Внутренний предиктор СССР



страница10/23
Дата24.08.2017
Размер3,31 Mb.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   23

5. “Мистика” и трагические случайности? — Нет: боевые действия средствами эгрегориальной и матричной1 магии


В ХХ веке можно проследить, как на общем фоне аварийности на море выделяются “громкие” катастрофы кораблей военно-морского флота России-СССР-России, происходившие незадолго до каких-либо поворотных событий в судьбах нашей региональной цивилизации.

На рейде Севастополя 7 октября 1916 г. взорвался и затонул линкор “Императрица Мария”, были многочисленные жертвы. Расследование зашло в тупик. Комиссия по расследованию постеснялась прямо назвать причиной гибели диверсию, отметив только, что многочисленные нарушения норм организации службы на корабле к этому располагали. За гибелью линкора “Импе­ра­т­рица Мария” вскорости следуют революции 1917 г.

В эпоху И.В.Сталина такого масштаба катастроф с кораблями ВМФ СССР не было2. А “борец со «сталинщиной»” в годы перестройки — писатель А.Рыбаков (автор культового в годы перестройки исторически лживого романа “Дети Арбата”) — в те годы регулярно получал гонорары за переиздания детской книжки “Кортик”, в сюжете которой один из виновников взрыва “Императрицы Марии” понёс наказание3. Но от эпохи И.В.Ста­лина дошла следующая история. В 1952 г. нынешняя королева Великобритании Елизавета II вступила на престол. По случаю коронации был устроен международный морской парад. СССР на нём представлял новейший крейсер Пр. 68 бис “Свердлов”. Но праздник был омрачён тем, что без вести пропал английский легководолаз, направленный в район якорной стоянки “Свердлова” для выполнения некой миссии, видать “гуманитарной”. Английская сторона сразу же запросила о его судьбе, и получила ответ: не видели, мол, не слышали. Этот факт бесследного исчезновения в своей же бухте английского легководолаза, направленного к советскому кораблю, был достаточно широко известен до конца 1970‑х гг., а потом со сменой поколений подзабылся.

В своей гавани не найти погибшего легководолаза — не странно ли? Однако согласно другой версии1 найти его там было действительно невозможно: на “Свердлове” при стоянке на рейде, где проходили торжества, не была снята гидроакустическая вахта, которая услышала какие-то подозрительные звуки в носовой оконечности корабля. Своя бригада легководолазов ушла за борт и обнаружила диверсанта, который крепил взрывное устройство в районе погребов носовых башен главного калибра. Оно было настроено так, что должно было взорваться на обратном переходе в СССР во время нахождения крейсера в Северном море. В те годы дрейфующие мины встречались ещё достаточно часто, и подрыв, а возможно и гибель корабля в нейтральных водах, можно было бы списать на столкновение с плавающей миной. Легководолаз был поднят на борт, доставлен в СССР, после чего действительно пропал «без вести» в ведомстве, специализирующемся, как утверждают демократизаторы, на похищении “безвинных” дипломатов1. Рассказчик этой истории прямо опроверг циркулировавшее объяснение, что легководолаз погиб под гребными винтами (винты считались секретными изделиями, и он их якобы осматривал) корабля при проворачивании его главной энергетической установки2.

28 октября 1955 г. в Севастополе, уже после устранения И.В.Ста­лина вторым подпольным эшелоном <глобальной надгосударственной> психтроцкистской мафии, был подорван линкор “Новороссийск” <(это имя корабль получил 5 марта 1949 г., т.е. за 4 года до официальной даты смерти И.В.Сталина)>. Взрывное устройство было размещено несколько в нос от погребов главного калибра носовых башен (скорее всего ошибочно, поскольку взрыв погребов повлёк бы за собой ещё более тяжёлые последствия). Взрыв прошил корабль вне бронированной цитадели1. Акт Государственной комиссии о причинах подрыва был лжив, наказаны невиновные, хотя руководитель Госкомиссии видел разрушения корабля, и как инженер-оборонщик не мог не понимать, что дело совсем не в мине, оставшейся от войны. Но были некие не технические, а политико-мафиозные факторы, под давлением которых он солгал и скрыл факт диверсии. Военная — морская и сухопутная — общественность1 и общественность спецслужб молча «утёрлась» этой ложью, сохранив верноподданность лгущему режиму2. Потом состоялся ХХ съезд КПСС — съезд трусов, холуёв, предателей социализма и <трудящихся всех> народов СССР. Началось осуществление длительной стратегии разваливания социализма изнутри, как то и было предусмотрено директивой Совета национальной безопасности США 20/1 от 18 августа 1948 г., которая была осуществлена к 1991 г. под руководством Политбюро ЦК КПСС1.

В эпоху С.Г.Горшкова аварий и катастроф на флоте было множество. Были аварии с ядерными энергетическими установками подводных лодок, в том числе и с человеческими жертвами. Гибли подводные лодки (дизельные и атомные) и надводные корабли (наиболее известен БПК “Отважный” Пр. 61, погибший в результате пожара в кормовом ракетном погребе), в том числе и с большими человеческими жертвами. На рейде Севастополя горел противолодочный крейсер “Москва”, после чего корабль был поставлен на длительный ремонт. На флагманском корабле Тихоокеанского флота крейсере “Адмирал Сенявин” взорвалась башня главного калибра. Была попытка угона “в Швецию” СКР “Сторо­же­вой”… Но обо всём этом и многом другом обществу не сообщалось; «оргвыводы» в отношении высшего руководства ВМФ не делались: С.Г.Горшков был ставленник антирусской мафии и, просидев тридцать лет на посту главкома, он фактически довёл Флот до ущербного военно-технического состояния и неработоспособных военно-морских доктрин.

Началась перестройка, С.Г.Горшков в 1985 г. ушёл на пенсию. Практически сразу же, в апреле 1986 г. — Чернобыль, в конце августа — гибель со многими жертвами <(несколько сотен человек, более половины из числа находившихся на борту)> пассажирского парохода “Адмирал Нахимов” после столкновения с грузовым судном “Пётр Васёв”, а 6 октя­бря (через 70 лет, почти дата в дату после подрыва “Императрицы Марии, если забыть о переходе России на Григорианский календарь в 1918 г.) — гибель атомного ракетного подводного крейсера стратегического назначения К‑219.

6 октября 1986 г. советский стратегический ракетоносец Пр. 667А в подводном положении столкнулся с АПЛ США, осуществлявшей ближнее слежение за ним, хотя США и отрицают этот факт. В результате столкновения была нарушена герметичность шахты с ракетой, ракета была разрушена, вследствие чего произошло излияние компонент ракетного топлива в шахту, что сопровождалось взрывом. При этом была нарушена герметичность шахты в пределах прочного корпуса, и внутрь ракетного отсека стали поступать ядовитые пары ракетного топлива, продукты горения, вода, вследствие чего начался пожар в отсеке. В процессе аварии лодка всплыла в надводное положение, но аварию локализовать не удалось: пожар в четвертом отсеке продолжался и сопровождался поступлением в него воды через разрушенную забортную арматуру повреждённой ракетной шахты. На следующий день лодка затонула. Экипаж был спасён, за исключением одного матроса, который оказался отрезанным пожаром от входных люков. Он заглушил один из двух реакторов корабля, опустив компенсирующую решетку на нижние концевики1. В состав вооружения погибшей лодки входят 16 баллистических ракет с ядерными боеголовками и торпеды, в которых тоже могут быть ядерные боеголовки. В результате этой катастрофы до 16 ядерных боеголовок ракет и сколько-то торпед с ядерными боеголовками, плюс к тому два лодочных реактора оказались на дне2 океана на глубине около 5000 м. Но сколько ядерных материалов и в каком составе унесла на дно эта лодка, в открытой печати никогда не сообщалось.

После этих трёх катастроф большинство «утёрлось», полное молчание: живём по-прежнему “верой” в перестройку и “душку” «Михал Сергеича», который на площади запросто с людьми «за жизнь» говорит. Вскорости в Рейкъявике проходит встреча М.С.Гор­бачёва и Р.Рейгана. По возвращении оттуда М.С.Гор­ба­чёв начинает вести себя по принципу: и нашим («тот, кто разливает сталь, должен жить лучше того, кто разливает пиво», — из его беседы со сталеваром на заводе в Ростове; «больше социализма» и т.п.), и вашим (надо бороться с наследием «сталин­щины»: многократно в разных вариациях, вплоть до нынешних потуг с социал-демократической партией и призывами к реабилитации гибнущего неотроцкистского «Медиа-Моста»1).

В 1989 г. гибель АПЛ “Комсомолец” — своего рода намёк-вопрос заправил библейского проекта: Мистер «Горби», так вы за “демократию” и разоружение под концептуальной властью доктрины Второзакония-Исаии, либо на самом деле вы за коммунизм без наших его извращений, которые мы списали на имя И.В.Ста­лина? — Мистер «Горби», если и не понял, то почувствовал, в чём дело, и предал народ, подчинился морально-психо­ло­ги­ческому диктату заправил библейского проекта: вскорости под его кураторством следует государственный крах СССР и ликвидация всех завоеваний трудового народа за годы строительства социализма, достигнутых под руководством И.В.Ста­лина.

Прошло ещё почти десять лет. Не успел в России новый президент возглавить государственность — гибнет АПЛ “Курск”…

Что выражается в этой последовательности “громких” катастроф: “Мистика”? Роковое стечение случайностей? или новый намёк-ультиматум, предъявленный не только В.В.Путину, но и всей России заправилами библейского проекта порабощения всего человечества?

Это не случайности, как однозначно показывают история исчезновения легководолаза в районе якорной стоянки крейсера “Свердлов” <(в действительности — “Орджоникидзе” и несколько позднее)> во время его визита в Великобританию и история гибели в Севастополе в результате диверсии линкора “Ново­рос­сийск”, имевшие место тогда, когда мы не были в состоянии объявленной войны ни с одним из государств мира. Это — политика, но не государственная, а надгосударственная, закулисно-мафи­оз­ная, проводимая в жизнь иерархиями тайных посвящений и их периферией. Во многих иносказательных традициях корабль является символом государственности, символом цивилизации. Россия — одна из региональных цивилизаций Земли, а её корабли, их судьбы — это одно из воплощений духа её народов. Поэтому “мистика” названий кораблей оказывает своё влияние на психологию общества через множество и множество явно видимых и невидимых прямых и косвенных взаимосвязей разнородного смысла, т.е. через ассоциативное мышление, во многом бессознательное.

Поэтому инциденты, происходящие именно с кораблями, возводимые в культовые события, подобно тому, как это было при гибели АПЛ “Курск”, — фразы языка посвящённых, несущие требования, приказания, выдвигающие в такой своеобразной форме ультиматумы.

Если обратиться ко всем названным катастрофам1 бросается в глаза обстоятельство, общее для всех них: при расследовании внимание уделяется, прежде всего, техническим — конструктивным и эксплуатационным — аспектам; кроме того, порицаются некоторые должностные лица персонально, как правило, из числа участников аварии, чьи неправильные действия непосредственно привели к аварии или способствовали её разрастанию в катастрофу и гибели корабля.

Обычно при рассмотрении действий должностных лиц делается вывод о том, что уровень их профессиональной подготовки не отвечал занимаемой должности, что и проявилось в отдании распоряжений, приведших к катастрофе, а в ходе катастрофы — также в отдании новой порции ошибочных распоряжений и неумении организовать борьбу за спасение корабля и людей.

Но если проследить предысторию, то выясняется, что в аварийные ситуации кадровиками, ведающими расстановкой персонала, оказались вовлечены люди, которые не могли не совершать в них ошибок. Так один из руководителей борьбы за живучесть на “Новороссийске” до назначения на этот корабль более десяти лет прослужил на речных кораблях Амурской флотилии2, любой из которых мог поместиться на палубе линкора без особых утеснений для его команды.

Но и люди, которые казалось бы имеют опыт и теоретические знания, в аварийных ситуациях совершают несообразные действия вопреки всему тому, чего не могут не знать и не уметь. Так после взрыва на “Новороссийске” была объявлена боевая тревога, и уже через 20 минут его машинная команда была готова дать ход, что открывало возможность отвести корабль на мелкое место и тем самым исключить его опрокидывание. Но корабль опрокинулся на месте его якорной стоянки спустя несколько часов. Во время борьбы за живучесть линкор пытались отбуксировать на мелководье (не освободив от удерживающих его на месте якорных цепей) двумя маломощными буксирами, вопреки тому, что собственные машины линкора (<турбины переднего хода имели мощность 95 000 л.с.,> турбины заднего хода имели мощность не менее 10 000 л.с.) могли оттянуть его на мелководье вместе с волочащимися по дну якорями и сопротивляющимися буксирами <(непосредственно после взрыва, пока носовая оконечность и палуба полубака не ушла под воду, была возможность освободить корабль от якорных цепей, но это не было сделано)>. И это — не единственное недоразумение в ходе оказавшейся безуспешной борьбы за живучесть корабля.

Капитаны и ходовые вахты на мостиках “Нахимова” и “Васёва” совершают противоестественные для судовождения и просто запретные с точки зрения МППСС1 действия. Во время сближения судов в течение чуть ли не 10 минут на мостике “Васёва” япон­ский навигационный локатор чуть ли не человечьим голосом предупреждает: «Угроза столкновения», «Угроза столкновения», — и никакой реакции1. На мостике “Нахимова” совершают три последовательных незначительных поворота не в ту сторону, которые визуально не видны с “Васёва”, подставляя тем самым свой борт под удар, вместо предписанного МППСС одного резкого и ясно видимого со встречного судна поворота в другую сторону.

Погибший вместе с лодкой командир “Комсомольца” был в звании капитана 1 ранга, т.е. не мог не иметь опыта мореплавания и командования. За время службы до его сведения не могли не доводиться секретные приказы об авариях, имевших место на флоте, и об ошибках личного состава, к ним приведших и совершённых при борьбе за живучесть. С курсантских времён он не мог не знать, что в надводном положении лодки тонут мгновенно в результате потери продольной остойчивости при незначительном (на глаз) дифференте (продольном наклонении) в пределах 3О — 4О. Соответственно, борьба за живучесть в надводном положении может быть успешной только при спрямлении возникающего дифферента, тем более при поступлении воды в отсеки прочного корпуса и при затоплении балластных цистерн2. При достижении дифферента 2О и его дальнейшем нарастании необходимо готовить спасательные средства и эвакуировать с корабля весь личный состав, не занятый непосредственно борьбой за живучесть.

Вопреки этому, после всплытия лодки контроль за её посадкой и остойчивостью не ведётся, и она гибнет спустя 8 часов после всплытия так, как написано во всяком учебнике по устройству и обеспечению живучести подводной лодки в качестве примера заведомо неправильных действий <при аварии, сопровождающейся поступлением воды в прочный корпус и цистерны главного балласта>.

Эти примеры говорят, что все знания и уровень профессиональной подготовки не оказали решающего влияния на возникновение и развитие этих катастроф. Уровень профессиональной подготовки, опыт и теоретические знания даже в объёме курсантского минимума всех были достаточными для того, чтобы не допустить либо возникновения аварийной ситуации (“Импе­ратрица Мария”, Чернобыль, “Нахимов”), либо разрастания аварии в катастрофу (“Императрица Мария”, “Новорос­сийск”, “Комсомолец”).

Если же начать прослеживать предысторию этих катастроф, то кроме кадровиков, усилиями которых речник под конец своей службы оказался одним из старших начальников на аварийном линкоре, то будет выявлено и множество “странных” технических конструктивных и организационно-эксплуатационных решений, которые сыграли свою роль в катастрофах. И некоторые из этих решений представляют собой технически и эксплуатационно не мотивированные “странности”, отрицающие общепринятую практику решения такого рода задач на других аналогичных объектах.

В результате такого анализа выявляется алгоритм порождения и развития катастрофы, в который вовлечено множество людей на разных стадиях: начиная от задумки объекта и кончая подведением итогов в актах комиссий, расследующих катастрофы и дающих рекомендации на будущее.

Алгоритм <возникновения и развития> всякой катастрофы целостен, хотя может быть и многовариантен.

Разные фрагменты алгоритмов свершившихся катастроф осуществили разные люди, подчас не знакомые друг с другом и разделенные географически и хронологически. Многие из них могли бы совершить иные действия, в результате которых потенциал катастрофы не возник бы, либо, возникнув, всё же не реализовался. Но во всех случаях было нечто, что оказывало на них воздействие, в результате чего свойственные им вполне работоспособные профессиональные знания и навыки оказывались в их психике заблокированными и они совершали действия, которым и сами наверняка удивлялись, если оставались живы после катастроф.

То есть при расследовании свершившихся катастроф и во избежание катастроф в будущем необходимо изучать и психологические аспекты вовлечения людей в алгоритмику катастроф.

В последние годы, начиная с Чернобыля и гибели АПЛ “Комсо­мо­лец”, появилась тенденция связывать такого рода несообразные обстоятельствам действия каких ни на есть, но всё же профессионалов с солнечной активностью, со статикой и динамикой геопатогенных зон, биоритмикой человека (ей свойственны «критические дни», в которые человек склонен к ошибочным действиям и обладает пониженной дееспособностью). Но если от рассмотрения уникальных аварий и катастроф, таких как упомянутые в настоящей работе, в отношении которых не представляется возможным провести статистический анализ, перейти к массовым инцидентам с техникой, в отношении которых статистика накапливается, то неизбежно приходится признать: одни люди обладают большей степенью устойчивости и защищённости их психической деятельности на фоне воздействия названных естественно-природных <(а также и внутриобщественных)> факторов, а другие — меньшей. Это точное словоупотребление: не «к воздействию», а на «фоне воздействия», потому что:

Фактором, оказывающим решающее воздействие на психику индивида является эгрегор, формирующий или несущий алгоритм катастрофы, участником которой индивид становится или течением которой вредоносно и убийственно по отношению к подчинённым и окружающим, а подчас и к самому себе, руководит.

При включении психики индивида в эгрегор, несомый эгрегором алгоритм способен при определённых условиях отсекать от управления психической деятельностью и поведением человека его волю. Если такое происходит, то человек присутствует при течении событий, в которых его личностные ресурсы (знания, навыки, творческие и прочие способности и т.п.) употребляются соответственно алгоритмике и целям эгрегора, в который он включился. Это подобно тому, что известно почти всем по сновидениям, когда сюжет кошмарного сна развивается сам собой и на него невозможно оказать целенаправленного волевого воздействия. Чтобы прервать развитие сюжета кошмарного сна, необходимо проснуться; если же сон приятный, то желания проснуться не возникает, хотя содержание такого приятного сна может свидетельствовать об извращённости и порочности нравов видящего сон.

Всё то, что имеет место в таких сновидениях, происходит наяву при эгрегориальной одержимости субъекта. И прервать эгрегориальную одержимость, поскольку это “снови­де­ние + снодействие” наяву, можно точно также: пробудить целесообразную волю и во-первых, осознать, в чём конкретно в собственном поведении проявляется эгрегориальная одержимость, и во-вторых, начать действовать вне эгрегориального алгоритма1. Проявление воли, её пробуждение требует энергии, но энергетический потенциал человека на фоне всех названных и не названных факторов (солнечная активность, геопатогенные зоны, биоритмика, <внутриобщественные процессы>) может падать до уровня, при котором эгрегориальное энергетическое воздействие может оказаться достаточным для того, чтобы субъект был вовлечён в отработку эгрегориального алгоритма, после чего вся информация, свойственная психике субъекта, оказывается доступной для эгрегора и его менеджеров.

Тем не менее, и при падении энергопотенциала индивида до уровня, при котором он может оказаться объектом эгрегориальной одержимости, есть возможность гарантировано избежать этого. «Паролями доступа» к информации, свойственной психике индивида, являются его нравственные стандарты. Чем меньше в них противоречий и неопределённостей, тем более устойчива психическая деятельность человека на фоне разнородных естественно-природных <и внутриобщест­вен­ных> факторов. И вне зависимости от активности и фона этих факторов человек может оказаться только под водитель­ст­вом нравственно приемлемых ему эгрегоров. Если эгрегоры не несут в себе алгоритмов катастроф (иными словами их цели и алгоритмика в ладу с Божьим Промыслом и лежат в его русле), то и сам субъект, и его окружающие защищены от всевозможных «наездов» через эгрегоры, порождающие и несущие алго­рит­мику катастроф и бедствий.

Одним из наиболее энергетически мощных и коварных из числа зловредных эгрегоров является библейский эгрегор, несущий алгоритмику осуществления доктрины Второзакония-Исаии, под практически безраздельной концептуальной властью которой «выживает»1 Запад.

Соответственно сказанному, привлечение внимания людей к ритмике солнечной активности, к статике и динамике геопатогенных зон, к критических днях биоритмики человека, к астрологии, <к угнетённости психики внутриобщественными факторами2> и т.п., при полном молчании о характере взаимодействия индивида с эгрегорами, порождаемыми и информационно-энер­гетически накачиваемыми самим обществом, создаёт условия, в которых целенаправленное ведение боевых действий средствами эгрегориальной и матричной магии маскируется под воздействие естественно-природных факторов и роковое стечение случайностей: как было показано в одной из работ, 7 апреля 1989 г. у командира погибшего “Комсомольца” и некоторых других командиров подразделений на его борту был «критический день» по биоритмике.

Соответственно все названные катастрофы, предшествующие значительным по своим последствиям преобразованиям в России, представляют собой своеобразную демонстрацию возможностей эгрегориального управления, ультимативные требования беспрекословного подчинения заправилам библейского проекта порабощения всего человечества и уничтожения несогласных: «…на­ро­ды и цар­ст­ва, ко­то­рые не за­хо­тят слу­жить те­бе, по­гиб­нут, и та­кие на­ро­ды со­вер­шен­но ис­тре­бят­ся», — Исаия, 60:12.

По существу своему это шантаж угрозой массового применения средств эгрегориальной и матричной магии, приведших к этим катастрофам, в полномасштабной войне на уничтожение и порабощение России, замаскированной под «эпоху техногенных катастроф». Это так при рассмотрении алгоритмики концептуального и эгрегориального противоборства региональных цивилизаций Земли (одной из которых является Россия) даже в том случае, если личности, принимавшие те или иные решения государственного уровня значимости после каждой из происшедших “эпо­хальных” катастроф, сами этого не понимают.

Все эти катастрофы сами по себе становились возможными вследствие разнородных нравственно-этических пороков нашего общества. Заправилы библейского проекта в них только эксплуатировали нашу же порочность. Для создания же на будущее потенциала порочности, они и ведут политику растления подрастающих поколений России.

Но катастрофа “Курска” показала и новшество в формировании задела будущих катастроф: в Видяево были собраны близкие погибших моряков. Многие журналисты выражали недоумение по этому поводу, поскольку из психологии и по опыту медицины катастроф хорошо известно, что собрание в одном месте родственников пострадавших для большинства из них только усугубит индивидуальный стресс; то есть это было не доброе дело по отношению к близким погибших. Тем не менее, это было сделано умышленно в целях усиления эффективности эгрегориальной магии: мало того, что родственников собрали в одном месте, так к этому привлекли внимание ещё всей страны, а за время пребывания в Видяево людей, многие из которых были убиты горем и деморализованы, успел сформироваться специфический эгрегор горя и безысходности катастрофы. После того, как они разъехались к местам своего постоянного жительства, этот эгрегор распространился практически по всей стране, создавая потенциал эгрегориально управляемого бедствия общероссийского масштаба.

Кроме того, названные “эпохальные” катастрофы становились своего рода средствами тестирования общества, и на основании результатов этих тестов мафиозно-закулисно принимались решения о возможности проведения в России той или иной политики обычными средствами, т.е. через органы государственной власти, через деятельность общественных организаций и неформальных групп, через промывание мозгов средствами массовой информации. Именно поэтому все “эпохальные” катастрофы предшествовали каким-то поворотным событиям в жизни России. Если хорошо вспомнить все культовые прямые эфиры и кампании в прессе в период с 12 по 21 августа 2000 г., то можно увидеть, как шло тестирование общества в целом; а <обозреватель CNN> Ларри Кинг в своём интервью <8 сентября 2000 г. в период проведения встречи глав государств “Тысячелетие” в ООН> тестировал В.В.Путина. Полезно обратить внимание, что средства массовой информации, которые комментировали это интервью в России, так и не привели его полного текста, скрывая нечто. И всё это тестирование необходимо для заправил доктрины Второзакония-Исаии, осуществляющих глобальную надгосударственную политику.

Но и мы при этом протестировали её закулисных заправил и убедились, что они действительно способны в своей похоти безраздельной власти и рабовладения обрушить планету в немотивированную, не подвластную главам государств и политическим лидерам, а тем более не подвластную простонародью, ядерную войну.

Им — заправилам библейского проекта — лучше бы одуматься и остановиться, покаяться и изменить себя потому, что попущение Божие в отношении их правления по доктрине Второзакония-Исаии и подчинении этой доктрине народов Земли — не беспредельно. Исаия ошибся: те народы и государства, кто не подчинится этой мерзости, не желая при этом заместить её доктриной установления своего собственного глобального рабовладения, не только не «погибнут» и не «истребятся», но и очистят Землю и её Дух («ноосферу») от этой мерзости.

После того, как решение об этом в России принято, алгоритмика эгрегора доктрины Второзакония-Исаии уже включена в <альтернативно> объемлющую глобальную алгоритмику, в которой неизбежно библейский проект порабощения человечества рассыплется, не оставив после себя ни зёрен возобновления в будущем, ни почитаемого кем-либо праха; при этом сгинут и наиболее упорствующие его приверженцы как из числа рабов и холуёв, так и из числа самих рабовладельцев. Заместить библейский проект альтернативным проектом более совершенного рабовладения не удастся по тем же причинам. Залогом этого является то, что Русская открытая культура (не «эзотерика», предназначенная для кем-то избранных «посвящённых») уже освоила всё, что необходимо для защиты с Божией помощью себя, человечества и планеты Земля от матричной и эгрегориальной магии.

Открытыми остаются только два вопроса:



  • вопрос сроков времени;

  • и вопрос о количестве тех, кто отрицая своё Вселенское достоинство Человека, сгинет, будучи приверженным доктрине Второзакония-Исаии и альтернативным проектам порабощения человечества.

Но ответ на эти два вопроса зависит от благоволения1 самих людей как в России, так и за её пределами.

24 — 26 сентября 2000 г.

Уточнения и дополнения:
5 — 7 ноября 2001 г.
12 июля — 14 августа 2002 г.

24 сентября 2003 г.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   23


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница