Владивостокский центр изучения организованной преступности при юи двгу


Правовой механизм защиты от коррупции



страница13/22
Дата17.10.2016
Размер3,8 Mb.
ТипСборник
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   22

Правовой механизм защиты от коррупции

на современном этапе

Арчибасова Л.,

Начальник Филиала ВНИИ МВД России по Западной Сибири, к.ю.н.
Проблема коррупции на современном этапе является достаточно острой. Как показывает практика, наиболее распространена она в тех органах власти, которые осуществляют постоянное, массовое и непосредственное взаимодействие с гражданами и организациями по вопросам оказания различного рода общественно значимых и государственных услуг. Органы власти входят в зону с повышенным коррупционным риском, если они:

- осуществляют полномочия, связанные с распределением финансовых средств и иных ресурсов, имеющих материальную оценку;

- предоставляют государственные услуги заявителям, а также имеют непосредственные контакты с гражданами и организациями;

- осуществляют контрольные и надзорные функции, разрешительные действия;

- принимают решения, обязательные для других лиц;

- являются органами по работе с секретной информацией;

- обладают высокой степенью свободы действий должностных лиц, вызванной спецификой их работы.

В этих условиях из всех проблем борьбы с коррупцией необходимо выделить наиболее важный с точки зрения правового регулирования блок вопросов: создание правового механизма защиты от данного явления. Должна быть конкретизация механизмов борьбы с коррупцией, т.е. необходимо определение, прежде всего, видов юридической ответственности виновных и причастных к коррупции.

В статье 13 Федерального закона от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» обозначено, что за совершение коррупционных правонарушений граждане Российской Федерации, иностранные граждане и лица без гражданства несут уголовную, административную, гражданско-правовую и дисциплинарную ответственность.

К дисциплинарной ответственности следует отнести – при малозначительности: наложение выговора и строгого выговора, объявление о неполном служебном соответствии, а также отстранение от занимаемой должности и увольнение с государственной службы, с запретом дальнейшего использования на руководящих должностях (ФЗ от 27 июля 2004 г. «О государственной гражданской службе РФ»). Эти же меры следует предусмотреть в Трудовом кодексе РФ и Дисциплинарных уставах военной и правоохранительной службы.

Под гражданско-правовой ответственностью следует понимать возмещение нанесенного материального или морального вреда лицом, признанным судом в административном или уголовном порядке виновным в коррупционной деятельности.

К административной ответственности следует привлекать все категории должностных лиц.

Говоря об уголовной ответственности, стоит привести высказывание Президента РФ Д. Медведева: «Не верю в чудодейственную силу специальных законов о противодействии коррупции. Да законодательство надо совершенствовать, осовременивать. Но главный закон о противодействии коррупции – это Уголовный кодекс. Он или работает, или не работает»1. Первоочередной задачей перед всеми органами исполнительной власти и должностными лицами является уважение и охрана прав и свобод человека. Особое внимание следует придавать фундаментальной роли права, на котором основывается государство и гражданское общество. Субъекты управления обязаны добиться истинного уважения к закону, преодолеть правовой нигилизм, который серьезно мешает развитию современного общества. В связи с этим административная реформа должна способствовать реализации намеченных Президентом страны планов.

Однако в УК РФ мы не найдем прямого упоминания коррупции. Действующее уголовное законодательство содержит Главу 30 «Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления», которая включает должностные преступления, совершаемые из корыстных побуждений и с корыстной целью. Подобные преступления часто называют коррупционными. Однако данной главой перечень преступлений коррупционной направленности не ограничивается. В соответствии с международными конвенциями, регламентирующими противодействие коррупции, к коррупционным преступлениям могут быть отнесены 67 составов преступлений, регламентированных УК РФ. Основным преступлением коррупционной направленности является получение взятки, еще 54 состава образуют ее ядро, и 12 составляют преступления, находящиеся на периферии коррупционной преступности1.

В России до недавнего времени отсутствовало законодательное определение коррупции, несмотря на то, что попытки принять соответствующий закон предпринимались еще в середине 90-х гг. (ст. 2 Федерального закона «О борьбе с коррупцией», принят 22.11.1995 ГД ФС РФ). В статье 1 Федерального закона от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» предлагается определение коррупции, к которому возникает много вопросов, и которое не описывает все признаки многообразных проявлений коррупции. Необходимо уточнить понятие коррупции, приведенное в ст. 1 ФЗ от 25.12.2008 г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции», которое в действующей редакции не в полной мере отражает суть данного негативного социально-правового явления. Под коррупцией следовало бы понимать «злоупотребление должностными полномочиями, превышение должностных полномочий, получение взятки, служебный подлог, а также иное умышленное незаконное использование должностным лицом своего должностного положения, совершенное вопреки законным интересам общества и государства, в целях получения выгод имущественного характера как для себя лично, так и для других лиц».

Корысть – выгода, материальная польза. Корыстная заинтересованность представляет собой стремление субъекта получить какую-либо имущественную выгоду. Согласно п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве» убийство из корыстных побуждений следует понимать как совершенное в целях получения материальной выгоды для виновного или других лиц (денег, имущества или права на его получение, прав на жилплощадь и т.п.) или избавления от материальных затрат (возврата имущества, долга, оплаты услуг, выполнения имущественных обязательств, уплаты алиментов и др.). Определением коррупции не охватывается поведение должностного лица, которое путем злоупотребления должностными полномочиями, превышения должностных полномочий, а также иного умышленного незаконного использования своего должностного положения, совершает действия (бездействие), не получая никаких выгод имущественного характера, например, из дружеских отношений, иными словами не из корыстных побуждений.

При этом специальный федеральный закон, будучи комплексным по своей природе, в силу положений ст.2 УК РФ не может содержать в себе нормы уголовного права, в связи с чем необходимо внесение изменений и дополнений в действующий УК РФ, в который должны быть внесены конкретные нормы о коррупции. Это будет согласовываться и со смыслом вышеобозначенного федерального закона.

В 2009 году по заявке МВД России фондом Общественное мнение было проведено исследование «Изучение общественного мнения об уровне безопасности личности и деятельности органов внутренних дел Российской Федерации», в ходе работы был проведен количественный опрос населения в каждом субъекте РФ (83 региона).

На вопрос о том, беспокоит ли их коррупция, 17% опрошенных ответили, что коррупция их не беспокоит, немного беспокоит 29%, сильно беспокоится данным явлением 49% респондентов, а 5% затруднились ответить. Из событий и явлений в нашей стране, которые «сильно беспокоят» граждан коррупция расположилась на 10 месте, после бедности, низких зарплат, пенсий (76%), высоких тарифов на жилье и коммунальные услуги (74%), наркомании, алкоголизма (70%), криминализации общества, преступности (63%), недоступности качественного медицинского обслуживания (62%), дороговизны жилья, неразвитости жилищной ипотеки (62%), утраты моральных ценностей, безнравственности, распространения порнографии и проституции (61%), недоступности качественных продуктов питания (56%), ограниченных возможностей досуга детей, молодежи, взрослых (51%).

Подобное положение дел свидетельствует о том, что в массовом сознании недооцениваются негативные факторы коррупции, более того, в массовом сознании существует убеждение в пользе коррупции, поскольку ее наличие позволяет решить практически любой «скользкий вопрос».

В целях формирования антикоррупционных установок необходимо усилить отрицательное отношение граждан к коррупции. Это достигается путем активной пропагандистской работы в средствах массовой информации, направленной на понимание населением отрицательных последствий коррупции. Этой цели может служить создание и внедрение программы этического образования государственных гражданских служащих в форме семинаров и тренингов, основной задачей которой является формирование у государственных гражданских служащих осознания важности и ответственности государственной службы, ясного представления о действиях и проявлениях в деятельности государственных гражданских служащих, рассматриваемых как коррупционные, а также разъяснении вопросов административной и уголовной ответственности за коррупционные правонарушения.

Целесообразно проведение публичных информационных мероприятий для различных целевых групп граждан и организаций – получателей государственных услуг.

Власть сильна тогда, когда каждый управленец профессионально подходит к выполнению возложенных на него должностных обязанностей по оказанию государственных услуг или исполнению государственных функций и умеет принимать правильные решения в целях реализации потребностей граждан в пределах разрешенного законами.

Что же касается вопросов борьбы с коррупцией, по данной проблеме Президент РФ Д. Медведев отметил, коррупция превратилась в системную проблему, и этой системной проблеме необходимо противопоставить системный ответ. Задача, очевидно, непростая, нужен комплекс мер, а не точечные решения.
Зарубежный опыт законодательного обеспечения института парламентского и общественного контроля за соблюдением антикоррупционного законодательства
Кеняйкин В., МИД России
В Великобритании в процесс контроля за соблюдением антикоррупционного законодательства вовлечен ряд комитетов и комиссий парламента. В Палате общин это комитеты по бизнесу и предпринимательству, по финансам и службам, по внутренним делам, по государственным расходам, по госуправлению, по стандартам и привилегиям, а в Палате лордов - комитеты по управлению и общественным расходам, по экономическим вопросам, по привилегиям и др. Эти структуры следят за правоохранительной деятельностью на данном направлении и готовят рекомендации по возможным дополнениям в законодательство, что вытекает из закрепленных за ними функций.

Статус общественных структур, ведущих борьбу с коррупцией, определяется общим правовым режимом некоммерческих организаций. Какие-либо особые функции НПО в данной сфере законом не прописаны. Решения и рекомендации независимых компаний, например, «Комиссии Вулфа», занимавшейся изучением коррупционной деятельности концерна «Би-Эй-И», обязательной силы для частных и государственных структур не имеют.

B Дании пакет антикоррупционных законов включает порядка 20 законодательных актов, и предусматривает уголовную и административную ответственность частных и юридических лиц за умышленное использование служебного положения для противоправного получения имущественных и неимущественных благ и преимуществ, а также за подкуп этих лиц.

Наиболее действенным оказался принятый в 2002 г закон, обязывающий членов правительства ежегодно публиковать сведения о своих доходах и имуществе. В результате министры были вынуждены продать свои акции в иностранных компаниях, так как, обладая этими ценными бумагами, чиновники могли бы использовать служебное положение в своих экономических интересах.

В соответствии с п. 20 Конституционного регламента Фолькетинга «любой член датского парламента может получить информацию о позиции любого министра по вопросу, входящему в компетенцию данного министра». На основании этого положения датские министры в обязательном порядке регулярно письменно или устно на заседаниях парламента отвечают на запросы своих коллег (публикуется на Интернет-странице фолькетинга), в том числе касательно подозрений в получении взятки или лоббировании какой-либо компании.

Согласно Закону о полиции любой гражданин имеет право, в том числе анонимно, обратиться в правоохранительные органы с заявлением о проверке того или иного нарушения. В 2008 г. в полицию поступило более 35 тыс. заявлений в связи с возможными нарушениями антикоррупционного законодательства (всего в 2008 г. более 450 тыс. обращений), однако ни по одному случаю до возбуждения уголовного дела не дошло.



Швеция занимает одно из первых мест среди наименее подверженных коррупции государств, что говорит о практически полной «неподкупности» в среде шведских чиновников. Для пресечения завуалированных случаев коррупции чиновники обязаны декларировать личные подарки стоимостью свыше 200 шведских крон в целях их дальнейшего налогообложения.

Ключевым элементом в антикоррупционном механизме Швеции является эффективный общественный контроль за деятельностью как чиновников, так и бизнесменов. Основную роль в осуществлении этого контроля играют шведские СМИ, мгновенно предающие огласке любые случаи коррупции, невзирая на должности и положение в обществе замешанных в них лиц. Шведский парламент также принимает активное участие в деятельности по борьбе с коррупцией. Например, министра иностранных дел Швеции К.Бильдта парламентарии, при весьма деятельной помощи средств массовой информации, вынудили продать свои акции «русских» фондов во избежание, как было сказано, «возникновения коррупционной зависимости от России».

В Исландии вопросы противодействия коррупции регулируются главным образом Уголовным кодексом. Согласно ст. 128 госслужащий, сотрудник международной организации или отдельной структуры при международной организации, сотрудник законодательного органа зарубежного государства или международного суда, незаконно получающий подарок или какую-либо иную материальную выгоду, наказывается тюремным заключением на срок до 6 лет.

Существует также возможность проведения независимого парламентского расследования ситуаций, вызывающих озабоченность у депутатов. Предложение на этот счет может быть внесено любым депутатом в профильный комитет. В случае получения согласия комитета вопрос выносится на всеобщее обсуждение и голосование. При положительном исходе дается согласие на формирование комиссии по расследованию, в которую, как правило, входят депутаты от всех политических партий, представленных в парламенте. В случае необходимости подобная процедура может быть применена и к делам, связанным с нарушениями антикоррупционного законодательства Исландии.

Общественный контроль сводится в основном к публичному обсуждению вопросов, связанных с вопросами коррупции, в национальных печатных и электронных СМИ по причине достаточно слабого развития института национальных неправительственных организаций.

В Ирландии противодействие коррупции является одним из приоритетных направлений борьбы государства с преступностью в стране, а также залогом поступательного развития экономики, общественных институтов и нормального функционирования государственных органов власти в целом.

Отдельного внимания заслуживают нормы закона «О противодействии коррупции» от 2001 г., в соответствии с которыми к представителям ирландского парламента, судебных и государственных органов власти применяются как внутренняя, так и экстерриториальная юрисдикция. В 2008 г. ирландцы пошли по пути дальнейшего укрепления антикоррупционного законодательства в части расширения существующего списка лиц, к которым может быть применена экстерриториальная юрисдикция за счет включения в него граждан Ирландии, физических лиц, по обыкновению проживающих в стране, и юридических лиц, зарегистрированных в Ирландии, а также совершенствования программы защиты свидетелей.

Отдельный вклад в борьбу с коррупцией вносит институт омбудсмена, учрежденный законом «Об омбудсмене» от 1980 г., в компетенцию которого входит рассмотрение жалоб граждан на действия должностных лиц любого ранга. Представитель по правам человека входит в состав ряда государственных комиссий, контролирующих соблюдение правочеловеческой проблематики в различных сферах, включая право на доступ граждан к информации государственных органов власти.

Особый интерес представляет опыт Ирландии по использованию в практике антикоррупционной борьбы независимых трибуналов (общественных комиссий по расследованию). Они занимаются расследованием конкретных фактов «коррупции» высших государственных лиц или дел, имеющих особую общественную значимость. Формируются трибуналы из авторитетных судей и юристов.

Важная роль в борьбе с коррупцией отводится парламенту Ирландии. В обеих его палатах учреждены постоянные комитеты по служебной этике с правом проводить собственные расследования персональных дел парламентариев и сенаторов в рамках своей компетенция.

Независимая (неправительственная) комиссия по контролю за соблюдением должностными лицами норм служебной этики проводит собственные расследования деятельности парламентариев, должностных лиц органов государственной власти и госслужащих с последующим представлением отчетов в Минфин и парламент.

Информирование о случаях коррупции в Норвегии, как и о других уголовно-наказуемых деяниях, считается общественным долгом каждого гражданина Норвегии, поскольку коррупция рассматривается как угроза для существования институтов правового государства, демократии, прав человека и социальной справедливости. Согласно §100 Конституции Норвегии работник имеет право высказываться об обстоятельствах и отношениях, связанных с местом работы. §§2-4, 2-5 закона «О трудовых отношениях» от 17 июня 2005 г. закрепляют право работника информировать соответствующие органы о заслуживающих критики действиях, предпринимаемых на работе. К таким действиям относится и коррупция. При этом информатор обладает правом на защиту от действий, имеющих своей целью месть за информацию. По закону работодатель не может наказывать информаторов путем увольнения или иных мер. Закон распространяется на государственный и частный сектор.

Контроль - одна из функций норвежского парламента (Стортинга). Контрольный и конституционный комитет Стортинга является его центральным органом, отслеживающим деятельность государственных органов на предмет выполнения решений, принятых парламентом. Он может по собственной инициативе расследовать дела и созывать открытые контрольные слушания. Большинство дел, которые изучает Комитет, основаны на докладах Управления генерального аудитора Норвегии.

Часть контрольных функций Стортинга делегирована внешним контрольным органам - Управлению генерального аудитора Норвегии и Уполномоченному по правам человека, которые подчинены парламенту и отчитываются о своей работе в виде докладов.

Во Франции нет постоянно действующей системы парламентского контроля за соблюдением антикоррупционного законодательства. Имеющаяся практика предусматривает общий парламентский надзор (обеих палат - Национального собраний и Сената) за соблюдением любых национальных законов с точки зрения их соответствия правовой системе в целом, исполнения и эффективности в ходе ежегодных докладов по этому вопросу, которые готовят профильные парламентские комиссии (по антикоррупционной проблематике, соответственно, комиссии по законодательству и по финансам). Сами парламентарии признают, что для полноценного контроля у них недостаточно сил и времени, даже при наличии возможности привлечения компетентных экспертов со стороны.

Более эффективна практика создания "ад хок" комиссии по расследованию конкретных случаев коррупции (по наиболее крупным и одиозным случаям, получившим общенациональный или международный резонанс). Тогда это осуществляется на гораздо более квалифицированном и стабильном уровне.

По оценкам местных властей и экспертов, важнейшим фактором в борьбе с коррупцией (наряду с политической волей высшего руководства страны и систематической работой профильных ведомств) является создание и культивирование в обществе отношения нетерпимости к любым проявлениям коррупции. В этом направлении активно работают НПО.

Вся национальная антикоррупционная система ориентирована на предупреждение. Этой логике отвечает создание Центральной службы по предупреждению коррупции, являющейся межведомственным органом под эгидой Министерства юстиции Франции. Ее главной задачей является предупреждение случаев коррупции во взаимоотношениях государства с частным бизнесом. С этой целью служба оказывает предприятиям и местным органам власти всестороннее содействие в организации и применении системы мер предупреждения коррупции.

В феврале 2009 г. Служба по борьбе с коррупцией и внедрению гласности представила свой первый «Доклад парламенту», на основании которого Палата депутатов и Сенат призваны взять на себя инициативу по предложению соответствующих законодательных мер.

«Доклад парламенту» состоит из трех частей. В первой предлагается теоретическое обоснование понятий гласность и коррупция, указывается на трудность количественного определения как «выявленной коррупции» (в период 2000-2008 гг. число зарегистрированных преступлений в этой сфере составляло около 3 тыс. в год), так и коррупции, «которая есть, но ее не видно и трудно раскрыть: подводная часть айсберга». В частности, обращает на себя внимание следующий пассаж из Доклада: «Если верить оценкам, согласно которым коррупция обходится нам в 50-60 млрд. евро в год, можно говорить о «налоге» около 1000 евро на душу населения, включая новорожденных».

Во второй части содержится отчет о деятельности Службы: от организационных аспектов до заключенных соглашений с различными государственными ведомствами и общественными организациями.

Третья часть содержит описание новой модели борьбы с коррупцией, которую хочет взять на вооружение Служба и которая основана на анализе коррупционных рисков, введении новых процедур контроля и определении ответственности в административно-организационном плане наряду с уже предусмотренными мерами уголовного характера.

В Бельгии в соответствии с конституционным принципом ответственности федерального правительства и его членов перед Палатой представителей, парламент Бельгии обладает правом контролировать деятельность исполнительной власти, в том числе и в области соблюдения антикоррупционного законодательства. Эта работа ведется по следующим направлениям.

1. Получение «из первых рук» информации о работе министров и подчиненных им ведомств, обсуждение и принятие, в случае необходимости, законодательных или иных решений.

Контроль федерального правительства - исключительная компетенция Палаты представителей (ст. 101 Конституции). В связи с этим членами нижней палаты парламента может быть направлен парламентский запрос (интерпелляция) в адрес руководителя министерства или правительства. Процедура интерпелляции устанавливается внутренним регламентом Палаты.

2.Контроль над деятельностью структур, в ведение которых входит борьба с коррупцией.

Ответственность за это направление правоохранительной деятельности возложено на федеральную полицию, прежде всего на Департамент по борьбе с экономической и финансовой преступностью, в состав которого входит Центральное управление по борьбе с коррупцией (ЦУБК). Его деятельность основывается на законе от 10 февраля 1999 г, о борьбе с коррупцией.

3. Проведение парламентского расследования.

В соответствии со ст. 5 6 Конституции Палата представителей и Сенат обладают полномочиями проведения собственного расследования путем создания следственных комиссий.

4. Сотрудничество с гражданским обществом.

Из бельгийских общественных организаций заметную активность в антикоррупционной деятельности проявляет только брюссельское отделение международной НПО «Трансперенси интернешнл». Ее статус регулируется законодательством Бельгии об общественных объединениях некоммерческого характера. «Трансперенси интернешнл» поддерживает контакты с местными парламентариями, которые используют ее информацию, в частности, для вопросов, адресуемых членам правительства.

В Нидерландах вопросы борьбы с коррупцией регулируются вступившим в силу в 2001 г. Антикоррупционным законом, который, в частности, определяет, что чиновники не имеют права получать подарки на сумму более 50 евро, пользоваться услугами предприятий и туристических фирм при поездках на отдых и т.п. Кроме этого нидерландским предприятиям, работающим за рубежом, запрещено давать взятки и подарки чиновникам в иностранных государствах. В этой связи по инициативе Объединения предпринимателей (WNO-CNV) рядом предпринимателей разработаны «правила поведения». Так фирма «Роял-Датч Шелл» распространила действие правил на филиалах, а президент «Шелла» ежегодно накануне рождественских и новогодних праздников рассылает напоминания сотрудникам за рубежом о том, что они не могут принимать подарки. Контроль за соблюдением закона предприятиями осуществляет специально созданная в Объединении служба. В случае нарушения предприятием дело передается в нидерландские судебные органы.

В период 2003-2008 гг. в статьи уголовного законодательства внесены соответствующие поправки, предусматривающие наказание за взяточничество и казнокрадство, а также дают возможность использовать в ходе судебного заседания в качестве доказательства прослушивание телефонных разговоров и скрытую аудио- и видеосъемку.

В Испании главным органом, занимающимся антикоррупционной деятельностью, является Специальная прокуратура по пресечению экономических преступлений, связанных с коррупцией. Этот орган входит в состав Генпрокуратуры.

По информации руководства Специальной прокуратуры, в испанской правовой базе не существует отдельно оформленных положений касательно парламентского и общественного контроля за соблюдением антикоррупционного законодательства. В данной сфере применяются общие нормы, закрепленные в Конституции Испании, Законе о судебной власти и Уставе Генпрокуратуры.

Вопросы борьбы с коррупцией рассматриваются в Португалии в контексте общих криминальных проявлений. Вместе с тем, в последние годы в стране имел место целый ряд крупных коррупционных скандалов, получивших значительный политический резонанс. В различных международных рейтингах коррупционной чистоты Португалия год от года сдает позиции, переместившись за последние пять лет с 18 на 26 место. В принципе, все правительства последних лет, вне зависимости от партийной принадлежности, рассматривали вопросы борьбы с этим явлением как приоритетные задачи своей деятельности.

Сфера борьбы с коррупцией в Австрии регулируется соответствующими статьями Уголовного кодекса. С 1 января 2008 г. вступил в силу Закон о внесении изменений в Уголовный кодекс (BGB1.
If №109.12007), который, наряду с конкретизацией перечня состава преступлений, ввел новые определения и термины в сфере коррупционного уголовного права (за это его в неофициальном обиходе стали именовать «Антикоррупционным законом»). Основные изменения коснулись как частного сектора, так и общественной и государственной службы.

На основе упомянутого Закона, а также с учетом рекомендаций ООН, ЕС, Совета Европы и ОЭСР, с 1 января с.г. в Австрии начала действовать специальная прокуратура по борьбе с коррупцией со штаб-квартирой в Вене и филиалами в крупных австрийских городах. В ее компетенцию вошли нарушения, связанные со злоупотреблением служебным положением; принятием подарков должностными лицами и судьями; дачей и получением взяток как на государственной службе, так и в частном секторе экономики; подкупом депутатов; противозаконным лоббированием интересов; фактами несоблюдения служебной тайны; отмыванием денежных средств; сговорами, ограничивающими конкуренцию.

Формально новая структура подчиняется Главной прокуратуре Вены и имеет право на привлечение других структурных подразделений Генеральной прокуратуры для проведения однократных следственных и служебных действий.

В ФРГ отсутствуют отдельные законодательные акты., регламентирующие борьбу с коррупцией. Германский Уголовный кодекс содержит ряд статей, предусматривающих ответственность за преступления коррупционной направленности.

В условиях общественно-политической системы ФРГ с развитым гражданским обществом контроль за соблюдением антикоррупционных норм осуществляется по линии парламента, политических партий, исполнительной власти и правоохранительных органов.

Антикоррупционные положения обобщены в постановлении Правительства ФРГ от 30 июля 2004 г. «О предотвращении коррупции в государственном управлении» и «Общем Положении о содействии федеральным органам посредством частных услуг (спонсорство, пожертвования и иные дары)» от 7 июля 2003 г., а также содержатся в следующих нормативных актах МВД ФРГ: «Кодекс поведения против коррупции», инструкции и рекомендации руководителям госорганов и предприятий, циркулярное письмо о запрете приема подарков и вознаграждений госслужащими.

Базовым звеном системы превентивного противодействия коррупции в у госаппарате являются специальные антикоррупционные подразделения (как правило, отделы) в федеральных и земельных министерствах и ведомствах. На низовом уровне их функцию выполняют соответствующие уполномоченные, назначаемые из числа наиболее подготовленных и опытных работников.

В Греции общественный контроль над соблюдением антикоррупционного законодательства сводится к проведению акций, направленных на сбор, анализ и доведение до властей информации о проявлениях коррупции в стране. Показательным можно считать также деятельность греческого отделения «Transparency International», которое регулярно проводит опросы общественного мнения по таким животрепещущим проблемам как взяткоемкость различных сфер греческой жизни. По итогам опросов готовились и распространялись в СМИ соответствующие доклады. В числе прочих направлений деятельности можно отметить подготовку этических стандартов и издание для распространения в школах литературы антикоррупционного содержания, нацеленной на выработку у будущих граждан Греции стойкого иммунитета к феномену коррупции.

Парламентский контроль над соблюдением антикоррупционного законодательства осуществляется двумя комитетами и носит скорее рекомендательный характер.

В греческом Парламенте на постоянной основе действует специальный комитет по институтам и прозрачности (гласности). Он включает


13 депутатов и осуществляет парламентский контроль над административными властями, а также разрабатывает предложения по борьбе с коррупцией.

В болгарском законодательстве виды коррупционных преступлений и наступление уголовной ответственности за их совершение в основном прописаны в Уголовном и Уголовно-процессуальном кодексах страны.

По настоянию европейских партнеров болгары пошли по пути расширения антикоррупционной законодательной базы за счет принятия смежных законов. Напр., о мерах по борьбе с отмыванием денег (1998 г.), об изъятии в пользу государства имущества, полученного преступным путем (2005 г.), о предотвращении и раскрытии конфликта интересов (2008 г.), призванных существенно расширить полномочия болгарской прокуратуры, суда и правоохранительных органов в борьбе с подобного рода преступлениями.

На сегодняшний день вопрос противодействия коррупции остается одним из наиболее чувствительных для Болгарии. Как оказалось, проблему коррупционной составляющей в болгарском обществе невозможно решить лишь путем механической подгонки национального законодательства под «евростандарты».

В Польше в декабре 2005 г. принят закон о создании Центрального антикоррупционного бюро (ЦАБ), выполняющего полицейские (уголовное преследование), так и информационно-аналитические функции. ЦАБ сосредотачивает свою деятельность на следующих направлениях.

В Стратегии антикоррупционной борьбы, одобренной правительством, отмечается, что необходимым фактором, гарантирующим действенность Стратегии, является участие и взаимодействие на этом направлении всех членов общества: политиков, госслужащих и граждан, с одной стороны, а также госструктур, неправительственных и общественных организаций и СМИ, с другой стороны. И далее: «Мероприятия, осуществляемые в рамках реализации Стратегии, должны быть направлены, прежде всего, на изменение общественного климата вокруг такого явления как коррупция, повышение правовой культуры и воспитание этики поведения, укрепление связей между политиками, ведущими борьбу с этой патологией, и гражданским обществом. Достичь таких целей можно на пути пропаганды знаний на тему последствий коррупционной практики. Особо важная задача стоит перед школой в контексте обучения молодых поляков. Существенным фактором является также внедрение этических кодексов в соответствующие профессиональные группы».

В парламенте Польши вопросы борьбы с коррупцией ставятся в форме заявлений депутатов Сейма и Сената, организации работы следственных комиссий, создаваемых в нижней палате. Деятельность ЦАБ курирует Комиссия Сейма по делам спецорганов Польши. Информация об этом носит закрытый характер.

В Латвия существует Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией (БПБК). Законодатели предусмотрели достаточно действенный механизм парламентского контроля над соблюдением антикоррупционного законодательства и деятельностью самого Бюро. Так, руководитель БПБК назначается на должность и освобождается от нее Сеймом по предложению Кабинета министров. Не менее одного раза в полгода Бюро в установленном порядке представляет Кабинету министров и Сейму информацию о своей работе.

Кроме этого используется общепринятая практика депутатских запросов, приглашения руководителей упомянутых правоохранительных ведомств в профильные парламентские комитеты, создание комиссий ad hoc.

В Эстонии в соответствии со ст.14, 16 и 20 закона «О борьбе с коррупцией» 1999 г. парламентский надзор за соблюдением нормативно-правовой базы в антикоррупционной сфере осуществляется комиссией Рийгикогу по применению закона о борьбе с коррупцией, учрежденной в 2003 г. В настоящее время в ее состав входят 6 депутатов - по одному представителю от каждой партии, представленной в парламенте. Члены комиссии принимают также участие в работе бюджетно-контрольной комиссии Европарламента и Европейского агентства по борьбе с отмыванием денег (OLAFI) в Брюсселе. Комиссия издает ежегодники (на эстонском языке), которые находятся в открытом доступе и размещены на официальном интернет-сайте парламента Эстонии.

В соответствии с мандатом, комиссия является хранителем деклараций доходов высших должностных лиц страны: президента, членов парламента и правительства (в т. ч. премьер-министра), председателя и членов Государственного (верховного) суда, Генерального прокурора, командующего Оборонительными силами, председателя и членов совета Банка Эстонии, Государственного контролера, Канцлера юстиции (омбудсмена), послов Эстонии в зарубежных странах, а также всех госпрокуроров и председателей судов общей и административной юрисдикции и иных должностных лиц. В 2008 году в комиссию поступило 226 таких деклараций.

В Литве на парламентском уровне вопросами борьбы с коррупцией занимается постоянно действующая Антикоррупционная комиссия (далее Комиссия) Сейма Литвы, созданная в соответствии с законом «Об Антикоррупционной комиссии Сейма » от 16 октября 2001 г. Председатель депутат Сейма К. Комскис.

Основными задачами Комиссии являются: рассмотрение конкретных случаев коррупции; анализ решений государственных и муниципальных органов, учреждений и предприятий на предмет наличия в них признаков коррупции; представление предложений Сейму, правительству и другим государственным органам о принятии и совершенствовании правовых актов, направленных на предотвращение и пресечение коррупции, экономических и финансовых преступлений и других правонарушений.

В Резолюции ПАСЕ 1214(2000) «О роли парламентов в борьбе с коррупцией» парламенты названы «высшей контрольной инстанцией страны». В их задачи входит, помимо обеспечения антикоррупционной законодательной базы, осуществление конкретных надзорных мер, таких, как аудит государственных доходов и расходов, госзакупок. Совет Европы указывает на необходимость эффективного общественного надзора, в т.ч. в отношении финансирования политических партий и избирательных кампаний. Элементами общественного надзора являются независимые СМИ и общественные организации, а также частные лица, сообщающие о фактах коррупции.

В аналитическом докладе ПАСЕ о роли парламентов в противодействии коррупции подчеркивается важность контрольных полномочий парламентов (пп. 39, 46, 57 и др.), в т.ч. в форме парламентских запросов и расследований, контактов с электоратом. Существенную роль играет контроль со стороны прессы и иных инструментов гражданского общества, а также частных лиц и организаций, которые должны сообщать о фактах коррупции, соблюдать кодексы поведения сотрудников.

Согласно Рекомендации ПАСЕ 1713 (2005) «О демократическом надзоре за положением в сфере безопасности в государствах-членах», национальные парламенты должны осуществлять надзорные функции в отношении работы специальных служб и при принятии исключительных мер в любой области. В связи с данной Рекомендацией, Европейской комиссией по демократии через право (Венецианской комиссией) в 2007-2008 гг. были приняты доклады по демократическому контролю за деятельностью специальных служб, и вооруженных сил (прилагаются). Особое внимание в докладах уделено изучению полномочий национальных парламентов европейских стран в части такого контроля, а также роли институтов гражданского общества.

Ситуация с парламентским и общественным контролем в области борьбы с коррупцией в государствах-членах Совета Европы также отражается в докладах Группы государств против коррупции (ГРЕКО), с которыми можно ознакомиться на сайте ГРЕКО.

В целом Совет Европы придает высокое значение контрольным полномочиям парламентов, и признает важность общественного контроля со стороны институтов гражданского общества.



Борьба с коррупционными проявлениями среди сотрудников правоохранительных органов в России и за рубежом
Кузнецов А., заместитель начальника отдела обеспечения собственной безопасности по ПФО ОРБ №16 МВД России;

Сухов С., к.ю.н., ст. научный сотрудник филиала ВНИИ МВД России по ПФО.
В последние несколько лет проблеме коррупции в России стало уделяться больше внимания, чем прежде. Принимаются законы по противодействию коррупции, вводятся нормы контроля за доходами служащих различных органов власти и управления, утверждаются административные регламенты, Президент РФ Д. Медведев регулярно требует от чиновников усилить антикоррупционный контроль и активнее применять законодательство на практике. Однако жизнь показывает, что этого совершенно недостаточно. Большая часть тех, кто привык извлекать из своего должностного положения незаконный коррупционный доход совершенно не собирается расставаться со своими привычками в надежде, что волна антикоррупционной риторики пройдёт, народ пошумит, законы лягут под сукно и всё останется как было. Такая надежда базируется на вере в укоренённость коррупции в российскую систему управления вообще и в правоохранительные органы в частности, и в апатию большинства граждан России по данному вопросу.

Сегодня, к сожалению, можно говорить о том, что проблема коррупции в России имеет системный характер и несет угрозу безопасности и успешному развитию страны и общества в целом. Она тесно связана с другими видами преступности, как традиционными для любого общества, так и новой, смертельной угрозой - терроризмом и транснациональной организованной преступностью. Вспомним, что банальная взятка на посту ДПС привела боевиков в роддом Буденновска, а поддельные паспорта для террористов, захвативших Дом культуры на Дубровке, за сравнительно небольшие деньги оформлялись в столичном подразделении ФМС. Это лишь самые вопиющие примеры того, к каким последствиям порой может привести коррупция среди сотрудников правоохранительных органов не самого высокого ранга.

Однако не только Россия сталкивается с подобной проблемой, даже в условиях развитой правовой системы государств Европы и Америки, проблема соблюдения законности среди сотрудников полицейских ведомств стоит в достаточной степени актуально.

 Несмотря на то, что коррупционные проявления со стороны сотрудников правоохранительных органов встречаются практически во всех странах, информация о том, как полицейские борются за «чистоту» собственных рядов крайне редко становится достоянием широкой общественности. Однако, те факты, которые получают огласку, свидетельствуют о том, что в структуре любого полицейского ведомства практически любой страны есть специальная служба, сотрудники которой занимаются расследованием правонарушений своих коллег. Рассмотрим как функционирует система обеспечения собственной  безопасности в полиции зарубежных государств, в сравнении с ее российским аналогом - Департаментом собственной  безопасности МВД России (далее ДСБ) 1.

В рамках изучения опыта обеспечения законности в деятельности полиции за рубежом, в течение трех последних лет специалистами ДСБ МВД России проведен ряд рабочих встреч и брифингов с руководством полицейских ведомств Германии, Финляндии, Франции, США, Канады, Испании, Китая, Израиля и Польши. Кроме того, тесные контакты делового партнерства налажены со службами собственной безопасности министерств внутренних дел Беларуси, Казахстана, а также Полицией Армении.

Главным итогом изучения практики построения ведомственных систем обеспечения законности является то, что в структуре полицейских ведомств вышеуказанных стран неизменно присутствует структура, которая наделена полномочиями по проведению «внутренних расследований».

 При этом, национальные особенности и традиции оказывают определяющее воздействие на организационное построение данных служб, объем реализуемых ими полномочий, а также численность подразделений.

 Следует особо отметить, что общей тенденцией для полицейских формирований является процесс постепенной централизации служб и подразделений, осуществляющих проверки информации о правонарушениях сотрудников полиции. Причем, мировой практикой является подчинение и подотчетность руководителей служб «внутренних расследований» лично главе полицейского ведомства.

 Данная система реализована и в российской милиции: начальники территориальных подразделений собственной  безопасности подчиняются только начальнику органа внутренних дел, который несет персональную ответственность за действия всех подчиненных сотрудников. Департамент собственной безопасности подчинен непосредственно Министру.

 В ряде государств, например, Беларуси и  Польше, не так давно на государственном уровне были проведены преобразования, предусматривающие вертикальное подчинение и независимость руководителей территориальных служб собственной безопасности от любых местных полицейско-милицейских руководителей.

 Так, руководители территориальных подразделений Бюро внутренних справ полиции Польши (аналога ДСБ МВД России) независимы от руководителей органов полиции воеводств и подчинены только начальнику Бюро. При этом, финансирование Службы осуществляется исключительно из республиканского бюджета.  Данный принцип  организации оперативно-служебной деятельности подразделений Бюро позволяет обеспечить независимость для руководителей территориальных подразделений при осуществлении ими полномочий по оперативному обслуживанию территориальных органов полиции.

 Аналогичная мера частично реализуется в России: решением Министра внутренних дел в системе Министерства создано особое подразделение - Оперативно-розыскное бюро №16 МВД России, которое подчинено ДСБ. В состав Бюро вошли все подразделения собственной безопасности органов внутренних дел на транспорте и закрытых административно-территориальных образованиях (а с 2008 года - по федеральным округам), ранее находившиеся в подчинении местных начальников милиции.

 Причем, по мнению аналитиков ДСБ, данная мера уже приносит  определенные результаты. В первую очередь, с каждым годом повышается результативность проверки информации о правонарушениях сотрудников транспортной милиции и закрытых административно-территориальных образованиях, поступающей от граждан и оперативных источников.

 Мировая практика однозначно свидетельствует: профессионализм и компетентность полиции, а, в конечном счете, «чистота рядов», отсутствие коррупционных проявлений, напрямую зависят от качества отбора кандидатов на службу в полицию. При этом, главным фактором, влияющим на успех проводимой работы, является поддержание высокого уровня престижа профессии полицейского в обществе.

 Кроме того, важным является стабильный и достойный уровень материального обеспечения и социальной защиты сотрудника полиции. Так, например, во Франции «безупречная служба» (в частности, отсутствие  дисциплинарных наказаний за коррупционное поведение) дает право на повышенное пенсионное обеспечение. В свою очередь, в качестве меры дисциплинарного воздействия к правонарушителю применяется исключение (полное или частичное) стажа службы в полиции при расчете пенсионного пособия.

 Во Франции и Германии реализован принцип «прозрачности карьерной лестницы» службы в полиции, предусматривающая для лица поступающего на службу возможность оценить финансовый (уровень денежного довольствия, величина пенсии) и статусный (престижность занимаемой должности, социальные льготы и преференции членам семьи сотрудника) аспекты, представляемые сотрудникам полиции.

 Особый интерес представляет опыт Китая и Израиля.

 Комплектование подразделений китайской полиции осуществляется только на конкурсной основе. Причем, количество претендентов на низовые должности  наибольшее в мире - более 3000 человек на место. Причина: достойна оплата труда и высокие профессиональные требования (наличие образования, знание иностранного языка, безупречная биография кандидата и его родственников, высокая степень стрессовой устойчивости).

 В основе комплектования полиции Израиля лежит тот же принцип - престиж. В государстве со сложной обстановкой работа по защите граждан почетна. При этом требования, предъявляемые к кандидатам, также высоки (помимо образования, биографии и психологической готовности, требуются отличные физические данные, наличие подготовки в обращении с оружием и знание законодательства). Конкурс больше 100 кандидатов на место.

В мировом масштабе реализована практика проведения специального психофизиологического тестирования кандидатов на службу в полицию. Причем, применение «детектора лжи» является обычной процедурой. Вопросы, задаваемые специалистом, затрагивают все сферы жизни претендента на службу в полицию. О тщательности свидетельствует тот факт, что, например, в ФБР Минюста США процедура проверки одного кандидата длится в среднем 3-4 часа. При этом, отказ от прохождения полиграфа, а также от ответов на отдельные вопросы опросного листа влечет однозначный отказ в приеме на службу.

В России, как свидетельствует опыт работы подразделений собственной безопасности, в ряде случаев применение традиционных методов проверки информации также не всегда позволяет всесторонне и объективно установить обстоятельства происшествия. Милиционер - особый субъект, который знает все возможные действия в отношении него и зачастую готов к ним. Тем не менее, возможности полиграфа позволяют оценивать психофизиологическую реакцию опрашиваемых по множеству позиций, и обмануть его невозможно. В этой связи даже отменное знание тактики и методики работы милиции не дает возможности для лукавства.

К примеру, в 2009 году в ходе проведения служебных проверок 10 сотрудников органов внутренних дел прошли процедуру тестирования в ДСБ, а 15 - отказались от этой процедуры.

К сожалению, бывают и «другие» примеры: недавно сотрудники ДСБ окончили исследование с использованием полиграфа в одном из субъектов РФ (не называется в интересах следствия). Сотрудниками собственной безопасности было установлено, что руководитель отдела управления Федеральной миграционной службы (ФМС) пообещал гражданину Украины за 40 тыс. рублей помочь в получении разрешения на временное проживание на территории субъекта с правом на последующее приобретение статуса гражданина России. Оперативники также нашли доказательства его причастности минимум к трем подобным эпизодам. Более того, выявлен целый круг его посредников. Все собранные материалы были переданы в СКП, который возбудил ряд уголовных дел.

 В то же время появились основания подозревать, что во всем этом подразделении ФМС имеются серьезные проблемы с законностью. И тогда ДСБ было организовано проведение тестирования на полиграфе всего личного состава управления - 25 сотрудников. Они опрашивались на предмет причастности к незаконному оформлению миграционных документов и получению взяток. Полиграф выдал сногсшибательные результаты. В 5 случаях получена положительная реакция на вымогательство взяток, в 22 - на совершение различных регистрационных действий за незаконное денежное вознаграждение, в 21 - на нарушения законности по личной заинтересованности и еще в 13 - на фальсификацию отчетных материалов по линии ФМС России. В результате были уволены двое руководителей управления, а еще пятеро значительно понижены в занимаемых должностях и привлечены к различным видам дисциплинарной ответственности.

 Отдельным условием является «прозрачность» материального благосостояния кандидата. В большинстве полицейских ведомств предусмотрено представление специальных деклараций. При этом представленная информация аккумулируется и является предметом периодической проверки на протяжении всего срока службы сотрудника полиции. Например, в полиции Франции активно практикуется проведение подобных исследований как средства выявления коррупционных связей полицейских.

 В Канаде кадровая проверка претендента на полицейскую должность акцентирована на сборе информации о субъекте с достижения им 12-летнего возраста (период формирования личности человека), о его контактах по месту бывшего и настоящего проживания,  работы или службы. 

 В Российской Федерации в полной мере реализуется мировой опыт комплектования, наработанный полицейскими ведомствами. На сегодняшний день функционирует система психофизиологического тестирования,  для государственных служащих введена система декларирования движимого и недвижимого имущества, а также обязательств имущественного характера (с 1 января 2010 года это станет обязанностью сотрудников и кандидатов на должности в милиции).

И это далеко не все. Как сообщает ДСБ МВД России, при комплектовании органов внутренних дел Российской Федерации действует система согласования, не имеющая мировых аналогов. Особенность ее в том, что кандидаты проходят не только кадровую проверку, но и согласование с соответствующим подразделением собственной безопасности. Только за первое полугодие текущего года подразделениями СБ проведено более 60 тыс. согласований - по более чем 2 тыс. кандидатам даны отрицательные рекомендации. Ежегодно число таких лиц составляет 5-6%.

 Созвучной с российской моделью представляется применяемая в КНР практика опубликования в СМИ и в сети Интернет информации о предстоящем назначении того или иного сотрудника на руководящую должность. Вследствие чего граждане либо другие сотрудники полиции (т.к. эти сведения размещаются и во внутренней электронной сети МОБ КНР) в двухнедельный срок последующий объявлению могут выступить с официальным заявлением о наличии у них сведений, могущих воспрепятствовать предстоящему кадровому решению.

Важным фактором, препятствующим коррупции в полицейских подразделениях США, Израиля и Финляндии, является высокая степень правовой защищенности сотрудника. Так, показания сотрудника полиции процессуально приравнены к показаниям двух «гражданских» лиц. Лжесвидетельство влечет сокращение срока контракта на службу в полиции (Израиль).

 Кроме этого, мировой практикой является система ротации кадров. Так, поступивший на службу сотрудник в течение определенного времени (в ФБР Минюста США до 3 лет) должен отработать в территориальном офисе службы. Затем он переводится в другое территориальное подразделение (для работы по той же линии) с возможным повышением. После этого сотрудник может быть переведен для работы в головное подразделение и в дальнейшем может быть назначен руководителем в территориальные подразделения службы.

 Одним из условий, сдерживающих распространение коррупции в полицейских системах, является обязательство сотрудников полиции сообщать ставшую известной информацию о фактах противоправной деятельности своих коллег. При этом в США сбор данной информации осуществляется при инспектировании  в ходе индивидуальных бесед с сотрудниками территориальных подразделений ФБР.

 Особое внимание уделяется поддержанию высокого уровня доверия полиции со стороны граждан за счет обеспечения режима «открытости» полиции для населения: подотчетность полиции населению и возможность обжаловать в контролирующие и надзорные органы власти любое решение полиции, демонстрация в средствах массовой информации примеров проведения успешных полицейских специальных операций.

Подводя итог, с учетом тех проблем, которые возникают в процессе служебной деятельности, а также изученного мирового опыта, ДСБ МВД России предлагается актуализировать нормативно-правовую базу деятельности органов внутренних дел передовыми антикоррупционными рычагами и барьерами:

 Во-первых, установить конкурсную основу комплектования органов внутренних дел. Кандидаты для назначения на должности должны проходить специальную психофизиологическую проверку (полиграф) в целях определения их пригодности к службе в органах внутренних дел, наличия возможной противоправной мотивации.

 Во-вторых, ввести прохождение сотрудниками службы по контракту с автоматическим увольнением из органов внутренних дел по окончании срока, установленного в нем, если за два месяца до окончания срока контракт не будет перезаключен на срок, определяемый сторонами.

 В-третьих, необходимо закрепить обязанность сотрудников органов внутренних дел давать письменные объяснения по вопросам, отнесенным к исполнению ими служебных обязанностей.

 В-четвертых, целесообразно упростить процедуру и актуализировать основания увольнения из органов внутренних дел скомпрометировавших себя сотрудников, в том числе и в аттестационном  порядке за:

- отказ от прохождения психофизиологических исследований, в том числе с использованием полиграфа;

- сообщение заведомо ложных анкетных данных;

- появление на службе в состоянии опьянения;

- нарушение запретов, связанных с прохождением службы в ОВД;

- непредставление декларации о доходах и об имуществе, принадлежащем сотруднику и его близким на праве собственности, а равно сокрытие доходов;

 В-пятых, требуется введение дополнительных социальных гарантий для сотрудников и членов их семей, повышение уровня заработной платы сотрудников, решение жилищных проблем.

 Реализация вышеназванных положений позволит поднять на новое качественное состояние многие вопросы антикоррупционной безопасности правоохранительных органов в Российской Федерации.
Состояние коррупции в органах полиции США

Филиппов В.,

доцент кафедры конституционного

и административного права ДВАГС (г. Хабаровск)
В Соединенных Штатах Америки, стране с устойчивой экономикой, развитой правовой системой и сильными правоохранительными структурами, тем не менее, существует такое негативное явление, как совершение правонарушений сотрудниками полиции. Американское законодательство не имеет определения «коррупция в полиции» или «полицейская коррупция», однако некоторыми американскими исследователями коррупция в полиции определяется как «злоупотребление властью или полномочиями для личных или групповых целей»[1].

Все правонарушения со стороны полиции могут быть разделены на «неправомерные действия со стороны полиции» (police misconduct) и, собственно, коррупция. «Неправомерные действия» - более широкая категория, охватывающая нарушения в области соблюдения прав и свобод граждан, нарушения федерального законодательства и законодательства штатов, нарушения правил и должностных инструкций несения службы и должностных обязанностей, что определяет их как деяния коррупционной направленности или имеющие коррупционное содержание. К таковым относятся: неоправданное применение силы, предвзятое задержание, физическое или словесное оскорбление и избирательное принудительное применение норм права по своему желанию и усмотрению.

Коррупция рассматривается как злоупотребление властью в личных интересах и типичные ее формы включают:


  • Развращение властью (сorruption of authority), когда полицейский получает бесплатно напитки, продукты и другие подарки;

  • Регулярные выплаты (кickbacks), получаемые от торговцев или бизнесменов за оказываемое покровительство и защиту;

  • Совершение кражи имущества с использованием ситуации (opportunistic theft), например, при осмотре места происшествия, досмотре задержанных или потерпевших;

  • Вымогательство денег (shakedowns) за непринятие мер по расследованию преступления;

  • Покровительство незаконной деятельности (protection of illegal activity) – получение платы от лиц за сокрытие и защиту их незаконной деятельности, например, за организацию борделей, нелегальных казино, распространение наркотиков;

  • Подмена или уничтожение квитанций, составленных в отношении нарушителей дорожного движения (fixing) за взятки, с тем, чтобы в отношении последних судом не было вынесено решений о наказании;

  • Непосредственное совершение преступлений полицейскими;

  • Так называемые «внутренние платежи» (internal payoffs), когда вышестоящий полицейский начальник получает взятку от своего подчиненного за создание атмосферы благоприятного режима работы для последнего (удобный график работы, не участие в дежурствах по выходным и праздничным дням и т.д.);

  • Подтасовка доказательств (frameup) – искажение материалов расследуемого дела путем фальсификации или уничтожения доказательств.

По данным статистического бюро Департамента юстиции США [2] за период с 2001 по 2006 год были предъявлены обвинения в совершении уголовно наказуемых деяний 6 899 полицейским офицерам и по сравнению с периодом 1993-2000 г. количество подобных обвинений увеличилось на 52%.

Национальная организация США «Проект по исследованию статистики злоупотреблений, совершаемых национальной полицией» (National Police Misconduct Statistics and Reporting Project)[3] в 2009 году провела мониторинговые исследования информации СМИ о злоупотреблениях полиции на территории страны и установила, что за период с апреля по декабрь 2009 года из сотрудников полиции:



  • каждый из 266 был обвинен в насильственных действиях по отношению к гражданам;

  • каждый из 1 875 обвинялся в убийстве;

  • каждый из 947 был обвинен в сексуальном насилии;

  • 62% из числа осужденных полицейских были приговорены к лишению свободы, и в среднем срок наказания составил 14 месяцев;

  • 14% (или 596 полицейских) из числа всех правонарушителей подверглись дисциплинарным взысканиям.

Совершенные правонарушения распределяются по видам следующим образом (в % отношении к общему количеству):


Жестокость

18.1%

Сексуальное домогательство

11.9%

Мошенничество/

кражи


8.9%

Нарушение гражданских прав

4.2%

Распространение наркотиков

3.5%

Необоснованное применение оружия

5.2%

Лжесвидетельство в суде

2.6%

Совершение правонарушений по мотиву цвета кожи

3.0%

Незаконные задержания

3.6%

Необоснованное применение электрошокера

3.2%


Оказание давления на участников происшествия

2.9%

Физическое насилие или словесное оскорбление


3.4%


Убийства

0.7%

Проведение необоснованных досмотров

3.5%

Жестокость по отношению к животным

1.2%

Национальная правозащитная организация США «Надзор за правами человека» (Human Rights Watch) в своем докладе «Защищенная от правосудия: полицейская жестокость и ответственность в Соединенных Штатах»» (Shielded from Justice: Police Brutality and Accountability in the United States)[4] отметила, что «Злоупотребление полиции остаются самыми серьезными и сеющими распри нарушениями прав человека в Соединенных Штатах. Чрезмерное использование силы офицерами полиции, включая неоправданное применение оружия, жестокие избиения, смертельные удушения и грубые угрозы продолжаются, так как растущие барьеры перед необходимостью отчитываться делают это возможным для офицеров, которые совершают нарушения прав человека, чтобы избежать наказания и часто повторяют свои преступления».



Практически во всех штатах, графствах и округах имеют место случаи преступлений, совершенных полицейскими [5], в том числе:

  • Бостон, штат Массачусетс. Расследование, проведенное в 2006 году агентами ФБР, установило, что полицейский офицер из Атлантик-сити Роберто Пулидо организовал группу из своих сослуживцев, которые покровительствовали некоторым наркодилерам и охраняли их груз при перевозках. В ходе одной из перевозок все были арестованы и изъято 100 кг. кокаина. За каждую перевозку и охрану им платилось примерно по 20 000 долларов. Они также совершали кражи, содействовали продажам стероидных препаратов, перевозке незаконных иммигрантов и покровительствовали проституции.

  • Мемфис, штат Теннеси. В одном из ночных клубов города 26 февраля 2010 года агентами ФБР при получении взятки от директора клуба были арестованы три полицейских офицера. Проведенным расследованием выяснено, что они оказывали покровительство клубу и предоставляли директору различную информацию служебного характера о планируемых проверках и оперативных мероприятиях полицейского дивизиона по борьбе с организованной преступностью в обмен на денежные вознаграждения. Суммы взяток колебались от 100 до 1000 долларов. Покровительство заключалось в не реагировании на факты правонарушений посетителями клуба и составлении подложных документов по расследуемым делам, касающихся посетителей. Комментируя факт ареста, директор полицейского департамента города отметил, что за аналогичные преступлений в Мемфисе за предыдущие шесть лет было арестовано 55 полицейских.

  • Ньюарк, штат Калифорния. В работе дивизиона внутренних расследований департамента полиции, задачей которого является выявление правонарушений со стороны сотрудников полиции, имеют место факты, когда сотрудники дивизиона отказывались принимать и рассматривать жалобы жителей на грубое поведение офицеров полиции, что привело к обращению жителей в прокуратуру. При проверке факты подтвердились.

  • В Сент-Луисе, штат Миссури, в январе 2010 года прокуратурой предъявлено 19 обвинений полицейскому Леону Паллену. Выяснено, что при несении службы в парковой зоне он совершал ограбления и изнасилования женщин, а также оказывал физическое и психическое воздействие на свидетелей, давал ложные показания в суде в отношении задержанных, оказывал физическое воздействие на лиц с другим цветом кожи и вмешивался в коммерческую деятельность бизнесменов.

  • Чикаго, штат Иллинойс. В ходе судебных слушаний по обвинению жителя города Кортеса Брауна в убийстве, он заявил, что признание в совершении преступления он дал в результате пыток и издевательств со стороны проводивших расследование полицейских офицеров, которые требовали от него дать ложные признательные показания. В результате суд отложил рассмотрение дела до окончания проверки по заявлению подсудимого.

  • Майами-Бич, штат Флорида. В марте 2009 года в городе проводился парад представителей сексуальных меньшинств. Двое патрульных полицейских задержали одного из участников парада и стали его избивать. Увидев это, другой участник стал звонить в полицейское управление, однако патрульные набросились на звонившего с оскорблениями и угрозами, задержали и объяснили, что они испытывают чувство ненависти и нетерпимости к гомосексуалистам. Позже эти участники обратились за помощью адвокатов в выдвижении обвинений в отношении полицейских. Глава адвокатской фирмы, в своем интервью местным газетам сказал, что в его фирму нередко обращаются подобные представители с жалобами о том, что полицейские Майами-Бич часто задерживают лиц с нетрадиционной сексуальной ориентацией без всякой причины.

  • В Индианополисе, штат Индиана, предъявлено обвинение полицейскому, который находясь при исполнении обязанностей в патрулировании, увидел вблизи дороги женщину, предложил подвезти, увез на окраину города и изнасиловал.

  • Спрингфилд, штат Массачусетс. Трое патрульных полицейских задержали чернокожего подростка, подозреваемого в хранении наркотических веществ. Один из патрульных, белый, начал избивать задержанного по причине расовой ненависти, сломав последнему палец, ребра и повредив один глаз.

Правозащитниками и представителями департамента юстиции отмечается, что проблема, связанная со злоупотреблениями сотрудников полиции в достаточной степени не изучена. Национальный институт юстиции National Institute of Justice провел достаточно объемные исследования по данной проблеме, изложенные в докладе «Измерение полицейской честности» (The Measurement of Police Integrity), где показано, что коррумпированные полицейские отдают предпочтение, во-первых, покровительству оптовым сбытчикам наркотиков. Наиболее впечатляющим примером является расследование ФБР в Нью-Йорке в 1998 году, в ходе которого было арестовано 42 офицера полиции за предоставление охранных услуг торговцам кокаином, похищение изъятых психотропных и наркотических веществ из хранилища департамента полиции и передачу наркодилерам для продажи. Во-вторых, отмечается, что ранее коррупция в полиции была связана с правонарушениями одного лица, однако в настоящее время наблюдается тенденция к организации преступных групп, состоящих из сотрудников полиции, которые помогают друг другу и распределяют роли в совершении преступлений. В 1999 году разразился самый громкий скандал в истории правоохранительных органов США. В ходе проведенного расследования выяснилось, что в полицейском управлении административного округа Рампарт, Лос-Анжелес, сотрудники элитного подразделения по борьбе с бандитизмом были признаны виновными в похищении изъятых наркотических веществ, нападении на розничных торговцев, фабрикации материалов задержаний и служебной документации по проводимым расследованиям. В-третьих, немаловажно, что рассмотрения дел в суде в отношении полицейских, в том числе компенсационные выплаты потерпевшим, требуют значительного расходования бюджетных средств. Например, общая стоимость судебных расходов по делу полицейских из Рампарта составила 40 млн. долларов. В другом случае, потерпевший иммигрант из Гаити Абнер Лаума, которого в 1997 году 2 сотрудника полиции избили в служебной автомашине и изнасиловали, получил в 2001 году в качестве компенсации 8,7 млн. долларов из городского бюджета. Отмечается, что хотя один из них был осужден на 30 лет, а другой на 5 лет лишения свободы, это не прекратило совершение подобных насильственных преступлений в стране. Другой проблемой является применение огнестрельного оружия без необходимости, что в ряде случаев вызывает возмущение и акции протеста со стороны населения. Например, в 2001 году белый полицейский в Лос-Анжелесе застрелил 19-летнего афро-американца, что вызвало вспышку волнений среди чернокожего населения города.

В США действует законодательство, защищающее граждан от полицейского произвола и неправомерного воздействия, в том числе:



  1. Четвертая поправка к Конституции США[6]. Является частью Закона о правах (Bill of Rights) и гарантирует конституционную защиту от необоснованных обысков и конфискаций. Поправкой непосредственно предусмотрено наличие юридически санкционированных ордеров и судебных приказов для проведения подобных действий при наличии достаточных оснований, которые представляет в суд офицер полиции. Предполагается, что нарушение будет иметь место даже тогда, когда имущество какого-лица будет изъято на непродолжительное время или когда само лицо будет безосновательно задержано.

  2. Закон «О гражданских правах» (Civil Rights Act)[7]. Предусматривает, что «все лица в пределах юрисдикции Соединенных Штатов имеют те же самые права в каждом штате и территории, равное и полное использование законов, в том числе право подавать иск в суд, совершать сделки и заключать контракты, предоставлять доказательства, быть юридической стороной, быть субъектом наказаний, взысканий, налогообложения, лицензирования и пошлин» (ст.1981). Должностное лицо, нарушающее указанные права, в том числе сотрудник полиции, тем самым нарушает указанные конституционные нормы.




  3. Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   22


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал