Взаимодействие культурных традиций в зодчестве золотой орды по данным археологии



страница1/4
Дата28.10.2016
Размер0,62 Mb.
  1   2   3   4

На правах рукописи



ЗИЛИВИНСКАЯ ЭММА ДАВИДОВНА


ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ КУЛЬТУРНЫХ

ТРАДИЦИЙ В ЗОДЧЕСТВЕ

ЗОЛОТОЙ ОРДЫ

ПО ДАННЫМ АРХЕОЛОГИИ
специальность 07.00.06 – археология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Москва 2012

Работа выполнена в Центре евразийской археологии Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института этнологии и антропологии им. Н.Н.Миклухо-Маклая Российской академии наук



Официальные оппоненты:
доктор исторических наук Крамаровский Марк Григорьевич

ведущий научный сотрудник Отдела Востока Государственного Эрмитажа


доктор исторических наук Фаяз Шарипович Хузин

ведущий научный сотрудник Института истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики


доктор исторических наук Геннадий Николаевич Белорыбкин

профессор, ректор Пензенского института развития образования


Ведущая организация: Государственный музей искусства народов Востока

Защита состоится «18» мая 2012 г. в 12.00 часов на заседании совета Д002.007.01 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Федеральном государственном бюджетном учреждении науки Институте археологии Российской академии наук по адресу: г. Москва, ул. Дм. Ульянова, 19, 4-й этаж, конференц-зал


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ИА РАН по адресу: г. Москва, ул. Дм. Ульянова, 19.

Автореферат разослан « _______» _____________ 2012 г.


Ученый секретарь совета,

доктор исторических наук Е.Г. Дэвлет



Общая характеристика работы

Исследователи Золотой Орды неоднократно отмечали мультикультурный характер этого государства. Принято говорить о синкретизме и (или) синтезе различных традиций в культуре этого государства. Это вполне закономерно, так как Улус Джучи, получивший впоследствии название Золотая Орда, возник в середине XIII в. в результате широких завоевательных походов монгольских войск. В его состав вошли традиционно оседлые области, такие как Южный и Восточный Казахстан, левобережный Хорезм, Северный Кавказ, Крым, Волжская Болгария, мордовские земли, Поднестровье. Но большую часть территории занимали пустынные, степные и лесостепные пространства Северного и Западного Казахстана, Волго-Уральского междуречья, Поволжья, Подонья и Приднепровья (Дешт-и-Кипчак), населенные кочевыми и полукочевыми народами. В домонгольский период там почти не существовало городов, но в конце XIII в. начинается интенсивное строительство городов именно в степных районах, и центром Золотой Орды становится Нижнее Поволжье. Для возведения своих городов кочевники-монголы использовали подневольный труд завоеванных народов, имевших многовековые строительные навыки. Полиэтничность и соответственно мультикультурность золотоордынского общества наиболее ярко прослеживается именно в городах, которые были населены строителями, ремесленниками и торговцами из всех стран, втянутых в орбиту монгольской экспансии, в то время как население степей было гораздо более однородным. Наиболее выразительным воплощением городской культуры являются монументальные постройки, определяющие внешний вид городов. Кроме того, именно объекты архитектуры лучше всего поддаются археологическому изучению. Поэтому исследование монументального зодчества позволяет достаточно полно и достоверно проследить взаимодействие различных традиций в сложении городской культуры Золотой Орды.



Актуальность темы

В литературе, посвященной архитектуре и строительству в городах Золотой Орды, неоднократно повторяется тезис о превалировании влияния Ирана и Средней Азии. Только в архитектуре золотоордынского Крыма признанным считается малоазийское влияние. В Волжской Болгарии наряду с влиянием Средней Азии признавались элементы армянской и азербайджанской строительной техники, а также зодчества сельджуков Рума. Надо, однако, отметить, что все исследования, посвященные архитектуре Золотой Орды, основывались на изучении отдельных памятников либо, в лучшем случае, комплекса памятников определенного региона. В последней четверти XX в., благодаря археологическим раскопкам, количество объектов монументальной архитектуры значительно увеличилось. Некоторые категории построек насчитываются десятками. Поэтому, без всякого сомнения, настало время рассмотреть архитектуру Золотой Орды как единое целое. Углубление наших знаний о городской культуре Золотой Орды, накопление значительного материала позволяет более детально вычленить те элементы, которые, будучи первоначально механически собраны воедино, способствовали возникновению и сложению нового золотоордынского стиля, который Г.А.Федоров-Давыдов назвал «патетическим» и «имперским». Этому может способствовать типологический анализ отдельных категорий зданий, а также стилистический анализ их элементов и архитектурных деталей.

Следует также учитывать, что многосоставная культура, возникшая в городах улуса Джучи, в очень краткие сроки и столь же быстро погибшая вместе с распадом государства, оказала определенное влияние на дальнейшее развитие ряда народов нашей страны и тем самым явилась частью мирового культурного процесса. Архитектурные памятники Золотой Орды являются образцами зодчества мусульманской страны, занимавшей в XIII-XIV вв. площадь большую, нежели Турция или Иран. Тем не менее, даже в самых всеобъемлющих зарубежных изданиях, включающих памятники мусульманской архитектуры от первых лет хиджры почти до наших дней во всем мире, Золотая Орда даже не упомянута. Представляется, что создание обобщающих работ по архитектуре Улуса Джучи может способствовать тому, что она будет рассматриваться в контексте культуры других стран Востока и займет в ней свое, пусть и скромное, место.

Объект и предмет исследования

Объектом исследования является культура золотоордынских городов, возникших и сложившихся в результате сложных исторических процессов. Предметом изучения являются монументальные постройки, которые наиболее ярко и информативно отражают вклад различных народов в формирование золотоордынской культуры, а также дальнейшее развитие и трансформацию в Золотой Орде привнесенных извне культурных традиций



Цели и задачи исследования

Целью работы является создание целостной картины формирования монументальной архитектуры Золотой Орды как части ее культуры в целом, сравнение с архитектурой сопредельных территорий, выявление различных культурных традиций и инноваций.

К числу основных задач работы относятся:

– полный обзор всех известных на настоящий момент памятников культового и гражданского зодчества Золотой Орды;

– выявление основных типов культовых и мемориальных зданий;

– выявление основных типов гражданских зданий;

– создание подробной классификации отдельных категорий зданий;

– анализ составляющих архитектуры жилых построек;

– изучение тех или иных строительных традиций, участвовавших в формировании золотоордынской архитектуры;

– определение степени влияния завоеванных народов на сложение культуры Золотой Орды;

– выявление инноваций в культовой и гражданской архитектуре, возникших непосредственно в Золотой Орде.

Хронологические рамки диссертационного исследования определены с возникновения Улуса Джучи, т. е. с 40-х гг. XIII в. до окончательного распада государства в середине XV в. Как и у остальных кочевых империй, период существования Золотой Орды был небольшим (чуть больше 200 лет). Однако временной интервал, к которому относятся рассматриваемые в работе памятники еще уже, так как большинство известных нам монументальных сооружений в Золотой Орде возникают не ранее конца XIII-начала XIV вв. Таким образом, данная работа охватывает период с конца XIII до середины XV вв.

Территориально-географические рамки

Золотая Орда являлась огромным по размерам государственным образованием, которое простиралось с востока на запад от Западной Сибири до Дуная и с севера на юг от границы русских княжеств до нижнего течения Амударьи. Это была последняя в истории кочевая империя, в которую вошли значительные территории, как в Европе, так и в Азии. Золотая Орда включала области и государства, находившиеся на различном уровне экономического и культурного развития, поэтому все исследуемые памятники рассматриваются по регионам. Для европейской части это – Волжская Болгария с примыкающими к ней мордовскими землями, Среднее и Нижнее Поволжье, Северный Кавказ и западные районы, объединяющие Крым, Подонье, Поднепровье и Пруто-Днестровское междуречье. Обширные азиатские территории Золотой Орды также можно разделить на несколько областей с различным культурно-историческим развитием. Это – Волго-Уральское междуречье (Башкирия и Западный Казахстан), Северный Казахстан, Южный Казахстан и Хорезм. Памятники золотоордынского времени этих регионов объединены в один раздел, так как они изучены здесь достаточно фрагментарно.



Источники и методы исследования

В некоторых регионах Золотой Орды, таких как Волжская Болгария, Крым, Северный Кавказ, Западный Казахстан и Хорезм отдельные памятники монументального зодчества сохранились полностью или в значительной степени. Эти постройки являются бесценным источником, который позволяет реконструировать другие памятники, которым повезло в меньшей степени. Почти столь же информативны рисунки и описания не сохранившихся в настоящее время построек, оставленные нам исследователями и путешественниками XVIII-XIX вв. Некоторые сооружения, дожившие до XX в., но уже разрушенные, сохранены в фотографиях.

Основным источником для написания данной работы явились результаты археологических раскопок, большая часть которых опубликована. Для Волжской Болгарии это, прежде всего, публикации многолетних раскопок на Болгарском городище, которые проводила Куйбышевская, а затем Поволжская экспедиция под руководством А.П.Смирнова, его учеников и последователей Т.А.Хлебниковой М.Д.Полубояриновой и Р.Ф.Шарифуллина. Крупные монументальные здания золотоордынского периода были вскрыты А.Х.Халиковым на Билярском городище. Городище Мохша в Мордовии в течение ряда лет исследовала А.Е.Алихова.

В Нижнем Поволжье широкомасштабные раскопки проводила Поволжская археологическая экспедиция Института археологии АН СССР и Московского Государственного университета. Ее основатель и многолетний руководитель Г.А.Федоров-Давыдов, его ученики и соратники В.Л.Егоров, А.Г.Мухамадиев, Н.М.Булатов, Л.Т.Яблонский, Т.В.Гусева, Л.М.Носкова и др. сумели накопить огромный материал, отражающий все стороны жизни золотоордынского города, в том числе строительство и архитектуру. Работы Г.А.Федорова-Давыдова, в том числе посвященные архитектурным памятникам Золотой Орды, являются той основой, без которой изучение данной темы было бы невозможно.

Наиболее масштабные раскопки на Северном Кавказе на городище Верхний Джулат были проведены Северокавказской экспедицией ИА АН СССР под руководством Е.И.Крупнова при активном участии О.В.Милорадович и В.А.Кузнецова. На городище Нижний Джулат работала экспедиция Кабардино-Балкарского научно-исследовательского института под руководством Г.И.Йоне, а впоследствии И.М.Чеченова.

Изучение Солхата, крупного золотоордынского центра в Крыму, было начато в 20-е гг. XX в. С 1978 г. по настоящее время здесь работает экспедиция Отдела Востока Государственного Эрмитажа под руководством М.Г.Крамаровского. На левом берегу Днепра в 50-е гг. исследовалось Кучугурское городище, расположенное недалеко от г. Запорожье. Монументальные постройки этого памятника опубликованы В.Й.Довженком. Самый западный город золотоордынского времени, городище Старый Орхей в Пруто-Днестровском междуречье, было исследовано Г.Д.Смирновым и П.П.Бырней.

В азиатской части Золотой Орды наиболее изученным памятником является город Отрар в Южном Казахстане, где на протяжении многих лет работала Отрарская экспедиция Института археологии АН КазССР под руководством К.А.Акишева. В последние годы активные раскопки ведутся на городище Сауран в Южном Казахстане и городище Жайык в Западном Казахстане. Некоторые объекты золотоордынского времени исследованы в Куня-Ургенче и Низовьях Сырдарьи Хорезмской экспедицией под руководством С.П.Толстова. В Приуралье ряд архитектурных объектов раскопан и опубликован археологами Уфы и Челябинска.

Часть материалов получена из раскопок автора данной работы на Селитренном городище в Нижнем Поволжье и городища Маджары в Ставропольском крае. Остальные, неопубликованные, данные взяты из отчетов об археологических раскопках, хранящихся в Архиве ИА РАН.

Методика исследования основывается на комплексном подходе к анализу различных видов источников: результатов археологических исследований, сохранившихся зданий, рисунков, фотографий и описаний. В работе при изучении археологических источников использовались типичные для этой дисциплины методы, прежде всего, сравнительно-типологический. Для сравнения привлекался широкий материал из Центральной Азии, Китая, Ирана, Средней Азии, Закавказья, Малой Азии, Переднего Востока.

Научная новизна работы

В представленной работе впервые собраны воедино и рассматриваются в комплексе памятники культового, мемориального и гражданского зодчества Золотой Орды на всей ее территории. К первым относятся мечети, минареты и сооружения, связанные с мусульманской религией: медресе, ханака, аулия. Мемориальные здания, а именно мавзолеи, исследованы во всех частях Золотой Орды и составляют наибольшее количество известных в настоящее время архитектурных объектов. Крайне интересными и пока мало изученными объектами являются подземные склепы-мавзолеи. Гражданское зодчество представлено общественными банями и жилыми зданиями, являющимися центральными домами городских усадеб.

Изученный материал позволяет создать достаточно исчерпывающую типологию отдельных категорий построек и проследить их распространение. Такая работа проделана впервые.

Золотоордынские монументальные постройки рассматриваются в контексте архитектуры Среднего Востока, Закавказья, Малой Азии, что позволяет выделить различные культурные традиции в сложении архитектуры Золотой Орды. Исследование строительных традиций позволяет также разделить золотоордынское государство на несколько культурных провинций.

В то же время, отмечается возникновение новых черт и приемов, свойственных только золотоордынскому зодчеству, что свидетельствует о творческой переработке привнесенных традиций и зарождению собственной оригинальной архитектуры.

Практическая значимость работы

Результаты диссертации можно использовать для написания обобщающих работ по истории, археологии и культуре Золотой Орды и народов ее населявших. Также их можно привлекать для написания учебных пособий для школ, средних учебных заведений и ВУЗов. Эти материалы могут быть использованы в научно-просветительской работе, для создания музейных экспозиций и реконструкции отдельных памятников архитектуры в музеях-заповедниках под открытым небом. Данная работа содержит полный и подробный свод всех монументальных зданий в Золотой Орде, что значительно облегчит специалистам атрибуцию новых объектов при проведении дальнейших археологических исследований.



Апробация результатов

Основные положения и выводы диссертации изложены в 2 монографиях, 12 статьях, опубликованных в научных изданиях, рекомендованных ВАК, 29 публикации в российских и зарубежных изданиях, а также в 39 тезисах, материалах конференций, заметках.

Результаты исследования обсуждались на заседаниях Отдела Охранных раскопок, Группы средневековой археологии евразийских степей, Отдела славяно-русской археологии, Группы Кавказа ИА РАН. Разделы работы многократно докладывались на конференциях, таких как Ломоносовские чтения (МГУ, 1999, 2005, 2008); Нижневолжская международная конференция (Волгоград, 2006; 2008; Астрахань, 2010); международная конференция «Федорово-Давыдовские чтения» (Нижний Новгород, 2001; Москва, 2006; Астрахань, 2011); Форум «Идель-Алтай» (Казань, 2007, 2009); Болгарский форум (Казань, 2011); «Крупновские чтения» по археологии Северного Кавказа (Кисловодск, 1994; Москва, 1996; Железноводск-Ставрополь, 1998; Кисловодск, 2000; Ессентуки, 2002; Москва, 2004; Нальчик, 2006; Назрань, 2010), на ежегодных конференциях Европейской ассоциации археологов (Борнмут, 1999; Лиссабон, 2001; Фессалоники, 2002; Санкт-Петербург, 2003; Лион, 2004, Корк, 2005), на конференциях в Узбекистане (Наманган, 1989; Нукус, 2007) и Казахстане (Кызылорда 2004; 2009; Актобе, 2007, 2011; Алматы, 2009, 2010; Актау, 2010), а также на научно-практической конференции в рамках сессии ЮНЕСКО (Париж, 2009).

Структура исследования

Диссертация состоит из введения, трех частей, разбитых на семь глав и заключения. Текст содержит приложение в виде списка использованной литературы и архивных источников и иллюстративный материал в виде 232 иллюстраций и таблиц, дополняющих информацию по рассматриваемой теме.



Часть I. КУЛЬТОВОЕ ЗОДЧЕСТВО

Глава 1. Мечети

Мечети являются наиболее важными культовыми постройками во всех странах, связанных с мусульманской религией. Ко времени появления в городах Золотой Орды этот вид зданий имел уже многовековую историю, и в разных частях мусульманского мира существовали различные типы мечетей.

Считается, что прообразом ранних мечетей являлся замкнутый двор дома пророка Муххамеда, в котором имелась молитвенная зона с навесом перед стеной ориентированной на киблу (в направлении Мекки) и навесы вдоль остальных трех стен. Таким образом был сформирован основной план, который стал известен как арабский план мечетей (Hillenbrand,1994; Petersen,1996; Stierlin, 1996). В то же время многие исследователи (Creswell, 1958; Grabar, 1973; Ettinghausen, Grabar, 1987) отмечали, что многостолбовая система молитвенных залов мечетей сложилась под влиянием ападан Персии, гипостильных залов Египта и форумов Древнего Рима. Начиная с IX в. часть помещения, чаще всего перед михрабом, начинает перекрываться куполами, которые с тех пор являются неотъемлемым архитектурным компонентом мечети.

Дворовый план мечети распространяется по всей территории Арабского халифата одновременно с его завоеванием и впоследствии эта планировка остается главенствующей в западной части мусульманского мира.

Иначе происходило сложение архитектурных форм в Иране и Средней Азии. Арабские наместники строили в городах Ирана мечети дворового плана, но иранцы брали за образец доисламские сооружения сасанидского времени. Так появляются местные типы мечетей – мечеть-киоск на западе и мечеть-айван на востоке (Herzfeld, 1935; Godard, 1962). При сельджуках соединение арабского и местного планов породило четырехайванную планировку, ставшую в XII веке главенствующей (Petersen,1996). Некоторые исследователи видят истоки мечетей с обширным двором четырьмя айванами по осям и купольными перекрытиями в доисламских жилых постройках на территории Ирана и Ирака (Ettinghausen, Grabar, 1987). В Средней Азии также был внедрен арабский дворовый план мечети, однако здесь существовали здания, имевшие местные корни. Мечети типа купольного зала, также как и мечеть-киоск в Иране построены по образу зороастрийских святилищ огня, называемых чортак (Пугаченкова, 1958; С.Хмельницкий, 1992). Местное происхождение имеют и столпные многокупольные мечети (Прибыткова, 1958; 1973; С.Хмельницкий, 1992). В последующие периоды слияние и дальнейшее развитие арабской и местных традиций дало все многообразие типов среднеазиатских мечетей (Маньковская, 1980.).

Своеобразное развитие получили мечети в Малой Азии при сельджуках Рума (Benset, 1973; Hillenbrand,1994; Stierlin, 1998). Первоначально здесь строились мечети арабского дворового плана или купольные постройки иранского образца. В XI-XII вв. в мечетях арабского плана начал перекрываться внутренний двор и большинство мечетей этого периода представляют собой здания базиличной планировки, то есть колонные залы с плоским перекрытием, опирающимся на балки или аркады. Над предмихрабной частью часто возводили небольшой купол, а в качестве пережитка двора в крыше мог находиться световой люк по центру зала или ближе к выходу. В Золотой Орде, государстве, расположенном на самом краю мусульманского мира, первые мечети, вероятно, начали строиться во время правления Берке, который был мусульманином и способствовал городскому строительству. Но массовое возведение их, несомненно, относится ко времени Узбека, с именем которого связано принятие мусульманства как государственной религии и расцвет городов. Именно в эти годы Ибн Баттута упоминает «тринадцать мечетей для соборной службы и… чрезвычайно много других мечетей» только в Сарае (Тизенгаузен, 1884. С. 306). К сожалению, число мечетей, исследованных на территории всей Золотой Орды не многим больше, упоминаемого Ибн Баттутой. Тем не менее, имеющийся материал дает представление о планировке этих зданий.

В настоящее время исследованы мечети в различных частях Золотой Орды – в Волжской Болгарии, Нижнем Поволжье, Северном Кавказе, Крыму, Поднепровье, Приднестровье и Южном Казахстане. Большая часть этих построек относится к одному типу – это квадратные или прямоугольные в плане здания, внутреннее пространство которых разделено рядами колонн, поддерживающих плоское перекрытие в виде балок или аркад. Прямоугольные мечети чаще вытянуты в меридиональном направлении, но могут быть – и в широтном, как Большая мечеть Верхнего Джулата. Главный вход в здание расположен в северной стене, напротив михраба и обрамлен порталом. При значительной площади здание может иметь дополнительные боковые входы как, например, в Болгаре, Сарае, на Кучугурском городище. Мечеть Сарая имеет небольшой внутренний дворик, в центре которого находится водоем. В мечети Водянского городища пространство перед михрабом отгорожено, и крыша в этом месте, вероятно, была выше.

Этот основной тип мечетей в Золотой Орде сложился под влиянием Малой Азии. Как уже упоминалось, малоазийские мечети сельджукского периода представляли собой базилики, то есть прямоугольные залы, разделенные на нефы рядами столбов или колонн, соединенных балками или аркадами. Характернейшей чертой сельджукских мечетей является наличие в крыше светового люка, под которым находится сильно редуцированный внутренний дворик с фонтаном. Над предмихрабной частью мог быть возведен небольшой купол. Так одна из простейших построек сельджукско-анатолийского периода, мечеть Махмуд-бея близ Кастамону, представляет собой трехнефный зал с двумя рядами деревянных колонн, балочным перекрытием и двускатной крышей. Улу-Джами в Шивазе и Афьоне – это большие многонефные залы с трансептом, ведущим к михрабу, и плоским перекрытием на аркадах (Ünsal, 1973. .16-17; L`art…, 1981. Р.100-102).

Несколько необычна по своим пропорциям Большая мечеть Верхнего Джулата, здание которой вытянуто в широтном направлении. Скорее всего, это связано с местными традициями. Так, например, наиболее древняя на Кавказе Джума-мечеть Дербента, построенная в VIII в. представляет собой сильно вытянутое в широтном направлении прямоугольное здание с выступом в центральной части южного фасада. Известны и другие мечети таких же пропорций (Артамонов, 1946. С. 141-143; Искусство…, 1949. С. 205; Хан-Магомедов, 1970; Кудрявцев, 1989. С. 110-112).

Кроме больших мечетей базиличного плана в Золотой Орде существовали и другие. Купольные мечети Крыма представляют собой небольшие здания, состоящие из одного или двух помещений. Квадратное помещение молельного зала, перекрытое куполом, предваряется прямоугольным тамбуром со сводчатым перекрытием. В углу здания может быть встроен минарет. Такую же структуру имеют небольшие малоазийские мечети сельджукского и раннеосманского периодов, такие как мечеть Ала ал-Дина в Бурсе (1335 г.), Орхан Гази в Билесике, Зеленая мечеть в Изнике (1378 г.) (Hillenbrand, 1994; Stierlin, 1998.).

Малая мечеть Верхнего Джулата относится к столпно-купольным постройкам. По плану она более всего напоминает небольшие столпные сооружения Средней Азии, такие как мечети при мавзолеях Хаким-ат-Термези (XI в.) и Ходжа Иса (XI в.) (Бородина, 1974.). Разница состоит лишь в том, что эти здания вытянуты в широтном направлении, а нижнеджулатская мечеть – в меридиональном. Однако, возможен и другой вариант, а именно сводчатое перекрытие с подпружной аркой. Эта форма встречается в сельских мечетях Азербайджана, например в ханеге на р. Пирсагат и в поселке Ханлар (XIII в) (Бретаницкий, 1966).

Принципиально отличается планировка джума-мечетей присырдарьинских городов. Обе исследованные здесь постройки относятся к сооружениям дворового типа, что объясняется близостью Среднего Востока и влиянием его архитектуры.

Таким образом, в планировке и оформлении мечетей в Золотой Орде преобладает влияние Малой Азии. Сельджукская строительная традиция могла распространяться через Закавказье, где сохранились такие ее образцы, как мечеть Мануче в Ани (Арутюнян, 1951) и через Крым. Мечети с залом, разделенным на нефы, были известны в домонгольское время в Волжской Болгарии (Халиков, Шарифуллин, 1979; Айдаров, Забирова, 1979) что тоже могло послужить образцом для подражания. Взяв за основу базиличную планировку с плоским перекрытием, золотоордынские мастера творчески переработали ее, сообразуясь с местными условиями и вкусами заказчиков. Более того, в ряде случаев была воспринята сама идея закрытого зала, с плоским перекрытием, опирающимся на колоннаду, но воплощение ее в разных частях государства было разнообразным и часто оригинальным. В то же время нельзя полностью исключать влияние Средней Азии или местных традиций, как в Волжской Болгарии и на Кавказе.



Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница