Владивостокский центр изучения организованной преступности при юи двгу



страница1/22
Дата17.10.2016
Размер3,8 Mb.
ТипСборник
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22
Владивостокский центр изучения

организованной преступности при ЮИ ДВГУ

Филиал ВНИИ МВД России по Приморскому краю

Центр изучения новых вызовов и угроз

национальной безопасности РФ при ПИГМУ

Антикоррупционная

политика РФ и ее субъектов:

состояние и переспективы развития

Материалы научно-практического семинара

(г. Владивосток, 26 февраля 2010 г.)

Владивосток

Издательство Дальневосточного университета

2010
УДК 343.34

ББК


Ответственный за выпуск: А. Н. Сухаренко

Антикоррупционная политика РФ и ее субъектов: состояние и перспективы развития. Материалы научно-практического семинара (г. Владивосток, 26 февраля 2010 г.). – Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та. 2010. 166 с.


В сборнике представлены тезисы выступлений и статьи о проблемах реализации антикоррупционной политики в России. При этом особое внимание уделено состоянию и мерам противодействия коррупции в Приморье.

Сборник издается при содействии Центра по изучению терроризма, транснациональной преступности и коррупции Университета им. Дж. Мейсона (Виржиния, США).

Издание рекомендуется преподавателям, аспирантам (адъюнктам) и студентам (курсантам) юридических вузов, а также сотрудникам представительных и правоохранительных органов.


УДК 343.34

ББК

© Коллектив авторов, 2010

© Издательство Дальневосточного университета, 2010

Содержание

Предисловие (Сухаренко А.)………………………………………………..
Номоконов В.

Антикоррупционная политика: бичуем маленьких воришек для удовольствия больших………………………………………………………………………….



Мельников Ю., Скорик В.

О практике прокурорского надзора за исполнением законодательства о противодействии коррупции………………………………………………….



Крамарова В.

Антикоррупционная экспертиза нормативных правовых актов и их проектов в Приморье………………………………………………………………………



Полушин В.

К вопросу о понятии коррупции и её причинах…………………………….



Ефремов А.

Независимая антикоррупционная экспертиза пробелы и коллизии правового регулирования………………………………………………………………..



Смирнов Н.

Значение общественной культуры в решении проблемы коррупции…….



Сутормина-Гилевская М.

Коррупция в восприятиях студенческой среды………………………………



Беспалова М.

Состояние коррупция в сфере высшего образования………………………



Наумов Ю., Максимов В.

Состояние коррупционной преступности в России (1990–2008 гг.)…….



Буев В.

Взятки чиновникам и выплаты «крышам» в сфере малого предпринимательства………………………………………………………..



Арчибасова Л.

Правовой механизм защиты от коррупции на современном этапе………



Кеняйкин В.

Зарубежный опыт законодательного обеспечения института парламентского и общественного контроля за соблюдением антикоррупционного законодательства…………………………………….



Кузнецов А., Сухов С.

Борьба с коррупционными проявлениями среди сотрудников правоохранительных органов в России и за рубежом……………………..



Филиппов В.

Состояние коррупции в органах полиции США…………………………….



Мачульская И.

О развитии института общественного контроля за соблюдением антикоррупционного законодательства РФ………………………………….


Приложения……………………………………………………………………………………

Предисловие
Согласно п. 37 Стратегии национальной безопасности РФ до 2020 г., утвержденной Указом Президента РФ от 12 мая 2009 г. № 537, сохраняющийся рост преступных посягательств, связанных с коррупцией, является одним из основных источников угроз национальной безопасности. В этой связи главным направлением государственной политики в сфере обеспечения государственной и общественной безопасности на долгосрочную перспективу должно стать совершенствование нормативного правового регулирования предупреждения и борьбы с коррупцией (п. 38)1.

В настоящее время коррупция2 представляет реальную угрозу национальной безопасности России, так как:

- тормозит крупномасштабные экономические и социальные преобразования, а также само развитие государства в целом;

- расширяет сектор теневой экономики, уменьшает налоговые поступления, делает неэффективным использование бюджетных средств;

- негативно влияет на имидж страны в глазах ее политических и экономических партнеров, ухудшает инвестиционный климат;

- увеличивает имущественное неравенство граждан;

- формирует в общественном сознании представление о беззащитности граждан и перед преступностью, и перед лицом власти;

- является питательной средой для организованной преступности, терроризма и экстремизма;

- приводит к деградации моральных ценностей общества, исконных национальных традиций и обычаев;

- оказывает негативное воздействие на формирование политической элиты, избирательный процесс, деятельность органов власти и институтов гражданского общества.

К общим причинам коррупции относятся:

- непродуманный переход к рыночным отношениям на фоне глобализационных процессов в мире;

- кардинальное изменение государственного устройства;

- необоснованная приватизация, проведенная со значительными нарушениями, в результате которой в выигрыше оказалась незначительная часть новых собственников;

- неэффективность управления (незавершенность административной реформы);

- пробельность и неадекватность действующего законодательства; 

- состояние общественной морали, насаждение новых нравственных ценностей, центральное место среди которых занимает культ личного преуспевания и обогащения, а деньги являются мерилом и эквивалентом жизненного благополучия;

- правовая неграмотность подавляющей части населения страны;

- неэффективность функционирования большинства институтов власти;

- кадровая, техническая и оперативная неподготовленность правоохранительных органов к противодействию коррумпированным структурам всех уровней власти;

- отсутствие развитого гражданского общества, демократических традиций;

- низкое материальное обеспечение государственных служащих и отсутствие гарантированного социального пакета.

Специфика отечественной коррупции состоит в:

- наличии широко разветвленной теневой экономики и значительных незаконных доходах, большая часть которых – основной источник финансирования коррупционеров;

- неконтролируемом обращении дополнительных денежных масс, вызванных высокими ценами на энергоносители на мировом рынке;

- неисполнении или ненадлежащем исполнении принимаемых законов и мер по противодействию коррупции;

- сложности, противоречивости и возможности  неоднозначного толкования действующих правовых норм;

- наличии множества подзаконных актов, которые произвольно толкуют нормы действующего законодательства;

- слабости и фактической зависимости от исполнительной власти судебной системы;

- отсутствии парламентского и общественного контроля;

- минимальном риске разоблачения коррупционеров и отсутствии жестких по отношению к ним репрессивных мер (условное или отложенное наказание, помилование по амнистии и т.д.);

- исключительной, по сравнению с другими государствами, монополии чиновничества на принятие решений;

- большом объеме решений, которые чиновники вправе принимать единолично;

- широком и беспрепятственном кадровом обмене между властными и коммерческими структурами;

- вовлечении родственников в коррупционный процесс на низовом уровне власти  и в быту;

- постоянном усложнении и модификации форм и способов коррупционных проявлений;

- коррупционности избирательных процессов (так называемый «административный ресурс») и криминализации политических партий;

- международной направленности российской коррупции;

- беспрецедентном развитии бытовой коррупции, основанной на исторически обусловленном принципе управления российского государства – институте кормления. В результате у большой части населения страны исторически сложился стереотип коррупции как этически приемлемой формы разрешения личных проблем.  По данным опроса ФОМ, 29% россиян хотя бы раз взятку давали, а 44% - готовы дать ее, если попросят1.

По мнению экспертов, коррупция наиболее распространена в тех субъектах РФ, которые обладают наибольшими экономическими ресурсами, особенно там, где они сконцентрированы у ограниченного количества хозяйствующих субъектов. К числу наиболее коррумпированных территорий страны относятся: мегаполисы, прибрежные и приграничные регионы.

Озабоченность масштабами данной проблемы разделяют также эксперты международной организации «Transparency International» (TI). Согласно их расчетам, на протяжении последних лет рейтинг России на фоне других стран СНГ неуклонно снижался, в результате чего она оказалась в перечне самых коррумпированных стран мира. По итогам 2009 г. в списке из 180 стран Россия занимала 146-е место с показателем в 2,2 балла.
Рис. 1 Динамика ИВК для России.

* Индекс восприятия коррупции (ИВК) ранжирует страны по оценкам степени распространенности коррупции среди госслужащих и политиков. Это комплексный индекс, основанный на данных экспертных опросов и исследований коррупции, проводимых независимыми организациями и институтами.

* Балл ИВК отражает восприятие уровня коррупции предпринимателями и аналитиками и оценивает его по шкале от 10 (коррупция практически отсутствует) до 0 (очень высокий уровень коррупции).

Не менее критично оценивает ситуацию в России и американская организация «Global Integrity» (GI). Согласно ее исследованиям, РФ входит в число стран, успехи которых в борьбе с коррупцией можно назвать «слабыми». В группе стран со «слабым» индексом она уступает лишь Аргентине и Турции. Ниже нас располагаются Кения, Бангладеш, Молдавия, Беларусь, Кыргызстан, Азербайджан и ряд других стран1.

Конечно, можно было бы заподозрить перечисленные организации в предвзятости и упрекнуть в антироссийской риторике, если бы не выводы «GRECO» – международной организации, созданной Советом Европы для мониторинга соответствия законодательства и правоприменительной практики государств-членов антикоррупционным стандартам СЕ. Согласно ее докладу, коррупция в России представляет собой системное явление, затрагивающее все общество в целом, государственное управление, в том числе и органы, призванные бороться с ней, а также бизнес2.

Несмотря на принятие соответствующего законодательства, деятельность правоохранительных органов РФ по борьбе с коррупцией пока не соответствует масштабам данного явления. Так, в 2009 г. было зарегистрировано 46,2 тыс. (2008 г. – 43,5 тыс.) преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления (Гл. 30 УК РФ), в том числе 13,1 тыс. (2008 г. – 12,5 тыс.) фактов взяточничества. При этом выявлено всего 18,4 тыс. (2008 г. – 17,4 тыс.) лиц, их совершивших3.

Из 15,5 тыс. уголовных дел о преступлениях коррупционной направленности, возбужденных в 2009 г. следователями СКП РФ, лишь 1,5 тыс. касались лиц с особым правовым статусом. В их числе 900 депутатов и выборных глав органов местного самоуправления и 55 депутатов региональных законодательных органов, 55 членов избиркомов, 23 судьи, 55 прокуроров, около 200 следователей различных органов4.

Не способствует усилению превентивного действия закона и судебная практика. Так, в 2009 г. за совершение коррупционных преступлений было осуждено 17 тыс. человек. Из них 3 тыс. - за дачу взятки и 2,3 тыс. - за ее получение. Среди осужденных за взяточничество каждая пятая – женщина, 70% подсудимых получили условный срок. В 10,5% случаев суды выносили приговоры по делам о взятках, сумма которых не превышала 500 рублей; 29 % - от 500 до 3 тыс.; 30 % - от 3 до 10 тыс.; 14 % - от 10 до 30 тыс.; 11 % - от 30 до 150 тыс.; 1,5 % - свыше 1 млн. рублей1.


Сухаренко А.,

Директор Центра изучения новых вызовов и угроз

национальной безопасности при ПИГМУ

Антикоррупционная политика:

бичуем маленьких воришек для удовольствия больших

Номоконов В., директор ВЦИОП при ЮИ ДВГУ,

д.ю.н., профессор

Уважаемые коллеги, позвольте всех вас приветствовать в стенах ЮИ ДВГУ. По сложившейся традиции свои мероприятия мы проводим в тесном сотрудничестве с правоохранительными органами края, представителями законодательной и исполнительной власти, СМИ.

Хочу с удовлетворением отметить, что постепенно укрепляются наши межведомственные связи. Преподаватели ЮИ входят в составы Экспертного совета УФСКН, Общественного совета при УВД, другие структуры. В 2009 г. был создан и начал работу Научно-методический совет при Прокуратуре края. В рамках плана нашей работы мы приступили к обобщению судебной практики по делам о преступлениях коррупционной направленности. Приговоры за последние 5 лет по этой категории дел направлены нам прокуратурой для изучения и анализа.

Сегодня мы пригласили и студентов – членов антикоррупционного студенческого клуба, слушателей спецкурса по проблемам борьбы с организованной преступностью и коррупцией, всех, кто не равнодушен к будущему страны.

Владивостокский Центр по изучению организованной преступности, проблему коррупции изучает уже достаточно длительный период – более 10 лет. Исследователями Центра изучен мировой, зарубежный и региональный опыт борьбы с коррупцией. Итогом изучения явились несколько специальных изданий (1998, 2000, 2004, 2005, 2007 гг. и др.).

Кроме того, мы ежемесячно делаем обзоры прессы по данной и смежной проблематике и впоследствии эти обзоры объединяем в годовые. Все данные материалы размещаются на сайте Центра. Уже в обобщенном виде названные материалы включаются в книги. Таких книг («Дальний Восток-хроника организованной преступности») всего издано три (2004, 2006, 2008 гг.). Надеюсь, что эта и другая работа помогает общему делу борьбы с коррупцией.

Когда Президент страны объявил о начале широкомасштабной работы государства по противодействию коррупции, специалисты и общественность восприняли это с пониманием и заявили о безусловной поддержке. Ведь у всех на глазах происходит явное коррупционное перерождение государства и соответствующее разложение общества. Ежегодное количество зарегистрированных преступлений коррупционной направленности исчисляется десятками тысяч, а, по данным НИИ Академии Генпрокуратуры РФ, фактическое их число составляет около 2 млн.

Уже и официальные лица (напр., А. Аникин, возглавляющий антикоррупионное управление Генпрокуратуры), признают: «сегодня Россия приобрела стойкий имидж клептократического и глубоко коррумпированного государства не только внутри страны, но и за рубежом»1.

В официальном докладе годичной давности (декабрь 2008 г.) Группы государств по борьбе с коррупцией (ГРЕКО), посвященном анализу коррупционной ситуации в России и оценке мер борьбы с ней, Россия названа одной из наиболее коррумпированных стран Европы. Как следует из доклада известной международной организации «Transparency International», число россиян, считающих, что государство эффективно борется с коррупцией, выросло по сравнению с предыдущим опросом на 9%, тем не менее, количество признавшихся в том, что они дают взятки, увеличилось почти в 2 раза. По уровню взяточничества страны поделили на пять групп. В этот раз Россия оказалась во второй группе с Азербайджаном, Боливией, Камбоджой, Индонезией, Кенией и Монголией: в этих странах 23-49% респондентов признались, что дают взятки. Хуже ситуация только в первой группе (Камерун, Либерия, Уганда и Сьерра-Леоне), где взятки дают больше половины опрошенных. Отметим, что в 2007 году Россия находилась по соседству с Люксембургом, Турцией и Панамой (третья группа, где только 6-21% респондентов признались, что дают взятки)2.

Данные международных организаций в целом совпадают и с внутренними оценками. По данным социологов, три четверти россиян считают уровень распространённости коррупции высоким и очень высоким. Более половины предпринимателей в России (56%) платят взятки и 44% жителей страны считают допустимой возможность дачи взятки должностному лицу. Мировой банк оценивает объем коррупционных услуг в мире в $1 трлн. В России, по данным Фонда ИНДЕМ, этот объем равен $316 млрд. По экспертным оценкам, самым действенным способом получения контрактов и сохранения бизнеса в условиях кризиса стала взятка (25% респондентов допускают это). В России этот показатель ещё выше - 43%. По толерантному отношению к взяткам Россия стоит в одном ряду с Турцией (53%), Чехией (43%) и Испанией (38%)1.

Развитие коррупции в нашей стране вошло в стадию создания обширных и устойчивых интегрированных структур с сетевой формой организации - организованных преступных сообществ, созданных для совместного извлечения дохода из коррупционной деятельности. Участники таких сообществ объединяются не только для извлечения прибыли из своей противоправной деятельности, но и для эффективного осуществления инвестиций в расширение коррупции как особого рынка криминально-коррупционных услуг. Коррупционная деятельность при этом превращается в бизнес, когда коррупционер относится к своей должности как к бизнесу, пытаясь максимизировать «доход». От единичных разрозненных сделок коррупционеры переходят к организованным и скоординированным действиям, объединяясь в преступные сообщества, образующие коррупционные сети.

В последние годы наметился переход коррупции на более высокий уровень, когда именно коррупционные сети и являются основой и наиболее сильным инструментом коррупционных сделок. Деятельность коррупционных сетей проявляется в формировании взаимосвязей и взаимозависимостей между чиновниками по вертикали управления, а также по горизонтали на различных уровнях управления между разными ведомствами и структурами. Эти взаимосвязи и взаимозависимости направлены на систематическое совершение коррупционных сделок, как правило, с целью личного обогащения, распределения бюджетных средств в пользу структур, входящих в коррупционную сеть, повышения прибылей, их максимизации или получения конкурентных преимуществ финансово-кредитными и коммерческими структурами, входящими в коррупционную сеть. Руководителями коррупционных сетей часто являются самые высокопоставленные российские чиновники и политики2.

Представляет значительный интерес оценка Национального плана противодействия коррупции экспертами ГРЕКО в уже упомянутом докладе. Последний, говорится там, похоже, является результатом применения директивного подхода и практически не предусматривает возможностей для участия гражданского общества, если вообще предусматривает. Складывается твердое мнение, что данный план является не последовательной стратегией борьбы с коррупцией, а набором разнообразных мер, которые, по большей части, адекватны, однако недостаточно конкретизированы, из-за чего их сложно реализовывать и еще сложнее контролировать их реализацию. Существует явный риск того, что план в своем нынешнем виде станет не действенным всеобъемлющим инструментом, которым он должен быть, а еще одной программой в числе многих.

Эксперты рекомендуют разработать на основе Национального плана противодействия коррупции всеобъемлющую национальную стратегию борьбы с коррупцией, которая будет охватывать в России федеральный, региональный и местный уровни. Эта рекомендация представляется очень ценной.

И на федеральном, и на региональных уровнях ключевым фактором является формирование и реализация соответствующей антикоррупционной политики. Эта политика может существенно меняться в рамках даже неизменного законодательства. Сегодня было бы большой натяжкой говорить о том, что такая антикоррупционная политика уже выработана и действует. Ее вначале нужно сформировать. Именно поэтому сегодня хотелось бы обратить внимание прежде всего на систему приоритетов, которые могли бы быть положены в основу названной политики, что уже есть и что только должно быть.

Наш семинар посвящен антикоррупционной политике в Приморском крае. Конечно, было бы неправильно говорить о какой-то особой краевой политике (всякая политика – это, прежде всего, система приоритетов), но, все же, определенную специфику можно увидеть. Так, мы видим, что в нашем крае в 2009 году зарегистрировано вдвое меньше (479) преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления (2008 г. - 1084), в том числе 67 фактов взяточничества. Причем к уголовной ответственности за их совершение привлечено всего 108 должностных лиц. Вероятно, коррупции стало меньше? А вот у наших соседей в Хабаровском крае прокурорами, во взаимодействии с другими органами, выявлено в полтора раза больше нарушений законодательства, имеющих коррупционную составляющую. Правоохранительными органами края за год возбуждено процентов на 10% больше (304) уголовных дел коррупционной направленности (в 2008 г. - 273). Конечно, нужно с осторожностью относиться ко всем этим цифрам и толковать их можно двояко: и как активизацию деятельности органов и как реальный рост или снижение коррупционных проявлений.

Как отмечалось на координационном совещании правоохранительных органов ДФО (дек. 2009 г.), в Приморском крае одним из подходящих поводов для совершения преступлений стало перераспределение земельного фонда в рамках строительства объектов саммита АТЭС. Основным способом совершения преступлений является незаконное выведение из собственности муниципальных образований земельных участков при осуществлении строительной деятельности. Как известно, противоправная деятельность позволяет приобретать государственные и муниципальные земли по ценам в десятки раз ниже рыночной стоимости. Наносится колоссальный ущерб государству и муниципальным образованиям.  Такие преступления могут совершаться только организованными группами, располагающими значительными финансовыми средствами, коррупционными связями в органах власти и контролирующих органах. Например, продолжается расследование по уголовным делам, возбужденным в отношении членов организованной преступной группы по фактам мошеннических действий с земельными участками, выделенными под строительство сооружений и инженерных коммуникаций города Владивостока (ч. 4 ст. 159, ч. 2 ст. 327, ч. 2 ст. 187 УК РФ). Члены ОПГ путем подделки официальных документов совершили хищение земельных участков, являющихся государственной и муниципальной собственностью администрации г. Владивостока, с причинением ущерба свыше 100 млн. рублей. Всего по данным уголовным делам выявлено свыше 15 эпизодов хищений путем мошенничества, 18 эпизодов подделки документов, 5 эпизодов изготовления и сбыта платежных документов.

Вместе с тем, мы вправе рассчитывать на определенную последовательность, четкую стратегическую линию, системность. Пока эту линию, не говоря уже о системности, трудно увидеть как на федеральном, так и на региональном уровнях. У нас в крае нередко осуждение водителей, пытавшихся дать сторублевую взятку гаишникам, вполне сочетается с прекращением теми же судами уголовных дел в отношении должностных лиц, получивших взятку в несколько тысяч. И вообще в стране явно наметилась карательная тенденция скорее в отношении взяткодателей, чем получателей взяток. По итогам прошлого года в Москве были осуждены 600 человек, предложивших взятку, и только 128 человек, получивших деньги. В Приморье - та же тенденция: по ст. 290 УК РФ (получение взятки) был осужден 21 человек, а по ст. 291 УК РФ (дача взятки) осуждено 32 человека. 2008 год был еще контрастнее: за получение взятки было осуждено 26 человек, а за дачу – больше, чем в два раза (68). Нужно ли доказывать, что эта практика порочна?

Сегодня исполняется практически год со дня принятия краевого антикоррупционного закона. До этого в декабре 2008 г. был принят пакет федеральных антикоррупционных законов, в том числе основной «О противодействии коррупции». К сожалению, он оказался далек от совершенства. Чтобы не быть голословным, поясню. Само понимание коррупции в нём сознательно сужено. Согласно международным нормам, в частности, Конвенции ООН против коррупции (2003 г.), коррупция – это использование любых неправомерных преимуществ, как материального характера, так и нематериального. У нас же всё свели только к материальной выгоде.

В результате из коррупции выпали лоббирование чьих-то интересов или продвижение по службе при помощи оказания сексуальных услуг и многое другое. Не создается специализированнного уполномоченного органа по борьбе с коррупцией, как это предусмотрено Конвенцией ООН. Законодатель так и не решился вернуть конфискацию в лоно уголовных наказаний. Мы видим явно усеченный круг лиц, обязанных декларировать свои доходы и т.п.

Эффективность антикоррупционной политики напрямую зависит от того, насколько меры в борьбе с коррупцией влияют на ее причины. Полагаю, что мы должны видеть, прежде всего, политические источники коррупции. А она начинается в верхах, считает депутат Госдумы Г. Гудков. Известно, как и почему в любой стране формируется коррупция. Когда власть становится закрытым отрядом, присваивает себе огромное количество полномочий, устраняется от критики, контроля народа, парламента, суда, уходит от реальной ответственности перед гражданами. И остается у кормушки при закрытых дверях. Люди за дверьми начинают портиться, даже честные и порядочные. Низы смотрят наверх - раз там можно, а мы, что, дураки, что ли? Отсюда рост бытовой, низовой коррупции. Сегодня правила игры таковы, что в нашей стране правят бал коррупционеры. Коррупция в какой-то форме есть и в цивилизованных странах. Но это отклонения от нормы. А у нас сейчас она - «норма». Если преступность становится нормой, с ней эффективно бороться нельзя. Значит, допущен системный сбой в нашей власти, потому и сформировалась эта норма. По крайней мере, в огромном слое политической и экономической элиты, когда взятка стала не только средством разрешения вопросов, но и вообще образом жизни. Сегодня многие чиновники покупают места1.

Сегодня главными становятся чиновники, которые облагают данью бизнес. Одной из современных особенностей проявления коррупции, и прежде всего, в субъектах РФ, является создание крупных коммерческих структур при органах региональной власти, фактически представляющих собой региональные монопольные бизнес-образования, которые подавляют всякую конкуренцию в сфере своей деятельности (А.Л. Еделев, 2009).

Мы должны видеть и экономические источники коррупции. У нас велика доля теневой экономики. По расчетам экономистов, обнародованных на российском экономическом конгрессе (дек. 2009 г.) объем теневой и коррупционной составляющей экономики страны приблизился к астрономической цифре в 25,5 трлн. рублей. Не секрет, что теневая экономика и коррупция – близнецы братья. Если у группы людей есть ресурсы, в которых они ни перед кем не отчитываются, эти ресурсы можно тратить на что угодно – на подкуп, на откаты и т.д. Как известно, нельзя заниматься недозволенными делами без прикрытия. В 90-е годы существовали криминальные крыши. Сейчас об уголовных крышах мы почти ничего не слышим, их место заняли силовые структуры, чиновники, которые встроились в этот процесс для прикрытия незаконной экономической деятельности. Однако практика показывает, что крупных коррупционеров практически не привлекают.

Коррупция теснейшим образом связана с организованной преступностью, чего, к сожалению, не учитывает Национальный план противодействия коррупции. Коррупция в связке с организованной преступностью превращается в устойчивую систему, способную развиваться и самовоспроизводиться. Она вырабатывает и создает механизмы, делающие ее живучей в условиях противодействия со стороны контрольных, надзорных, правоохранительных и правоприменительных органов. Пораженная коррупцией часть чиновников смыкаются с преступным миром, чтобы сообща и целенаправленно разлагать, подкупать и подчинять как раз те органы государства и общества, которые должны обеспечивать их безопасность, - судебную систему и прокуратуру, органы госбезопасности и представительную власть. Для этих целей используются и средства массовой информации, которые скупаются или подкупаются, а в случае несговорчивости подвергаются физическим и иным мерам негативного воздействия (А.Л. Еделев, 2009).

Коррупция глубоко поразила и сферу образования. У нас, согласно некоторым экспертным оценкам, масштабы коррупции в отечественном образовании за 2009 год оценены в 5,5 млрд. долларов. И что гораздо хуже, обнаружили ее на всех уровнях - от детских садов до докторских диссертационных советов. Насколько можно верить данным журналистов (ссылающихся на социологов), взятки за сдачу экзаменов и зачетов сегодня дают уже чуть ли не 90% студентов. В нашем юринституте был (и сейчас возрождается) студенческий антикоррупционный клуб. Студенты 5 лет назад провели мониторинг восприятия коррупции в своей среде. Во Владивостоке от 20% до 37% опрошенных студентов признавались, что учатся за взятки. Мы ужаснулись! В Томске наши студенты запустили ту же анкету. Результат – 10%. Но для того, чтобы получить более наглядные результаты, решили опросить студентов в Японии. Большинство японцев не могли понять, как такой вопрос вообще может возникнуть – дать взятку преподавателю, который почти что небожитель. В США и Южной Корее такая ситуация, насколько нам известно, также неприемлема. Мы выясняем, какой процент, а там это просто недопустимо.

Какова опасность для страны? В нынешних условиях коррупционное государство может прийти к тихому распаду или к гражданской войне. Возможно, и десяти лет не пройдёт. Что может каждый из нас? Прежде нужно отказаться играть по этим правилам, а это могут не все – пережить чуть ли не комплекс белой вороны. Те люди, которые хотят обогатиться за чужой счёт, рассчитывают, что от их предложения невозможно отказаться. Появляются фабрикации уголовных дел, когда, только откупившись, можно избавиться от обвинений в преступлении, которое ты не совершал. Человека обвиняют в чём угодно и сообщают о возможности остаться на свободе. Например, дать показания на кого-то. Когда появляются странные дела, странные приговоры, странные освобождения, странное утверждение недостойного человека на высокий пост, уверен: это стопроцентно коррупция.

Сейчас, увы, сплошь и рядом происходит имитация борьбы с коррупцией. На скромный по объему декабрьский закон (из 14 статей) о противодействии коррупции уже опубликовано не менее 4 многостраничных комментариев. Множатся книги и статьи по модной теме. Правоохранительные органы нередко делают вид, что ничего особенного никто не накопал. Сейчас, если и реагируют на жалобы, то по ним часто проводят чисто формальные проверки. Есть, например, дело полковника Астафьева, начальника Центра госзащиты краевого УВД, сильно похожее на дело таможенного генерала Бахшецяна. И о том, и о другом много писали газеты. Никакой реальной реакции правоохранителей нет ни на статьи, ни на жалобы.

Вот, например, цитирую заявление Председателя Национального антикоррупционного комитета К. Кабанова: страшно, что в тюрьмах сидят те, кто боролся со злом: начальник Дальневосточного таможенного управления генерал Бахшецян (оказывал противодействие китайской контрабанде, прикрываемой генералами ФСБ)1.

Как известно, Генеральной прокуратурой продолжается расследование громкого контрабандного дела, связанного с китайским ширпотребом, которое теснейшим образом связано с «делом» Бахшецяна. Именно лица, разыскиваемые по расследуемому делу (а также стоящие негласно за ним), инициировали дело против генерала. Но, тем не менее, был вынесен и вступил в законную силу суровый приговор, связанный с реальным лишением свободы. Трудно исключить, что дело Бахшецяна - заказное, и скорее всего, не обошлось без прямых команд из Москвы. Так, О. Елисеев, бывший начальник аналитического отдела Службы собственной безопасности ДВТУ, сообщает, что его попытки довести до компетентных органов и руководства страны информацию о фактическом состоянии таможенного дела и известных ему обстоятельствах, связанных с фабрикацией уголовного дела в отношении Э. Бахшецяна не принесли положительного результата. В течение трех лет ему не удалось получить внятного ответа ни на одно из его обращений.

Увы, противодействие коррупции происходит довольно странно.


Президент страны, одной рукой направляя всех на борьбу с коррупцией, росчерком пера ликвидирует (сентябрьским Указом) основное милицейское антикоррупционное звено – УБОПы, что не может не вызвать недоумения. Да, другие подразделения там созданы, но принцип их работы совсем другой - не столько глубокая разработка группировок, сколько работа по фактам.

К вопросу о пресловутой политической воле властей всех уровней, которой так не хватает для борьбы с коррупцией. По-моему, определяющим здесь является механизм прихода к власти. Если это предмет торга, теневых договорённостей, это одно, а если это полномочный глава, который сам никого не боится и ни с кем не связан корпоративными обязательствами, он может и должен позитивно влиять на ситуацию. От коррупции можно значительно избавиться, помимо прочего, путём кадровой перетряски, когда очищаются от всех, кто замешан в коррупционных схемах. В Италии, например, 70% госаппарата во время операции «чистые руки» поменялось. А у нас: если тронем по-настоящему коррупционера, то и государство, похоже, развалится. Разве это дело?

В заключение хотелось бы привести вывод, который сделан бывшим советником Президента РФ Г. Сатаровым (2009): у власти всегда достаточно ресурсов, чтобы стать препятствием для ограничения коррупции, но ее собственных усилий недостаточно, если они не поддержаны обществом. Точно также без ее усилий ограничить коррупцию нельзя. У власти бывает только две возможности: либо она сама меняет себя, либо ее меняют другие.

Для реальной эффективной борьбы с коррупцией нужно формирование и последовательная реализация глубоко обоснованной системной антикоррупционной политики.


О практике прокурорского надзора за исполнением законодательства о противодействии коррупции
Мельников Ю., заместитель прокурора Приморского края, к.ю.н.

Скорик В., старший прокурор отдела

по надзору за исполнением законодательства

о противодействии коррупции прокуратуры

Приморского края
Едва ли ни с первого дня вступления в должность Президент РФ Дмитрий Анатольевич Медведев потребовал от всех государственных структур и, в первую очередь от правоохранительных органов, поднять борьбу с коррупцией на совершенно иной качественный уровень.

Для обеспечения решения поставленной задачи руководством страны был предпринят целый ряд последовательных действий правового и организационного характера, среди которых следует особо отметить утверждение Национального плана противодействия коррупции, послужившего мощным стимулом для дальнейшей активизации нашей работы.

На основе Национального плана были разработаны соответствующие планы Генеральной прокуратуры и прокуратур субъектов РФ.

Непосредственно краевой прокуратурой 29 сентября 2008 года утвержден долгосрочный комплексный план мероприятий по противодействию коррупции на 2008-2010 годы, который детально определяет деятельность органов прокуратуры в указанной сфере надзора.

В числе основных направлений надзорной деятельности запланированы и проводятся проверки целевого использования средств бюджетов всех уровней, исполнения законодательства о противодействии коррупции в сфере государственной и муниципальной службы.

За прошедший год органам прокуратуры края удалось достичь позитивной динамики в реализации стратегических идей, заложенных в Национальном плане противодействия коррупции.

По итогам 2009 г. органам прокуратуры края удалось выявить 3500 нарушений законодательства о противодействии коррупции, государственной и муниципальной службе, что почти в 2 раза больше, чем в 2008 году (2089). Отмечается также рост в полтора раза принятых актов реагирования и, при этом, практически всех форм (1659 и 1204).

На совершенно ином уровне организована работа в сфере надзора за исполнением законодательства о государственной службе - количество выявленных нарушений закона и принятых по ним мер реагирования увеличилось в 2 раза (559 нарушений и свыше 203 акта против 312 и 83).

Достигнув необходимого уровня взаимодействия с органами государственной власти и местного самоуправления органами прокуратуры края обеспечена разработка, принятие и реализация нормативных правовых актов в сфере антикоррупционной политики.

Такие новеллы российской правовой системы как предупреждение и устранение конфликта интересов, контроль за доходами государственных и муниципальных служащих, антикоррупционная экспертиза правовых актов и их проектов с учетом особенностей Приморского региона нашли свое отражение в региональных правовых актах.

В рамках реализации принятого по инициативе прокуратуры края Закона края «О противодействии коррупции в Приморском крае» (от 10.03.2009) обеспечено принятие всех необходимых региональных правовых актов по вопросам проведения органами государственной власти антикоррупционной экспертизы НПА (постановление Администрации края от 30.05.2009 № 140-па «Об утверждении порядка организации и проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов Губернатора края, Администрации края и их проектов», Закон края от 22.12.2008 «О законодательной деятельности в Приморском крае» - предусматривает проведение антикоррупционных экспертиз Законов края, их проектов).

В июне 2009 г. принята Программа противодействия коррупции в Приморском крае на 2009-2011 гг. Прокуратурой края установлен особый контроль за своевременным и качественным исполнением мероприятий, предусмотренных, Программой.

Есть примеры непосредственного участия прокуратуры края в разработке нормативных правовых актов в сфере противодействия коррупции. К примеру, благодаря данной форме межведомственного взаимодействия разработано и принято в установленный Президентом РФ срок (не позднее 01.09.2009) постановление Губернатора края (от 01.09.2009 № 60-пг), которым утвержден перечень должностей гражданской службы края, при назначении на которые граждане и при замещении которых служащие края обязаны представлять сведения о своих доходах и об имуществе, а также такие сведения в отношении членов своей семьи.

Обсуждая ход реализации Национального плана противодействия коррупции, в обязательном порядке необходимо говорить о ключевых направлениях государственной политики по противодействию коррупции.

Конечно же, речь идет о мерах, принимаемых по предупреждению коррупции. При этом, следует отметить, что преступления и иные правонарушения коррупционной направленности в значительной мере обусловлены ненадлежащим выполнением требований законодательства о государственной и муниципальной службе непосредственно служащими, нарушением ими установленных законом запретов и несоблюдением ограничений.

К их числу можно отнести незаконное участие в коммерческой деятельности, учреждение коммерческих организаций, родственное подчинение, владение долями и пакетами акций, поездки в иностранное государство за счет оплаты расходов принимающей стороной, что влечет за собой конфликт личных интересов и интересов службы, и как следствие создает почву для коррупционных проявлений.

В 2009 г. нами выявлено 32 факта участия государственных (16) и муниципальных (16) служащих и 5 выборных лиц в деятельности, учреждении коммерческих организаций, а также 10 фактов родственного подчинения.

Так, например, по представлению прокуратуры края привлечена к дисциплинарной ответственности начальник отдела департамента по тарифам края Мосензова В.И., которая участвовала в деятельности коммерческой организации и не передала в доверительное управление свыше 7 тыс. принадлежащих ей акций РАО «ЕЭС России».

Государственный инспектор инспекции труда края Непомнящий А.. за учреждение коммерческой организации – ООО «Владком» привлечен к дисциплинарной ответственности, а по постановлению прокуратуры края – к административной, поскольку представил работодателю недостоверные сведения о соблюдении им указанного запрета.

По представлению прокуратуры края Управлением Роспотребнадзора по краю приняты меры к расторжению срочного служебного контракта с начальником территориального отдела Управления Роспотребнадзора по краю в г. Уссурийске Гордиенко А. В указанном территориальном отделе замещала должность главного специалиста-эксперта Гордиенко М., которая, находясь в непосредственном подчинении Гордиенко А., является женой его сына (невесткой), что противоречит закону.

Неотвратимость правовых последствий при несоблюдении предусмотренных законом ограничений и нарушении запретов по службе также является одной из мер предупреждения коррупционных правонарушений.

Нами вскрыто свыше 60 фактов нарушения требований закона о достоверном и полном предоставлении гражданскими служащими представителю нанимателя сведений о доходах и об имуществе.

Например, по инициативе прокуратуры края за данные нарушения привлечено к административной ответственности 34 федеральных гражданских служащих и гражданских служащих края 3-х органов исполнительной власти края (Управление Росрегистрации (7), Управление ФМС (6), Управление Минюста (2), ДВ управление Ростехнадзора (3), департамент дорожного хозяйства края (7), управление государственной службы занятости населения края (4) и т.д.).

Например, в текущем году директор департамента дорожного хозяйства Приморского края Филь С.И. и его заместитель Лысенко Е.Н. за непредставление сведений об имуществе в полном объеме по постановлениям прокуратуры края привлечены к административной ответственности в виде штрафа. Аналогичная мера ответственности настигла троих руководителей территориальных отделов Управления Роспотребнадзора по Приморскому краю (заместители начальников территориальных отделов в городах Лесозаводске и Уссурийске Грукова Л.А., Яшин Е.Е., а также заместитель начальника отдела бухгалтерского учета и отчетности Рыбачкова А.А.), которые сокрыли сведения о наличии у них в собственности земельных участков.

Выявлены факты неисполнения служащими обязанности по уведомлению представителя нанимателя (работодателя) о возникшем конфликте интересов или о возможности его возникновения.

Так, в 2009 г. 52 муниципальных служащих и 4 государственных служащих (сотрудники милиции, служащие налоговых органов) выезжали в г. Суйфеньхе по приглашениям Народного Правительства г. Суйфеньхе (КНР) и оплата расходов (проживание и питание) осуществлена принимающей стороной.

По результатам проверки принято 23 меры прокурорского реагирования.

Например, по представлению прокуратуры администратор Надеждинского районного суда Юзифович В.Е. освобожден от замещаемой должности и уволен с государственной гражданской службы за допущенные им нарушения закона.

Ранее не являющийся предметом прокурорских проверок в сфере предупреждения коррупционных правонарушений депутатский корпус также в ряде случаев не отличился законопослушностью. Так, прокуратурой края выявлены факты несоблюдения государственными и муниципальными служащими запрета на замещение должностей при избрании их на выборную должность в органе местного самоуправления.

К примеру, по представлению прокуратуры края начальник отдела защиты прав потребителей Управления Росприроднадзора по краю Картавцев Е.Ю. привлечен к строгой дисциплинарной ответственности и досрочно прекратил полномочия депутата Думы г. Владивостока.

Продолжена активная работа по выявлению фактов незаконного замещения должностей государственной и муниципальной службы лицами, не соответствующими квалификационным требованиям (более 70 фактов) к уровню образования, стажу службы, достигшими предельного возраста нахождения на муниципальной службе, а также осужденными.

Так, по представлению прокуратуры края начальник межрайонного отдела Управления Роснедвижимости по краю в г. Уссурийске Акентьев В.И., имеющий не снятую и не погашенную судимость, в октябре прошлого года освобожден от замещаемой должности и уволен с гражданской службы.

В результате обращений прокуратуры края в суд 16 гражданских служащих Управления Росрегистрации по краю различных должностей в связи с отсутствием у них необходимого высшего профессионального образования переведены на нижестоящие должности, к которым не предъявляется данное квалификационное требование.

В связи с выявлением на территории края фактов использования служащими поддельных дипломов об образовании органами прокуратуры края выполнен комплекс проверочных мероприятий в данном направлении.

В результате, по выявленным фактам использования государственными и муниципальными служащими поддельных дипломов об образовании, принято 36 мер прокурорского реагирования, в том числе, возбуждено с направлением в суд 13 уголовных дел.

К примеру, следственными органами по материалам проверки прокуратуры расследуется уголовное дело в отношении нынешнего градоначальника Партизанского городского округа края Александра Галущенко, который предоставил в территориальную избирательную комиссию г. Партизанска при его баллотировании на данную должность поддельный диплом о высшем образовании.

Массовый характер представления и использования заведомо подложных документов об образовании для назначения на офицерские должности установлен Приморским прокурором по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях края (9 сотрудниками). В отношении 5 сотрудников уголовные дела направлены в суд.

По материалам прокуратуры Ханкайского района возбуждено и расследуется уголовное дело по ч. 3 ст. 327 УК РФ в отношении начальника отделения УФМС по краю в Ханкайском муниципальном районе Васильева А.В. по факту использования им поддельного диплома о высшем профессиональном образовании.

Серьезный предупредительный потенциал содержит антикоррупционная экспертиза нормативных правовых актов и их проектов.

В связи с изменениями в федеральное законодательство с начала августа прошлого года организационно обеспечена и проводится на постоянной основе антикоррупционная экспертиза нормативных правовых актов органов власти всех уровней и их проектов. Центр тяжести в данной работе перенесен на проектную стадию.

В результате принятых мер реагирования почти 1200 коррупциогенных факторов исключено из действующих НПА и их проектов, в т.ч. в 262 региональных (15) и муниципальных (247) нормативных правовых актов исключено свыше 650 коррупциогенных факторов, в т.ч. около 200 - противоречащих федеральному законодательству.

Принят исчерпывающий комплекс мер по исключению коррупциогенных факторов (внесено 20 требований об изменении нормативных правовых актов и устранении свыше 52 коррупциогенных факторов, удовлетворены).

Основным критерием отнесения нормативных правовых актов к коррупционным явилось наличие очевидных противоречий (коллизий) между правовыми нормами различных актов, необоснованно широкие пределы усмотрения для органа исполнительной власти, органа местного самоуправления, их должностных лиц или иных субъектов правоприменения в связи с реализацией компетенции.

К примеру, по результатам антикоррупционной экспертизы Закона Приморского края от 04.06.2007 № 82-КЗ «О муниципальной службе в Приморском крае» в статье 16 Закона выявлен коррупциогенный фактор, выразившийся в наличии внутренних противоречий между нормами единого нормативного акта.

Указанная норма Закона не предусматривала обязанности гражданина, поступающего на муниципальную службу, представлять сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера членов своей семьи.

В то же время, согласно ч. 7 ст. 8 Федерального закона «О противодействии коррупции» непредставление гражданином при поступлении на муниципальную службу представителю нанимателя (работодателю) указанных сведений о своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей является основанием для отказа в приеме указанного гражданина на муниципальную службу.

По требованию прокуратуры края внесены изменения в ст. 16 Закона края «О муниципальной службе в Приморском крае», коррупциогенный фактор устранен.

Необходимо отметить, что к работе органов исполнительной власти края по проведению антикоррупционной экспертизы разработанных ими нормативных правовых актов имеются претензии. К такому выводу прокуратура края пришла по итогам проведенного анализа за 9 месяцев 2009.

По представлению прокуратуры края Администрацией края приняты определенные меры к устранению нарушений закона.

В истекшем году на территории края зарегистрировано 479 преступлений, совершенных должностными лицами с использованием служебного положения и коррупционной направленности. Выявлено 67 фактов взяточничества. Раскрываемость преступлений данной категории составила 98,1%.

За совершение преступлений коррупционной направленности привлечено к уголовной ответственности 108 должностных лиц (в т.ч. 53 взяточника).

Конечно, имеется немало примеров, когда прокурорские проверки позволили привлечь коррупционеров к уголовной ответственности.

К примеру, Ленинским районным судом г. Владивостока рассматривается уголовное дело, возбужденное по материалам проверки прокуратуры края и УВД по краю в отношении заместителя начальника Владивостокского филиала Дальневосточного юридического института МВД России Татьяны Песцовой, которая похитила полученные в подотчет 239 тыс. рублей путем предоставления заведомо подложных документов.

Расследуется уголовное дело, возбужденное в отношении бывшего директора департамента градостроительства края Криворотова С.А. (по ст. 293 ч. 1 УК РФ), по факту совершения им халатных действий при заключении госконтракта на выполнение проектно-изыскательских работ по строительству одного из объектов саммита АТЭС, что причинило ущерб на сумму свыше 28 млн. рублей («Водоснабжение г. Владивостока и других населенных пунктов Приморского края из подземных источников Пушкинского месторождения»).

Бесспорно, там, где правоохранительные органы работают профессионально и системно, - всегда есть положительный результат.

К примеру, пресечена преступная деятельность начальника Управления Пенсионного фонда РФ по Приморскому краю в г. Дальнегорске Рудыка В.Д., которая организовала и осуществляла в период с июля по сентябрь 2009 оформление и сбыт фиктивных проездных авиабилетов лицам, имеющим право на оплачиваемый за счет средств работодателя проезд к месту использования отпуска и обратно, для последующего их предъявления в государственные учреждения и возмещения денежных средств из Управления Пенсионного фонда РФ по краю в г. Дальнегорске, получая впоследствии половину суммы от выплачиваемых денежных средств по фиктивным проездным документам (05.10.2009 следственным органом возбуждено уголовное дело по ч.3 ст. 159 УК РФ и производится предварительное следствие. Рудыка В.Д. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, проводится следствие).

На рассмотрении в суде возбужденное по материалам УФСБ по краю уголовное дело в отношении начальника ОВД ЗАТО г. Большой Камень Николая Васильченко, который вымогал у предпринимателя взятку в крупном размере за содействие в переоформлении документов на автомашину и при его задержании оказал активное сопротивление сотрудникам ФСБ (ст. 159 ч. 3, ст. 318 ч. 1 УК РФ).

Попадались и крупные чиновники-взяточники Администрации края, которые осуществляли свои полномочия исключительно за «мзду». Среди них директор департамента лицензирования и регулирования отношений в сфере потребительского рынка администрации края – Бельтюков, который получил от представителя коммерческой организации взятку за решение вопроса о выдаче лицензии на розничную продажу алкогольной продукции. Взяточник осужден к 5 годам 6 мес. лишения свободы с отбыванием наказания в колонии – поселении.

Формат настоящего семинара предполагает необходимость «высвечивания» и обсуждения проблем, с которыми сталкиваются практики - правоприменители при осуществлении ежедневной работы.

Обозначу еще несколько таких моментов.

Неотъемлемой частью прокурорского надзора за исполнением законодательства о противодействии коррупции является надзор за исполнением законодательства о государственной и муниципальной службе, в рамках которого особое внимание уделяется соблюдению служащими установленных для них ограничений и запретов.

У нас есть наработанные методики выявления нарушений данного законодательства, имеется немало примеров, когда по результатам рассмотрения актов прокурорского реагирования чиновники, не соблюдающие установленные ограничения, привлекались к ответственности, вплоть до увольнения.

В то же время, арсенал средств, с помощью которых можно выявлять такого рода нарушения, пока используется не на все сто процентов.

Так, например, органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, вправе собирать данные, необходимые для принятия решения о достоверности представленных государственными и муниципальными служащими предусмотренных законом сведений при наличии запроса, направленного в порядке, определяемом Президентом Российской Федерации (ч. 6 ст. 7 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»).

В настоящее время законодательно не определено, могут ли соответствующие оперативно-розыскные мероприятия проводиться по инициативе органов прокуратуры и в каких именно случаях. Надеемся, что соответствующие правовые акты будут приняты в ближайшее время.

Аналогичные препятствия имеются и при проведении проверок полноты и достоверности сведений о доходах служащих, связанные с получением сведений (о счетах, вкладах, полученных кредитах) в банковских и иных кредитных учреждениях. Дело в том, что банки могут представить необходимую информацию только в рамках производства следственными органами предварительного расследования. При проведении же проверок органами прокуратуры в порядке общего надзора получение сведений, составляющих банковскую тайну, законом не предусмотрено, что значительно усложняет работу в данном направлении. Получить такие сведения в рамках взаимодействия с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, также не представляется возможным в силу тех же самых причин.

Полагаю, что наделение органов прокуратуры, а также органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, правом на получение сведений о счетах, вкладах и кредитных обязательствах чиновников выведет борьбу с коррупцией на новый уровень и позволит выявить значительное количество фактов сокрытия государственными и муниципальными служащими сведений о доходах, в том числе полученных от противозаконной деятельности.
Антикоррупционная экспертиза

нормативных правовых актов и их проектов в Приморье
Крамарова В.,

начальника отдела Управления

Минюста России по Приморскому краю
В Национальном плане противодействия коррупции, утвержденном Президентом Российской Федерации от 31.07.2008 №Пр-1568, отмечено, что коррупция является для России одной из ключевых проблем, сдерживающих поступательное развитие страны.

Общепризнанным является тот факт, что коррупция - чрезвычайно опасное социально-правовое явление, которое негативно влияет на устойчивость политической ситуации в стране, экономическое развитие, дестабилизирует общественный правопорядок, существенно снижает авторитет государственной власти, создает напряженность в обществе.

Основные направления национального нормотворческого процесса в сфере обеспечения правовых основ борьбы с коррупцией заложены в Концепции административной реформы в Российской Федерации на 2006-2010 гг. и плане мероприятий по ее проведению, одобренных распоряжением Правительства РФ от 25.10.2005 №1789-р, а также в Национальном плане противодействия коррупции, утвержденном Президентом РФ от 31.07.2008 №Пр-1568.

Во исполнение пункта 5 раздела IV Национального Плана противодействия коррупции, утвержденного Президентом Российской Федерации 31.07.2008 №Пр-1568, Минюстом России разработан План по противодействию коррупции на 2008-2009 гг. В июле 2009 года указанный план был скорректирован.

На основании пункта 2.3 Плана Минюстом России организовано проведение на постоянной основе мониторинга законодательства субъектов Российской Федерации в целях выявления в нем положений, способствующих проявлению коррупции. По результатам мониторинга территориальными органами и Минюстом ежеквартально готовится обзор, который включает информацию о состоянии законодательства субъектов РФ, направленного на противодействие коррупции, а также о выявленных в актах субъектов РФ положениях, способствующих проявлению коррупции.

Проведение такого мониторинга позволяет выявить в нормативных правовых актах субъектов РФ нормы, устанавливающие избыточные функции контроля (надзора), защиты, ограничения, преимущества, льготы, противоречащие федеральному законодательству и способствующие проявлению коррупции.

Антикоррупционная экспертиза правовых актов и их проектов указана в качестве одной из мер по профилактике коррупции в ст. 6 Федерального закона от 25.12.2008 №273-ФЗ «О противодействии коррупции».

Правила проведения экспертизы проектов нормативных правовых актов и иных документов в целях выявления в них положений, способствующих созданию условий для проявления коррупции и Методика проведения экспертизы проектов нормативных правовых актов и иных документов в целях выявления в них положений, способствующих созданию условий для проявления коррупции первоначально были утверждены Постановлениями Правительства РФ от 05.03.2009 №195 и №196.

В настоящее время Правила проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов и методика проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов утверждены Постановлением Правительства Российской Федерации от 26.02.2010 №96 «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов».

Указанными Правилами регулируется проведение экспертизы на коррупциогенность в отношении проектов федеральных законов, проектов указов Президента РФ и проектов постановлений Правительства РФ, разрабатываемых федеральными органами исполнительной власти, иными государственными органами и организациями, проектов концепций и технических заданий на разработку проектов федеральных законов, проектов официальных отзывов и заключений на проекты федеральных законов; нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти, иных государственных органов и организаций, затрагивающих права, свободы и обязанности человека и гражданина, устанавливающих правовой статус организаций или имеющих межведомственный характер, а также уставов муниципальных образований и муниципальных правовых актов о внесении изменений в  уставы муниципальных образований; нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации.

Данная экспертиза на коррупциогенность проводится Министерством юстиции Российской Федерации.




Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал