Я ваш секретарь, господин пришелец



страница11/30
Дата01.06.2018
Размер3,07 Mb.
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   30

Часть 12.


Я начинаю коллекционировать воспоминания о планетах. Я видел Луну-серую и безликую. Планету Миркарта, спутник более огромного мира, покрытый водой и вековыми деревьями. Видел планету зерканок, красную, медную, похожую на древний меч. Теперь мне предстоит стать гостем планеты воров и бандитов. Новый мир тоже был спутником планеты, как две капли воды похожей на наш Юпитер! Не знаю почему, меня всегда привлекала эта планета гигант. В ней есть нечто таинственное и затягивающее. У этого Юпитера всего семь спутников, но каждый, произведение искусства. Сейчас мы подлетали к крошечному Сатурну.
— Входим в кольца. Попрошу сидеть тихо и не драться хоть пять минут, — Анубис внимательно всматривался в свой пульт.
Кольца мы пролетели, хоть и с трудом. Цветок под нами горел всеми цветами радуги, фиксируя попадание метеоритов. Мир, представший перед нами вызвал у меня тяжёлый шок. На пару минут я даже перестал дышать. Мммм, попробую его описать. Представьте себе картины Сальвадора Дали. Представили? Отлично. А теперь представьте, что у него началась белая горячка! Вся поверхность этого нового мира состояла из единой массы темно оранжевых, шевелящихся водорослей! Иногда это шевеление вырастало над поверхностью на несколько километров, принимая почти знакомые формы. Вот масса превратилась в оранжевый город, со всеми улицами и небоскребами. Но, где-то на уровне пятнадцатого этажа небоскребы превращались в мирно жующих траву коров.
— Лиру, мы заняты. Будешь мириться с Кевином. Рассказывай ему о планете, иначе у него снесет крышу.
Кресло Лиру подлетело ко мне, он откашлялся и начал рассказ.
— Эрконуба, планета ребенок. Разумная планета. Вся она состоит из крошечных водорослей, которые питаются теплом ядра и каменных водорослей, которые образуют материки. Материки часто охотятся друг на друга и дерутся. Всемирный океан водорослей немного спокойнее, но он любит создавать. Копирует память прилетающих инопланетян, и всё время что-то создает.
Мы еле успели увернуться от сцепившихся в воздухе горных хребтов. Хребет постарше был тёмно коричневый, он летал с помощью двух драконьих крыльев. На него напал молодой, красноватый. У него тоже были крылья, ярко красные. Огромными каменными клешнями молодой отрывал от старого куски камня и приращивал их к себе.
— Это просто безумие!
— Да, это безумная живая планета. Никто из разумных существ не желает летать здесь. Пираты живут на Табле Думе. Это материк, сформировавший сам себя из космического мусора. Долгое время никто не знал, что планета разумна. Её просто использовали как большую помойку. Табле Дум не съедобен для других материков и поэтому относительно устойчив.
— Водоросли лезут в любой металл. Я не позволю вам испортить мой корабль. Мы вылетим на планету в капсуле, а корабль останется безопасном расстоянии. Тут любой боевой форпост любого бандита может просто сняться с места и пойти по своим делам! Все живут на пороховой бочке. Зато ни одно правительство не суется сюда. Это место, оно слишком безумное!
— А мне тут нравиться!— сказал я, смотря на вспыхивающее разноцветное небо. Метеориты постоянно бомбардировали атмосферу, от этого небо словно наполнено россыпью драгоценных камней.
Мы покинули большой корабль, и пересели в маленький челнок. Анубис и Джеер стали очень сосредоточенными. Скайнер наоборот, повеселел. Мне кажется, он искренне наслаждался происходящим. Мы поменяли скафандры на странные, серые, с погнутым оборудованием. Мой вообще был прозрачным, и под ним не было ни чего! Как объяснил Скайнер, товар нужно демонстрировать. Иначе, новость о нём не распространиться. Сами они тоже изменили свою внешность. Теперь все кроме Скайнера стали ушастыми мужиками с неприятной, покрытой бородавками кожей. Скайнер стал капитаном корабля, ядовито зелёной лягушкой с красными глазами.
— У пиратов тяжёлая жизнь,— объяснил мне Джеер,— среди них нет особых красавчиков.
Мы приземлились на Табле Думе. Это действительно был огромный материк, состоящий из ржавых контейнеров, старых кораблей и изогнутых железяк. Периодически другие материки отгрызали от него клешнями куски и бросали в гущу водорослей. Мне показалось, или они при этом плевались?
Часть поверхности материка застроена зданиями, которые действительно ходят на больших, темно оранжевых отростках! А всё пространство вокруг покрывают летающие в воздухе ларьки по типу здания Макдональда. И воняют они также. И ещё, множество прозрачных клеток, в которых сидят самые разнообразные, удивительные существа.
— Живой товар, — Лиру покачал головой,— самое ценное, что здесь есть.
— Да, пираты везут сюда пленных со всей вселенной. Их продают, запугивают, совращают. Ими хвастаются, их оплодотворяют, даже едят. Будущие рабы, телохранители, игрушки для детей, жёны, запасы пищи.
— И ваше правительство это допускает!
— Кевин, в любом мире есть преступники. Не мелкие бандиты, а настоящие спецы своего дела. Они нужны. Пираты первыми осваивают новые планеты, они-самые дешевые дальнобойщики. Бесплатные исследователи. Просто жители покинутых, бедных планет. Они готовы взять выкуп за раба. Каннибалов с планеты часто выгоняют. Это их мир, пусть и странный.
— На нас нападают!— от верещания котэ я подпрыгнул.
Барсик отказался покидать меня, он залез в мой скафандр и стал приложением к живому товару. Со спины меня атаковала большая летучая мышь вампир. Ходила она с трудом, на коротких лапах. Пока мы осматривались, она зашла мне за спину и сейчас увлеченно елозила по моему скафандру языком. На уровне гениталий.
— Какой чудный зверёк, никогда такого не видела. И членчик такой милый, маленький. Висит, как погремушка. Сколько?
Я почувствовал, как мои щёки стремительно наливаются краской.
— Не продаётся,— рыкнул Анубис, отгоняя тварь стволом старой лазерной пушки.
— Как это, не продаётся! Что не за деньги, то по обмену. Вы, мощные мужики, ещё себе поймаете. Так сколько?
— Обмен. Нужен житель Альтаира. Большая, чёрная ящерица.
— Тьфу, тьфу, дорого как! Гдеж такую тварь поймать. У меня такого нету.
— Вот и не лезь! Хотя, хочешь багу?— Лиру достал из скафандра пакет с наркотиком.
— Хотеть не вредно, а сколько?
— У Мышемуров язык длинный. У кого можно спросить ящерицу?
— Заладили блин, ящерица, ящерица. У самих вон, какое милое теплокровное. Извращенцы. Видишь ту большую жральню с сиськами. Спросите Гроха, он знает всё.
Пакет перекочевал в лапу мыши. Она в последний раз меня облизала и скрылась в толпе.
— Гадость,— прокомментировал котэ.
— Нормальный местный, вполне даже безобидный. Полетели к Гроху.
Они нажали на кнопки и у их скафандров тоже появились крылья. Я раб, мне такое не положено. Мы отправились к женской груди, живописно летающей по воздуху.
— Значит, путешествуете,— Грох без особого интереса поковырял клешнёй пакетик с багом. Подцепив немного розоватого вещества, он втянул его в ноздрю. Тут же оглушительно чихнул, и все его восемь глаз сошлись на переносице.
— Путешествуем. Так ты нам поможешь?— Лиру придвинул к нему ещё пакетик.
— Знатная трава, ребята. И сами делаете, молодцы. А с мышом я согласен на все сто. На кой чёрт вам всякие клыкастые твари. Посмотрите, сколько их тут. Даже бухают в переделанных клетках, выпусти, разгромят всё заведение. А ваша зверюшка редкая, с самых рубежей. Можа она с самого Финиста.
Грох был пятиметровым пауком. Он содержал заведение с незамысловатым названием « Сиська». Тут простые местные ребята напивались до приступов шизофрении в больших, прозрачных клетках. Кому надоедало пить и драться, тот вызывал Белочку. Это был робот на манер Терминатора. Тот, кто выстаивал пять минут против Белочки, мог выпить "Харчёк дракона". После этого необыкновенного, божественного напитка победитель валялся в отрубе неделю. Милое место.
— Был бы он с Финиста, мы бы его и котэ так просто не заловили. Нам нужен чёрный дракон.
— Всё равно, вы тупари, богатый дом лучше украсит такая зверюшка. Хорошо, за халявную дозу Грох вам подскажет. Тут недавно прилетела баба зерканка и выставила на открытых торгах шикарного воина. Сказала, они дрались, и она ему крышняк повредила. Хорош, гад. Дикий совсем и секси. Шикарный типарь. Сразу пять сильнейших бандюков предложили за него приличные бабки. Купил его главный Тор Нот, он был лягушкой и заправлял всем в этой дыре.
— Нам идти к нему?
— Да фиг вам, идти вам к новому Тор Ноту, Катаусси Норту. Этот парень в тот же день разгромил этого бандюка, всех перебил и забрал ящерицу как боевой трофей. Гостей он принимает, а ящерицу вам не отдаст. Она сидит в его зале для приёмов, в золотой клетке и он кормит его непокорными рабами.
— Катаусси, довольно странная раса.
— Вот и я говорю, продайте мне эту зверюшку. Я хорошо заплачу.
— Мы всё же попробуем сторговаться.
— Как душе угодно. Резной замок на одной ноге. Самое большое здание в городе. Вас там не ждут.
За пропуск к Тор Ноту нам пришлось заплатить его страже. Замок изнутри был слишком, ээээ, экзотичным. Как будто хозяин методично разбирал по кускам самые разные дворцы и храмы и украшал ими старый, потрепанный космический флагман. Как ещё объяснить статую женщины-змеи, извивающуюся вокруг доспехов. Или вот эту мраморную статую, размалеванную негритянскими узорами. У хозяина не было вкуса, от рождения.
— Ну почему катаусси,— страдал котэ у меня на плече,— почему именно эти монстры!
— А кто такие катаусси?
— Это почти вымершая раса игриков. С одной стороны, это довольно милое человекоподобное существо. У него кошачьи уши и хвост, на пальцах кошачьи подушечки. Они не большого роста, но очень быстро двигаются. На этом их привлекательные черты заканчиваются. В подушечках прячутся метровые когти. А вместо нормального рта пасть, полная зубов. Челюсти растягиваются почти до бесконечности, он одним укусом может разгрызть пополам слона. Они провозглашают основой жизни анархию и эстетику крови. Их почти невозможно физически удовлетворить. Со своей жертвой они играют долго и с удовольствием. От вида крови они сатанеют. Их самки даже не могут находиться рядом с самцами в период критических дней. Размножаются как самцы, так и самки. В общем, я против твоего нахождения рядом с этой тварью.
— Анубис, у нас нет выбора.
— Скайнер, ты уверен, что Миркарта именно здесь?
— К сожалению. Я чувствую его энергию, но он совершенно безумен.
— Кевин, мы установили в твой скафандр переговорное устройство. Котэ мы сделаем невидимым. Говори с ним, постоянно. Не теряй надежду. Если тебе будет угрожать смерть, вызывай нас. Даже не задумывайся. Мы поместили в твой скафандр аппарат уменьшения. Любым путём нацепи его на Миркарта. Двадцати сантиметровую ящерицу легче изловить. Сделай это, и мы немедленно вас заберем. Ты всё понял?
— Ага.
Мой язык еле шевелился во рту от ужаса. Не бояться, не бояться. Это вселенная и это жизнь. Дай слабину и тебя раздавит. Я уже через столько прошёл и должен справиться. Мы вышли в зал, такой же безвкусный и нелепый, как и остальная обстановка. Весь пол устлан коврами, вдоль стен чаши, наполненные духами. На троне, вырезанном из цельного куска малахита восседает новый Тор Хот. В одной руке у него нож, покрытый драгоценными камнями, другая вальяжно поглаживает голову обнажённой рабыни. Красивая женщина, от человека её отличают только небольшие рожки. Трон подпирает мощная лазерная пушка. Жаль, эффект роскоши и силы исчезает также быстро, как и появляется. Ковры пропитаны пылью и покрыты оранжевыми пятнами вездесущих водорослей. Благовония стоят тут давно и сильно воняют тиной. Кресло повелителя тоже пыльное, и измазано бурыми пятнами толи крови, толи еды. Нож в его руках ржавый, а лазерная пушка слишком древней модели. Рабыня под такой дозой наркоты, что не может поднять голову. Сам повелитель выглядит довольно экзотично. Совсем мальчишка, на вид ему лет семнадцать. Одет в подобие военной формы. Кошачьи уши в хвост нервно подергиваются. Облик детства разрушает его лицо. Ледяные, серые глаза старого убийцы и маска, которая прикрывает нижнюю часть лица. Под ней всё время что-то шевелиться, инородное по отношению к остальному телу. Повелитель зол, ему скучно. Он уже захватил власть в быстром, беспощадном ударе. Его способности убийцы снова не нужны. Единственное, что радует его, лучший боевой трофей. Всю левую стену занимает свехпрочная, прозрачная клетка с изысканной мозаикой. В клетке беснуется Миркарта. Не знаю, как я его узнал и как мои друзья это выдержали. Это был он, только у него такая красивая чешуя и такие глубокие глаза. Только его тело излучает такую силу и постоянство. Он с яростным воем бросался на стекло, обнажая зубы в грозном рычании. Взгляд пустой, а на лице запеклась чужая кровь. Его действительно заставляют убивать на потеху этому малолетнему выродку! О, если бы хоть кто-то, тот же скайнер мог на них напасть. Но, никто не должен знать о нашем присутствии на этой планете. Мы опустились на колени, ожидая, пока Катаусси Норт обратит на нас внимание. Прошло довольно много времени, прежде чем повелитель кинул в нас свой ржавый нож.
— Чего припёрлись?
— Тор Нот западных территорий шлет Тор Ноту материка свой пламенный привет.
— Мне его привет, как мёртвому припарка. Он прислал мне более существенный подарок?
— Двадцать пакетов багу и своего сорокового сына.
— Сорокового? Лучше бы он прислал мне свои яйца и прекратил плодить уродов.
Лиру положил перед троном подарки. Меня вытолкали вперед.
— Только не бойся,— раздался в голове голос Анубиса,— мы всегда тебе поможем.
Катаусси посмотрел мне между ног и скривился от отвращения.
— Я принял его дань и пламенный привет. Убирайтесь.
Мои друзья поползли к выходу и скрылись за поворотом коридора. Я один! Кроме специального чипа для мыслесвязи и котэ у меня ничего и ни кого нет!
— Снимите с него скафандр и дайте дыхалку. Он просто раб, не фиг тут наряжаться.
Котэ смотался, стоило им вытряхнуть меня из скафандра. Он в невидимой оболочке и у него хранился механизм для уменьшения Миркарты. Жаль, он действует только на один объект. Как бы мне тоже хотелось стать крошечным и незаметным. Мне на нос нацепили странную проволоку. Дышать через неё было тяжело. Во рту тут же появился неприятный металлический вкус.
— Подойди.
Меня подтолкнули к трону, Катаусси смотрел на меня с абсолютным безразличием. Потом ткнул носком ботинка меня между ног.
— Ты, уродливое убожество. Мерзкая тварь. Какого это, быть последним ребенком? Отвечай.
— Не знаю, господин. Меня любили.
— Любили? Тебя продали, дурак. Прекрасно зная, что я не оставлю тебя в живых.
— Это была вынужденная мера, великий Катаусси.
— Урод. Я тебя даже не хочу. Скормите Ракше. Я посмотрю на это с большим удовольствием.
Я мог бы позвать на помощь. Тогда моим друзьям пришлось бы рисковать жизнью. Нет, я не хочу этого. Меня бросили в клетку, и Миркарта занес руку для удара. Блеснули острые когти.
— Проект Доллера требует лоббирования на последнем заседании конгресса!
Я выкрикнул это ему в лицо. Миркарта замер, на его лице отразилась отчаянная работа мысли.
— А ты не подготовил документы. Нет средств. Нет нормального костюма. Галстук не подходит под запонки. Плохая ящерица!
Миркарта взвизгнул и заметался по клетке. Его мозг отчаянно искал запонки, Доллера или хотя бы трусы.
— Я люблю тебя и всё найду. Я обо всём позабочусь. Я же твой секретарь.
Миркарта подполз ко мне и ткнулся лицом в живот. Я не знал, как долго он будет спокоен. Результат нужно закрепить. Я подполз к его паховым пластинам и засунул туда руку по самое плечо. Миркарта вскрикнул, и стал судорожно бить хвостом. В тёплой, влажной глубине я нашёл его член и нежно его погладил. Лаская его, я чувствовал, как язык Миркарта гладит мои бёдра.
— А ну, выходи оттуда!
Клетка открылась. Миркарту отогнали от меня, он просто осатанел. Кажется, ему удалось достать и порвать одного из охранников.
— Отведите в мою комнату, этого, дрессировщика. Посмотрим, какой он сын бандита.
Что ж, жизнь я себе спас, но это только начало.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   30


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница