крае язык реализует все свои функции, все основные формы существования национального языка, все стили литературного языка.

4. В силу особенностей исторически сложившихся условий существования народонаселения региона полное описание русского языка в нем представляет значительные трудности.

5. Основную массу русских при заселении Приенисейской Сибири представляли крестьяне, таким образом, основная форма русского языка была представлена народными говорами.

6. Русское население в регионе в массе сохранило свои национальные черты, свои соматические признаки, свой образ жизни, свой язык. По сравнению с русскими Центральной России у русских енисейцев сложились некоторые особенности материального быта. Они чаще, чем в Европейской России, носили меховую одежду, обувь, меховые шапки, рукавицы, больше ели рыбы, которую употребляли в самых разнообразных видах, реже пользовались глиняной посудой и т.п., не носили лаптей, были менее набожны и т.д.

7. В истории освоения края русскими выделяется три периода по преимущественным местам их выхода и расселения: первый, старожильческий - XVII - начало XVIII вв. (выходцы с севера России поселялись на севере по древним водным путям, затем частично мигрировали в центральные области в притрактовую зону); второй - конец XVIII - вторая треть XIX вв. (выходцы с юга России осваивали южные плодородные земли); третий - конец XIX - начало XX вв. (выходцы с западных губерний России осваивали подтаёжную зону, расселялись вдоль тракта). В советское время переселение русских не носит компактного характера. Соответственно выделяются русские старожильческие говоры Сибири, русские переселенческие говоры Сибири и русские новосельческие говоры (говоры переселенцев советского периода). Приоритетное положение должно закрепиться за старожильческими говорами.

8. Русский язык в Сибири существует в условиях межъязыкового контактирования (с языками автохтонов края и островными говорами позднейших переселенцев) и междиалектного контактирования.

9. Сибирские города появляются на базе острогов, население городов складывается из традиционного посадского и пришлого сельского населения, по своему составу не противопоставлено деревенскому. Городское региональное просторечие складывается на основе русских местных говоров.

10. Хотя каторжники и ссыльнопоселенцы не играли решающей роли в формировании русского населения края, однако составляли его определённую часть. Таким образом, в регионе есть глубокие корни существования арго.
Библиографический список и примечания

1. При этом мы противостоим традиционному пониманию регион «Регион - обширная территория, включающая несколько областей стрш или несколько стран, объединенных по экономико-хозяйственным и др гим признакам» (Словарь русского языка: В 4 т. /Под ред. А.П. Евгет вой. -М.: Русский язык, 1983; Лопатин В.В., Лопатина Л.Е. Малыйпи. ковый словарь русского языка. -М: Русскийязык, 1990). Ср.: «региона) ный - связанный с регионом страны или с несколькими странами по кш му-либо принципу (экономическому, географическому и т.п.) » (Толков: словарь русского языка конца XX века / Под ред. Скляревской. — СП Фолио-Пресс, 1988). С другой стороны, нам близко определение регис А.А. Юнашевской: «Регион - это традиционно культурная общност специфическое пространство, совмещающее помимо экономических, i литических, экологических аспектов также особую систему деятели сти, реализацию определенных психолингвистических закономерноат (Юнашевская А.А. Регионоведение как теоретическая проблема /fP ский язык в географической проекции. - Красноярск, 2000. - С. 16).

2. Особенно остро противопоставление «свои» - «чужие» проя лось при внутренней политической борьбе с первым составом краа администрации А.И. Лебедя — т.н. «варягами» и даже «оккупант ми» (местная пресса).

3. Кубрякова Е. С. О понятиях языковой системы и структуры я ка // Общее языкознание: Внутренняя структура языка. - М.: Hay 1972. - С. 26.

4. Русские старожильческие говоры Сибири представляют со определенное языковое единство с некоторыми вариантами (следу однако, заметить, что не все диалектологи, особенно европейские, обще признают существование русского старожильческого говора сИбири). Его существование должно свидетельствовать о продлении про­цесса русского дйалектообразования в Сибири (для Европейской России он заканчивается к XV веку, и уже в XVI в. русские должны селиться в Сибири со сложившимися чертами народногоi'говора). Единству сибир­ского старожильческого говора противостоят такие моменты, как в целом разнодиалектный состав первопоселенцев, низкая плотность населения, практическое отсутствие дорог и очень большая террито­рия. Существование русского старожильческого говора Сибири -пара­доксальное явление (каких складывается немало, они свидетельствуют о сложных, опосредованных путях связи языка с внешними условиями его существования, с известной его независимостью, автономностью как самостоятельного явления объективной действительности), воп­рос существования русского старожильческого говора Сибири требу­ет, несомненно, специального разговора.

1. Русская диалектология /Подред. Н.А. Мещерского. - М.: ВШ, 1972. - С. 108.

2. Бондалетов В.Д. Социальная лингвистика. -М., 1987. - С. 89-90.

3. Лысенко Ю.Ф. Национальный состав Красноярского края по пе­реписи 1989 г.; Обеспеченность путями сообщения на 1000 км2; Рас­пределение населенных пунктов Красноярского края по количеству жителей (по данным переписи 1989 г.) //Енисейский энциклопедичес­кий словарь. - Красноярск: Русская энциклопедия, 1998. - С. 718, 720, 721; Лысенко Ю. Ф. Городское и сельское население. Размещение. На­циональный состав населения. Особенности расселения. Динамика и величина селений // Социально-экономическая география Красноярс­кого края. - Красноярск: РИОКГПУ, 1997. -С. 53, 54, 61-65, 66-71

4. Лекомцев Ю.К. Язык: его существование, изменения и структу­ра: Сборник статей к 60-летию проф. Ю.И. Лотмана. Finitis duodecim lustris. - Таллин, 1982. - С. 140-142.

5. «Диалекты в целом в эпоху развития национального языка явля­ются категорией отживающей» (Кузнецов П. С. Русская диалекто­логия. -М.: Просвещение, 1954. - С. 6). «Они (диалекты) являются категорией реликтовой, пережиточной, деградирующей, т.е. такой, которая не вызывается к жизни существующими в данную эпоху об­щественно-экономическими отношениями, а наоборот, продолжает еще существовать, несмотря на наличие в эту эпоху уже других об­щественно-экономических отношений, нивелирующих диалектные различия, способствующих объединению диалектов» (Аванесов Р.И.

51Очерки русской диалектологии. Ч. 1. — М.: Учпедгиз, 1949. - С. 21) др. Ср.: Койне - это обиходная речь, общая для всей территории ра пространения того или иного языка, территориальные варианты котором возможны, но имеют субстратно-пережиточный хара тер» (Юнаковская А.А. Регионоведение как теоретическая проблеме / Русский язык в географической проекции. - Красноярск, 2000. - i 18) В отношении языка вряд ли возможны такие категорические суэ, дения. Любой живой естественный язык изменяется во времени, диалекты представляют собой именно такую живую систему. П этому их изменения по сравнению с фактами первой фиксации (XIX< и тем более с периодом их становления (XVв.) совершенно закономе ны. Нельзя забывать, что изменения в диалектном языке идут в рус общерусских и даже общеиндоевропейских тенденций, то есть ко ректно в этом случае говорить и об отмирании индоевропейских яз ков (это и было в свое время сформулировано в рамках биологическо направления компаративистами). Суждение об отмирании диалект и о развитии литературного (кодифицированного) языка страннс рамках одной научной школы. Диалекты на определенном этапе pi вития этнического языка реализуют его тенденцию к географичео му варьированию. Со временем меняется форма этого варьироват но не сам принцип. Ср.: «Дроблениеязыка на областные говоры и < циальные диалекты затихает, или, во всяком случае, подвергает новым закономерностям» (Васильева AM. Практическая стилисп ка русского языка - М.: Русский язык, 1989. — С. 56).

6. Термины «формы существования национального языка», «ид\ мы», «страты», «разновидности», «подсистемы», «субъекты» и т синонимичны в современной лингвистике (см. КрысинЛ.П. Социальн контекст функционирования современного русского языка // Язы контексте общественного развития. -М., 1994. - С. 46). Мы испо зуем сочетание ФСЯ вслед за Л.П. Крысиным и рядом других иссле вателей

7. По терминологии сибирских диалектологов, см. работы О.И. Б новой: О диалектной основе говоров Среднего Приобья (к вопросу одном лингвистическом термине) //Вопросы сибирской диалекто гии. - Омск, 1974; К методике определения диалектной основы ei ричного говора //Говоры территорий позднего заселения. - Сарап 1977. В понимании же Л.И. Баранниковой «вторичные говоры» - гс ры, выделяющиеся по отношению к материнским говорам; в npoi

52вополджность «первичным» - это говоры, не сохранившие исходную диалектную систему: Баранникова Л.И. К проблеме классификации говоров территории позднего заселения //Говоры территорий позднего заселения. - Саратов, 1977. - С. 3-23.

8. Территориальные говоры имеют двустороннюю отнесенность: по территории мы можем назвать тип говора, и, напротив, по типу говора указать территорию его размещения, что соответствует пер­вичным говорам в европейской части страны.

9. См. работы О.И. Блиновой. Другой путь комплексного рассмот­рения внутренних и внешних языковых признаков в основе их квалифи­кации предложила Л.И. Баранникова - см. указ. соч.

10. Федоров АН. Русский язык в Сибири // Сибирь в прошлом, на­стоящем и будущем. Вып. 3. - Новосибирск, 1981. - С. 141-142; Федо­ров А.И- Русский язык в Сибири //Вопросы языкознания. -№2.-1982. - С. 81-89 («Разумеется, русский язык в Сибири - это тот же русский национальный язык, но имеющий много своеобразных черт, прежде всего, в лексике, меньше - в фонетике, морфологии, синтаксисе. Это своеобразие русского языка в Сибири сформировалось за четыреста лет его употребления многими поколениями русских людей (начиная от первопроходцев и кончая нашими современниками) в условиях си­бирской географической среды, к которой должны приспосабливать­ся, осваивая новые виды производства, при длительных контактах с аборигенным населением Сибири: в большей мере с финно-уграми (хан­ты и манси) и тюрками, меньше с тунгусо-манъчжурами, самодийца-ми». — Федоров А.И., ВЯ, с.81) Черных П.Я. Русский язык в Сибири. -Иркутск, 1937; Селищев A.M. Диалектологический очерк Сибири // Избранные труды. - М., 1968. - С. 223-376; Сенкевич В.А. Проблемы сибирской и уральской диалектологии. - Челябинск, 1925; Шарифул-лии Б.Я. Русские говоры Сибири: Историко-этимологический аспект / /Проблемы этимологического изучения русской лексики Сибири. ^-Крас­ноярск: РИО КГПУ, 1994; Самотик Л.Г. Введение // Словарь русских говоров южных районов Красноярского края. -Красноярск, 1988. - С. 4-11; Самотик Л.Г. Русские старожильческие говоры Красноярского края: Безударный вокализм после твердых согласных //Сибирские го­воры: Функционирование и взаимовлияние диалектной речи и литера­турного языка. — Красноярск, 1988. - С. 23-31; Самотик Л.Г. Русские старожильческие говоры Красноярского края: Безударный вокализм после мягких согласных //Координационное совещание по проблемам

53изучения сибирских говоров кафедр русского языка вузов Сибири, Ур> ла и Дальнего Востока: Тезисы докладов. -Красноярск, 1988. -С. 3 37; Самотик Л.Г. С русского на русский//Проблемы региональной ли гвистики. - Красноярск: РИО КГПУ, 1998. - С. 11-25. На уровне бх товых представлений также выделяется своеобразие русского язьп в Сибири: «Вслушался в его говор. В его выговор. Южный выговор оче, отличается от северного и от московского. Уж от сибирского -подавно» (Крюкова Е. Золото. —М.: Лабиринт — пресс, 2000. С 271

11. См.: Журинская М.А. Типологическая классификация языков Лингвистический энциклопедический словарь. -М.: Советская энци лопедия, 1990; Маслов Ю.С. Лингвистическая типология //Введенш языкознание. -М.: ВШ, 1998. - С. 234.

12. Лопатин В.В., Улуханов И.С. Русский язык //Русский язык: 3 циклопедия. —М.: Большая Российская энциклопедия, 1997. Новые дс ные несколько иные — «Для 288 миллионов человек русский язык яв> ется родным или вторым родным языком. Кроме того, по данным ОС русским языком в мире владеет еще 215 миллионов человек. Таким с разом, в той или иной мере русским языком владеет в современн мире в общей сложности около полумиллиарда человек» (Бердиче кий А.Л. Является ли русский язык международным? //Мир русст слова. -№1.- 2000. - С. 29-37).

13. Дроздов НИ., Лысенко Ю. Ф. Красноярский край //Енисейский энц лопедический словарь. - Красноярск: Русская энциклопедия, 1998. -САЗ

14. Данные приведены по ЕЭС.

15. Фаст Г., протоирей. Ты воскресни, птица феникс!: Духовъ беседы. -Енисейск, 1992; Фаст Г., священник. Свет и тени Голго^ -Красноярск: Енисейский благовест, 1994; Фаст Г., протоирей, М стренко В. Небесная лествица: Диалоги. - Красноярск: Енисейс благовест, 1994 и др.

16. Культура - совокупность достижений общества в произв ственной, общественной и духовной жизни в определенную эпоу какого-либо народа, класса, относительно замкнутой группы люд

17. В Саратовской лингвистической школе в национальной речевой к туре выделяются: народно-речевая (для носителей диалекта), просто} ная и четыре сферы действия литературного языка: элитарная, средн тературная, литературно-разговорная и фамильярно-разговорная (С\ тинина О.Б., Гольдин В.Е., Куликова Г.С., Якубова М.А. Русский язык и к тура общения для нефилологов. - Саратов: Слово, 1998. - С. 45).

5418. Территория, которая входит в географическое понятие Сиби­ри, может рассматриваться двояко: или часщъетранщот Урала до Дальнего Востока, или территория, «простирающаяся от Урала до Тихого океана и от границы с Монголией до Ледовитого океана» (Ис­тория Сибири. Т. 1. - Л.: Наука, 1968. - С. 5). Иногда и это понятие Сибири расширяется, см., например, «Очерки по литературе Сиби­ри» (Новосибирск: Наука, 1982. - С. 13): «Географические границы литературы Сибири не вполне соответствуют современному адми­нистративному делению края» (авторы двухтомника относят к ней литературные явления, возникшие в Зауралье, на территории нынеш­ней Тюменской области, частично на самом Урале (например, сибирс­кая тема у Д Н. Мамина-Сибиряка). На юге эти границы захватыва­ют часть Северного Казахстана, на востоке они распространяются на всю территорию Восточной Сибири вплоть до Камчатки и Чу­котки включительно. Мы придерживаемся в данном случае распрост­раненного в сибирской диалектологии отнесения к Сибири всей тер­ритории страны от Урала, включая и Дальний Восток (см. работы A.M. Селищева, П.Я. Черных, НА. Цомакион и др.). Данные по Крас­ноярскому краю принадлежат Ю.Ф.Лысенко: Социально-экономичес­кая география Красноярского края — Красноярск: РИО КГПУ, 1997. С52 — 53; таблицы в ЕЭС, с. 718 —721.

19. Подчеркнутые языки функционируют в Красноярском крае.

20. История Сибири.- Т. 2. - С. 61.

21. Долгих Б. О. Родовой и племенной состав народов Сибири в XVII в. -М., 1900. -С. 617.

22. Кабузан В.М., Троицкий СМ. Движение населения Сибири в XVIII в. //СибирьXVII-XVIIIвв. -Новосибирск, 1962. - С. 146.

23. Дроздов НИ. Народы края до прихода русских //История Крас­ноярского края. - Красноярск: ККИ, 1981. - С. 28.

24. История Сибири. - С. 39.

25. Бахрушин СВ. Варианты продвижения русских с Оби на Ени­сей //Путь в Сибирь в XVI-XVII вв.: Научные труды. - Т. III. -Ч. 1.-М., 1955. -С 72-120.

26. Долгих Б. О. Родовой и племенной состав народов Сибири в XVII в. - С. 121-124.

27. См.: Быконя Г.Ф. Казаки //ЕЭС. -С. 244-245.

28. Александров В. А. Русское население Сибири XVII - начала XVIII вв.: Енисейский край. -М., 1964. - С. 92-119.

5529. Кожухов Ю.В. Крестьянская колонизация Восточной Сибири переселенческая политика в первой половине XIXв. //Научные доклс ды высшей школы: Ист. науки. —1958. —№ 3. — С. 66.

30. История Сибири. ~ С. 359.

31. История Сибири. - С. 360.

32. Кожухов Ю.В. Красноярская колонизация Восточной Сибири переселенческая политика царизма в первой половине XIX в. // Ноу* ные доклады высшей школы: Ист. науки, 1958. -№ З.-С. 56, 61.

33. История Сибири. - С. 361.

34. Степынин В.Л. Колонизация Енисейской губернии в эпоху кат тализма. — Красноярск, 1962. С. 74.

35. История Сибири. - С. 26.

36. «Те, из Рассей, работали себе тихонько, мирненько, получало! так, что чалдоны еще заглядывали на реденькие всходы в своих огор дах, гадая, чего вырастет - трава или свекла, а пришлые тем времеш уже весело, распевно гомонили на базаре и одаривали, именно одарив ли покупателей редиской, луком, затем иранними огурцами и красньи помидорами. Наши овсянские гробовозы дивились такому чуду, пыт лись подпаивать самоходов, метили выведать «слово». Самоходы п смеивалисъ, толковали - никакого секрета нет, все, мол, дело в навоз (Астафьев В.П. Где-то гремит война. -М.: Современник, 1987. - С.

37. История Сибири. - Л: Наука, 1968. -Т. 2.-С. 55.

38. Григорьев А.А. Переселенческое движение //ЕЭС - С. 468.

39. Лысенко Ю.Ф. Население //Красноярский край. - С. 54.

40. Лысенко Ю.Ф. Население //Красноярский край. - С. 54.

41. История Сибири. - С. 45.

42. Разное Л.М. Московский тракт //Енисейский энциклопедич( кий словарь. - Красноярск: Русская энциклопедия, 1998. - С. 403.1 тория России. - С. 254.

43. История Сибири. Т. З.-С. 277.

44. История Сибири. - С. 263.

45. История Сибири. - С. 258.

46. История Сибири. - С. 254. В XVIII в. в Сибири отмечаете, варианта формирования городов: «В одном случае (Тобольск, Енисе\ и др.) развитие населенного пункта в феодальный ремесленно-тор вый центр довольно далеко зашло уже в течение XVII в. и продолл лось в XVIII в. В другом случае (Иркутск, Тюмень и др.) XVIII в. заа ет город на начальной стадии этого процесса, и к 80-м годам он

56тенсивно проходит немалый путь в этом направлении. В третьем ва­рианте (Красноярск, Якутск и др.) в рассматриваемый период насе­ление только становится на путь превращения из военно-админист­ративного пункта в торгово-ремесленный центр. В четвертом слу­чае (Туринск, Кузнецк и др.) становления административного центра в собственно город по существу так и не происходит, и в XVIII в. эти населенные пункты остаются большими земледельческими поселка­ми с административными функциями» (История Сибири. - С. 23).

47. История Сибири. Т. 3. - С. 45.

48. Борхвалъдт О.В. Лексика золотопромышленности в аспекте ис­торического терминоведения русского языка. ДД - Красноярск, 2000. -С 86.

49. Борхвалъдт О.В. Указ. соч. -С87.

50. История Сибири. — С. 56.

51. История Сибири. - С. 60. Процесс ассимиляции, очевидно, неиз­бежен (несмотря даже на актуализацию центробежных сил в период перестройки, которые его явно сдерживают, особенно успешно, на­пример, в Хакасии). При этом перед исследователями встают задачи фиксации уходящих в прошлое языков, культур, менталитета. В це­лом - это потеря для человечества. Если биологи заносят в Красную книгу каждую исчезающую с лица Земли «былинку и букашку» и гово­рят при этом о нарушении биологического равновесия, то потеря эт­носа должна рассматриваться как трагедия.

52. Самсонов Н. Т. Русский язык в Якутии. - Якутск: Якутское книжное издательство, 1982. - С. 107-108.

53. См.: Кривоногое В.П. Сельдюки. Ангарцы //Енисейский Энцик­лопедический словарь. -Красноярск: Русская энциклопедия, 1998. - С. 550, 36. В. П. Астафьев так пишет о сельдюках: «Тетка Мишки Ере­меева, рожденная от русского отца и карасинской сельдючихи, ро­дословная которой в совсем близком колене упиралась в местных инородцев: косолапая, почти безбровая, с узенькими щелками глаз на круглом и желтом лице, с провисшим животом и жидкой грудью..., «служила» в магазине уборщицей...» (Астафьев В.П. Тельняшка с Ти­хого океана //Собрание сочинений—Т.9—Красноярск: «Офсет», 1997.-- С. 166).

54. КривоногоеВ.П Кеты. -Красноярск: РИОКГПУ, 1999.

55. Лысенко А. Ф. Социально-экономическая география Красноярс­кого края. - Красноярск: РИО КГПУ, 1997. - С. 37.

57

56. Лысенко Ю.Ф. Указ. соч. - С. 34-35.



57. Кривоногое В.П. Немцы //ЕЭС. - С. 420.

58. Кривоногое В.П. Татары //ЕЭС. - С. 685.

59. Кривоногое В.П. Чуваши//ЕЭС. - С. 606.

60. Кривоногое. Мордва //ЕЭС. - С. 401.

61. Красноярский край. - Красноярск: ККИ, 1984. - С. 15.

62. Лысенко. Указ. соч. - С. 53.

63. Лысенко. Указ. соч. - С. 98.

64. Лысенко. Указ. соч. - С. 67.

65. Лысенко. Указ. соч. — С. 69.

66. Лысенко. Указ. соч. -С. 27.

67. А.Д. Васильевым опубликован первый словарь арготической лек­сики Сибири: Васильев А.Д. Офенский язык на территории Краснояр­ского края: Офенский словарь А.А. Соловьева//Художественная куль­тура Красноярска: Историческое наследие, ременный опыт. - Крас­ноярск, 1992. — С. 70-80. Нельзя забывать о том, что Красноярский край был и остался местом заключения для многих русских людей. По некоторым данным, более половины из них после освобождения осе­дают в крае.

КОММУНИКАТИВНОЕ ПРОСТРАНСТВО

КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ

О.В. Фельде, СФУ
Слово «пространство» относится к числу наиболее частотных в современном русском языке. Оно служит опорным компонентом терминосочетаний «информационное пространство», «политическое пространство», «социокультурное пространство», «языковое пространство» и мн. др. В нашем исследовании используется понятие «коммуникативное пространство», т.е. «протяженная среда слоистой структуры, в которой протекает информационный обмен между коммуникативными системами» (Гуленко В.В.). Оно многомерно, поскольку включает бесчисленные коммуникативные практики многих индивидов и групп, объединенных по этническим, возрастным, профессиональным, родственным и т.п. признакам. Акты коммуникации осуществляются в пересекающихся сферах, важнейшими из которых являются сферы общегосударственного и регионального общения, местного самоуправления, производства, культуры, науки и образования, семейно-бытового и ритуального общения. Специфика многоязычного коммуникативного пространства во многом зависит от того, какие языки и в каком объеме используются в различных сферах коммуникации, какова функциональная нагрузка различных языков. Рассмотрим эту зависимость на примере многоязычного и поликультурного Красноярского края.

В настоящее время в крае проживает 137 этносов, родные языки которых относятся к индоевропейской, уральской, алтайской, палеоазиатской, кавказской и китайско-тибетской семьям. Такое многообразие объясняется множеством исторических и геополитических факторов, а также особенностями хозяйственного освоения приенисейского региона. По данным «Этноатласа Красноярского края», нерусское население проживает во всех без исключения городах и районах Красноярья. В более чем половине из них удельный вес национальностей не превышает 10%, еще в 23 городах и районах данный показатель колеблется от 10 до 20%. В Норильске, Казачинском и Тунгусско-Чунском (ЭАО) районах доля нерусского населения находится на уровне 20—30%, в Дудинском муниципалитете (ТАО), Байкитском (ЭАО) и Пировском районах — в пределах 40—50 %, в Хатангском районе (ТАО) достигает 65%, а в Усть-Енисейском районе того же округа — 74%. [Этноатлас // http://www.krskstate.ru/society/nations].

Языки Красноярского края относятся к различным функциональным (социальным) типам. Они различаются:

а) по стадиям исторического развития: национальные (русский, армянский, грузинский, китайский и др.), языки народностей (хакасский, бурятский, чувашский, чеченский и др.) и племенные языки (ненецкий, кетский, нганасанский, мелетский (чулымский) и мн. др.);

б) по времени бытования на территории региона: языки коренных народов Красноярского края (нганасанский, ненецкий, долганский, эвенкийский, энецкий, кетский, мелетский, селькупский, якутский, хакасский); некоренные языки (все остальные). Последние можно подразделить на старожильческие диаспорные языки (украинский, белорусский, польский, эстонский и др. языки, использующиеся на территории Красноярского края более 100 лет, т.е. являющиеся средством общения 4 – 5 и более лингвистических поколений); новосельческие диаспорные языки (кабардинский, чеченский, армянский, азербайджанский, молдавский, сербский и мн.др., получившие распространение в ХХ - XXI веке). Особое место среди некоренных языков занимает повсеместно распространенный с XVII в. русский язык;

в) по отношению к исконному ареалу распространения: автохтонные (нганасанский, кетский, мелетский, энский); коренные языки Сибири и Дальнего Востока, исконный ареал которых находится за пределами Красноярского края (тувинский, бурятский, алтайский, шорский, хантыйский, эвенский, манси, нанайский, тофаларский и нек. др.); местные (например, долганский язык в Хатангском районе Таймыра – язык устного общения долган, ненцев и нганасан; якутский в пос. Ессей Эвенкийского муниципального района – язык устного неофициального общения внутри этнических групп якутов, долган и эвенков); языки, исконный ареал которых находится далеко за пределами Красноярского края (все остальные);

г) по правовому статусу: государственный язык, язык межнационального общения, мировой (русский), титульные региональные языки (эвенкийский, ненецкий, долганский); д) по наличию-отсутствию письменности и степени стандартизованности: старописьменные, литературные: русский, грузинский, армянский, китайский и др.; младописьменные, имеющие литературную форму (азербайджанский, татарский, таджикский, хакасский, якутский и др.); младописьменные, слабо стандартизованные (эвенкийский, кетский, селькупский, табасаранский, лакский и нек. др.). Алфавиты автохтонных чулымского (мелетского) и энского языков были разработаны лишь в начале XXI в.;

е) по конфессиональному статусу: апостольские (церковнославянский, классический арабский, иврит); неапостольские (все остальные); среди последних можно выделить группу новых конфессиональных языков (русский, армянский и др.).

ё) по коммуникативной мощности: язык с большим числом носителей (русский). Согласно последней переписи населения, он является родным для 2 604 005 человек, что составляет 89,53% от общей численности населения Красноярского края. К этому числу следует прибавить также количество вторичных носителей (т.е. большинство нерусского населения края, которое использует русский как язык межнационального общения и государственный язык страны); языки, насчитывающие от 10 до 40 тыс. носителей (татарский, азербайджанский, армянский); языки, насчитывающие от 1 до 5 тыс. носителей (долганский, ненецкий, цыганский, таджикский, осетинский и др.); языки с малым числом носителей, от 100 до одной тысячи человек (селькупский, энский, нганасанский, кетский, туркменский, аварский, кумандинский и др.); языки со сверхмалым числом носителей (семейные языки): хантыйский и корякский – около 10 носителей; тофаларский – 8 носителей; негидальский – 2 носителя и нек. др.).

ж) по учебно-педагогическому статусу: язык всех видов обучения (русский); неродной язык, изучающийся как учебный предмет (английский, немецкий, французский, испанский); родной язык, изучающийся как учебный предмет в средней школе и/или профессионально-технических и медицинских колледжах (нганасанский, ненецкий, кетский, эвенкийский, татарский, энецкий, селькупский, якутский, эстонский); родной язык, изучающийся в воскресных и вечерних школах, на курсах (иврит, армянский, азербайджанский, финский, польский, немецкий и др.).

В настоящее время в Красноярском крае (без учета северных округов) функционирует 19 общеобразовательных школ с этнокомпонентом; в семи школах преподается кетский язык, в четырех — татарский. По одной сельской школе име­ют латыши, немцы, селькупы, тувинцы, эвенки и эстонцы. В средней школе № 6 Красноярска дети изучают польский, латышский, литовский, эстонский и немецкий языки. Немецкий этнокомпонент используется также в лицее № 6 краевого центра. В трех школах Красноярского края созданы мононациональные цыганские классы начального образования. [Национальные образовательные учреждения // http://www.krskstate.ru/society/nations/nationunions/nationeducat].

Мажоритарным языком в Красноярском крае является русский, который используется во всех сферах коммуникативного пространства. По своим статусным характеристикам он превосходит другие (миноритарные) языки региона. Будучи международным и государственным языком, русский служит также средством межнационального общения, выполняя миссию языка-посредника, приобщая многочисленные народы края не только к русской, но и мировой культуре.

На втором месте по сферам использования - языки коренных народов Красноярского края и язык сибирских татар (43 795 чел.). Последние проживают как компактно (Енисейский и Тюхтетский районы Красноярского края), так и в рассеянии. Эти языки используются в сфере семейного общения, бытового общения внутри диаспоры, в производственной и социокультурной сферах, в учебном процессе. Например, в Дудинском педагогическом колледже преподается пять языков (эвенкийский, долганский, ненецкий, энецкий и нганасанский). В дудинке каждую среду выходит газета «Таймыр», где на нганасанском, долганском, ненецком, энецком языках печатается страничка (из расчета 1 раз в месяц на каждом из языков). Ежедневно с 19.10 до 20.00 по радио передаются новости на 4 коренных языках Таймыра. Каждую субботу в 11.10 телевидение транслирует выпуск новостей на ненецком языке (30 мин.). Долганский, нганасанский, ненецкий и энецкий, эвенкийский языки широко используется в сфере традиционной хозяйственной деятельности (среди членов промысло­вых бригад). Родные языки коренных малочисленных народов Красноярского края использу­ется в детских садах, расположенных в поселках, где основное население составляет коренное население. В настоящее время разработаны программы изучения коренных языков и составлены соответствующие учебники. В школах национальный язык преподают выпускники Ленинградского государственного педагогического института им. А. И. Герцена, а также Дудинского педагогического колледжа. В последние годы в северных районах Красноярского края получил распространение опыт создания летних оздоровительных этнокультурных лагерей (например, лагеря-стойбища близ фактории Суринда в Эвенкии). Важнейшей задачей кочевых школ являются обеспечение: свободного общения на родных языках малочисленных народов Крайнего Севера. Это вынужденная мера, поскольку число молодых людей, не владеющих языками своих предков, постоянно увеличивается. Все языки коренного населения Красноярского края находятся в «зоне риска». Особенно заметен процесс перехода коренных народов Красноярского края на русский язык в крупных населенных пунктах, где русские и русскоязычные составляют большинство. Так, по данным аспиранта КГПУ им. В.П. Астафьева А.Г. Лукьяненко, из 750 эвенков, проживающих в Туре, 426 человек родным языком назвали русский.

Язык общения эвенков в разных ситуациях в пос. Тура (в %)

Язык

общения


Эвенкийский язык

Эвенкийский и русский язык

Только

русский язык



Дома

9,7

39,2

51,1

С друзьями

8,2

27,3

64,5

На производстве

-

-

100

Степень владения языками в пос. Тура (в %)




Владеют свободно

Владеют с некоторыми затруднениями

Понимают, но не говорят

Не владеют

Русским

100

-

-

-

Эвенкийским

41,7

25,5

10,2

22,6

[Лукьяненко, 2008]

Некоторые из представителей коренных малочисленных народов Красноярского края в повседневной разговорной речи используют языки народов-соседей. Особенно это характерно для носителей автохтонных языков.
Основной разговорный язык энцев в местах их компактного проживания (2002,%)

НП

Основной разговорный язык*

Энецкий

Ненецкий

Русский

Нганасан як

Воронцово

Потапово


Др. села

Город


9,3

11,1


15,2

3,5


11,6

-

43,5



3,5

88,4

97

70



98,2

- -

- -


2,2 -

- 1,8

Этнолингвистические исследования, проведенные на Таймыре проф. В.П. Кривоноговым, свидетельствуют, что в различных сферах общения и в разных коммуникативных ситуациях нганасаны используют родной язык своего этноса, а также русский и долганский языки. Употребление нганасанами основных языков региона в различных ситуациях (2004, %)


  1. Каталог: get
    get -> Какие виды работ необходимо провести при разведке месторождений полезных ископаемых
    get -> 8-10 сентября 2008 года в Перми прошел Второй Всероссийский симпозиум «Актуальные проблемы компьютерного моделирования конструкций и сооружений»
    get -> Основной балл Доп балл за рассуждение
    get -> Результаты шестого этапа «Архитектура и поэзия»
    get -> 1. общая пояснительная записка раздел 1
    get -> До 19 июня 1990 года «Рига», тяжелый авианесущий крейсер проекта 1143. 6
    get -> График проведения этапов Мероприятие вуз (Место проведения) Февраль


    Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал