Высокотехнологичная промышленность в условиях импортозамещения



Скачать 176,71 Kb.
Дата20.08.2017
Размер176,71 Kb.
Кохно П.А.

д.э.н., профессор, директор Института нечётких систем



pavelkohno@mail.ru
ВЫСОКОТЕХНОЛОГИЧНАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ В УСЛОВИЯХ ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИЯ
Ключевые слова: промышленный комплекс, высокие технологии, инновации, модели корпораций, импортозамещение.
Являясь одним из базовых элементов современной промышленности, высокотехнологичная промышленность, в том числе оборонно-промышленного комплекса (ОПК), оказывает огромное влияние на развитие мировой экономики как напрямую, так и опосредованно. Концентрируя наиболее передовые идеи, высокие технологии и качественные человеческие ресурсы, она в существенной мере определяет облик современого мира. Сегодня сложно назвать продукт или услугу, в производстве или оказании которых, в той или иной мере, не были бы задействованы продукты и технологии высокотехнологичной промышленности [1].

Общемировые тренды глобализации, все более широкого внедрения высоких технологий, автоматизации производства, расширения применения вычислительной техники и средств связи - все это свидетельствует об огромном потенциале отрасли и ее определяющем значении для эффективного развития и обеспечения экономической, социальной и военной безопасности государств в XXI веке. Важность последнего момента состоит в том, что высокотехнологичные предприятия России в настоящее время в огромной степени определяют показатели современной конкурентоспособной продукции военного и гражданского предназначения.

Исторический анализ тенденций развития высокотехнологичных предприятий и отраслей свидетельствует о том, что на ранних этапах они развивались преимущественно за счет крупных, вертикально интегрированных компаний (IDM). Тем не менее, позднее вступили в силу тренды, определившие развитие высокотехнологичной промышленности в последние десятилетия и существенно изменившие ее структуру и расстановку сил. К основным тенденциям, определившим развитие мировой высокотехнологичной промышленности и определившим в существенной степени ее текущее состояние, можно отнести, на наш взгляд, следующие: приоритет сокращения сроков вывода новых продуктов на рынок и гибкости производств, обусловленный быстрыми изменениями в спросе и постоянным повышением требований эффективности; увеличение значения концентрации на основных переделах/компетенциях, связанное с постоянно возрастающей сложностью и капиталоемкостью новых разработок, общей тенденцией к усилению модульности электроники, а также повышение требований к эффективности функционирования предприятий; возрастающее значение кооперации в осуществлении исследований и разработок, производстве, маркетинге, а также обусловленное данной необходимостью развитие глобальных кооперационных сетей.

Результатом обозначенных процессов явилось формирование типичных моделей функционирования компаний, для каждой из которых характерны свои специфические ключевые факторы успеха (КФУ). К указанным моделям относятся: разработчики продукции; дизайнеры (компании, главным образом ориентированные на разработку продукции и ее последующую передачу на базе системы лицензирования); контрактные разработчики и производители (компании, чья деятельность сконцентрирована, в первую очередь, на контрактной разработке и производстве конечной продукции или электронных компонентов); контрактные сборщики и тестировщики; контрактные производители электронных компонентов или сборщики и тестировщики готовой продукции; вертикально интегрированные компании.

При этом следует отметить, что вертикально интегрированные компании [2] как в сегменте конечной продукции (OEM), так и в сегменте компонентов (IDM), осуществляющие контроль ключевых пределов по всей цепочке, в любом случае участвуют в кооперационных цепочках. Большая часть из вертикально интегрированных компаний в качестве приоритетных рассматривают при этом специальное и профессиональное направления.

В настоящее время наблюдается сформировавшаяся тенденция группировки компаний в соответствии с описанной ранее классификацией по различным странам в соответствии с уровнем и темпами развития их промышленности, спецификой национальной политики в области инноваций, национальными особенностями, историческими предпосылками и рядом других факторов. На основе анализа указанных тенденций можно обозначить следующие основные модели, применяемые различными предприятиями и государствами: диверсифицированный разработчик и производитель наукоёмкой продукции с высокой добавленной стоимостью; производитель массовой наукоёмкой продукции и её компонентов; сборщик массовых конечных устройств.

В настоящее время на рынке наукоёмкой продукции, в том числе в области медицины, представлены компании различного масштаба как гиганты, развивающие свой бизнес сразу по нескольким направлениям и стремящиеся максимально использовать эффект масштаба для увеличения своих прибылей, так и средние/малые компании, зачастую получающие преимущества за счет активного участия в кооперационных цепочках и обладающие какими-либо инновационными решениями. Можно утверждать, что не наблюдается очевидной прямой зависимости между масштабом компании и степенью ее успешности, которая в большей степени определяется не размерами бизнеса, а обоснованным подходом к выбору потребительской ниши и соответствующей бизнес-модели, а также эффективным развитием ключевых факторов успеха.

Прибыль удается получать, как правило, либо самым крупным компаниям, либо небольшим за счет обладания «нишевыми» решениями, при этом и первые, и вторые активно взаимодействуют на взаимовыгодной основе. К примеру, большая часть малых инновационных компаний в сфере микроэлектроники возникает вокруг масштабных центров инновационного развития, что способствует интеграции имеющихся у данных компаний «нишевых» решений в глобальные и продвижению их на рынок. При этом более крупные компании, обладающие значительными ресурсами, зачастую строят свою стратегию развития на поглощении менее крупных.

По данным Всемирного экономического форума за 2015 год общий объем мирового рынка микроэлектроники составил 2,5 триллиона долларов. Объем рынка конечной продукции составил более 1,5 триллионов долларов, объем рынка радиоэлектронной компонентной базы равнялся почти 0,5 триллиона долларов, объем рынка оборудования для микроэлектроники составил более 70 млрд. долларов, а объем рынка материалов для радиоэлектроники – около 80 млрд. долларов. В структуре радиоэлектронной промышленности можно выделить: производство радиоэлектронных устройств и систем; производство электронной компонентной базы; производство специальных материалов и оборудования для производства изделий радиоэлектроники.

Наукоёмкие компоненты и конечная продукция могут быть также разделены на несколько укрупненных групп [3]. К первой из них можно отнести электронику специального назначения, в том числе космические и авиационные системы, системы морского и сухопутного базирования и др. В качестве второй группы можно выделить профессиональную электронику, к которой может быть отнесена промышленная, автомобильная, медицинская электроника, операторское телекоммуникационное оборудование, системы обработки информации, электроника для энергетического оборудования и систем безопасности.

В качестве третьей группы можно выделить наиболее массовый сегмент изделий электроники - потребительскую электронику, включая компьютерную технику, абонентское телекоммуникационное оборудование, различные виды аудио-, видео-, бытовой техники, получивший в последнее время мощный толчок в развитии за счет широкого распространения планшетных телекоммуникационных устройств и смартфонов новых поколений, существенно изменивших потребительские приоритеты, привычки и даже образ жизни за счет предоставления широких возможностей по мгновенному доступу, хранению и обмену различными видами информации.

В настоящее время в производстве конечной продукции электронной промышленности лидерство по объемам производства с примерно равными долями (51 % и 42 %) удерживают сегменты потребительской электроники и профессиональной электроники, в то время, как доля специальной радиоэлектроники составляет около 7 %. В то же время в производстве электронной компонентной базы к настоящему моменту наблюдается несколько иное распределение соотношений. Производство компонентов для специальной электроники составляет на сегодняшний день 11,5 %, для профессиональной электроники – 24,3 %, для потребительской радиоэлектроники – 65,7 %. Показатели доли радиоэлектронной промышленности в величине добавленной стоимости мирового обрабатывающего производства выросли на 10 % (с 17% до 27%) за 14 лет, начиная с 2000 года [4].

Электронная промышленность характеризуется наиболее быстрым ростом, по сравнению с другими отраслями. Темпы роста отрасли составляют 8 % в год по данным за последние 30 лет. В электронике реализуется значительное количество инновационных проектов. По предварительным оценкам, к 2025 году ожидается рост показателей электронной продукции на мировом рынке в пределах 5 %, а общий объем рынка электроники составит 4 трлн. долларов.

Большая часть государств, добившаяся успеха в развитии своего высокотехнологичного сектора осуществляла обоснованную государственную политику развития высокотехнологичной промышленности с целью реализации определенной модели. В настоящее время большинством исследователей принято выделять четыре основные модели развития инноваций: азиатскую, скандинавскую, американскую, израильскую, ключевые характеристики которых представлены в таблице 1.


Таблица 1

Основные модели инновационной политики на национальном уровне



Название модели

Общая характеристика модели

Азиатская модель

Привлечение иностранного бизнеса за счет создания комфортных условий (дешевая рабочая сила, качественная инфраструктура)

Скандинавская модель

Интенсивное развитие приоритетных для государства направлений, ориентация на экспорт наукоемкой высокотехнологичной продукции

Американская модель

Тесное взаимодействие образовательных учреждений с крупным бизнесом и государством на основе рыночной инициативы

Израильская модель

Государственная поддержка инновационного развития малого и среднего бизнеса на основе государственного заказа и различных программ поддержки. Высокая доля оборонной составляющей

Исторический опыт свидетельствует, что проблемы реформирования и повышения эффективности национальных высокотехнологичных секторов экономики решались различными странами на основе применения разных подходов. Анализ данного опыта свидетельствует, что наибольших успехов добивались государства, применявшие комплексный подход к решению данной проблемы, основанный на приоритете инновационной составляющей и формировании эффективных национальных инновационных систем (НИС), являющихся основой успешного долгосрочного развития. Национальная инновационная система представляет собой систему взаимосвязанных и взаимозависимых институтов, обеспечивающих разработку, развитие, внедрение и распространение новых технологий в рамках отдельного государства.

Во многих странах (как развитых, так и развивающихся) задачи построения эффективных национальных инновационных систем рассматриваются как приоритетные. Важно понимать, что создание подобной системы не является результатом отдельного решения (даже на самом высоком уровне), а подразумевает долгосрочную систематическую работу в различных областях и на различных уровнях, в том числе по адаптации сформировавшейся НИС к изменяющимся задачам и условиям функционирования.

Одна из наиболее масштабных и эффективных национальных инновационных систем сформировалась в США. В качестве ее ключевых характеристик можно выделить четкие приоритеты инновационного развития на национальном уровне, ориентацию на построение «экономики будущего», а также более высокие по сравнению с другими странами затраты на исследования и разработки (до 4% от ВВП). Существенную долю данных средств составляет государственное финансирование. Также следует отметить ориентацию государственной политики в сфере инноваций на защиту интеллектуальной собственности при помощи стимулирования патентования, высокий процент венчурного финансирования НИОКР, налаженное взаимодействие между университетами и компаниями (как частными, так и государственными). Ключевыми субъектами НИС США являются университеты, государство и частные компании. При этом наблюдается следующее распределение ролей: университеты отвечают за создание новых знаний (в том числе при поддержке государства и частного бизнеса), государство создает новые знания и финансово участвует в поддержке университетов и частного бизнеса; частный бизнес финансово поддерживает создание новых знаний, создает новые знания, осуществляет коммерциализацию и выводит на рынок инновационные продукты, основанные на новых знаниях.

Примером успешной реализации скандинавской модели является Финляндия. В глобальном рейтинге конкурентоспособности Всемирного экономического форума (World Economic Forum - WEF) она занимает 4-е место в мире, уступая лишь Швейцарии, Сингапуру и США [5]. Место страны в данном рейтинге определяется на основе анализа более чем 100 различных показателей, включающих инновации, образование, медицину, качество рынка труда и многих других. Отдельно следует отметить, что десятую позицию в данном рейтинге занимает еще одно скандинавское государство - Швеция, а на тринадцатом месте находится Дания. Высокое место Финляндии в рейтинге глобальной конкурентоспособности объясняется во многом тем, что в стране в процессе формирования национальной инновационной системы была осуществлена многоаспектная программа трансформации полуиндустриальной экономики в наукоемкую и высокотехнологичную. В основе данной трансформации лежало: формирование благоприятной среды для создания и распространения инноваций; рост финансирования научных исследований и разработки новых технологий (более 3 % ВВП); внедрение высоких технологий в регионах; инвестиции в подготовку кадров.

В качестве приоритетных для поддержки в программах развития ряда НИС Юго-Восточной Азии обычно выделяются 4 ключевые сферы развития инновационной экономики: развитие человеческих ресурсов; деловая среда; инновационные системы; информационные и коммуникационные технологии. К примеру, в Южной Корее подпрограмма развития деловой среды включает экономическую и правовую политику национального правительства, направленную на рост инновационной активности. Тем не менее, до настоящего времени в инновационной сфере азиатские страны продолжают зависеть от японской экономики и технологической политики ее корпораций. Япония поставляет в азиатские страны оборудование и технологию, а те, в свою очередь, экспортируют потребительские товары в США и другие страны. Это взаимодействие сформировало сетевую неформальную модель азиатской интеграции, ключевым элементом которой стала региональная производственная сеть (regional production network).

Можно выделить две составляющих государственной политики в быстрорастущих азиатских регионах. Первое - это следование за технологической траекторией производственных процессов. Развитие концентрации производства и создание в этих регионах центров кооперации. Второе - это акцент не столько на развитии национального образования и научного потенциала, сколько на привлечении иностранных специалистов и стимулировании возвратной миграции.

Еще одним примером успешного осуществления реформ, ориентированных на переход к инновационной высокотехнологичной экономике, является Израиль, где развитие высоких технологий и инновационная активность за последние двадцать лет существенно выросли. Катализатором данного роста выступила основанная в 1993 году государственная программа поддержки инновационного развития YOZMA, в рамках которой была основана одноименная государственная инвестиционная компания. Наряду с программой YOZMA в Израиле были запущены и другие программы, в том числе программа технологических инкубаторов (подразумевающая поддержку частных инновационных компаний в начальный период деятельности), а также программа MAGNET (стимулирование развития взаимосвязей между университетскими лабораториями и частными корпорациями в сфере разработки новых технологий). Обе программы были с энтузиазмом поддержаны многочисленными университетами и лабораториями, которые приняли активное участие в их работе.

В результате реализации указанных программ уровень государственного финансирования составляет к настоящему времени менее половины от общих средств, а управление проектами осуществляется либо частными компаниями, либо особыми посредническими организациями.

Проведенный анализ свидетельствует, что отсутствие эффективной государственной инновационной политики в наибольшей степени сказывается на наукоемких отраслях, а международный опыт свидетельствует, что своевременные и адекватные меры по интенсификации формирования эффективной национальной инновационной системы как основы государственной инновационной политики способны оказывать эффективное воздействие на процесс решения проблем в области развития высокотехнологичного сектора экономики в целом, а также обеспечивать существенное ускорение инновационного развития национальной экономики, в том числе с учётом импортозамещения [6].

Это связано с тем, что современная экономическая обстановка для экономики Российской Федерации характеризуется двояко. С одной стороны, санкции, примененные в отношении России, наносят экономический ущерб всем участникам мировой экономики, а с другой – создают условия для развития отечественной промышленности. Несмотря на это, США и ряд экономически развитых стран Запада применили по отношению к России санкции, которые охватывают важнейшие сектора российской экономики и направлены: против банковской сферы в целом и отдельных российских банков; на ухудшение инвестиционного климата в России; против ряда системообразующих интегрированных структур оборонно-промышленного комплекса и ОПК в целом; против предприятий транспортного, телекоммуникационного, энергетического, нефтегазодобывающего и других хозяйственных комплексов; против предприятий высокотехнологичных отраслей промышленности в целом [7].

Характер применяемых против России санкций позволяет установить их общую направленность и наиболее вероятные цели применяющих санкции государств, а именно: изменение и перевод характера и условий экономических отношений и взаимодействий стран Запада с Россией в благоприятное для западных стран русло; используя экономические, политические и другие меры воздействия нанести ущерб экономическому развитию России, как минимум экономически ее ослабить, замедлить экономический рост, а как максимум – остановить и переломить тенденцию роста на падение и стагнацию российской экономики.

Основная проблема – прекращение поставок продукции, оборудования, технологий по импорту из государств, которые ввели санкции против России, способно нанести ущерб деятельности отраслей и предприятий промышленности, выпускающих продукцию гражданского назначения, а также экономике и экономическому развитию России в целом. В этой связи необходимо отметить тот факт, что именно инновационные кластеры действующих производственных предприятий являются самым оптимальным местом для реализации соответствующих проектов по импортозамещению [8].

Необходимо отметить, что проблема импортозамещения не является новой для отечественной экономики. Так по оценкам западных экспертов, доля товарного импорта по отношению к общему объему создававшегося общественного продукта советской экономики (этот показатель называется «импортная квота») в начале 80-х гг. прошлого века составляла 7-8%. Но при этом следует помнить, что около 80% всего импорта приходилось на закупки в социалистических и развивающихся странах. Доля стран Запада редко превышала 20% [9].

Полтора с лишним десятилетия назад, когда после дефолта валютный курс рубля резко снизился, предприятия многих отраслей российской экономики сумели воспользоваться этим шансом для восстановления своих позиций на внутреннем рынке. Достаточно познакомиться с данными Росстата, чтобы убедиться, что у предприятий в конце 1990-х гг. имелись большие резервные мощности, которые и были оперативно задействованы для замещения импорта. Сегодня таких незагруженных мощностей немного, так как что за полтора десятилетия произошла их полная физическая амортизация. При гигантских экспортных доходах российской экономики капитальные вложения во многих отраслях не обеспечивали даже простого воспроизводства основных фондов, выбытие превышало обновление и ввод новых мощностей. При этом «сальдо внешней торговли» России за эти годы было положительным, т.е. экспорт превышал импорт. И оно составило за все годы (1995-2015) около 2 трлн. долл. Заметим, что 2 трлн. долларов - это чистая выручка в валюте, а не в рублях. На эти гигантские деньги можно было бы закупить на мировом рынке оборудования для сотен отечественных предприятий. По сути, провести новую индустриализацию [10]. А вместо этого гигантские суммы уходили из реального сектора экономики России и вообще из России, инвестировались в облигации и иные долговые бумаги казначейства США, других стран Запада, выводились в офшоры, расходовались на так называемые валютные интервенции Центрального банка России, обогащая местных и международных спекулянтов.

В целом исследуемое явление – «зависимость предприятий российской промышленности от импорта оборудования, готовой продукции и зарубежных технологий» – может быть описано с использованием таких характеристик как: доля импорта продукции, оборудования и технологий (ИПОТ) в общем объеме их потребления предприятиями отрасли, что и определяет уровень импортозависимости предприятия (в процентах); уровень локализации производства ИПОТ на территории Российской Федерации (в процентах); наличие, количество и доля критических и приоритетных по импортозамещению ИПОТ в общем объеме ИПОТ, поступающих по импорту; количество и доли предприятий отраслей промышленности, использующих в производстве ИПОТ, поступающие по импорту, в том числе в разрезе критических и приоритетных по импортозамещению ИПОТ.

При этом следует считать критическими по импортозамещению ИПОТ продукцию, оборудование и технологии, производство (создание) которых в настоящее время на территории России отсутствует (или невозможно) и прекращение поступления которых по импорту приводит к возникновению ущерба обороноспособности, экономическому, социальному развитию, промышленному производству страны и другим сферам национальной безопасности и национальных интересов России.

То есть, продукция, оборудование и технологии являются критическими по импортозамещению только в связи с наличием в настоящее время критической зависимости обороноспособности, устойчивого функционирования отраслей российской экономики, промышленного производства страны, социальной стабильности и социально-экономического развития России в целом, а также других сфер национальной безопасности и национальных интересов России, от поставок этих ИПОТ по импорту. Критерием признания продукции, оборудования и технологий критическими по импортозамещению является, по нашему мнению, одновременное выполнение следующих условий [11, 12]: 1) отсутствие (невозможность) производства ИПОТ на территории РФ; 2) поступление этих ИПОТ российским потребителям только по импорту; 3) прекращение поступления этих ИПОТ по импорту нанесёт ущерб или урон: обороноспособности государства либо любой другой сфере национальной безопасности Российской Федерации; поступательному экономическому развитию страны; стабильности состояния и обеспечению положительной динамики социального развития страны; обеспечению стабильного функционирования промышленных, производственных и других хозяйственных комплексов страны и другим сферам национальных интересов Российской Федерации.

Остальные поступающие по импорту продукция, оборудование и технологии являются некритическими. Среди некритических ИПОТ необходимо выделить еще одну группу продукции, оборудования и технологий, которые определяются как приоритетные по импорту. К этой группе необходимо отнести продукцию, оборудование и технологии, являющееся некритическими по импортозамещению, у которых в настоящее время объем поступления по импорту превышает объем их производства на территории России, а их импорт обеспечивает реализацию хотя бы одной из сфер национальных интересов или национальной безопасности Российской Федерации.
Список литературы

1. Кохно П.А. Прогноз развития определяющих производств. Анализ современного состояния высокотехнологичной промышленности // Интеллектуальная собственность. Промышленная собственность. 2016. - № 2. - С. 49-56.

2. Ситников С.С. Методы развития предприятий и интегрированных структур оборонно-промышленного комплекса // Научный вестник ОПК России. 2014. - № 2. - С. 3-10.

3. Кохно П.А. Вооружение оборонно-промышленного комплекса в системе кластеров / Кохно П.А. и др. Отв. ред. д.э.н., проф. П.А. Кохно. – М.: Граница, 2015. – 360 с.

4. Авдонин Б.Н., Мартынов В.В. Отечественная электроника. Этапы создания и развития. – М.: Креативная экономика, 2012. – 200 с.

5. http://reports.weforum.org.

6. Кохно А.П., Кохно П.А. Финансовая политика России // Финансовый бизнес. 2015. - № 1. - С. 17-25.

7. Кохно А.П. Модели вывоза капитала // Общество и экономика. - М., 2014. - №7-8. - С. 66-74.

8. Кохно П.А. Конкурентный цикл продукции / Кохно П.А., Креопалов В.В. Отв. ред. д.э.н., проф. П.А. Кохно. – М.: Московский государственный университет экономики, статистики и информатики (МЭСИ), 2015. – 297 с.

9. Кохно А.П. Управление эффективностью средствами федерального бюджета // Финансовый бизнес. 2015. - № 5. - С. 43-47.

10. Катасонов В. - http://www.regnum.ru/news/polit/1885440.html

11. Кохно П.А., Чеботарев С.С. Модели и перспективы развития оборонно-промышленного комплекса // Научный вестник ОПК России. 2015. - № 2. - С. 3-20.



12. Кохно П.А. Мировые тренды инновационного развития высокотехнологичной промышленности // Интеллектуальная собственность. Промышленная собственность. 2015. - № 5. - С. 52-62.



Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница