Я ваш секретарь, господин пришелец



страница12/30
Дата01.06.2018
Размер3,07 Mb.
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   30

Часть 13.


Охранники буквально зашвырнули меня комнату. Это спальня Норта, ну, по крайней мере тут стоит кровать. Огромная, со смятым покрывалом и заваленная одеждой. Ему нужны уборщицы, много. Катаусси Норт уселся на край постели и закурил. У них тут тоже есть сигареты. Это интересно.
— У нас два варианта выхода из данной ситуации. Первое, ты рассказываешь мне о своём даровании честно, и я тебя побью. Второе, ты мне врёшь, и я тебя убиваю.
— Вы уже пытались убить меня, господин. У меня дома тоже было такое существо, я немного умею управлять ими.
Норт хмыкнул и выплюнул сигарету. Меня этот свинарник начинал откровенно бесить. Он снял повязку со своего лица. Я собрал всю волю в кулак, пытаясь не орать. Вместо рта у него действительно несоразмерная пасть. Губы тянуться от уха до уха, при этом нижняя челюсть почти человеческой формы. Зубы непонятные, кривые и очень острые. Сами губы влажные от слюны. Отвратительно, омерзительно!
— Тебе нравиться мой ротик? Это мой личный детектор дерьмометра. Когда мне врут, передние клыки начинают жутко ныть. Сейчас они так ноют, я готов лезть на стену. Я уже говорил, что считаю тебя уродом, совершенно мне не нужным. Тебя не прикончил Ракша, жаль. Придется разбираться мне.
Он прыгнул на меня, как дикая кошка. Мне удалось отклониться от бешеной твари, защитив горло. Я снес стол и покатился по ковру. Дрожа всем телом от боли и шока, я отполз к стене. Норт вытянулся на ковре, стоя на всех четырех конечностях и облизывался. Его рот был в крови! С ужасом я перевел взгляд на источник боли. Левая рука, которой я защищался, серьёзно ранена. Все пальцы разодраны в месиво, а мизинца нет вообще!
— У тебя вкусная кровь. Давно я не ел своих врагов.
Он уже собрался снова нанести удар, его отвлекло падение оружия со стены. Спасибо Барсик, век не забуду. Из моей правой руки вырвался столб света, Катаусси закрутило в воздухе и припечатало о стену. Шатаясь, я двинулся к нему. Всё моё тело охватил серебристое пламя.
— Охрана!— вопит Норт весьма визгливо.
Двое здоровенных мужиков ворвались в комнату, один из них ткнул конец копья мне в спину. Сильнейший удар тока заставил меня рухнуть на колени.
— Вот оно как,— Норт дополз до меня, держась за стену,— давно мне не дарили таких ценных подарков.
— Что с ним делать, господин?
— Бросьте в зале. Я спать хочу.
Меня выволокли в зал и оставили в темноте. Единственным источником света была моя левая рука. Она сильно пульсировала, и блестела серебром. Крови не было, совершенно. Я дополз до клетки Миркарта и прижался к ней щекой. Сам Миркарта давно спал, рыча даже во сне. Охрана стояла у всех стен. Они бдят покой своего хозяина, пропажа игрушки ни останется не замеченной. Чёрт, что же делать! Я погладил стекло клетки и надрывно вздохнул.
— Шеф, я хочу домой. Мне очень больно и плохо. Я устал. Хочется уснуть и проснуться в тёплой, чистой постели. Утром разобрать ваши документы, сделать вам кофе. Я дурак, но я поверил. Все пришельцы, они так искренне пытались стать частью моего доброго, глупого мира. Даже Скайнер. Это закончилось. Вернитесь ко мне, я больше просто, не могу.
Упав у клетки я спрятал лицо в здоровой руке и заплакал. Барсик прижался к моей ноге, успокаивая. Мне удалось забыться беспокойным сном.
— Встать!— меня пнули ногой под ребра.
Я встал, хотя всё тело ныло и выворачивало от боли. Я не сдамся, ни за что.
На меня с презрительной усмешкой смотрел войн в резном шлеме. Похож на человека, впечатление портят только несоразмерно длинные мочки ушей.
— Жратва,— он бросил около кресла Норта большую миску с гречневой кашей. Ну, я надеялся, что это гречка. Просто помои.
— А мне?— девушка выползла из-за трона.
— Вчера господина развлекал он. Ты не заработала.
— Ясно,— она отползла в дальний угол и свернулась там в клубок.
Взяв тяжёлую, грязную миску я придвинулся к ней.
— Ешь.
Она посмотрела на меня, как на психа.
— Ты слышал приказ Норта? Умереть решил? Я сегодня не ем.
— Да плевал я на твоего Норта. Ешь, давай.
Она затравленным взглядом посмотрела на охрану, ушастый ушёл, а остальных больше занимал просыпающийся Миркарта. Она стала хватать еду руками и запихивать в рот. Я последовал её примеру. Судя по маленьким следам на поверхности помоев, Барсик тоже пытался есть. Вкуса у этой дряни не было. Да я и не желал знать, из чего это приготовлено. Рука по прежнему пульсировала от боли. Зато два пальца уже были как новенькие. Не хочу даже думать об этом.
— Давно ты тут?
— А тебе какое дело?
— Интересно. Хочу побольше узнать о Норте.
— Зачем? В ближайшее время он велит приготовить тебя на обед.
— Я покормил тебя, хочу ответного одолжения.
Девушка вытерла грязное лицо и посмотрела на меня.
— Моя жизнь началась совсем не так. Видишь ли, я принцесса. Наследница земель главного материка.
— Я думал, это главный материк.
— Нет, дружок. Главный материк настоящий и летает далеко на севере. Его населяли первые переселенцы. Учёные, сотрудники корпораций, солдаты БСД. А, что я тебе объясняю. Ты вообще не понимаешь!
— Предположим, понимаю.
— В возрасте пяти лет мне папа подарил чудную зверюшку. Мальчика из других, бедных переселенцев. Слугу. Он был таким красивым, с ушками и хвостиком. Только намордник с него нельзя было снимать. Я его так любила, холила, лелеяла, наряжала как куклу. Через год он просто сбежал. А через десять лет вернулся, уничтожив мою мирную страну и разрушив башню связи с БСД. Теперь тут только один цивилизованный материк. А я стала его домашним животным.
— Которому, давно пора отрезать язык,— Норт сел на трон и первым делом ударил девушку ногой в лицо. Она упала, закрываясь. Из носа пошла кровь. Не могу точно сказать, что произошло потом. Когда я очнулся, все его охранники корчились на полу, крича от боли. А самого Норта я макал головой в недоеденную баланду. При этом я страшно ругался на всех известных мне языках. Зря я очнулся, некоторых солдат отпустило, и они кинулись спасать господина. Миркарта из клетки с уважением смотрел, как я луплю их ногами. Меня удалось скрутить только с десятой попытки.
— В камеру его, нижнего уровня. Сейчас же!— ага, Норт всплыл из параши. Интересно, зачем. Прибывать в ней, его естественное состояние. Меня снова куда то уволокли.
— Дента!
— Да, господин.
Мужчина со странными ушами вышел вперед.
— Тьфу! Вот скажи, Дента, что мне делать с этим странным существом?
— Убить.
— Нельзя! Он носитель семени ТДК. Вся моя империя стоит дешевле капли его крови. Ты видел его руку? Вчера я её почти отгрыз.
— Тогда вы должны его покорить, господин. У каждого воина есть слабое место. Он будет вам подчиняться в обмен на дорогое ему существо.
— Хорошо. Хоть от кого-то есть толк.
— Я найду его для вас, господин. А Хейли мне поможет. Она ведь не хочет умереть, правда?
— Да, мой любимый Норт. Я знаю одно его слабое место.
Камеры нижнего уровня представляли собой каменный колодец, полный мерзкой воды оранжевого цвета. Холодной. Я мог стоять только на небольшом уступе, вода доходила мне до пояса. Вокруг уступа глубина. Мне кажется, это аппарат охлаждения оборудования, приспособленный под тюрьму. Я выживу. Эта фраза в последнее время стала моей мантрой, моей молитвой. Выживу, и верну Миркарта. Это мой долг.
— Кевин?— в голове раздался голос Анубиса.
— Привет. Всё хорошо, появились некоторые сложности. Мы с Барсиком справимся.
— Позволь нам тебе помочь.
— Нет, вам не нужно рисковать.
— Кевин? Ты издеваешься? Мы твои жёны. Мы оба иксы и чувствуем твою боль. Джеер уже собирался пригнать флот. Скайнер высосал из него и меня уйму энергии. У него несварение желудка. Мы сейчас же летим к тебе.
— Нет! Я скажу, когда будет можно! Доверяйте Скайнеру.
— Кевин, на корабле ты получишь взбучку. Сколько нам ещё ждать и чего. Твоей смерти?
— Дайте мне шанс спасти мужа. Я скажу, когда можно будет меня спасать.
— Мы будем ждать. Ровно три местных дня. Потом мы подключаем к этому безобразию флот БСД.
— Это вызовет войну зерканок, пиратов и сородичей Миркарта!
— Кевин, ты и только ты мой билет на Землю. На остальное, мне наплевать.
Ответить мне не дали. Дверь камеры открылась, на пороге стоял жутко самодовольный ушастый.
— Господин приглашает тебя на маленькое представление.
Меня снова привели в зал. Меня трясло от холода. Я уже начинал ненавидеть. Весь это мир с его безумными, не человеческими законами я презирал. Представшая передо мной картина заставила меня схватиться за голову. Над клеткой Миркарта подвешен Барсик. А этот гад развлекается, подёргивая за длинный трос.
— Знаешь, аппарат предметного контроля, отличная вещь. Можно найти в доме разную дрянь. Например, вонючего котэ в скафандре спец защиты. Или аппарат уменьшения.
— Чего ты хочешь? Проклятая тварь, что тебе вообще от жизни надо! Я знаю тебя только сутки, и большей дряни не встречал за всю жизнь! Отпусти его!
— Вниз, к твоему чешуйчатому дружку?
— Нет, отдай его мне. Я буду делать всё, что взбредет в твою прогнившую голову.
— Мы начали наши отношения неправильно. Я думал, ты обычная хилая тварь. Я ошибался, ты, замечательное существо. Если ты будешь покорным рабом, я отдам тебе котэ целым и невредимым. Согласен?
— У меня нет выбора.
— Вот и славненько.
Они отпустили Барсика. С диким шипением котэ забрался под ковёр.
— Пойдём в спальню.
— У меня ещё не все пальцы отросли.
— Ммм. Тогда мы займёмся другими интересными вещами.
Сейчас меня никто не волок, мой крючок был иного рода. У Норта аппарат уменьшения, Барсик и Миркарта. Он держит меня в плену. Я подчиняюсь. Снова и снова, это никогда не закончиться. Более сильные пришельцы выбирают меня для своих странных игр, а я подчиняюсь. Надоело! Забравшись на кровать Катаусси, я с головой зарылся в его тряпки. Он тоже забрался на постель и улёгся рядом, обвив меня своим телом. Норт горячий, как печь. Моё тело стало отогреваться в его сильных руках.
— Так, начало у нас было нормальным для мира пиратов. Не самым хорошим. Давай попробуем снова. Я, Катаусси Норт, существо, рожденное рабом. Сейчас я, король этого материка. В моей жизни есть вещи, которые я не принимаю, и принять не хочу. Любви, покоя, порядка для меня не существует. Ты в жизни стремишься именно к этому, я правильно понимаю? Я стремлюсь только к силе и честности. У меня есть то, что нужно тебе, твои друзья и твой возлюбленный. Аппарат уменьшения тоже у меня. Если будешь хитрым и сможешь всё это украсть, я не буду тебя преследовать и убивать. До этого момента мне нужна твоя сила, энергия ТДК. С ней я смогу стать не только королем этой паршивой помойки, но и всей планеты.
— У меня нет никакой силы. Этот серебристый свет вспыхивает произвольно. Когда мне больно или плохо.
— Тогда я дам тебе пищу ТДК. Ну, попробую дать. ТДК питаются энергией любви. Мы легко решим эту маленькую проблему. Полюби меня.
Я засмеялся, Катаусси даже ухом не повёл. Лежал и ждал, когда у меня закончиться истерика.
— Полюбить? Тебя? Ты всех вокруг считаешь тварями, ты жестокий монстр. Меня вообще при первой встречи пытался убить. Тебе весь мир отвратителен.
— Носитель ТДК, я, король пиратов. Ты и вправду считаешь всех пиратов светлыми существами? Мы, зло и грязь. Без этого нам не выжить. Ты же принадлежал Ракше, так в чём проблемы?
— Его зовут Миркарта, а меня Кевин. И он был самым замечательным существом во вселенной. Пока одна тупая баба не разрушила его разум.
— Значит, ты с внешней территории? Отлично. Пока твои дружки на меня не напали, вытрясу из тебя как можно больше знаний. А теперь, становись на четвереньки.
— Зачем?
— Хочу исполнить свой супружеский долг. Вчера ты меня побил, я был зол.
— Как это, мы не женаты. Я твой раб!
— Да, ты был моим рабом. Я сам протупил, разодрал тебе руку в драке и съел твой мизинец. Теперь во мне тоже немного ТДК. И по нашим законам, ты теперь моя официальная жена.
— Вы так в брак вступаете! Отпусти, отпусти гад, меня сейчас стошнит. Я, жена Миркарта.
— Ракши. Твой драгоценный Миркарта умер. Теперь ты мой. Заткни пасть, а то щас поцелую.
Нет, только не любоваться его ротиком. Я встал на четвереньки и уткнулся лицом в его постель. Моей спины коснулось нечто длинное и липкое. Если это язык, в нём не меньше двух метров!
— Прекрати! Какого хрена ты делаешь!
— Облизываю тебя. Все существа друг друга облизывают. Ласка, знаешь ли. Или Ракша тебя сразу оприходовал?
— Нет! Ты меня сразу оприходуй! Быстро!
— Эм, ты торопишься? Пока ты найдёшь аппарат и сбежишь, у нас масса времени.
Я зажмурил глаза до боли. Миркарта, он ласкал меня так нежно, ему тоже нравилось гладить мою спину. Целовать меня между бёдер. Трогать меня.
— Тебе хорошо?
— Да, очень.
Меня резко перевернули, стальные глаза Норта вглядывались в моё лицо.
— Он был таким хорошим любовником? Ты возбуждаешься от одного воспоминания о нём?
— Ты сам говорил о честности. На тебя у меня и кончик носа не встанет.
С рычанием Норт толкнул бёдрами. У него большой, меня обожгла боль, из глаз хлынули слёзы.
— Ненавижу.
— Взаимно.
— Своё лицо, ненавижу. Всегда насилую, всегда вы закрываете глаза. С самого своего первого раза я смотрю в зажмуренные глаза. Как меня это достало.
Я с трудом разлепил тяжёлые веки. И снова встретился с ним взглядом. Холодное пламя в них заворожило меня, он сильный, такой дикий, злобный и сильный. Я застонал и дернул на нем куртку. Норт выпутался из неё, лаская мой член.
— Какого чёрта он у тебя так висит. Это же, опасно. Мммм, узко, как твой род вообще это делает.
Всхлипнув, я прижался к нему. А ты шлюха, Кевин. Так легко введешься на силу мужика. Мои пальцы коснулись его раскаленной спины. Вся в шрамах! Кожа изодрана, нет живого места. Меня это так завело, не знаю, почему. Я толкнул Норта под себя, насаживаясь на его плоть. Мой язык жадно заскользил по его губам.
— Горячая штучка. Ну, давай. Танцуй, котенок.
Не с кем я ещё не испытывал такого горячего, всепожирающего желания. Даже с Миркарта это было по-другому. Я извивался на нём, запрокинув голову в исступлении. Из его тела выделялось что-то, растягивающее меня. Я принимал его весь, до самого упора. С диким ревом Норт притянул меня к себе и открыл пасть. Он легко закрыл губами всю грудь, иступлено вылизывая соски. Я кончил, всхлипывая и прижимаясь к нему.
— Фуууххх. Да, знаешь, это было круто. Твоя ящерица идиот, если позволил отбить себе башку. Я таким дебилом не буду. Ты никогда его не спасешь. Такую сладость, никому не отдам. Кевин, говоришь? Ты моя жена, и точка. Пусть твои дружки придут, я их всех загрызу. Никому не отдам.
— Слишком, самоуверен,— мой язык заплетался, ноги болели от бешеной скачки, о состоянии бёдер вообще молчу.
— Поэтому я король, киска моя,— он закурил новую сигарету.
Смотря на него сейчас, я испытал странное желание. Жажду абсолютного подчинения. Мне безумно хотелось уснуть у него на коленях. Вместо этого я его пнул.
Новое прелестное утро в мире бандитов.
— Прекрати! Не надо! Горячо!!!!
Утром Норт решил принят ванну со мной. Держа меня подмышкой, он залез в бочку с крутым кипятком.
— Будешь брыкаться, обваришь свою погремушку. Только горячая вода смывает проклятущие водоросли. Будешь орать, я тебя утоплю. Как ты меня ночью достал. Рыдал, скрипел зубами. Прости меня, прости меня! Ракше на тебя уже до лампочки. Чавкает очередным моим врагом. Стоп. Ты соблюдаешь их дебильные гаремные законы? С кем ты ещё спишь!
У меня трое любовников. Две жены и муж Миркарта.
Норт оскорблено засопел, а потом просто нырнул на дно бочки. Его губы захватили моё тело. Чёрт, куда он девает зубы. Я посмотрел на свою руку. Все пальцы кроме мизинца восстановились. Я ухватил Норта за волосы и попытался оттащить. Он меня тут же прикусил. Нет, мамочки. Мне нужен хоть кто-то, кто расскажет мне об этих существах. Его анатомия меня убьёт. Это не рот, это, это вообще не на что не похоже. Я содрогнулся, бессильно сползая вдоль борта. Норт подхватил меня и поставил на ноги.
— Скажи, что я лучше их всех.
— Не скажу.
— Соври. И не смотри на меня таким убитым взглядом. Ну, хорошо. На какие уступки я должен пойти? Тебе для жизни нужны особые условия? Перечисляй, пока я добрый.
— А ты бываешь добрым.
— Минут двадцать каждое утро. У тебя осталось десять минут.
— Не трогай моих друзей, не казни при мне.
— Почему?
— Мне это неприятно!
— Неприятно? Хм. А, понял!! Тебя тошнит от вони крови и кишок. Договорились.
— Не корми Миркарта всякой дрянью.
— Да, ты абсолютно прав. Только самые мои злобные враги заслуживают пасти Ракши. А у нас на завтрак жареное мясо Тулупа. Это, ездовое животное. Ещё салат из водорослей.

— Уже лучше. Прибери бардак. Мне для жизни нужна исключительная чистота. Когда ты менял бельё на постели?


— Менял? Я захватил этот трофей пять лет назад. На нём нужно что-то менять?
— Бульк!
— Эй! Ты чего утоп! Спекся уже? Ладно, я мало что понял, но я постараюсь сделать тебе хорошо.
Мне дали одежду, к столу принесли котэ в клетке. Мой друг смог нормально поесть и успокоиться. Катаусси внимательно наблюдал, как я кормлю Барсика.
— Завидно,— сказал он,— меня ты так не любишь.
В зале он велел согнать со всей округи рабов и убрать замок. День медленно тянулся к вечеру. Слишком медленно. Сколько у них длятся сутки? Норт задремал в кресле, вокруг суетились рабы с вениками. Миркарта наблюдал за ними, облизывался и помахивал хвостом.
— Эй,— девушка ткнула меня в бок,— почему ты ещё жив?
— Я не обязан тебе отвечать. Ты выдала Барсика.
— Я, его единственная игрушка. Он должен был тебя убить.
— Он со мной переспал. Тебе легче? Интересно, что сказала бы твоя семья? Тебе нравиться жить в этой грязи.
— Моя семья меня бросила. Это не важно. Ты занимался с ним сексом? Он тебя заглотнул!
— Прости, не понял!
— Значит, вы просто обжимались. Фух. Хорошо, я по-прежнему его единственная.
Так. Мне нужна помощь. Иначе я сойду с ума.
— Анубис,— прошептал я самыми кончиками губ.
— Да, я здесь.
— Прости меня, я сорвался.
— В данной ситуации это было лучшим выходом. Ты усыпил его бдительность.
— Я предал вас.
— Вот только не надо заниматься самобичеванием. В космосе это не принято. Да, мы ревновали. Я медитировал. Джеер полукровка, у него плохо с этим. Он подрался с Лиру.
— Скайнер снова откачал у него энергию?
— Нет, Лиру его всю ночь развлекал. При встрече Джеер обязательно будет утверждать на тебя свои права. Норт теперь его враг номер один.
— Слушай, расскажи мне подробнее о физиологии Катаусси. Чем его пасть такая особенная?
— Это, истинный Катаусси. Внутри тела этого игрика другое измерение. Как бы пространственный рукав. Даже не буду объяснять, ты не поймёшь. Расскажу на примерах. Его зубы выдвигаются, его язык сворачивается. В этот рукав. Там где у тебя слюнные железы, у него хранятся всякие нужные и самые ценные вещи.
— Значит, аппарат уменьшения он прячет во рту. А что на счёт заглатывания?
— Его горло очень чувствительно. Настоящее удовольствие он испытывает, заглатывая партнера. Как питон.
— Вот же чёрт. Значит, чтобы украсть аппарат уменьшения, мне нужно залезть ему в глотку. Потрясно.
— Это не так просто. Этот вид удовольствия для него очень интимен. Он делает это только с любимым человеком. Давай мы просто его убьём и заберем Миркарта.
— Нет. Будет война.
— Ну и что! Великие боги, Кевин, войны даже на твоей планете случаются каждый день.
— Да, но ни одна из них не случилась из-за меня.
— Хорошо, мы ждем.
— Болтаешь со своими дружками?— Норт больно дернул меня за волосы.
— Это они болтают со мной, я не умею.
— Щас сдохну от скуки.
— Тебе нечем заняться? Ты же господин. Отдохни, развлекись. У вас же есть ездовые животные и корабли. Устрой гонки. Или скачки. Съезди в другой дворец.
— Отличная идея! Надо собрать войска и устроить охоту на мою летнюю резиденцию. Этот чёртов дворец смотался от своего хозяина. Пора его изловить и отдохнуть. Там старинная система горячих ванн, хоть помоюсь нормально.
Я обреченно вздохнул. Катаусси тут же развил бурную деятельность. Носились солдаты, работали слуги. Кто-то орал, кого-то пинали. Разбили четыре вазы, из окна выбросили пьяного помощника.
— Умеешь ты его развлечь, завидую,— сказала девушка.
Итак, мы отправились на охоту за летней резиденцией. Большего бардака я в своей жизни не видел. Даже сумасшедшие, вечно воюющие жители нашего востока не сравняться с пиратами космоса. Их корабли носились по воздуху и высматривали эту самую резиденцию. Их преследовали голодные скалы. Наконец, её вычислили. Резиденция сидела ну куче ржавых контейнеров. Это красивое здание в стиле китайских пагод, всё оплетенное оранжевыми отростками. Мы окружили одичавшее здание и стали швырять в него специальными сетями. В ответ оно швыряло в нас контейнеры и куски древних кораблей. Мы отправились в это путешествие на их ездовых животных. Представьте себе шестиного верблюда размером с мамонта. В нормальных условиях обитания оно должно быть жутко тупым и медлительным. На спины бедных тварей установили носилки, сделанные из машин, похожих на танки. Сзади к носилкам присоединили длинные захваты, искрящиеся током. Периодически они опускались и били бедное животное под хвостом. От этого животина взбрыкивала и развивала бешеную скорость.
Носилки так тряслись, что банда Норта привязывала себя к стенам длинными ремнями. Рогатая девчонка ещё умудрялась крутиться вокруг шеста в центре этого безобразия.
— Мне плохо,— стонал Барсик у меня на плече,— почеши мне брюшко, иначе умру.
— Слева заходите идиоты, с лева!— Норт бесновался на своём троне для путешествий, он залез на него с ногами и дико орал.
Мне нужно было что-то предпринять, срочно. Мне надо как можно скорее привлечь его внимание.
— Норт, — я схватил его за ногу и попытался встать,— ты мне нравишься.
— Киска, время не совсем подходящее. А теперь вправо!
— Какая же я тогда жена, если я тебе совсем не интересен, — я демонстративно шмыгнул носом.
— Ты о чём? Не мешай мне, вон, посмотри, как Хейли танцует.
— Ты ласкаешь Хейли, но не ласкаешь меня.
— О! Не беси своего хозяина! Поймай мой дом, и мы это обсудим.
— Хорошо.
Я отстегнул ремень и пополз к смотровому окну. Скорее дырке, вырезанной в танке. Чтобы Норт поверил мне, я должен произвести на него впечатление.
— Куда попёрся!
— Заслужить твоё внимание. Теперь, ты мне не мешай.
Я никогда не призывал силу внутри себя. От уроков Анубиса мне становилось плохо. Других проявлений я толком не понял. Зажмурившись, я попытался найти в себе источник этой силы. Ощущение возникло не сразу, постепенно в центре груди я ощутил сильный жар и пульсацию. Такой же был в руке, когда ТДК меня лечили. Я представил как тепло перетекает с кровью из груди в руку. Когда жжение в пальцах стало невыносимым, я сжал руку в кулак и нанес удар по воздуху. Я поклялся себе никогда так больше не делать. С диким грохотом вся куча контейнеров просто взлетела в воздух и рассыпалась на мелкие кусочки. Резиденция свалилась вниз и её тут же оплели сетями.
— Да! Молодец! Кевин, я тебя обожаю! Вычистите её, сегодня мы отдохнем.
— Господин!
— Ну, что ещё!
— Ваш дворец идет сюда, его удивило ваше отсутствие.
— Чёртовы водоросли! Поворачиваем!
Только к вечеру мы смогли усмирить оба здания. Резиденция была привязана к основному дому крепкими цепями. Я плёлся по коридору в сторону спальни Норта. Резиденция мне нравилась больше основного дворца. Похоже, её просто украли с какой-то планеты, ничего не изменив. Пол покрывал светло зелёный паркет, водоросли не смогли разрушить только очень крепкую мебель. Потемневшее дерево украшено изящной резьбой. Единственное, что меня смущало, зеркальные стены. Для чего они, я не мог понять. Ответ пришёл ко мне быстро, через два шага я услышал знакомые голоса. Зеркала позволяли заглянуть за поворот коридора.
Рогатая Хейли и длинноухий парень спорили, он даже хватал её за руки. Интересно, а Норт знает об этом безобразии?
— Ты должна уйти со мной. Твои родные прислали за тобой корабль. И ты, моя невеста. Думаешь, мне приятно смотреть, как он с тобой развлекается?
— Я его. Норт заявил на меня права и всегда будет моим хозяином.
— Он отгрыз палец не тебе, а этому странному парню. Ты ему надоела.
— Нет, ты специально хочешь меня обидеть,— девушка упала на колени и заплакала.
— Послушай меня. Всё, что тебе нужно, рассказать мне о слабых местах его дворца. Не знаю, что за систему он придумал, но никто не может до него добраться. Мы отправимся домой. Можешь и его прихватить, если хочешь.
— Мы отправимся домой или на новую базу?
— Мы отправимся в нормальный город, созданный цивилизованной планетой.
— Ничего не измениться! Ты просто станешь новым господином!
— Да, а Норт твоей домашней кошечкой, как и положено. Подумай, дорогуша, ты хочешь быть женой или зверем?
Развернувшись, я как можно тише двинулся к другой комнате.
— Вот ты где,— воин не ласково ухватил меня за руку и потащил вперед,— господин позвал тебя в баню. Он недоволен.
— Что будем делать, Барсик? Норта в любой момент могут свергнуть, а я ещё не добыл аппарат уменьшения.
— Хрррр,— сообщил котэ,он давно дрых, уцепившись за мою одежду.
Это существо жило малым, сегодняшним днем. Также, как и Катаусси Норт.


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   30


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница