В. М. Сергеев и Е. С. Алексеенкова



страница1/4
Дата12.09.2017
Размер0,59 Mb.
  1   2   3   4



Становление государства и модели инновационного развития.

В.М. Сергеев и Е.С. Алексеенкова


В современной глобальной системе международного разделения труда все больше и больше обостряется конкуренция между различными моделями экономического развития, а положение государства на международной арене становится все более зависимым от его общей конкурентоспособности. Однако использование этого популярного в современной российской (и глобальной) политической риторике «магического» термина «конкурентоспособность» не всегда сопровождается адекватным пониманием его содержания. Тем не менее очевидно, что конкурентоспособность государства определяет эффективность его , как интегратора нации, особенно в современную эпоху, когда так много государств можно считать несостоявшимися, и напрямую зависит от структуры и эффективности его инновационной системы. Именно инновационная система государства обеспечивает ему возможность занять определенную нишу в системе международного разделения труда и приобрести определенный вес и статус в системе международных отношений, а также обеспечить высокий уровень благосостояния населения.
Современная российская политическая элита поставила задачу формирования международной конкурентоспособности России на первый план еще в 2004 году1, большое значение в современном политическом дискурсе занимает также проблема создания национальной инновационной системы. Однако прежде всего для того, чтобы адекватно оценить перспективы формирования российской инновационной системы, представляется необходимым исследовать существующие модели экономической модернизации и типы национальных инновационных систем, эту модернизацию обеспечивающих. В этой работе мы попытаемся создать некую типологию моделей инновационного развития и проанализировать национальные условия, способствовавшие выбору той или иной модели, чтобы затем исследовать возможное направление развития российской национальной инновационной системы. Однако прежде чем переходить непосредственно к анализу национальных моделей, рассмотрим общую структуру инновационных систем, то есть совокупность и взаимодействие тех блоков, без которых инновационная система не в состоянии функционировать. Хотелось бы подчеркнуть, что в данном разделе мы не говорим о какой бы то ни было конкретной национальной инновационной системе2. Все национальные инновационные системы во многих деталях довольно сильно отличаются друг от друга, здесь же мы стремимся выявить их общие черты, необходимые для нормального функционирования любой такой системы:

  1. Креативный блок, или блок порождения знания (университеты, научные институты, отдельные специалисты, работающие как частные лица, сложные социальные сети неформально взаимодействующих между собой коллег из разных институтов и университетов).

  2. Блок трансфера технологий. Новая идея, являющаяся результатом креативного мышления, как правило, не может быть немедленно пущена в производство. Мир научных идей и мир технических приложений и технологий отделены друг от друга огромной пропастью, перешагнуть через которую можно, только обладая чрезвычайно специфическим набором знаний и компетенцией. Серьёзнейшей трудностью во взаимодействии между автором научной или технической идеи и покупающими её предпринимателями является упоминавшаяся нами в предыдущей статье3 асимметрия знания. Необходим, таким образом, посредник между автором и потребителем, каким бы он не был. Посредник, который с одной стороны, максимально ликвидирует асимметрию знаний между продавцом и покупателем, выступая в качестве своего рода переводчика при объяснении трудности процесса, не очень удачно называемого «передача технологий», с другой стороны - обеспечивая для продавца определённую степень уверенности в качестве приобретаемого продукта. Естественной формой посредничества между автором и покупателем оказываются некоммерческие фонды, работающие примерно по такому же принципу, как фонды, обеспечивающие выдачи грантов на научные исследования. Фактически, некоммерческие фонды такого типа формируют сетевую среду, обладающую очень широкими сетевыми связями, способными обеспечить контакты автора в самых неожиданных областях, где его креативные идеи могут потребоваться.

  3. Финансирование производства. Идея должна пройти целый ряд трансформаций для того, чтобы стать коммерческим продуктом, она должна пройти фазу инженерной разработки, изготовления макета, изготовление опытного производственного образца. Для трансформации макета в опытный образец необходимы поиски внешнего финансирования.

Можно выделить четыре типа финансирования такого рода.

а. Автор идеи или поддерживающее его учреждение создают компанию по производству нового продукта и берут банковский кредит, который они должны вернуть через оговоренное время. Это довольно опасный для инициаторов нового производства способ финансирования. Риски производства нового продукта чрезвычайно велики. Это заставляет банки очень осторожно относиться к финансированию любых инновационных продуктов и назначать высокий банковский процент, что делает инновационную деятельность, основанную на банковском финансировании, предприятием малопривлекательным.

б. Следующий вариант – это попытка продать инновацию одной из крупных фирм, уже производящих сходный продукт, что лишает исследователя определенной степени автономии.

в. Венчурное финансирование. Венчурная компания, внимательно изучив предлагаемую инновацию, на основе тщательно составленного инноватором бизнес-плана, обычно создаёт предприятие, руководителем которого становится инноватор на условиях полного контроля за его деятельностью со стороны венчурной компании. В то же время венчурная компания чрезвычайно внимательно следит за выполнением бизнес-плана и уровнем обещанных этим бизнес-планом прибылей, и в тех случаях, когда бизнес-план не выполняется, или возникают сомнения в дальнейшей успешности менеджмента, пользуясь правами контроля над предприятием, просто продать его. Основные преимущества инноватора, обратившегося за помощью к венчурной компании, состоят в том, что с помощью венчурных денег он оказывается в состоянии аккумулировать значительную часть сверхприбылей, возникающей из-за инновационности предлагаемого продукта, и выйти из игры, сохранив за собой эти прибыли, в тот момент, когда производство превращается в рутинную деятельность. За период 1995 – 2000 гг. инвестированный венчурный капитал увеличился в США с $ 4,6 млрд до $103,2 млрд, в Великобритании – с $19 млн до $2,9 млрд, с $21 млн до $1,7млрд – в Японии, с $13 млн до $ 1,2 млрд – в Германии, с $ 8 млн до $ 1,1 млрд - во Франции, с нуля до $560 млн. и $ 217 млн. в Швеции и Финляндии соответственно4.



  1. Инновационное производство. Наиболее естественными представляются две альтернативы. Первая – это интегрировать это производство в уже имеющиеся производственные фонды одной из крупных фирм, используя преимущества вертикальной интеграции, в своё время отмеченные Вильямсоном: уменьшение трансакционных издержек за счёт отсутствия необходимости организации самостоятельного менеджериального комплекса – бухгалтерии, учёта кадров и т.д. Другим вариантом является организация самостоятельного нового предприятия, где производственные трансакционные издержки минимизируются именно за счёт его небольшого размера.

  2. Воспроизводство кадров. Подготовка научных и технических, вообще говоря, инновационных кадров (это касается и проблемы образования для инновационных менеджеров) не может вестись бессистемно. Подготовка таких специалистов должна состоять из связанных между собой этапов совершенствования знания и компетенции, сопровождающихся очень разумным и осторожным отбором, так как далеко не все экстраординарные дарования раскрываются рано. Особое значение помимо университетов, ориентированные на подготовку специалистов в области фундаментального и прикладного знания, и специализированных учреждений по формированию научной элиты, наподобие институтов высших исследований, имеет создание национальных инженерных школ, при этом следует обратить внимание на то, что деятельность в области инженерных разработок, как правило, имеет ярко выраженные национальные особенности.

Итак, мы рассмотрели ряд общих структурных закономерностей инновационных систем. Однако необходимо отметить, что данные принципы организации и функционирования инновационных систем могут в значительной мере различаться как в зависимости от национальных ресурсов, задач, которые ставит перед собой руководство страны, социокультурных параметров общества, стиля национального менеджмента, так и в зависимости от модели инновационного развития, выбранной руководством того или иного государства.

Представляется возможным выделить три таких базовых модели инновационного развития.



Модели инновационного развития

Итак, первую модель, которую мы хотели бы рассмотреть, можно назвать «традиционной» моделью, которая представлена в основном странами евро-атлантического региона. Это модель полного инновационного цикла – от формирования инновационной идеи до массового производства готового продукта. Как правило, эта модель включает в себя все компоненты структуры инновационной системы: фундаментальную и прикладную науку, исследования и разработки (R&D), производство опытного образца и массовое производство, а также различных типов структуры экспертизы, финансирования и воспроизводства кадров. Теперь рассмотрим непосредственно некоторые примеры инновационных систем данной модели инновационного развития.


Национальная инновационная система США5

Основой национальной инновационной системы США является примерно 150 первоклассных университетов, значительная часть из которых занимает первые места в мировых рейтингах. Но даже среди этой совокупности блестящих высших учебных заведений выделяется так называемая Айвилиг – Гарвардский университет, Йельский университет, Колумбийский университет, университет Беркли, Стендфордский университет, Массачусетский технологический институт и ряд других столь же блестящих университетов, числом около двадцати. Тем не менее ни в коем случае не стоит сбрасывать со счёта университеты штатов, не имеющих, быть может, столь же блестящей репутации и такого количества нобелевских лауреатов в числе своих профессоров, но тем не менее очень крупных по размеру и дающих очень существенный вклад в научное развитие, такие как университет Минессоты (одного из самых больших по числу студентов университетов США), Висконсинский университет, и др. Именно в университетах США сосредоточена основная масса исследований в области фундаментальной науки, значительная часть прикладных исследований. Университеты США являются чрезвычайно богатыми общественными институтами, обладающими громадными земельными владениями (что, собственно, и является основой их безбедного существования за счёт ренты), очень значительными финансовыми фондами, постоянно пополняемыми богатыми выпускниками, не теряющими связей с родным университетом. Не смотря на то, что частные университеты, в отличие от университетов штатов, берут весьма значительные деньги за обучение, отнюдь не плата за обучение является основой их существования этих гигантских научных центров. Университетские исследователи, конечно, получают гранты, как от правительства США, так и от различных фондов, но размеры грантов также не являются решающим вкладом в исследовательскую деятельность университета. В США регулярно проводятся рейтинги университетов, расставляющие их по значимости, кроме того, рейтинги проводятся среди однопрофильных факультетов различных университетов. Так, скажем, Сиракузский университет, занимавший в начале XXI века общее место где-то в третьей десятке, имел лучшую в США школу государственного управления. Такое рейтингование чрезвычайно важно для привлечения студентов, и университеты прикладывают много сил для того, чтобы привлечь к преподаванию лучших профессоров и использовать новейшие методы обучения. Помимо университетов, в США фундаментальной исследовательской деятельностью занимаются Институты высших исследований. Их немного, это институты в Принстоне, в Лос-Анджелесе, Санта-Фе, и ещё в небольшом количестве мест, основной задачей которых является подготовка кадров высшей квалификации, уже после защиты докторских степеней, путём организации сотрудничества стажирующихся в этих институтах специально отобранных талантливых исследователей со звёздами мировой науки, работающих в этих институтах на постоянной основе, либо приглашенных на несколько месяцев. Так, Эйнштейн и фон Нейман были сотрудниками Принстонского института высших исследований, Мюррей Гелл-Манн, автор теории кварков – постоянный сотрудник института в Санта-Фе, такие примеры естественно можно существенно умножить.

Следующей особенностью национальной инновационной системы США является Национальные лаборатории, по сути дела огромные институты с тысячами сотрудников, занятые каким-либо одним чрезвычайно важным направлением прикладной науки. Так, Лос-Аламосская лаборатория была местом создания атомной бомбы. Помимо этого, в США существует огромное количество частных исследовательских корпораций, из которых, пожалуй, наиболее известной является Рэнд-корпорайшэн. Эти, как их называют, «мыслительные танки», обслуживают интересы американских государственных ведомств, а так же частных компаний, занимаясь как фундаментальными, так и прикладными исследованиями на коммерческой основе. Трансфер технологий в США осуществляется в основном либо из университетов в промышленность с помощью венчурных компаний, о которых уже говорилось выше, либо путём создания внутри самих компаний крупнейших исследовательских подразделений, такими подразделениями обладают практически все наиболее известные компании. А такие научно-исследовательские подразделения, как лаборатория Белл Телефон Компани, числятся среди лучших в мире в своей области. Именно этой лаборатории принадлежат крупнейшие успехи в создании теории информации и развитии новейших средств связи.

Характеризуя в целом национальную инновационную систему США, следует особо подчеркнуть решающую роль университетов. Несмотря на огромные заслуги Национальных лабораторий, относительно недавно всерьёз обсуждалась возможность их закрытия или серьёзное сокращение их государственного финансирования. Важнейшей особенностью американских университетов является их способность за счёт очень высокого уровня зарплат привлекать лучших профессоров со всего мира, а следовательно, и лучших студентов, многие их которых остаются в США на постоянной основе и получают американское гражданство. Следует отметить, что в настоящий момент очень значительная часть как профессоров, так и студентов американских университетов в области естественных наук и компьютерных исследований являются выходцами из Китая и Индии, а огромное количество профессоров математики – выходцами из России, что и породило известную шутку о том, что американский университет – это место, где профессора из России учат китайских студентов. Такая структура национальной инновационной системы делает США практически полным гегемоном в большинстве областей знания и позволяет сконцентрировать им у себя специалистов, добивающихся самых высоких научных, технических и технологических достижений. В этом смысле национальная инновационная система США не меньший из факторов влияния США в мировой политике, чем американские вооружённые силы.
Национальные инновационные системы больших

западноевропейских стран

Рассмотрим ещё один тип инновационных систем, выработанный в больших европейских государствах с длительной интеллектуальной и научной традицией (Великобритания, Германия, Франция, Италия). Этот случай показывает, что размер значит довольно много. Все четыре упомянутые страны в разное время претендовали на роль великих европейских держав, а две из них являются таковыми и по сей день. Размер международных претензий, безусловно, сказывался на характере научно-технической деятельности, которая в условиях постоянных военных конфликтов на континенте была в очень значительной степени ориентированна на прикладные и военные инновации. После второй мировой войны эти страны, попавшие под американский ядерный зонтик, значительно изменили направление научено-технической деятельности, пытаясь сконцентрироваться на относительно дешевых способах получения высокоценной научно-технической информации, особенно в этом преуспела Великобритания, отказавшаяся от дорогостоящих вложений в исследования по ядерной физике, за исключением непосредственной связанных с производством ядерного оружия. Благодаря усилиям сэра Уильяма Брегга в Кевендишской лаборатории основными направлениями были выбраны радиоастрономия и биологические свойства высокомолекулярных веществ, что и в том и в другом случае привело к научным открытиям исключительной важности, созданию двух фундаментальных научных дисциплин, астрофизики и молекулярной биологии, и получению значительного числа Нобелевских премий. Во всём остальном британская инновационная система, сконцентрированная вокруг небольшого числа университетов экстра-класса (Оксфорд, Кембридж, Лондонский университет) копировала инновационную систему США. Примерно по той же схеме после войны были преобразованы инновационные системы ФРГ и Италии, не добившиеся успехов, сколько-нибудь сравнимых с довоенными. Франция пошла своим путём, сконцентрировав в основном фундаментальные исследования (за исключением математики) во французском эквиваленте нашей Академии наук под названием CNRS (Национальный центр научных исследований). Математические исследования были в основном сосредоточены в Эколь Нормаль, и в нескольких крупных университетах, прежде всего в Нанси и Сорбонне.


Инновационные системы малых развитых европейских стран

Основной чертой инновационных систем малых высокоразвитых европейских стран является исключительно высокий уровень фундаментальной науки, финансируемой преимущественно государством. Такие страны, как Швеция, Нидерланды, Дания, Швейцария, Финляндия имеют всемирно известные университеты, тщательно выбирающие направления исследований, которые эти университеты действительно способны поднять на мировой уровень.

В Швеции6 это математика и классические исследования в Уппсале и Лунде, экономика в Уппсале и Стокгольмской школе экономики, компьютерные исследования в Линчопинге, биологические и медицинские исследования в Каролингском институте, новые технологии и проблемы городского планирования в Королевском технологическом институте в Стокгольме.

В Нидерландах - это физика; право, экономика , классические исследования и востоковедение в Лейдене, экономика и проблемы энергетики - в Гронингине; административное управление и история науки - в университете Амстердама.

Далее мы рассмотрим преимущественно инновационные системы Швеции и Нидерландов, но их наиболее характерные черты присущи также и другим малым развитым европейским странам - Дании, Швейцарии, Финляндии.

В Швеции и Нидерландах большую роль играют национальные академии наук. Особенно заметна эта роль в Швеции, где Академия выполняет, по существу, исключительно важную международную роль, присваивая через Нобелевский комитет Нобелевские премии в области науки, и тем самым не только оказывая непосредственное влияние на формирование направлений мировой фундаментальной науки, но поддерживая очень высокий престиж шведской науки.

В обоих странах значительную роль играют Институты Высших исследований - в Швеции в Уппсале, в Нидердандах- в Вассенаре. Эти институты, также как их прообраз в Принстонe (США), не только обеспечивают подготовку кадров высшей квалификации в области фундаментальной науки, но и обеспечивают постоянное взаимодействие между международной научной элитой и наиболее талантливой молодежью тех стран, в которых эти институты расположены.

Высокий уровень фундаментальной науки позволяет поддерживать очень высокий уровень преподавания в ведущих университетах7.

Прикладные исследования в Швеции и Нидерландах обеспечиваются преимущественно за счет грантов и совместных проектов с крупными транснациональными корпорациями - Shall и Fillips в Нидерландах, Volvo, Eriksson - в Швеции. Но в финансировании исследований и разработок активное участие принимают и малый, и средний бизнес.

Большое значение имеют также региональные проекты в области высоких технологий, использующие в качестве образца Силиконовую долину в США - Энергетическая долина в Гронингене (Нидерланды), основной целью создания которой является разработка энергосберегающих технологий и альтернативного углеводородам топлива8. В Швеции в Линчопинге по той же схеме сосредоточены исследования, технопарки, венчурные предприятия в области компьютерных технологий и телекоммуникации.

Сходные схемы построения национальных инновационных систем – мощная фундаментальная университетская наука по ограниченному числу направлений, поддерживаемая государством, поддержка бизнесом прикладных исследований и разработок и региональная концентрация усилий в области науки и технологий – используется в Дании, Финляндии, Швейцарии. Важно отметить, что именно эти страны лидируют в рейтингах мировой конкурентоспособности национальных экономик.

Стоит также отметить, что вопреки всем ожиданиям, современное технологическое развитие Ирана очень хорошо вписывается в традиционную евро-атлантическую модель инновационного развития, что должно, видимо, привести в ближайшем будущем к переоценке его международной роли.

Индия же, напротив, не пытается копировать классический евро-атлантический путь развития, а подстраивается под ту модель, которая развивается в Европе на данный момент – то есть не встраивать полные высокотехнологичные производственные циклы, а развивать «знаниеемкие» отрасли типа софтвера.
Национальные инновационные системы Восточной Азии

Вторая модель инновационного развития значительно отличается от «традиционно» модели и представлена в основном странами Восточной Азии: Японией, Южной Кореей, Гонг-Конгом, Китаем. В восточно-азиатском инновационном цикле, как правило, отсутствует компонент фундаментальной и частично даже прикладной науки. Эти инновационные модели, как правило, ориентированы на экспорт высоко-технологической продукции, при этом заимствуя сами технологии у стран «традиционной модели». Наиболее ярким примером данной модели инновационного развития является Япония.



Национальная инновационная система Японии

При всей мощи японской экономики национальная инновационная система Японии в значительной мере отстаёт от национальной инновационной системы США, и сконцентрирована на совершенно других направлениях9. Исследовательская роль университетов в Японии значительно менее важна по сравнению с ролью исследовательских лабораторий крупнейших японских корпораций, что объясняется тем фактом, что в целом национальная инновационная система Японии не слишком сильно ориентирована на фундаментальное знание. В центре внимания находится технические инновации и новейшие технологии. Курьёзным примером явной нехватки фундаментального знания для решения выдвинутых японским обществом фундаментальных задач был провал программы компьютеров пятого поколения в 80-х годах XX века, когда выделенные огромные средства на создание компьютеров, призванных свободно читать и понимать тексты на естественном языке, не удалось реализовать даже в сколько-нибудь существенной части из-за непонимания создателями программы роли фундаментальных наук, прежде всего лингвистики и когнитивных исследований. В то же время Япония, начавшая в 50-х годах XX века ориентироваться в области технологии на закупку иностранных патентов, в сочетании с большими успехами в развитии прикладной инженерной мысли, сумела быстро добиться исключительных успехов сначала в области бытовой электроники, а затем автомобилей, вытеснив из этих сфер даже американские кампании на их родине. В настоящий момент Япония продолжает концентрироваться на прикладных инженерных разработках с эффективным коммерческим выходом, постепенно развивая вместе с этим новейшие физические исследования в области полупроводниковых материалов и нанотехнологий.

Важнейшей особенностью национальной инновационной системы Японии является её ориентация на обеспечение высококачественных продуктов экспорта в высокотехнологической сфере. В то же время для непредвзятого наблюдателя очевидны серьёзные недостатки японской системы высшего образования, перегруженного зубрёшкой и не дающего достаточно возможностей для развития индивидуальной креативности в сфере фундаментальной науки. В то же время уникальная японская способность к неконкурентной кооперации, исключительно высокая аккуратность и ответственность исполнителей позволяет японцам создавать высокотехнологический продукт, предназначенный для широкого потребления, по существу не имеющий конкурентов в мире.
Альтернативная модель инновационного развития

Другая модель инновационного развития нашла применение в странах, не обладающих значительным потенциалом в области фундаментальной и прикладной науки, странах, где сельское хозяйство по-прежнему играет значительную роль в экономике, не отличающихся богатыми запасами сырья, технологии переработки или продажа которого могли бы стать основой национальной конкурентоспособности и т.д. Вследствие этого в инновационном цикле данных стран отсутствует блок фундаментальной и прикладной науки, а также практически отсутствует высокотехнологический цикл. Как правило, инновационная политика таких стран сосредоточена на заимствовании и распространении, а не на создании новых технологий; на развитии образования в области экономики, менеджмента, социологии и психологии труда, в обучении кадров для финансовой и банковской сфер; в развитии фрагментов легкой промышленности, креативной индустрии и рекреации. Большое внимание уделяется также взращиванию менеджмента для местных представительств крупных транснациональных корпораций, международных банков, международных политических структур и т.д. Однако необходимо отметить, что подобная переориентация инновационного развития с high-tech’a на high-hume позволяет этим странам добиться очень высоких темпов экономического роста. В качестве примеров такой модели инновационного развития обратим внимание на национальные инновационные системы Тайланда, Турции, Португалии, Чили и Иордании.


Национальная инновационная система Таиланда
Особый интерес для России представляет, на наш взгляд, развитие инновационной системы Таиланда10. Таиланд - относительно большая страна с преимущественно сельскохозяйственным населением и относительно низким уровнем урбанизации. Тем не менее в течение почти десяти лет- с середины 80-ых по середину 90-ых годов XX века страна была мировым лидером по темпам экономического роста, в отличие от Сингапура, Тайваня, Южной Кореи, Малайзии и Гонконга, не подражая японскому, а ориентируясь на собственный путь модернизационного развития. Именно характер этого оригинального пути развития и представляет, на наш взгляд, особый интерес для тех регионов России, которые либо оказались в стороне от бурного процесса формирования крупных образовательных институтов и высокотехнологического комплекса в советский период, либо подверглись существенной демодернизации в период постсоветских реформ.

Таиланд является одним из крупнейших в мире экспортеров сельскохозяйственной продукции и усиленно развивает инновационные способы менеджмента в этой сфере, добиваясь очень значительных результатов. Помимо этого Таиланд обладает исключительными возможностями в рекреационной сфере, являясь крупнейшим центром туристической индустрии. Правительство Таиланда усиленно поддерживает оба эти направления экономической деятельности, приносящие значительные доходы и обеспечивающие быстрый экономический рост. Еще одно преимущество Таиланда - древняя и чрезвычайно оригинальная культура, являющаяся сложной амальгамой из буддисткой, индуистской и конфуцианской культур. Нахождение на перекрестке цивилизаций способствовало появлению необычного и поражающего своими формами искусства и архитектуры и выработке высоких эстетических стандартов у населения страны. Эта особенность Тайской культуры в настоящее время интенсивно используется в инновационной деятельности - тайская мода активно продвигается а Европе (в таких крупнейших центрах высокой моды, как Милан). Иными словами, сейчас Таиланд делает основной упор в развитии не на High-Tech, а на High-Hume. Такая политика не означает, что не делается никаких усилий развивать высокие технологии (прежде всего это производство компьютеров и комплектующих к ним, а также сборка автомобилей), но возможности Таиланда в области высшего образования и науки пока еще ограничены. Тем не менее в 2003 г. в Таиланде создано активно работающее Национальное инновационное агентство, задачей которого является разработка стратегии инновационного развития и повышение конкурентоспособности экономики Таиланда.

На наш взгляд, наличие такого нового взгляда на инновационное развитие, которое можно наблюдать на примере Таиланда - весьма примечательное явление, и его значение не ограничивается регионом Юго-Восточной Азии - его влияние, бесспорно, будет иметь глобальный характер, особенно в период энергетического кризиса и борьбы за уменьшение индустриального влияния на климат земли.

Инновационная система Чили

Структура чилийской экономики значительно отличается от структуры экономик развитых стран. До сих пор сельское хозяйство составляет большую часть ВВП страны, причем его доля и дальше растет. Вплоть до 90-х гг. В Чили также успешно развивалась и была одним из экономических приоритетов добывающая индустрия (добыча медной руды), однако сегодня эта отрасль находится на спаде. А наибольшую актуальность для инновационного развития и наибольшую конкурентоспособность на мировой арене, напротив, приобрели такие отрасли как сельское хозяйство (экспорт фруктов и вина) и связанные с ним новые технологии переработки, лесное и рыбное хозяйства, сектор услуг, образование; особое внимание уделяется развитию средств коммуникации и транспорта, а также технологий телекоммуникации и технологий IT.

В вопросах развития фундаментальной науки наибольшее внимание чилийское правительство уделяет в первую очередь поддержке передовых национальных университетов, среди которых выделяются столичные Университет Чили и Университет Сантьяго де Чили, Католический университет и Технический Университет Федерико Санта Мария (г. Вальпараисо), Католический университет в г. Консепсьон. Научно-исследовательские центры данных учебных заведений охватывают половину всех  программ, реализуемых в масштабах страны. В последние два года  набирает обороты единственный в Чили Центр виноградарства и виноделия, действующий при Университете г. Талка (VIIрегион). Также приоритетное внимание уделяется деятельности таких правительственных организаций и учреждений как Чилийская комиссия по атомной энергии, Центр горнорудных и металлургических исследований и ряд НИИ, работающих в областях геологии, рыбоводства, лесного хозяйства, животноводства, изучения Антарктики.

В 2006 году в Чили был основан Национальный совет по инновациям. Подобно Тайланду, Чили в настоящий момент ориентируется не на производство, а на заимствование новых технологий и их распространение. Причем интересно отметить, что вплоть до 90-х гг. в инновационной политике Чили большое внимание уделялось фундаментальной и прикладной науке, но существовала большая проблема с организацией процесса передачи технологий. Сейчас же больший акцент делается именно на внедрении технологий, хотя проблема по-прежнему в значительной мере еще не решена. В настоящее время некоторые университеты Чили стали создавать (специально с целью ликвидации разрыва между наукой и производством) при себе структуры, задачей которых является коммерциализация инноваций, поиск финансирования производства, поиск покупателя и т.д.

Тем не менее с 2000 г. практически вдвое в Чили увеличились затраты на научно-технические исследования и составили 1% ВВП (примерно 500 млн $). Однако на сегодняшний день Чили по-прежнему значительно отстает по уровню финансирования R&D от стран с эквивалентным ВВП.

Большая часть научных исследований в Чили ведется университетами при поддержке государства, хотя в последнее время промышленные структуры стали поддерживать в том числе и финансово создание собственных лабораторий и институтов. Хотя частный сектор экономики по-прежнему мало участвует в инновационном процессе. В настоящее время на рассмотрении чилийского Нацконгресса находится законопроект о создании Инновационного фонда, формируемого за счет средств из госбюджета и денежных поступлений от физических и юридических частных лиц, местных и международных организаций. Документ предусматривает возможное создание финансово-промышленных групп со смешанным капиталом.

Тем не менее, очевидно, что приоритетом Чили становятся отрасли сельского хозяйства, туризм, high-hume, а также телекоммуникации и технологии связи.

Инновационная система Турции

Турция на сегодняшний день пока не стоит в ряду стран, отличающихся наибольшей инновационной продуктивностью национальной экономики. Тем не менее предпринимаемые турецким правительством серьезные усилия по созданию национальной инновационной системы могут представлять особый интерес для России как с точки зрения выбранных Турцией приоритетов экономического развития, так и как пример довольно эффективной структуризации инновационной системы.

Интересно отметить, что Турция и Тайланд оказались в десятке стран-лидеров по количеству своих студентов, обучающихся в ВУЗах США в 2000-2001 году, наряду с Китаем, Индией, Японией, Кореей, Тайванем, Канадой, Индонезией и Мексикой. Количество турецких студентов при этом составило 15 тыс. человек и их обучение принесло экономике США 824 млн долларов США.

Показатели Турции в области науки пока не высоки. В Турции довольно невелико количество обучающихся в аспирантуре (Ph.D.) – один кандидат наук на 34000 человек населения по сравнению с 1:5000 в странах OECD. При этом примерно 38% закончивших аспирантуру являются специалистами в области математики, естественных наук и инженерного дела. Однако количество выпускников в области информатики (всех типов - от бакалавра до кандидата наук) составило в 2001 г. всего 5309 чел. или 0,08 чел. на 1000 чел. населения. Соответствующие цифры в России - одной из ведущих стран в этой области – составили 100000 чел. или 0,67 чел. соответственно. Однако в Турции очень быстро и эффективно развивается система дистанционного образования, что позволило им в 90- е гг. и позволяет сейчас довольно быстрыми темпами повышать образовательный уровень населения.


В настоящее время Турция активно работает над сознанием собственной полноценной национальной инновационной системы. Еще в 1963 году в Турции был создан Совет по науке и технологиям Турции (TUBITAK), подотчетный напрямую премьер-министру, который (Совет) и по сей день является центральной организацией, отвечающей за научные исследования и технологическое развитие в соответствии с национальными задачами. Совет наделен большими полномочиями в инновационной сфере – от формирования общей научно-технологической и инновационной политики , до грантового финансирования, поиска молодых талантов и публикации ведущих научных журналов и монографий. Внутри Совета существуют 8 грантовых комитетов, распределяющих финансирование. Причем, интересно отметить, что данные комитеты состоят из ведущих специалистов Турции в соответствующих областях науки, и таким образом выполняют одновременно и функции инновационной экспертизы, т.е. минимизируют асимметрию знания. Кроме того, в рамках TUBITAK создана национальная академическая сеть, документационный центр, а также ряд лабораторий. Совет также выполняет функции организатора стажировок, обменов, олимпиад и других видов поддержки молодых исследователей.

При Совете также в 1991 г. был создан неправительственный некоммерческий Фонд технологического развития Турции (TTGV), целью которого является финансирование R&D в частном секторе экономики, поскольку сам Совет занимается преимущественно финансированием в академической сфере. TTGV обеспечивает около 50% бюджета на R&D в индустриальной сфере и финансирует проекты бюджетом не более 2 млн.долларов сроком не более чем на 24 месяца. Важно отметить, что в основном большая часть проектов, финансируемый Фондом, относится к сфере телекоммуникаций и электроники, которые относятся к списку приоритетных направлений, способствующих формированию национальной конкурентоспособности. 73% проектов, поддерживаемых TTGV, являются инициативами малого и среднего предпринимательства. Однако по сравнению с другими странами, R&D в Турции по-прежнему очень страдают от недофинансирования. За период с 1990 по 1999 г. финансирование R&D фактически удвоилось с 0,32% до 0,63 % ВВП, но по этому показателю Турция очень сильно отстала от Кореи (2,8%), от среднестатистического показателя - 2,4% - для стран с высоким уровнем доходов, и даже от 1,1% ВВП в Сингапуре. Причем 61,1% вкладов в R&D достаются университетам, и по этому показателю Турция занимает второе место после Чили (66,9%), в то время как в странах OECD этот показатель составляет всего 15-20%. По количеству научных публикаций Турция сделала значительный рывок вперед (их количество увеличилось в 15 раз за период с 1980 по 2001 г.) и переместилась с 44 на 25 место в мире. Однако из-за общей макроэкономической ситуации венчурные фонды по-прежнему остаются не очень развитыми, а бизнес считает вклады в инновации инвестициями с очень высокой степенью риска.

В Турции также было создано 12 технопарков и зон технологического развития, целью которых является усиление кооперации между университетами и производством. Внутри таких технопарков и технологических зон формируются особые условия труда, законодательной и финансовой поддержки для исследователей и компаний. Помимо этого прилагаются также и иные усилия для улучшения взаимодействия между исследовательскими центрами и компаниями-производителями, как, например, 30%-ное увеличение финансирования в случае, если проект осуществляется совместно университетом и компанией-производителем. Также создаются Центры развития технологий (инкубаторы) (их уже 11 в стране, в том числе есть и частные), целью которых также является сокращение разрыва между университетами и бизнесом. Многие университеты также начинают создавать при себе специальные центры экспертизы.



Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница