В начале была катастрофа



страница1/4
Дата24.10.2016
Размер0.73 Mb.
  1   2   3   4
Глава 1. В начале была катастрофа

Вернее, в начале был Иммануил Великовский. Еще точнее: в начале немецкой исторической аналитики (около 1980 г.) стоял этот по-разному оцениваемый и по сей день незаурядный автор. Именно он, вернее его книги, открывшие с 1950 г. дорогу так называемому неокатастрофизму, послужили отправной точкой и методологической базой для немецких критиков историографии и хронологии.

Российская школа критики хронологии и истории отличается склонностью к статистическим расчетам и к учету естественно-научных аргументов, к анализу старинных карт и древних технологий (это не значит, что российские критики хронологии не используют всей палитры доступных им гуманитарных аналитических средств). В отличие от нее, соответствующая немецкая школа, а в какой-то мере и английская и американская, в большей мере опираются на методы анализа гуманитарных наук, а в своем естественнонаучном анализе исходят из положений, не учитываемых ни Морозовым, ни Фоменко, ни Носовским и Фоменко, ни большинством остальных постсоветских авторов данного направления: теории катастрофизма (= теории природных катастроф, не путать с теорией катастроф в математике).

Эта теория утверждает, что Земля сравнительно часто подвергается природным катастрофам не только локального, но и общепланетарного (глобального) масштаба, имеющим – в отличие от локальных катастроф, даже самых разрушительных - внеземное, галактическое происхождение. В качестве модели для таких всеземных катастроф может служить всемирный потоп, вызываемый падением на Землю, в ее мировой океан, астероида или ядра кометы (всемирные потопы случались в истории Земли неоднократно).

Однако у катастроф планетарного масштаба могут быть и другие причины, не обязательно нам известные или нами правильно понятые. И, главное, временные расстояния между катастрофами планетарного масштаба, измеряются не миллионами лет, как считают еще и сегодня многие представители естественных наук, а тысячами и порой даже сотнями лет, как утверждает исторический неокатастрпофизм. На самом деле это - переориентированная на исследование прошлого человечества и возрожденная Иммануилом Великовским классическая теория катастроф. Это направление в науке все еще борется за свое широкое признание, так что российских коллег, воздерживающихся от использования соответствующих идей, можно понять.

Этот современный катастрофизм придерживается мнения о том, что повторяющиеся мировые катастрофы в разной мере, но в отдельных случаях почти полностью, уничтожают на Земле все живое (во всяком случае наиболее высоко развитые формы жизни) и что после каждой такой особо гибельной катастрофы общепланетарного масштаба жизнь на нашей планете начинается в каком-то смысле с начала на случайно сохранившихся обломках предыдущего состояния биоты и цивилизации. Иными словами, мировые катастрофы уничтожают существующие цивилизации и почти уничтожают человечество, так что немногим выжившим приходится начинать почти с самого начала. Уже в этом огромная новизна представляемой катастрофизмом исторической картины мира нашей планеты.

Но главное новое утверждение с точки зрения истории человечества заключается в том, что в сравнительно недавнем историческом прошлом такие катастрофы неоднократно имели место и, следовательно, оказывали сильнейшее влияние на историческое развитие. Иными словами: с точки зрения исторической науки историческое прошлое человечества формировалось под влиянием грандиозных природных катастроф планетарного или квази-планетарного маштаба (последние, например, могкт ограничиться территорией, скажем, одного континента и разрушить только цивилизации на нем, не будучи столь же губительными для жругих континентов). Не учитывая это обстоятельство (а ТИ почти полностью игнорирует природные катастрофы), нельзя правильно понять прошлое человечества.

Утверждение о том, что ТИ почти полностью игнорирует природные катастрофы нуждается в уточнении. У читателя может возникнуть впечатление, что и в традиционной модели прошлого, где описывается «черная смерть» в Азии и Европе, извержение вулкана Везувия, приведшее к гибели нескольких городов у подножья этого вулкана, теории катастроф уделяется достаточно внимания. На самом деле ТИ ограничивается только упоминанием катастроф якобы эндогенного характера (т.е. якобы возникающих на Земле без участия причин внеземного характера).



1. Катастрофы «домашнего изготовления»

Сообщения о катастрофах относятся к числу любимых тем газетчиков. Они убеждены, что именно про это люди в первую очередь хотят быть информированы через современные СМИ. Поэтому страницы газет и журналов пестрят сообщениями об автомобильных катастрофах, о столкновениях поездов, о падениях самолетов, о тонущих судах, о взрывах газа в жилых зданиях, о пожарах и обрушившихся зданиях. В числе этих катастроф техногенного характера крупнейшими являются взрывы больших реакторов (Чернобыль как пример) и прорывы плотин) крупнейшими. По количеству человеческих жертв они уступают только таким «рукотворным» катастрофам как войны и массовые уничтожения людей.

Влияние последних на ход истории очевидно. Причем влияние это не только непосредственное (переиначивание политической карты мира, изменение государственных границ, навязывание населению на захваченных территориях чуждой культуры или чужого языка), но и ментальное: осмысливание последствий крупных катастроф, осознание причин войн и массовых этнических чисток может изменять характер мира не в меньшей мере, чем захват чужой территории.

Влияние природных катастроф на историческое развитие не всегда столь же очевидно. Даже самые крупные из них типа волн цунами, смывших около 200.000 человек в Бангладеш несколько лет тому назад или землетрясений типа разрушивших Ташкент, Токио или Лиссабон, меньше влияют на сознание человечества, чем сравнимые с ними по числу человеческих жертв взрывы атомных бомб в Хиросима и Нагасаки. Может быть дело в том, что они представляются непредотвратимыми и люди видят в них божью кару или рок судьбы и реагируют на них с обреченностью слабой игрушки в руках необузданных сил природы.

Зато происходившие в густо населенной местности самые страшные извержения вулканов типа катастрофы у подножия Везувия вполне в состоянии изменить ход истории, как это показал Н.А.М. Не важно даже, действительно ли данное катастрофическое извержение привело к возникновению монотеизма, как считал НАМ, и к массовому бегству населения из южной Италии в северном направлении. Важен сам факт осознания возможности таких или похожих последствий для цивилизации, затронутой крупной природной катастрофой.

Еще более разрушительной, чем самое крупномасштабное извержение вулкана, может быть катастрофа, связанная с взрывом вулкана. Если взрыв вулкана Кракатау в конце 19 в., последствия которого наблюдались во всех частях света, и не оказал большого влияния на развитие окрестных цивилизаций, то лишь благодаря своей удаленности от центров таковой. Зато взрыв вулкана Санторин в Эгейском море считается причиной неожиданной гибели крито-микенской цивилизации, крушения островной цивилизации Кикладских островов и причиной исторических потрясений на всем Ближнем Востоке, включая Египер и Палестину.

Все это – природные катастрофы «домашнего изготовления» в том смысле, что их причина кроется в динамике внутренней жизни нашей планеты. К числу крупнейших таких катастроф следует отнести две, вызванные таянием ледников и повышением уровня мирового океана: прорывы перешеек Гибралтара и Босфора. Обе эти катастрофы привлекли внимание ученых в последнее десятилетие. Особый вопрос, было ли таяние ледяного покрова и высвобождение огромных масс воды следствием космических воздействий на климат Земли. В таком случае этот класс катастроф, вызвавших гигантские переселения народов с затапливаемых территорий нынешнего Средиземного моря и Черного и Азовского морей, является промежуточным между «доморожденными» земными и чисто космическими, которые мы рассмотрим чуть позже.

Прорыву Гибралтара водами Атлантического океана посвящена книга французского палеонтолога Франсуа де Сарр «Когда Средиземное Море было сушей. Катастрофическая история средиземноморского ареала» (1999, ЭФОДОН, Хоэнпрейссенберг). Исходя из зоогеографии, исследующей ареалы проживания современных морских и сухопутных животных в Средиземном море и вокруг него, автор утверждает, что еще сравнительно недавно (в рамках ТИ - в историческое время, приблизительно три тысячи лет тому назад по оценке автора) между Иберийским полуостровом и Северо-западной Африкой существовал широкий перешеек. Сам же ареал Средиземного моря был в основном сушей (наличие в этом ареале в то время сравнительно больших озер не меняет общей оценки ареала, как населенного в то время людьми и животными).

Этот вывод автора подтверждается также современными знаниями о миграционных путях неандертальцев и кроманьонцев, а также исторической лингвистикой и геологией.

Хорошее представление о катастрофах, которые так или иначе рассматриваются в рамках ТИ дает тетрадка №4 за 1991 г. немецкого научно-популярного исторического журнала «История см изюминкой» („Geschichte mit Pfiff“). Это – тематическая тетрадь, озаглавленная «Климат, катастрофы и история». О каких же катастрофах здесь идет речь?

Здесь рассмотрено катастрофическое наводнение в Гамбурге и его окрестностях 1962 г., суровые зимы в России1812 и 1941 гг., экологические катастрофы, вызванные деятельностью человека (например обезлесивание Греции – якобы в античную эпоху – в результате строительства многочисленных флотилий и – другой пример - уничтожение тропических лесов в Бразилии в 20 в.), наступление пустынь, землетрясение в Сан-Франциско в 1906 г., извержения вулканов Везувий и Кракатау, голод, вызванный засухами и взрывами вулканов, и крупные оползни. Из этого перечня уже видно, что катастрофы рассматриваются здесь как нечто, прочно связанное с нашей планетой. Даже всемирный потоп рассмотрен как явление в ряду многих других явно земного происхождения (основной тезис: древние жители Египта и Месопотамии научились использовать регулярные наводнения в хозяйственных целях.

На цветной таблице сделана попытка систематизации и наглядной презентации основных катастроф в истории человечества. Здесь четыре раздела



  • Состояние климата в Европе

  • Извержения вулканов

  • Землетрясения

  • Наводнения и штормы

В разделе об извержениях вулканов бросается в глаза временная пропасть между тремя указанными античными извержениями

  • Взрыв вулкана Санторин и разрушение острова Тера (Санторин) якобы в 1470 г. до н.э.

  • Уничтоживший города Помпеи и Геркуланум извержение Везувия якобы в 79 г

  • Извержение Этны якобы в 251 г.

и наиболее разрушительными извержениями нового времени

  • Извержение Этны в 1669 г. (итак, между двумя извержениями Этны прошли 14 веков)

  • Извержение Везувия в 1794 г.(разница в 17 веков)

  • Извержения вулканов Аву (1711), Тамбора (1815) и Кракатау (1983) в Индонезии

плюс еще несколько крупных извержений18 и 20 в. Не являются ли даты «античных» извержений результатом хронологических ошибок, совершенных в районе 1600 г.?

В разделе о землетрясениях аналогичный временной зазор оказывается несколько короче: между землетрясением на острове Родос якобы в 227 г. до н.э., которое разрушило Родосский колосс, и средневековым землетрясением, разрушившим город Тебриз якобы в 1042 г. лежат менее 13 веков. Вообще, на шесть веков (1000-1600 гг.) приходятся всего три крупных землетрясения (кроме названного, еще два в Китае, где все датировки этого периода следует рассматривать с большой порцией скепсиса), в то время как для последующих четырех веков указаны 16 разрушительных землетрясения! Живем мы в период повышенной сейсмической и вулканической активности или просто история до 1600 г. была искусственно растянута на тысячелетия?

Интересна выборка крупнейших наводнений и потопов. После потопа в Месопотамии якобы в 4 тысячелетии до н.э. (никак не связанного здесь с всемирным потопом) указан вызванный штормами потоп якобы в 125 г. до н.э., якобы вызвавший переселение кимбров. Через 13 веков названо наводнение в Китае, вызвавшее перенос устья реки Янцзы на юг. Затем указаны два разнесенных на 79 лет наводнения в почти одном и том же месте:


  • Вызванные штормами наводнения (якобы 1281 г.) создают в Голландии море Цуидерзее (в 1931 г. переименованное в Эйссельмер; имеется ввиду, что за счет осушения залив сильно уменьшится и так будет легче различать нынешний и существовавший ранее заливы), глубоко врезанное в материк и сегодня ограниченное со всех сторон дамбами (около 3700 кв. км.),

  • Аналогичное наводнение, якобы происшедшее чуть восточнее и охватившее весь север Германии и Голландии в 1362 г.

Не исключено, что эти две природные катастрофы были разнесены по разным векам только ввиду отсутствия согласования между хронистами или хронологами и на самом деле речь шла об одной катастрофе огромного масштаба, в случае которой космическая причина катастрофы становится более вероятной.

Заметим, что космические причины катастроф в тетрадке «История с изюминкой» рассмотрены лишь дважды: в статье о метеоритах и на цветной иллюстрации про панику среди населения в связи с возможным столкновением Земли с кометой. Эта карикатура высмеивает якобы необоснованные страхи обывателей по такому «невозможному» на самом деле поводу.

В статье о метеоритах рассказывается о том, что их еще в 18 веке наука считала чисто атмосферным явлением (отсюда и название от греческого метеорон или атмосферное явление). Действительно, на одном из заседаний Парижской академии наук в 1772 г было объявлено о том, что камней в небе нет и быть не может, так что всякое известие о том, что камни падают с неба на землю заведомо ложно. Как тут не усомниться в великой древности произведений Плиния Старшего, считавшего. Что никто не может сомневаться в частом падении камней с неба.

Возвращаясь к немецкой статье о метеоритах, отметим, что в ней упомянуты и метеоритные кратеры, и Тунгусский взрыв, и возможная ответственность крупных метеоритов за переломные моменты в истории Земли (т.е. в очень дальнем прошлом нашей планеты). Однако основной мотив статьи: никогда еще человечество не пострадало серьезно от небесных пришельцев и вероятность такой катастрофы крайне мала (!). Позволю себе не присоединяться к этому явно устаревшему стандартно-успокоительному мнению.

2. Статистика природных катастроф

Любопытен список природных катастроф в Энциклопедии Майера, т. 16 издания 1978 г. Для первого тысячелетия отмечено только извержение Везувия якобы в 79 г. В последующие 500 лет произошли пять катастроф: три наводнения и два землетрясения.

Но отвлечемся ненадолго от катастрофы 14 в. и посмотрим дальше на анализируемый список природных катастроф. Для 16 в. и 17 в. указаны по шесть катастроф (т.е. чуть больше, чем за предыдущие пять веков, для каждого из них). Для 18 в. – восемь катастроф: медленно, но упорно их число увеличивается. В 19 в. происходит почти удвоение числа катастроф: их в списке 14. Но все это не идет ни в какое сравнение с 20-м веком: с 1902 по 1976 г. указаны около ста катастроф. Ну, прямо, как в анекдоте начала 90-х годов: Почему при Брежневе не происходили никакие катастрофы, а теперь, что ни день, то землетрясение или наводнение, то поезда сходят с рельс, корабли тонуть, самолеты падают, то просто людей убивают?!

Не является ли столь неравномерное распределение природных катастроф по векам свидетельством о том, что исторический период в жизни человечества начался крайне поздно с точки зрения ТИ? Где-то в районе 1500 г.? Воспоминания о катастрофическом наводнении в середине 14 в., фантомные образы которого были разнесены по трем векам хронологами разных стран, и почти одновременно с ним происшедшее землетрясение в Базеле, сохранились в народной памяти, но их хронологическую оценку делали много позже, когда уже было легко разбить одну катастрофу на много разных.



3. Иммануил Великовский.

Если считать отцом современной российской критики хронологии Николая Александровича Морозова, то отцом соответствующей критики на Западе следует признать Иммануила (Эммануила) Великовского, гражданина мира, судьба которого была в пору его становления как исследователя связана с Россией. Он же является сегодня общепризнанным в критических кругах творцом теории неокатастрофизма, которая, повторяю еще раз, исходит из того, что мировые катастрофы случаются не раз в миллионы лет, а с промежутками в тысячу-другую и порой даже только в сотни лет. Последние две, три, быть может даже четыре катастрофы на Земле, имевшие планетарный характер, произошли на памяти человечества и отражены, если не в исторических документах, то уж во всяком случае в мифах и сказаниях разных народов, а также в литературных произведениях древности.

Имя Иммануила Великовского к сожалению все еще мало что говорит большинству современных образованных людей в России, хотя речь идет о фигуре, сравнимой – по моему искреннему убеждению – с таковой Альберта Эйнштейна, с которым, кстати, И. Великовский (далее кратко И.В.) был близко знаком с юных лет. До самой смерти А. Эйнштейна живший с ним в одном городе (Принстоне) И.В. поддерживал интенсивный научный контакт с великим физиком. А последний не только интересовался идеями И.В., но и энергично поддерживал предложения по их проверке.

Правда, в последние годы в России были переведены все книги Великовского, тиражи которых быстро разошлись. Тем не менее, степень его известности в России все еще отстает от таковой на Западе, где недавно прошел ряд научных конференций, посвященный пятидесятилетию выхода в свет его первых книг.

И.В. родился в 1895 г. в Витебске в семье придерживавшегося религиозных традиций еврейского предпринимателя, выбившегося впоследствии в число самых крупных российских оптовиков. С ранних лет знакомый с библией и другими древними книгами, свободно владевший с детства немецким и французским, И.В. получал образование в основном дома от частных учителей. Как еврею путь в гимназию был для него нелегким: лишь с большим трудом, да и то только в последние годы своего школьного возраста, он попал в Московскую Императорскую гимназию, которую и закончил с золотой медалью.

Однако даже последняя не дала ему возможность поступить сразу в Московский университет. Лишь проучившись год в Эдинбурге (английский станет впоследствии языком всех его книг), он в начале мировой войны становится студентом медицинского факультета: повышенная потребность в военных врачах заставила царское правительство отменить процентную норму для евреев. В течение года в Шотландии он в основном изучал естественные науки. Параллельно с медициной он изучал в Москве юриспруденцию и древнюю историю. В 1917 г. И.В. и его родители, спасаясь от грозившего отцу семейства (как активному сионисту) ареста, бежала на юг, где с опасностью для жизни скиталась три года, скрываясь то от красных, то от белых. В 1921 г. И.В., чудом избежавший расстрела по подозрению в шпионаже в пользу красных, вернулся в Москву, восстановился в университете и получил диплом магистра медицины.

В следующем году семья эмигрировала: родители в Палестину, а И.В. в Германию, где в 1923 г. женился на скрипачке Элишеве Крамер. В Берлине он изучал биологию, в Цюрихе и Вене - психоанализ и работу человеческого мозга. В Берлине же И.В. создал еврейский научный журнал “Scripta Universitatis”, в котором сотрудничал также и А. Эйнштейн (он редактировал физико-математический том журнала) и вокруг которого объединились ученые, создавшие несколько позже Еврейский Университет в Иерусалиме. И.В. проявил при этом такие выдающиеся организационные способности, что ему было даже предложено возглавить будущий университет в качестве ректора. И.В. отказался от этой чести, считая, что ректором нового университета должен быть известный ученый, а не молодой врач и начинающий исследователь.

Зарабатывавший себе и своей семье на жизнь своей психоаналитической практикой, которую он сводил до абсолютно необходимого с финансовой точки зрения минимума, а также – в более поздние годы - своей писательской деятельностью, И. В. посвятил все свое время исследованиям. Переселившись в Палестину, И.В. редактировал журнал Scripta Academica Hierosolymitana и публиковался в Imago Сигмунта Фрейда. Это он первым в 1930 г. высказал предположение о том, что патологические энцефалограммы могут оказаться типичными для больных эпилепсией. Известна похвала Фрейда по поводу одной из статей И.В.. Считается, что И.В. был одним из наиболее выдающихся практикующих психоаналитиков своего времени.

Летом 1939 г. И.В. с семьей (женой и двумя дочерями) приехал в США, чтобы закончить работу над книгой об интересовавших Фрейда фигурах прошлого: Моисее, Эхнатоне и Эдипе. Почти законченная, эта книга так и не была опубликована, ибо исследование интересовавшего его всю жизнь феномена коллективного забывания неудержимо потянуло И.В. к совсем новым темам и книгам. Именно эти исследования и привели его к теории катастрофизма (человечество стремиться забывать прошлые катастрофы и И.В. счел необходимым систематизировать накопленные в этой области факты) и к тематике древней хронологии (человечество не обращается особо тщательно с воспоминаниями о своем прошлом, проституирует ими и переписывает их в зависимости от потребностей очередных элит).

И.В. никогда не служил ни в одной исследовательской организации и, быть может, именно поэтому сумел написать свои многочисленные оригинальные книги и статьи, не обращая внимание на то, что они противоречат устоявшимся научным догмам. Однако это же обстоятельство стало камнем преткновения для признания значимости его работ официальной наукой: последняя всеми силами стремится защитить себя от неортодоксальных мнений, да еще и идущих со стороны. За редкими исключениями великие одиночки не признаются наукой, списываются в разряд шарлатанов и нарушителей спокойствия, отвергаются путем создания стены молчания, поверхностной по существу и уничижительной по тону критики.

Все эти средства были применены и в данном случае. Против И.В. был применен даже аппарат корпоративного давления на издательство МакМиллан, планировавшее издавать его книги: под угрозой прекращения публикаций учебников членов ведущих научных организаций это одно из ведущих американских издательств было принуждено к расторжению договора с И.В. о публикации его первой книги «Столкновение миров». Книги, ставшей после выхода в свет в другом издательстве бестселлером.

4. Мировые катастрофы

Наши предки считали космос неподвижным, застывшим. Только кометы изредка нарушают установившийся порядок. Лишь небольшое число звезд (на самом деле это планеты нашей Солнечной Системы, в том числе и наша Луна) блуждает по хрустальной сфере, на которой закреплены бесчисленные звезды. Сфера вращается вокруг Земли, но во всем остальном царит покой и неподвижность.

Наука разрушила эту картину и вскрывает для нас все новые и новые детали динамики вселенной, о интенсивности которой мы еще сравнительно недавно и подозревать не могли. В книге специалиста по турбулентности д-ра Альберта Фолмера «Всемирный потоп и ледниковый период. Космические катастрофы первобытного мира», изданной в 1989 г., рассказывается о том, что не только планеты, но и звезды и галактики находятся в непрерывном движении, которое приводит к столкновениям и космическим катастрофам трудно вообразимого масштаба.

Например, Полярная звезда приближается к нам со скоростью 15 км в секунду, а Альфа Центавра на 22 км/сек. В то же время Альдебаран в созвездии Тельца удаляется каждую секунду от нас га 55 км. Еще большие скорости характеризуют звездные скопления. Одна из галактик в созвездии Гидры движется со скоростью, превосходящую пятую часть скорости света:60600 км/сек.

Движется в пространстве и наша галактика, а с ней и наше Солнце и все планеты вокруг него. Если измерять скорость этого движения по отношению к яркой Веге, то это 20 км/сек. В течение года мы удаляемся на 600 миллионов километров от точки в пространстве, в которой находились год тому назад. Таким образом движение нашей планеты и всех других планет нашей Солнечной Системы значительно сложнее, чем простое вращение вокруг Солнца.

Что же может встретить наша Солнечная Система в космосе? В первую очередь гигантского размера облака газа и космической пыли, которая частично уже слиплась в гораздо более крупные и потому небезопасные тела. На небе такие облака наблюдаются как космические туманности и их количество измеряется многими миллионами. В некоторых из них уже образовались многочисленные звезды. Одна из оценок говорит о том, что мы в состоянии различить до 20 миллионов звездных туманностей и облаков газа и космической пыли. Газовые туманности оказываются наблюдаемыми из-за своего невообразимого размера: до 100 световых лет и больше. И при этом космические облака и туманности тоже находятся в непрерывном движении, причем некоторые из них приближаются к нам с космическими скоростями (конечно, некоторые другие удаляются от нас).

Но кроме видимых космических облаков, нас в нашем путешествии по космосу подстерегают и невидимые опасности. Общее количество материи в межзвездном пространстве составляет значительную часть общей массы материи вселенной. Оценка доли невидимой материи все возрастает и приведенные в книге Фолмера 10% сегодня уже устарели. В одной только нашей галактике из этой материи можно было бы составить более 10 миллиардов новых звезд.

Вероятность столкновения двух туманностей в космосе сравнительно велика. Астроному наблюдали уже многочисленные столкновения как галактик, так и туманностей. Нас же интересует вопрос о том, участвовала ли наша Солнечная Система когда либо в таких столкновениях и грозит ли ей некоторое столкновение в космосе в будущем. Впрочем и столкновение с ненаблюдаемыми скоплениями межзвездной материи могут иметь для нее катастрофические последствия.

В первую очередь столкновение даже с чисто с газовым скоплением межзвездной материи приводит к замедлению скорости вращения как планет, так и Солнца. В результате последнего уменьшится и скорость обращения Земли вокруг Солнца, что приведет к удлинению солнечного года. Интенсивность этих изменений зависит, конечно, от плотности космического облака. Для атмосферы Земли столкновение о скоплением межзвездной материи, состоящей в большой степени из водорода и кислорода, означает к тому же захват огромной массы этих газов. Любой естественный электрический разряд будет при этом приводить к взрывам возникшей в атмосфере гремучей смеси и возникновению большого количества воды. Выпадая на землю, эта вода в состоянии вызвать всемирный потоп, который будет длиться все время прохождения Земли через газовое облако и некоторое время после оного. Так не является ли библейский всемирный потоп свидетельством сравнительно недавнего столкновения нашей планетной системы со скоплением межзвездной материи?

Свидетельствами столкновений отдельных звезд с облаками материи в космосе могут, оказывается служить и т.н. сверхновые или по крайней мере менее яркие новые звезды. Мы привыкли считать, что каждая такая звезда является результатом коллапса и последующего взрыва некой весьма массивной звезды и выброса ею в космос раскаленной газовой оболочки, что и приводит к резкому увеличению яркости звезды, вплоть до фактора 108 и более.

По мере расширения этой оболочки и остывания газа происходит уменьшение светимости. Этот процесс может наблюдаться в течение месяцев или многих лет, вплоть до 100 лет. Однако наблюдаемые уровни яркости, в которых по мере уменьшения интенсивности свечения не происходит линейного падения, а видны скачки, трудно объяснить в такой модели. Не объяснимо таким образом и медленное падение светимости в течение многих лет. Поэтому ряд ученых считает, что «новая» звезда возникает, когда звезда погружается в густое облако межзвездной материи

Первое достоверное наблюдение сверхновой произошло вероятно в 1572 году, когда известный астроном Тихо Браге обнаружил 11 ноября на небе необычайно яркую звезду, которая была сравнима по яркости с Венерой при максимуме ее блеска и была видна невооруженным глазом даже при солнечном свете. Лишь к марту следующего года ее яркость уменьшилась до обычной для звезд 1-й яркости, а в мае 2-й или даже третьей. Через год после вспышки звезда эта перестала наблюдаться без помощи телескопа. Кеплер наблюдал вспышку сверхновой в 1604 г. Вообще считается, что частота появления таких звезд на нашем небе составляет от 20 до 50 лет.

Наиболее известная вспышка сверхновой – это библейская Вифлеемская звезда. Однако ее датировка временем, отстоящим от нас на 2000 лет, вызывает серьезные сомнения у российских новохронологов. Носовский и Фоменко отождествляли ее длительное время со сверхновой, вспыхнувшей в Крабовидной туманности якобы в 1054 г. Однако в свое новой книге «Царь славян» (2004) они уточняют эту датировку и склоняются к тому, что Вифлеемская звезда вспыхнула в середине 12 в. В 1987 г. сверхновая звезда была обнаружена в Большом Магеллановом облаке. Она была подвергнута тщательным наблюдениям и измерениям.

Впрочем наблюдения за новыми велись и в 1891 г., и в 1901 г., и во все последующие годы (частота возникновения новых значительно выше, чем у сверхновых), так что имеются довольно точные представление о динамике яркости таких звезд в фазе, близкой к максимуму вспышки и в последующие месяцы и годы. Иное дело эта же динамика до обнаружения новой на небе: мы не знаем, есть ли у такой вспышки длительная фаза «разгонки» или нет. В любом случае, типичная новая в течение очень краткого времени (измеряемого в часах) достигает максимума яркости, а затем начинает постепенно ее терять. При этом происходят все время локальные повышения яркости, хотя общая тенденция и остается отрицательной.

Эти колебания легко объяснить в случае, когда резкое разогревание звезды происходит при вхождении в плотное газовое облако. Она вспыхивает, как метеорит в нашей атмосфере, только в этом случае размеры метеорита несравненно больше, чем у любого небесного тела, когда-либо пронзавшего нашу атмосферу. Скачки светимости могу объясняться прохождением света от звезды через области газового облака с разной плотностью. Во всяком случае вокруг наблюдавшихся новых почти всегда находят очень крупные туманности, размеры которых трудно объяснить гипотезой о выбросе материи даже из очень массивной звезды.

С точки зрения Фолмера гипотеза о возникновении новых в результате прохождения звезды 9а вместе с ней и всех ее планет) через космическое облако повышает вероятность того, что и наша Земля в свое время прошла через такое облако, что и привело к мировой катастрофе, известной под именем всемирного потопа. Мировые катастрофы - так озаглавил главу 10 своей научно-популярной книги «Краткая история планеты Земля» Дж. Д. Макдугалл (Амфора, Ст.-Петербург, 2001; английский ее оригинал вышел в свет в 1996 г.). На обложке книги читаем: «Сознание человека не в состоянии охватить глобальные катастрофы, пережитые нашей планетой за миллиарды лет ее существования».

Как мы увидим ниже, мировые катастрофы всегда имеют внеземную причину. Никакие подвижки земной коры, никакое «налезание» тектонических плат одна на другую, никакое расширение планеты Земля под воздействием еще не понятых нами механизмов в расплавленной или вязко-текучей части нашей планеты не в состоянии сами по себе вызвать мировые катастрофы. Даже в случае рассмотренной выше катастрофы в ареале Средиземного моря де Сарр предполагает, что ее могла вызвать одна из мировых катастроф.

Существует ли наша планета миллиарды лет, как утверждает современная историко-геологическая догма или только шесть тысяч дет, как «подсчитал» в середине 17 в. Джеймс Ашер, автор одной из бесчисленных эр «от сотворения мира» - нас сейчас не слишком сильно интересует. Отметим только, что хотя библейский возраст Земли и не представляется сегодня научно обоснованным, устоявшиеся историко-геологические представления о миллиардах лет геологической истории подвергаются в последнее время радикальной критике с самых разных сторон, в том числе и со стороны немецких представителей исторической аналитики.

Об этой критике, также как и о критике самих геологов, мы расскажем в другом месте. Сейчас же нам важно подчеркнуть, что присутствие глобальных катастроф в истории Земли, которое в ходе борьбы материализма с «идеалистической» теорией катастроф Кювье было решительно отвергнуто победившей эволюционной теорией, начиная с конца 70х годов 20 в. все более и более интенсивно вводится в научный оборот учеными, занимающимися геологическим прошлым нашей планеты.

Теория катастроф была вскользь отмечена и Н.А. Морозовым как опровергнутая наукой, так что в классической традиции российской хронологической критики она не фигурирует. Поэтому интересно проследить, с какой уверенностью Дж. Д. Макдугалл говорит о мировых катастрофах прошлого, правда, относя их согласно очередной научной парадигме, в отдаленное от нас на десятки и сотни миллионов лет давнее прошлое.



Все границы между эрами, периодами и даже более тонкими подразделениями шкалы геологического времени определяются на основании резких изменений в ка­менной геологической летописи. Как (…) палеозойская, так и мезозойская эры закончились крупными массовыми вымираниями, в которых большое количество существовавших видов было стерто с лица Земли. Трудно не прийти к заключению, что это были времена чрезвычайных условий для всей жизни на Земле. Хотя эти факты давно были известны геологам и много было написано о возможных причинах таких событий, вся тема массовых вымираний в целом получила неожиданный поворот в 1980 году. Именно тогда Луис Альварес, физик и нобелевский лауреат из Калифорнийского университета в Беркли, в со­вместной работе с рядом коллег-геологов, среди которых был и его сын, открыл доказательства в пользу внеземной причины массового вымирания, происшедшего в конце мелового периода.(стр. 225)



Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал