Внутренний предиктор СССР



страница15/23
Дата24.08.2017
Размер3,31 Mb.
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   23

9. Почему мы не верим Генпрокуратуре


Вечером, в пятницу 26 июля 2002 г., за двое суток до Дня Военно-Морского флота1, выпуски телевизионных новостей сообщили о завершении следствия и закрытии уголовного дела о гибели АПЛ “Курск”. Генеральный прокурор Российской Федерации В.Устинов на пресс-конференции показал журналистам схему размещения торпеды в торпедном аппарате и рассказал о том, как именно в торпеде началась и далее распространялась за пределы торпедного аппарата катастрофа, приведшая к гибели корабля со всем экипажем2. Сокращённый текст его выступления перед журналистами был опубликован на сайте www.strana.ru (сноски по тексту — наши).

* * *


«Завершено расследование обстоятельств катастрофы атомного подводного ракетного крейсера (АПРК) К-141 “Курск”. Катастрофа произошла в ходе учений 12 августа 2000 г. в водах Баренцева моря и унесла жизни 118 находившихся на его борту членов экипажа.

Это уголовное дело было возбуждено 23 августа 2000 г. Главной военной прокуратурой по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 263 УК РФ (нарушение правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воз­душного или водного транспорта, повлекшее по неосторо­жно­сти смерть двух и более человек).

На первоначальном этапе следствие располагало крайне ограниченной информацией о катастрофе. В связи с этим о ее причинах было выдвинуто 18 рабочих версий. Основными из них являлись следующие:


  • столкновение АПРК “Курск” с российским или иностранным подводным или надводным кораблём;

  • поражение АПРК “Курск” торпедой или ракетой российским или иностранным подводным или надводным кораблём;

  • диверсия;

  • террористический акт;

  • подрыв АПРК “Курск” на мине времён Великой Отечественной войны;

  • гибель АПРК “Курск” в результате нештатной ситуации с его вооружением.

В ходе следствия все выдвинутые рабочие версии были тщательно проверены. Были собраны исчерпывающие сведения о крейсере и его техническом состоянии, о готовности экипажа и крейсера к выходу в море, о его вооружении, о подготовке и ходе учений, об обстоятельствах катастрофы, ее последствиях и последующей поисково-спасательной операции. Кроме того, при проверке выдвинутых версий была произведена оценка собранных доказательств, включая данные, предоставленные следствию из Великобритании, ЮАР, Норвегии.

В составе следственной группы четко и слаженно работали 46 следователей. Всем им приходилось трудиться в условиях, сопряжённых с риском для жизни, проявляя высокое чувство ответственности, выносливость, профессионализм, а порой мужество и героизм.

Впервые участники следственной группы произвели осмотр затонувшего подводного крейсера непосредственно после того, как он был поднят. Работы проводились в экстремальных условиях. Даже видео- и фототехника при осмотре отказывали из-за использования при температуре воздуха до минус 25 градусов по Цельсию и повышенной влажности.

Всего с октября 2000 по март 2002 г. с АПРК “Курск” подняты тела и фрагментированные останки 115 человек из 118, находившихся на его борту в момент гибели. Все они опознаны и переданы родственникам для захоронения. Тела троих из погибших обнаружить не удалось. Полученные фактические данные свидетельствуют, что тела этих подводников полностью сгорели.

В ходе расследования дела проведено свыше 2000 следственных действий, допрошено более 1200 свидетелей, осмотрено более 8000 объектов; документов, фрагментов вооружения и конструкций АПРК “Курск”.

За содействие, оказанное в ходе следствия, Генеральная прокуратура благодарна специалистам флота, сотрудникам научных и экспертных учреждений, руководителям и служащим государственных органов управления.

Несмотря на все трудности и особую сложность данного уголовного дела, следственная группа выполнила свою задачу в полном объёме, всесторонне, полно и объективно установив все обстоятельства произошедшей трагедии.

В ходе следствия установлено, что катастрофа произошла 12 августа 2000 г. в 11 час. 28 мин. в Баренцевом море в геогра­фической точке с координатами 69о3700 северной широ­ты и 37о3425 восточной долготы, вследствие взрыва торпеды 65‑76А внутри торпедного аппарата № 4 и дальнейшего развития взрывного процесса в боевых зарядных отделениях торпед, находившихся в первом отсеке подводного крейсера. Эти обстоятельства были окончательно установлены экспертами после подъёма фрагментов носового отсека летом этого года. Подъём фрагментов был прекращён только после того, как эксперты сочли достаточным объём предоставленных им для исследования данных.

Взрыв повлёк гибель личного состава первого отсека, значительные разрушения в межбортном пространстве лодки и полностью разрушил торпедный аппарат № 4 и частично торпедный аппарат № 2. В результате этого в прочном корпусе образовались отверстия, через которые в первый отсек лодки начала поступать морская вода, затопившая практически полностью первый отсек лодки.

Явившаяся результатом взрыва ударная волна, а также летящие фрагменты хвостовой части разрушенной торпеды и торпедного аппарата № 4 инициировали взрывной процесс взрывчатого вещества боевого зарядного отделения ряда торпед, которые были расположены на стеллажах внутри первого отсека. Развитие в течение более 2 минут взрывного процесса в боевых зарядных отделениях торпед привело к их детонации, а затем и к передаче детонирующего импульса другим торпедам, находящимся на стеллажах.

Второй взрыв произошел в 11 час. 30 мин. 44,5 сек.1 Он привёл к полному разрушению носовой оконечности АПРК “Курск”, конструкций и механизмов его первого, второго и третьего отсеков. Получив катастрофические повреждения, корабль затонул в указанной точке Баренцева моря в 108 милях oт входа в Кольский залив на глубине 110 — 112 метров.

В результате второго взрывного воздействия смерть всех моряков-подводников, тела которых в последующем извлечены из 2, 3, 4, 5 и 5-бис отсеков, наступила в короткий промежуток времени — от нескольких десятков секунд до нескольких минут.

После катастрофы в носовой части крейсера офицеры, находившиеся в 6 — 8 отсеках, реально оценив обстановку, перевели личный состав 6, 7 и 8 отсеков в 9 отсек, где общими усилиями продолжили борьбу за жизнь.

В этом отсеке были выполнены необходимые действия по его герметизации для предотвращения поступления воды в отсек.

Возможность использования оставшимися в живых членами экипажа всплывающей спасательной камеры отсутствовала из-за разрушения носовых отсеков корабля, поэтому они стали готовиться к выходу на поверхность через спасательный люк 9-го отсека.

Однако целый ряд объективных факторов не позволил этого сделать. К этим факторам относятся: быстрое ухудшение самочувствия людей, ослабленных в процессе борьбы за жизнь под действием угарного газа и повышающегося давления, условия недостаточной освещенности отсека. По этим основным причинам1 моряки-подводники так и не смогли предпринять ни одной попытки выйти из АПРК “Курск” через спасательный люк 9-го отсека.

Вместе с тем осмотр 9-го и других отсеков АПРК “Курск” показал, что, несмотря на острую стрессовую ситуацию и сложившиеся экстремальные условия, оставшиеся в живых подводники действовали организованно, целеустремленно, не были подвержены паническим настроениям и под руководством офицеров предпринимали все возможные меры к спасению корабля и экипажа, действуя при этом грамотно и самоотверженно.

Согласно выводам экспертов, все находившиеся в 9-м отсеке подводники погибли от отравления угарным газом не позднее, чем через 8 часов после взрывов, то есть не позднее 19 час. 30 мин. 12 августа 2000 г. В связи с этим к моменту обнаружения затонувшего АПРК “Курск” спасти кого-либо из них было уже невозможно.

Следствие пришло к выводу, что лица, участвовавшие в проектировании, изготовлении, хранении, приготовлении и эксплуатации торпеды 65-76А № 1336А ПВ, не предвидели возможности её взрыва и гибели экипажа вместе с кораблём и по обстоятельствам дела такой возможности предвидеть не могли. Поэтому принято решение о прекращении уголовного дела за отсутствием состава преступления, то есть по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ. Нет состава преступления и в действиях кого-либо из членов экипажа АПРК “Курск”.

В ходе следствия выявлены нарушения в организации, проведении учений и поисково-спасательной операции, допущенные должностными лицами органов военного управления ВМФ России. Все вы знаете, что эти лица наказаны. Однако эти нарушения не состоят в причинной связи с гибелью АПРК “Курск” и его экипажа, что исключает привлечение кого-либо из них к уголовной ответственности.

В рамках этого уголовного дела потерпевшими признаны 161 человек. Это близкие и родственники погибших. Их права и законные интересы, предусмотренные российским уголовно-процессуальным законодательством, не будут ущемлены. Каждому потерпевшему будет направлена выписка из постановления о прекращении уголовного дела. В этом документе будут изложены все обстоятельства катастрофы, за исключением сведений, составляющих государственную тайну. При этом без каких-либо изъятий в нем будут содержаться выводы судебно-медицинских экспертов о причинах гибели каждого подводника.

Таковы результаты нашего расследования» (цитировано по сайту www.strana.ru 26 июля 2002 г., полного текста выступления В.Устинова нам в интернете найти не удалось).

* *
*

Это выступление Генпрокурора вызвало серию публикаций с выдержками из него и комментариями. Так в этот же день на сайте www.ntvru.com появилось сообщение, посвящённое завершению следствия Генеральной прокуратурой и выводам, сделанным следствием. Эту публикацию1 мы приводим далее со своими комментариями в сносках.

* * *

Генпрокурор РФ Владимир Устинов доложил Президенту России о завершении расследования причин гибели атомохода “Курск”, передаёт РИА “Новости”.



Генеральный прокурор подробно рассказал главе государства о расследовании, вручив ему почти 100-страничный доклад, подготовленный специально для Президента России.

«В ходе следствия установлено, что катастрофа произошла в 11 часов 28 минут 26,5 секунды2 по московскому времени в Баренцевом море вследствие взрыва, центр которого локализован в месте расположения практической (учебной) торпеды внутри четвертого торпедного аппарата», — заявил генпрокурор. После взрыва торпеды произошел взрыв в боевых зарядных отделениях торпед, находившихся в первом отсеке “Курска”.

Владимир Устинов сообщил, что Генпрокуратура закрыла уголовное дело по гибели атомохода “Курск” за отсутствием состава преступления.

По его словам, в действиях должностных лиц, ответственных за проведение учений в Баренцевом море, изготовление, эксплуатацию и установку торпеды, ставшей причиной гибели “Курска”, нет состава преступления. Уголовное преследование этих лиц прекращено, отметил Владимир Устинов.



Инциденты с такими торпедами, что были на “Курске”, происходили и раньше

Инциденты с торпедами, аналогичными взорвавшейся на АПЛ “Курск” 12 августа 2000 года, имели место и раньше, сообщил Владимир Устинов.

Он отметил, что этот вид торпеды был разработан в начале 1948 года, и с 50-х годов было создано семь разновидностей таких торпед калибра 533 и 650 мм. Самым опасным компонентом её является перекись водорода, которая может быть источником возгорания с выделением высокой температуры. В торпеде содержится около тысячи литров перекиси водорода, передаёт ИТАР-ТАСС.

В 1966 году на подводной лодке С-384 Черноморского флота произошел аналогичный случай возгорания, когда возник пожар в торпедном отсеке.

В 1970 году на Тихоокеанском флоте произошел инцидент с такими же торпедами. Тогда жертвой пожара стал один человек.

В 1972 году на Северном флоте в поселке Рыбачий был зарегистрирован случай аварии с данными торпедами.

Всего за период с 1977 по 2001 год в ходе боевой подготовки было произведено 195 выстрелов такими торпедами. В 30% случаев происходили потери торпед по разным причинам1.

(… — Нами опущена гиперссылка интернет на список 19 отечественных подводных лодок, пострадавших или погибших в авариях в 1952 — 2000 гг., в том числе и по не выясненным причинам.)

Взорвавшаяся на “Курске” торпеда 65-76А была учебной, то есть не содержала взрывчатого вещества. Инцидент с ней произошел «в результате нештатных процессов», сопровождавшихся сложной химико-физической реакцией.



Из-за чего произошел взрыв — выводы комиссии

Учебная торпеда, взорвавшаяся в четвертом торпедном аппарате “Курска” имела срок службы до 2016 года. По словам генпрокурора, торпеды подобного типа уже сняты с вооружения российского ВМФ1.

«Первичный импульс, инициирующий взрыв практической торпеды, возник в результате нештатных процессов, произошедших внутри резервуара окислителя этой торпеды», — рассказал Устинов. Процессы носили сложный физико-химический характер, заметил генпрокурор2.

«Катастрофа произошла в 11 часов 28 минут 26,5 секунды по московскому времени в месте расположения учебной торпеды внутри четвертого торпедного аппарата», — заявил генпрокурор.

Второй взрыв, сообщил он, произошел в 11 часов 30 минут 44,5 секунды, то есть примерно через две минуты после первого.

Второй взрыв привёл к полному разрушению носовой оконечности “Курска”, конструкций и механизмов его 1-го, 2-го и 3-го отсеков. В результате второго взрывного воздействия смерть всех моряков-подводников, тела которых в последующем были извлечены из 2-го, 3-го, 4-го и 5-го-бис отсеков, наступила в короткий промежуток времени — от нескольких десятков секунд до нескольких минут.

Возможность использования оставшимися в живых членами экипажа всплывающей спасательной камеры отсутствовала из-за разрушения носовых отсеков корабля, поэтому моряки стали готовиться выйти на поверхность через спасательный люк.

«Однако из-за целого ряда объективных факторов, таких как быстрое ухудшение самочувствия людей, ослабленных в процессы борьбы за живучесть под воздействием угарного газа, в условиях недостаточной освещенности отсека, подводники так и не смогли предпринять ни одной попытки выйти из “Курска” через спасательный люк девятого отсека»1, — сказал Устинов.

«Согласно выводам экспертов, все находившиеся в 9-м отсеке 23 человека погибли от отравления угарным газом не позднее чем через 8 часов после взрывов. В связи с этим к моменту обнаружения затонувшего крейсера спасти кого-либо из них было уже невозможно», — отметил генпрокурор. По его словам, в ходе следствия установлено, что эвакуация экипажа через спасательный люк с использованием глубоководных аварийно-спаса­тельных аппаратов также была невозможна из-за образовавшейся негерметичности1 люка.

«Другие версии о причинах катастрофы АПРК “Курск” и гибели его экипажа в ходе следствия тщательно проверены и не нашли подтверждения»2, — подчеркнул прокурор.



Разработчики торпеды не согласны с выводами комиссии и считают, что причина взрыва торпеды — внешнее воздействие

Взрыв компонентов топлива торпеды 65-76, в результате которого погибла атомная подводная лодка “Курск”, мог произойти только в результате внешнего воздействия на торпеду, заявил “Интерфаксу” директор ЦНИИ “Гидроприбор” Станислав Прошкин.

«Мы объективно считаем, что было внешнее воздействие1 на торпеду, — сказал он, — есть информация о том, что это мог быть локальный пожар»2.

В частности, отметил Прошкин, «сверху на торпеде перед балластной цистерной имеются изменения структуры металла от температурного воздействия». По данным исследования, проведенного ЦНИИ “Прометей”, имеющего самых компетентных специалистов в области материаловедения, получены «четкие оценки этой температуры — 550  570 градусов по Цельсию».

На АПЛ “Курск” имелись две автономные, независимые системы контроля. «И любое событие, связанное с повышением давления внутри резервуарного отсека, повышение температуры перекиси, повышение уровня кислорода в зазоре между торпедой и торпедным аппаратом регистрируется», — добавил Прошкин1.

«Если отмечено повышение температуры в торпедном аппарате или на стеллаже, экипаж имеет шесть часов для того, чтобы справиться с этой аварийной ситуацией, — сказал он. — В том числе с помощью специальной системы слива перекиси за борт, если отмечено повышение температуры торпеды на стеллаже. В случае возникновения пожара на лодке имеется мощнейшая система пожаротушения, которая мгновенно сбрасывает десятки тонн воды. Если торпеда в торпедном аппарате — она просто выстреливается, и водная среда её локализует».

Глава “Гидроприбора” также назвал абсурдной версию о том, что причиной теплового взрыва торпеды могло быть нарушение её герметичности в результате якобы произошедшего при погрузке падения. «При испытании торпед мы бросаем такую торпеду с высоты 10 метров на плиту, на рельс и штырь, — заметил он, — и аварийных ситуаций не было».

В ходе следствия по делу о гибели “Курска” было выдвинуто 18 версий

В ходе следствия по делу о гибели атомохода “Курск” было выдвинуто и проверено 18 рабочих версий. Об этом Устинов сообщил на пресс-конференции в пятницу в Москве.

По его словам, основными из них являлись: столкновение “Курска” с российским или иностранным подводным или надводным кораблём; поражение “Курска” торпедой или ракетой с российского или иностранного подводного или надводного корабля1; диверсия; теракт; подрыв на мине времён Великой Отечественной войны; гибель “Курска” в результате нештатной ситуации с его вооружением.

«В ходе следствия все выдвинутые рабочие версии тщательно проверены. Собраны исчерпывающие сведения о крейсере и его техническом состоянии, о готовности экипажа и крейсера к выходу в море, о вооружении атомохода, о подготовке и ходе учений, об обстоятельствах катастрофы, ее последствиях и последующей поисково-спасательной операции», — отметил Устинов.

Кроме того, по его словам, при проверке выдвинутых версий была проведена оценка собранных доказательств, включая данные, представленные из Великобритании, ЮАР и Норвегии.

«Процесс расследования, само уголовное дело о гибели АПРК “Курск” и его экипажа являются уникальными», — подчеркнул Устинов.

По его словам, ранее опыта расследования подобных происшествий на море в России не было. Генпрокурор высказал уверенность, что такой опыт уникален и в мировой практике расследования причин техногенных катастроф1.

Военачальники, понёсшие наказание в связи с катастрофой “Курска”, не будут привлекаться к уголовной ответственности

Генпрокурор РФ Владимир Устинов заявил, что в ходе следствия по делу гибели “Курска” выявлены нарушения в организации проведения учений и поисково-спасательной операции, допущенные должностными лицами Военно-морского Флота России.

«Как известно, все эти лица наказаны, и наказаны очень жёстко», — сказал Устинов на пресс-конференции в пятницу в Москве. Вместе с тем генпрокурор подчеркнул, что «эти нарушения не состоят в причинной связи с гибелью подлодки “Курск” и её экипажа, что исключает привлечение кого-либо из них к уголовной ответственности».

Генпрокурор сообщил, что министру обороны РФ внесено представление с требованием устранить допущенные нарушения.

По словам Устинова, уголовное дело состоит из 133 томов, 38 из них содержат сведения, составляющие государственную тайну, вследствие чего возможность предать гласности материалы уголовного дела в полном объёме отсутствует.

Генпрокурор заявил, что следствие не считает виновным в катастрофе кого-либо из 118 погибших членов экипажа АПРК “Курск”.

АПЛ “Курск” затонула 12 августа 2000 года во время учений Северного флота. Все находившиеся на её борту в момент аварии 118 человек погибли.

Большинство опрошенных радиостанцией «Эхо Москвы» считает, что истинная причина гибели “Курска” так и не была названа

Большинство опрошенных радиостанцией «Эхо Москвы» считает, что 26 июля Генпрокуратурой так и не была названа истинная причина гибели АПЛ “Курск”1.

Экспресс-опрос, проведённый в рамках программы “Рикошет” по интерактивным телефонам, показал, что 80 % опрошенных придерживается данного мнения, в то время как 20 % опрошенных считает, что сегодня Генпрокуратурой была названа истинная причина гибели АПЛ “Курск”.

Всего в ходе опроса за 5 минут на радиостанцию поступило 1950 телефонных звонков.

* *
*

Причины, по которым С.Прошкин — руководитель предприятия-разработчика торпеды 65‑76 и её модификаций — выразил несогласие с версией гибели корабля, оглашённой Генеральной прокуратурой в качестве истинной, — ясны, если иметь даже самое общее представление об устройстве торпедного аппарата, самой торпеды и размещении торпеды в аппарате.

Торпедный аппарат подводной лодки это — труба, один конец которой находится внутри прочного корпуса лодки, а другой выходит за его пределы. С обоих концов эта труба закрывается крышками. Крышка, запирающая торпедный аппарат изнутри прочного корпуса, называется задней. Крышка, запирающая торпедный аппарат со стороны забортного пространства, называется передней. Обычно в торпедном аппарате давление равно давлению в отсеках лодки. Соответственно к трубе, передней и задней крышкам предъявляются те же требования по прочности, что и к прочному корпусу лодки: должны выдерживать без утраты работоспособности гидростатическое давление на предельной глубине погружения и воздействие ударной волны подводного взрыва, мощность которой задана в требованиях ВМФ к проектированию подводных лодок и оружия для них.

Диаметр трубы торпедного аппарата несколько больше, чем калибр торпеды, вследствие чего торпеда в аппарате фиксируется специальными направляющими (в некоторых конструкциях с амортизаторами), а между нею и стенками аппарата есть зазор порядка сантиметра и более (в зависимости от конструкции аппарата и обводов торпеды). Этот зазор называется кольцевым. Перед торпедным выстрелом аппарат заполняется водой из цистерн кольцевого зазора1, и давление в трубе аппарата выравнивается с забортным давлением. После этого открывается передняя крышка, и торпеда может быть выстрелена2. После выстрела передняя крышка закрывается, вода из трубы торпедного аппарата сливается в торпедозаместительные цистерны лодки, и по завершении слива воды и выравнивания давления в аппарате с давлением в торпедном отсеке, задняя крышка может быть открыта, и новая торпеда может быть заряжена в аппарат. При закрытой передней крышке и равенстве давления в аппарате и в отсеке задняя крышка может быть открыта для извлечения торпеды в отсек (если это предусмотрено конструкцией и на стеллажах в отсеке есть место) в том числе и для перезарядки аппарата торпедой другого типа и предназначения.

Соответственно этому порядку функционирования торпедного аппарата, передняя и задняя крышка конструктивно отличаются друг от друга. Обе крышки открываются наружу по отношению к полости трубы аппарата. Но передняя крышка забортным давлением прижимается к её опорному контуру, на котором обеспечивается герметичность закрытия; а заднюю крышку забортное давление отрывает от её опорного контура, на котором обеспечивается герметичность закрытия.

Вследствие такого различия в характере статических и динамических нагрузок, которые должны воспринимать передняя и задняя крышки, передняя крышка, грубо говоря, конструктивно близка к обычной двери — ось, вокруг которой она вращается, и привод, который её поворачивает; а в состав механизмов, обеспечивающих функционирование задней крышки, кроме этого входят элементы, обеспечивающие прижимание её к опорному контуру в закрытом положении и фиксацию.

Соответственно описанному ранее порядку функционирования торпедного аппарата к задней крышке предъявляется ещё одно дополнительное требование: при открытой передней крышке и заполненном водой аппарате задняя крышка должна выдерживать не только гидростатическое давление на предельной глубине погружения, но и воздействие на предельной глубине погружения ударной волны подводного взрыва в соответствии с действующими нормами ВМФ к взрывостойкости.

Безусловно, что достаточно мощный взрыв, произойди он внутри торпедного аппарата, разорвёт его на части, и при этом какие-то обломки аппарата и торпеды разлетятся по торпедному отсеку, разрушая и повреждая на пути своего полёта всё, включая и торпеды в стеллажах, что приведёт к лавинообразному рас­про­странению катастрофы. Но динамику взрыва внутри торпедного аппарата следует рассматривать соответственно устройству торпедного аппарата, соответственно особенностям его конструктивных элементов и особенностям находящейся в нём торпеды.

Поэтому первый вопрос: какова минимально необходимая мощность взрыва, чтобы торпедный аппарат был разорван на куски, разлетающиеся во всех направлениях?

Если мощность взрыва будет существенно ниже этого уровня, то взрыв просто вышибет переднюю крышку торпедного аппарата, которая хотя и прижимается к своему опорному контуру конструктивно-механически, но не имеет силовых конструкций, пред­назначенных для противодействия давлению изнутри торпедного аппарата, столь мощных как те, что входят в состав механизмов закрытия задней крышки.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   23


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница