Внутренний предиктор СССР



страница6/23
Дата24.08.2017
Размер3,31 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23

2.4. Русь и Русский флот под властью
доктрины Второзакония-Исаии


Философы-историки России библейски-“православного” толка, прочитав всё сказанное о дурном воздействии библейской культуры на Русский флот, могут разъяриться возражениями: а как же победы Петра Великого? как же победы Русского флота времён Екатерины II на Чёрном, Балтийском и Средиземном морях? как же кругосветки Русского флота, открытие Антарктиды и прочие неординарные дела на море наших (библейски) православных предков?

И на это всё хорошо известное и нам есть ответ: история Русского флота началась ранее, чем началась история библейски-“православной” церкви на Руси. Во времена языческой Руси, т.е. до крещения в 989 г., ныне Чёрное море византийцы называли «Русским». И хотя в те времена Русь не совершила ничего грандиозного в области кораблестроения, тем более военного кораблестроения: морские вторжения в Византию во времена Олега совершали, конечно, не на долбленых челнах-однодрев­ках, а на «набойных лодьях»1, — но и этот флот был способен принудить Византию к заключению мира: щит Олега на вратах Царьграда появился после того, как Олег пришёл с флотом, поставил корабли на колёса, и ветер вынес их по суше под стены крепости. Это были победы живого Русского язычества над церковной мертвящей ритуальщиной. На это обстоятельство в ходе русско-турецкой войны 1828 г. намекал своим современникам Ф.И.Тют­чев, да не вняли:



«Аллах! пролей на нас Твой свет!
Краса и сила правоверных!
Гроза гяуров2 лицемерных!
Пророк Твой — Магомет!…»


«О наша крепость и оплот!
Великий Бог! веди нас ныне,
Как некогда Ты вёл в пустыне
Свой избранный народ!…»


Глухая полночь! Всё молчит!
Вдруг… из-за туч луна блеснула —
И над воротами Стамбула
Олегов озарила щит.

После побед язычников Олега и Святослава над Византией было крещение Руси, и после него — под водительством библейского эгрегора — в течение нескольких столетий Россия лишилась выходов к морям, и флота как военного, так и торгового — не стало.

Попытка воссоздать флот была при отце Петра I — «тишай­шем» Алексее Михайловиче, которого многие библейски православные очень уважают за его «религиозность» (на наш взгляд, — эгрегориальную <одержимость>). В действительности же Алексей Михайлович настолько распластался под иерархами церкви, что патриарх Никон — зачинатель раскола и основатель ныне господствующей ветви библейского “православия” в России — одно время именовался наравне с царём «великим государем». Флот — корабли, построенные в царствование Алексея Михайловича на Волге, — частично сгнил, а частично был сожжён восставшими в ходе крестьянской войны под водительством Степана Тимофеевича Разина. От того флота остался только «ботик Петра Великого»1 — «дедушка Русского флота» — лодочка, во многом декоративная, которую будущий царь Пётр подростком нашёл в сарае и привёл в состояние, пригодное для плавания. Таким образом, «ти­шай­шему» Алексею Михайловичу, идеалу государя в глазах многих библейски “православных”, Россия обязана неудачной попыткой возобновления флота и вполне успешным многовековым расколом общества, одним из следствий которого был крах исторически сложившейся государственности Русской региональной цивилизации в 1917 г.

Русский флот действительно возродился при Петре I. Но в отношениях с иерархией библейского православия Пётр был полной противоположностью своему отцу. Пётр Великий упразднил патриаршество в России и подчинил иерархию церкви государству. В фильме “Пётр I” есть эпизод, когда царь сгоняет монахов на строительство укреплений в ходе войны со Швецией и заявляет одному из попов: вы работайте, а молиться я один буду. Собственно благодаря тому, что Пётр взнуздал иерархию библейской церкви и запряг её членов работать на государство, и стало возможным возрождение Русского флота в царствование Петра. В вопросе возрождения флота, минуя иерархию церкви, царь Пётр I адресовался непосредственно к Богу: знáком этого является то, что один из первых линейных кораблей Русского флота назывался прямо “Гото Предистинация”, что в переводе на русский язык означает «Божье Предопределение».

Того заряда, что дал Пётр Великий, России в её морских делах хватило до начала XIX века. Именно с начала XIX века в военно-морских делах России начинается разлад. Первым знáком был не известный большинству эпизод. В период русско-английской войны 1807 — 1812 гг. (в царствование императора Алексан­дра I) средиземноморская эскадра под командованием адмирала Д.Н.Се­ня­вина была блокирована британской эскадрой в Лиссабоне. Принудить Д.Н.Сенявина1 к сдаче англичане не смогли; зная его как выдающегося флотоводца, автора многих побед над турецким флотом (передовым в техническом и оперативно-тактическом отношении в те времена, поскольку он создавался под руководством специалистов Франции и Англии), вступать в бой с русской эскадрой они не рискнули. В результате был подписан договор, по которому русская эскадра была взята Великобританией «на сохранение» до конца войны. Придя в Портсмут в сопровождении английской эскадры, до заключения мира она простояла там под Андреевскими флагами, вызывая недоумение и раздражение обывателей.

Спустя полвека, по завершении крымской войны, в которой Россия потерпела поражение, один из пунктов Парижского мирного договора прямо предусматривал ликвидацию Черноморского флота. Об уничтожении Россией других флотов Запад не заикался. Но в требовании этого пункта мирного договора цели глобального библейского проекта в отношении самодержавия Русской многонациональной цивилизации выразились прямо.

Однако соотечественники наши этого не поняли, и под водительством библейского эгрегора создали флот, который с позором, какого не знала история России со времён Батыева нашествия, был уничтожен в ходе русско-японской войны1 в Порт-Артуре и при Цусиме: героизм простых матросов и некоторых достойных командиров кораблей не смог компенсировать эгрегориального водительства в отношении правящей “элиты” империи в целом. В боях русско-японской войны погибли корабли и команды, не однократно освящённые иерархами “православной” церкви в ходе множества молебнов о даровании победы русскому оружию.

Не говоря уж о том, что военное столкновение России и Японии отвечало интересам международного сионо-интернацизма и государственным интересам Британской империи, следует отметить, что механизм трагедии военной катастрофы России в русско-японской войне — тот же самый, что был описан выше: включение психики множества индивидов в ходе соблюдения об­рядности библейски-“православной” церкви в антирусский биб­лейский эгрегор. За этим следовали их коллективные самоубийственные действия под водительством этого эгрегора на всех стадиях: от разработки концепции строительства флота и его боевого применения до его боевого применения на практике; то же касается и сухопутных сил России, но менее ярко выражено.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница