Я ваш секретарь, господин пришелец



страница15/30
Дата01.06.2018
Размер3,07 Mb.
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   30

Часть 16.


В полдень по улице Дели пыталось проехать такси. Другие таксисты смотрели в след ему с большим уважением. Старая, грязная машинка ехала на двух колёсах, а её крутым виражам позавидовал бы даже космический корабль. Водитель такси посчитал своим долгом разогнать толпу кришнаитов, снести лавку с дынями и арбузами и намотать на машину все сари из уличного магазина тканей. Такси метко проделало в нём дыру. Если бы кто-то, рискуя жизнью, заглянул в салон, он бы увидел компанию, чудную даже для Дели. За рулём машины сидел молодой черноволосый парень в мокасинах, армейских штанах и майке. На майке изображен огромный кот с выпученными глазами и надпись « Фигею от жизни». У него на плече сидел этот самый кот, с такими же глазами. Вся шерсть у него торчала дыбом. Периодически он выхватывал у парня изо рта сигарету и затягивался. Рядом с ним сидел гот, весь одет в чёрную кожу и с чёрными волосами до талии. Поверх водолазки большой медальон из серебра в виде черепа. На заднем сидении его противоположность, у молодого мужчины белые волосы, одет он в белые брюки, рубашку и полупрозрачную хламиду, прикрывающую ещё более внушительное украшение. Медальон с большим рубином. Самым нормальным в этой компании можно считать юношу среднего роста с мягким, доброжелательным лицом, тёплыми карими глазами и вьющимися светло каштановыми волосами. Глаза у него, как у кота.
— Как это могло случиться! Всё, что было нужно, это спокойно добраться до гостиницы! Скайнер!
— Что, Скайнер?— гот флегматично покрутил в пальцах медальон.
— Ты всё это начал!
А дело было так.
Самолёт уже выполнил посадку для дозаправки. Чем дольше продолжался путь, тем больше психовали инопланетяне. Самолёт жутко трясло, по крыльям периодически пробегали искры.
— Анубис, ты можешь мне объяснить твою несусветную, абсолютную тупость. Как ты мог заняться с человеком сексом, используя медицинские приёмы. Ты совсем идиот? А если бы в его кишках что-то повредилось? Если бы у него произошли сбои основных жизненных функций? Без Кевина нам не добыть воду Логоса!
— Скайнер, я по-твоему зелёный мальчишка? Не умею заниматься любовью?
— Я не хочу слышать никаких оправданий!
— Пожалуйста, успокойтесь. Ничего страшного не случилось.
— Из-за переизбытка белка в организме ты весь день просидел на унитазе. Все советы и информацию Лиру получал через двери. Он не выучил походку Миркарта, особенности его интонации блокировала дверь.
— Простите, я виноват. Это я предложил Анубису заняться любовью.
— Животные много чего предлагают хозяину, но хозяин при этом должен думать верхней головой. Не нижней!
— Да замолкните вы, или нет! – Норт выхватил из кармана странную трубку и ткнул её Скайнеру в лицо,— всю эту консервную банку трясёт, даже мои охотничьи кареты были надёжнее, меня тошнит, ещё слово и я озверею.
— Во-первых, как Джеер позволил тебе спереть у него электроизлучатель?
Во-вторых, как ты смеешь его на меня направлять!
— А я тебя не боюсь, я никого не боюсь!
— Прошу вас, успокойтесь!
Все пассажиры лайнера вокруг смотрели на нас в ужасе. Я твердо знал, моей гудящей от недосыпа голове не удастся родить никаких приличных оправданий. Они видят странно, даже безумно одетых людей с оружием.
— Не надо волноваться,— к нам шла белая как мел стюардесса,— наша компания выполнит все ваши требования.
— Бутылку вина, шматок жаренного мяса и ты, голая. Летите быстрее в эти самые Дели, сил уже нет!
— Норт, замолчи! Это не то, что вы думаете, это самый обычный фонарик. Вот, смотрите, я нажму эту кнопочку…
— Это ты зря,— приподнял бровь всегда невозмутимый Скайнер.
Из трубки вылетела самая настоящая волна из молний. Она единым потоком пронеслась по корпусу самолёта. После этого наступила тишина, все люди просто превратились в соляные столбы.
— Кевин, по возвращению домой ты пройдёшь полный курс подготовки по всем видам нашего вооружения. Под моим чутким контролем. Животные, не волнуйтесь. Наш самолёт сейчас развалиться на куски из-за заряда живого электричества. Эта технология позволяет увеличить скорость в триста тысяч раз. Через пять минут мы будем в Дели. К сожалению, обшивка нашего летательного средства не выдержит таких испытаний. Но, это вовсе не повод терять драгоценные нервные клетки! Я, великий истинный демон Скайнер, удержу самолёт от разрушения силой своей мысли.
— Ну, ты оратор,— у Анубиса от заряда молний волосы встали дыбом и скользили вдоль головы на манер змей Медузы Горгоны,— спорим, они все уже сдохли от сердечного приступа?
В полной тишине раздался ужасный скрежет. Из пола, в сантиметре от ног стюардессы появился коготь. Он деловито прорезал в обшивке люк. Из люка появилась голова Барсика.
— Ребята, я дико извиняюсь, но в грузовом отделе очень плохо пахнет. Вы применили спец оружие, и мелкая тварь по имени Пекинес сделала грязное дело. Я честно стучался в дверь, но её заклинило.
Стюардесса рухнула на пол. Несколько пассажиров последовали её примеру. Самолёт натужно взревел, выходя на обещаю Скайнером скорость.
— Ну вот. А девушка вкусно пахла салатом. Ну, тем, которым нас угощали в доме Миркарта. С креветками. Вот так всегда, до смерти пять минут и пожрать не дадут,— котэ забрался ко мне на колени и мудро пристегнул ремень.
— А знаете, что в этой ситуации самое хреновое?
— Что, Анубис?
— Мы не сможем стереть людям воспоминания, совет БСД нас сразу вычислит. Кевин, ты самый недалёкий носитель ТДК во вселенной. Не смотря на мою безумную к тебе любовь, я всё время задаюсь вопросом. Как это получилось?
— Не знаю, спроси у Скайнера.
— Не могу. Он вместе с самолётом летит в Дели.
Приземлились мы достаточно помпезно, грохнувшись прямо на полосу. Самолёт тут же рассыпался на части, остались только грузовой отсек, кабина пилотов и пассажирский салон. На железном костяке живописно висели на проводах кресла. Пока никто не очухался, мы резво выскочили из самолёта и левитировав к себе чемоданы, побежали к стоянке такси.
— Благодарите меня, я велик.
— Я тебя обязательно поблагодарю, вот только разберу свой рюкзачок. У меня тут есть ещё одна интересная пушечка,— Норт тащил на одном плече меня и Барсика, на другом, огромный чехол из-под ракеты. Что в нём, знать не желаю.
— Норт, я вполне в состоянии идти сам.
— А я нет,— к середине сумасшедшего полёта Барсику надоело стучать зубами. Он пробрался на кухню и вероломно сожрал весь салат.
— Ты меня не волнуешь, обжористый кусок пуха! Эти уроды едва не угробили мою жену! Мне наплевать на ваши дебильные законы, это моя жена!
— Так, что это такое?— мы пронеслись по залу аэропорта и вышли в шумный, красивый город. Скайнер наступил своим роскошным, ручной работы кожаным сапогом в коровью лепёшку.
— Это знак священного животного. Они свободно ходят по городу и оставляют знаки.
— Воняет,— отметил Анубис.
Для побега мы выбрали первую попавшуюся машину, старую, довольно вместительную, цвета нежного детского поноса. Скайнер первым делом вытер сапог об колесо. Из этого чуда ретротехнологий выскочил низенький чернявый таксист и стал приветствовать нас на ломаном английском, выученном в квартале афроамериканцев.
— Закрой рот, милейшее животное и вези нас в центр этого гадюжника.
— Извините. Мой друг очень плохо говорит по-английски, на вашем языке ещё хуже. Гостиница, Золотой Лотос, пожалуйста.
— Эй, не оскорбляй эту замечательную страну. Мне она нравится. Всё как дома, только не летает,— Норт с грохотом кинул чехол в багажник.
У таксиста глаза почти выскочили из орбит. Обычно им удается переманить туристов в другие гостиницы. За это они получают свой процент. А тут, нужно очень сильно постараться. Золотой Лотос, не просто гостиница. Это дворец вип класса. Когда я бронировал для нас жильё, Скайнера угораздило зайти в кабинет. Он отказался жить « в этих паршивых свинарниках и мне наплевать, что там пять каких-то звёзд». Он сам оплатил « этот довольно скромненький, но подающий большие надежды и со вкусом оформленный домик в стиле гаремов на Эвредике». В скромном домике три года назад останавливался президент Америки. Скайнер не собирался жить в его пятикомнатной « клетушке для домашних хомячков». Он снял два этажа. Откуда деньги? Скайнеру было очень скучно, он немножко поиграл на бирже, обворовав мою страну на сто миллионов долларов. Как он сам сказал, « нам надо же что-то покушать и купить сувениры домой?».
— Слушай, зачем так дорого, добрый человек? Тебя там обворуют, а недостойные женщины заразят плохими вещами. Знаешь что, я знаю прекрасную гостиницу. Тихо, хорошо, вкусно кормят. Соглашайся!— таксист всё же решил рискнуть. Этот бедный человек не знал, кого он везёт.
— Милейшее животное, не нервируй меня,— глаза Сайнера вспыхнули красным огнем, на лице проступили кровавые разводы.
Таксист нас покинул, на полном ходу выскочив из машины. Со стороны аэропорта раздался вой полицейских сирен.
— Господи, ну за что! Вы не могли просто, спокойно посидеть в самолёте, в такси! Мы бы добрались до гостиницы и начали поиски! У нас всего десять дней, чёрт возьми! А сейчас нас преследует полиция, мы вынуждены будем поселиться в бедном квартале, чтобы нас не нашли. Неужели так трудно, один день пути побыть обычными людьми! Всего один день!
— Лапуся, не волнуйся. Норт обо всём позаботиться. Мы легко сможем оторваться от местных властей.
— Ты так хорошо знаешь город?— Анубис пытался придержать пальцами дергающуюся бровь.
— Да я его ни фига не знаю. Я следую одному простому правилу. Все города одинаковы и все железки тоже.
И вот сейчас Норт « отрывался от полиции». Отрыв шёл успешно, весь салат из Барсика уже был в машине. Анубис вспомнил всех богоподобных существ за свою долгую жизнь. Я не мог понять, молиться он или ругается. Скайнер, он просто видел цель. Поиски Логоса. Сколько при этом будет разрушено чужой собственности, его не интересует. Хотя ему понравились сари. Он через окно снимал их с машины и аккуратно складывал на коленях.
— Моргане подарю, шёлк, отличный материал для чистки оружия.
Наконец, по техническим причинам мы затормозили. У машины отвалились колёса. Местные представители власти давно отстали, застеснявшись своей неполноценности. Даже велорикши, славящиеся нарушением правил дорожного движения, поминали своих богов, увидев, как Норт управляет автомобилем.
Судя по интенсивному чиханию Барсика и перекошенной роже Скайнера, мы находились вблизи знаменитого рынка пряностей. Рядом должен быть бедный, но довольно приличный квартал торговцев и ремесленников. Можно будет снять пару комнат в переделанном бараке, с помпезным названием Гостиница.
— Как мне тут нравиться, не могу просто! Всё как дома! Даже провода болтаются везде. Помню в глубокой юности, лет этак в восемь, я убегал от бандюков и запутался в сети для ловли животных. Как же меня шарахнуло тогда!
— Теперь понятно, почему ты такой така,— Анубис оглушительно чихнул.
— Така, переводиться как идиот?
— О, нет. Значение этого слова намного шире и включает около десяти тысяч разнообразных словесных оборотов.
— Какой у вас язык бедный, а ещё атланты.
Пока они переругивались, я нашёл вполне приличную гостиницу. Двухэтажный домик, даже из кирпича. Он выкрашен в крикливый жёлтый цвет, а по его поверхности идут оранжевые завитушки. Вход украшает статуя Будды. Над дверью название гостиницы, на криво прибитой табличке. Я посмотрел на Скайнера. Все уже предусмотрительно упали на землю, прикрыв голову руками.
— Что!!!!!!!!!!!!— разряд чёрной молнии разнес провода и разметал два ближайших картонных магазина.
— Нет, нет, Скайнер. Это не тот Золотой Лотос, это просто совпадение!
— Совпадений не бывает, — Анубис встал и отряхнул одежду, встряхнул онемевшего, покрытого красными разводами Скайнера,— это великий Логос знает о нашем присутствии и смеётся над нами.
— Логос тут ни при чём, вы сами, по глупости устроили бучу в самолёте. Лотос, золотой, как и заказывали. Пошли регистрироваться.
В гостинице темно, из-за разнесенных Скайнером проводов. Но, жители не растерялись. В Индии вообще никто не теряется, люди так свято верят в удачу, что не бояться даже нищеты и смерти. Везде горели свечи, стоял тяжёлый дух благовоний. Больше всего меня удивили стены. Все они украшены цветами и мандаллами, символами веры. Но, все цветы сплетены в форме венка, а мандаллы вышиты крестиком! Этож какая адская работа! Почему-то я сразу вспомнил своего друга и соседа по комнате в студенческом общежитии. Он через скайп общался с девушкой из России. Они помогали друг другу учить язык. Один день говорили по-русски, один по-английски. Эта девушка увлекалась вышивкой крестиком и часто показывала ему свои работы. На день рождения не пожалела денег и сил, прислала ему большое покрывало, на котором была её рукой вышита статуя Свободы. Так что технику славянской вышивки я узнал сразу.
— И чего в дверях жмётесь? Раз пришли, захотите. Нечего богов гневить.
За стойкой стояла женщина, от вида которой у Норта и Барсика глаза загорелись, как у маньяков. У Скайнера, как ни странно, тоже.
Она была, необъятная! Нет, обнять то её можно, но нужно до хруста в суставах раскрыть объятья. И всё равно утонешь лицом в бюсте. Неизвестно, сколько мотков сари ушло на то, чтобы обмотать этот живой символ плодородия. У женщины чёрные, густые волосы. Кожа светлее, чем у индианки. А так, если откинуть вес, красивая женщина. Гордая осанка, живые глаза.
— Хотим зарегистрироваться у вас на десять дней. Нам нужны две комнаты, или большой номер с четырьмя кроватями. Чтобы был душ и туалет.
— Значит, люкс. За дополнительную плату и хорошее поведение будет ещё и баня. Только вот что, американские ребята. Мои корни города Краснодара говорят, связываться с вами не надо. Мужик мой скажет, на всё воля Будды. А я скажу, на Будду надейся, а сам мозгами шевели. Не нравятся мне ваши хитрые рожи. Особенно вот эта, физиономия шахида с большим подозрительным мешком. И вот эта, гота сатаниста чёрте в каком поколении. Развалите мне гостиницу, что я, нищенствовать буду? Прикинусь реиркарнацией Мата Хари?
— Мы будем хорошими,— мне вдруг стало очень грустно, будто мать из дома прогоняет.
Женщина перегнулась через стойку и взяла меня за подбородок.
— А вот тебе верю, есть внутри тебя что-то такое, большое и светлое. Глаза как у этих психов разрисованных на улице. Ну, если не притворяются. А вы, куролесить будете? Громить, пьянствовать?
— Нет, тётя, честное слово,— Барсик от счастья аж язык высунул.
Женщина подскочила, от чего полы натужно заскрипели.
— Говорила мужу, не покупай в храмах свечи с ладанном. Крыша уже едет. Что в мешках?
— Вещи,— я поднял чемодан,— зубная паста, трусы, носки.
— Лекарства,— Анубис поднял чемодан,— мало ли что.
— Предметы боевой и чёрной магии,— Скайнер поднял свой чемодан,— мало ли что.
— Автоматы, гранатомёты, пара бомб, две переносные установки запуска ракет земля-воздух, ну и так, по мелочи. Гранаток пара десятков, дымовые шашки, бейсбольные биты, кастеты. Мало ли что.
— Полный кишечник вонючего салата,— сообщил хмурый Барсик,— и если мы немедленно не зарегистрируемся, это что-то случиться.
Русская с индийским гражданством натужно икнула и открыла книгу регистрации.
— Ладно, великий глюк. Если у вас есть деньги, получите самую большую комнату в гостинице. С ванной и туалетом. За дополнительную плату баню и массаж. Есть проблемы с полицией?
— Нет, но могут быть.
— Не сомневаюсь,— она точно определив самого здравомыслящего протянула мне журнал.
— Я, глава этой семьи,— Скайнер протянул деньги.
— Они ещё и семья, господи, помоги мне.
— Последний вопрос, — я пропустил инопланетян в узкий коридор и повернулся к женщине,— вы вышиваете мандаллы, это трудная, кропотливая работа. Зачем?
— А тебе моя жизнь больше всех нужна?
— Мне интересно. И как вас зовут?
— Как муж зовёт?
— Нет.
— Марина меня зовут. Глаза у тебя добрые, мальчик. Смотришь, и язык развязывается. Я в больнице родила мёртворожденного ребенка. Плакала, чуть с ума не сошла. Пошла к местному священнику. Он мне сказал, надо Будде служить и ей там хорошо будет. Тогда я стала вышивать эти хреновины. Уже десять лет вышиваю. Всё, валите, номер двадцатый.
— Классная тётка,— прокомментировал Норт, идя в номер.
Скайнер просто достал из чемодана снятые с машины сари и вернувшись, накинул на плечи остолбеневшей женщины. От этого она стала похожа на большой, яркий цветок.
— Скажи, Кевин, почему мы не пошли в другую гостиницу?
— Я хочу остаться здесь. Мне понравилась хозяйка. У неё внутри тепло.
Скайнер и Анубис переглянулись.
В комнате мне тоже понравилось. Чисто, от стен не отслаивается штукатурка. Все четыре кровати застелены мягкими, яркими покрывалами, сшитыми из лоскутков. Как же эта удивительная женщина заботиться о гостинице и как ей, наверное, обидно, когда постояльцы всё это портят. Котэ тут же кинулся в туалет. Анубис занял ванну. Норт устало рухнул на постель, с грохотом сгрузив мешок в угол. И как там помещается всё перечисленное? Скайнер подошёл к стене с вышитой мандаллой. Прошептав что-то, он достал из чемодана мелок и стал рисовать фигуры на полу.
— Эй! Не пачкай комнату!
— Молчи, Кевин. Я не мешаю тебе расточать твоё божественное обаяние и развязывать языки. Не мешай мне делать мою работу. Анубис! Вылезай из ванны, мне нужна карта!
Анубис вышел из ванны и подойдя ко мне, коснулся рукой моего лица.
— Скажи, что они все в Дели и нам не надо будет переться к чёрту на рога.
— Да, Скайнер, они все сейчас в Дели, только ради какого-то события. Мы успели во время. Такого везения не бывает.
Скайнер нарисовал довольно странную фигуру. Четыре круга и три треугольника вписаны в одну, центральную точку. Анубис ударил по воздуху, и прямо над фигурой образовалась карта Дели.
— Кевин, ложись в центр.
— Зачем?
— Кевин, ты забыл, кто я такой? Я Скайнер, одно из сильнейших существ во вселенной. Я обязан тебе всё объяснять?
Странно, по моему позвоночнику будто прошла тёплая волна. Когда я заговорил, мой голос звучал холодно и неприятно.
— Ты ничего не обязан мне объяснять. Но, ты кое-что забыл, Скайнер. Внутри меня ТДК. Внутри меня семя Логоса. А это значит, я сильнейшее существо во вселенной. И без объяснений я ничего делать не буду.
— Вот это хорошо,— Норт поднял большой палец,— вот это парень, на котором я женился.
Скайнер выглядел растерянным. Он пропустил волосы между пальцами и посмотрел на Анубиса. Тот просто пожал плечами.
— Мандалла рядом. Он чувствует её силу, чувствует Шамбалу. ТДК растет.
— Хорошо, Кевин, объясняю. Эта фигура, элементы мандаллы. Они же обозначают ключи. Круги, это женские символы. Треугольники, мужские. Нам нужно найти четырёх самок и трех самцов. Это могут быть даже не люди. Статуи, животные, всё что угодно. Сейчас ты ляжешь в центр, на пересечение фигур и покажешь, где нам искать ключников. Только с силой Логоса мы сможем их найти. Понятно?
— Да. Ты меня извини. Не знаю, что на меня нашло.
— Я знаю, тебе не стоит волноваться об этом.
Скайнер взял меня на руки и положил в цент фигуры. Моё тело поднялось в воздух, в позвоночнике снова возник жар.
— Кевин, мы не знаем этих людей. Мы можем лишь найти места, где они прибывают. Логос внутри тебя укажет нам место.
Моя рука уже двигалась по карте.
— Здесь.
— Это наша гостиница!
— Да, Норт. Я так и знал. Дальше.
— Большой базар. Женщина.
— Уже два. Кевин, если почувствуешь сильную боль, мы сразу прекратим.
— Храм, маленький, старый. Храм Будды. Мужчина.
— Кевин! Ты побледнел! Гад, если с моей женой что-то случиться!
— Замолчи, Норт! Ты ему мешаешь.
— Центр города, мужчина. Его бьют. Норт захочет его поиметь.
— Вот это хорошо! Это мне нравиться!
— Замолчи, кошак! Иди в свой сартир!
— Древний, известный храм Аллаха. Потомок Моголов. Мужчина.
— Хорошо.
— Большой новый храм. Женщина. Она говорит, её слушают.
— Анубис, ты фиксируешь места?
— Естественно. Остался последний, Кевин.
— Я не вижу женщину. Не уверен, что она человек. Она красивая, такая красивая. Она белая, её душа полна любви и скорби. Сотни тысяч людей приходят сюда, чтобы ей поклониться. Но, я не могу понять, кто она или что. Знаю одно, она главная. У неё седьмой ключ.
— Хорошо. Кевин, всё хорошо. Вот так, иди сюда, мой малыш, мой бог.
Скайнер вынес меня из рисунка. Я посмотрел в зеркало и ужаснулся. Я был белым, из носа текла кровь, одежда пропиталась холодным потом.
— Вот так, давай поспим, отдохнем и начнём поиски.
— Скайнер. Нет времени. Они все покинут Дели и пойдут к белой женщине. Раньше, наше время уходит. Бог помог нам, мы нашли первого ключника совершенно случайно. Но, мы не знаем, как выглядит ключ от врат. Если бы всё было так просто, Логос давно был бы захвачен врагами Земли. Кроме этого, нам нужно будет найти ложного ключника. Того, кто открывает двери в святилище спящих древних. И уговорить его нам помочь. У меня нет времени на отдых.
— Глупый, глупый ребенок,— Скайнер погладил меня по голове,— зачем ты с этим связался.
— Миркарта рассчитывает на меня. Я его секретарь.
— Ну, вот и славненько. Пошли что ли, пожрём. В этом отношении из нас только Барсик такой, самый умный.
Обедали мы в ресторане Бухара. Сначала хозяину не понравился наш внешний вид и кот у меня на плече. Купюра от Скайнера успокоила его волнения. Нам принесли множество восточных блюд с непроизносимыми названиями, венчали пиршество плов и нан. Скайнер подчеркнул, чтобы нам принесли не просто нан, лепёшку, которую используют вместо вилки, а большой, семейный нан. Огромную лепёшку, которую приносят сразу для всей семьи и каждый отламывает от неё по кусочку. Коту и Норту он попросил принести двойные порции. Я смотрел, как он сидит во главе стола, положив подбородок на сложенные руки.
— Это важно для тебя, правда?
— О чём ты, Кевин?
— Сохранить статус главы семьи. Осознавать, что у тебя есть семья и она зависит от твоей заботы.
— Не понимаю о чём ты. Норт, даже если ты выпьешь весь графин этого гранатового сока, ты не сможешь запить эту острую специю. Официант! Можно ещё сока. Мой кот отобрал у моего друга сметану, катается по полу и сейчас сгорит изнутри.
— Это не сметана!
— Я уже догадался. На Барсик, пей. Почему вы готовы сожрать всё? Я понимаю, вам приходилось голодать. Но, Кевин не я. Он вас не выставит. А если выставит, найдёт хорошего хозяина. Прекратите набивать желудки впрок всякой дрянью. Норт! Ты слопал пол подноса плова. Он рассчитан на восемь килограмм и там мяса больше, чем риса. Ты хорошо себя чувствуешь?
— Я счастлив, — прохрипел Норт, ставя на стол пустой графин.
— И ещё три литра сока. Барсик! Тебе нельзя столько сока, ты лопнешь!
Я смотрел на них. На спокойного Анубиса, аккуратно собирающего лепёшкой с тарелки последние капли соуса. Это его особая черта. После него посуда должна быть абсолютно чистой. Норта, тихо стонущего в кресле от переедания. Оболочка плохо скрывала его пасть. Иногда его губы всё же сдвигались к ушам. Скайнера, лупящего Барсика по голове кубком. Тот вцепился в графин всеми лапами, не желая его отдавать. Семь Я. Вдруг, я понял, неожиданно я осознал всё величие, единственную истинную концепцию этого великого понятия. Не Семь Я, семь существ которые в сущности ничего друг другу не должны. А Не Один. Вот истинная ценность. Кем бы не были твоя Семь Я, друзьями или врагами, они обязаны навещать тебя, думать о тебе, помогать тебе или втихаря воевать против тебя. Но, ты Не Один. Ты никогда не будешь одинок!
— Пора разработать план,— тяжко вздохнув, Скайнер поставил бутылку на стол. К ней намертво прилип потрепанный, но не побежденный котэ.
— Предлагаю, — сказал Анубис, — женщину пока оставить в покое. Она хозяйка нашего дома и ни куда от нас в ближайшее время не денется. Самая точная цель, это современный храм. Храм Лотоса. Предлагаю отправиться туда и поискать женщину, которая говорит. Скорее всего, это или экскурсовод, или кто-то из служителей.
— Согласен. Пойдёмте к храму. Ещё предлагаю навестить это странное место. Как ты его назвал?
— Базар Дилихаат.
— Вот, именно его. Не думаю, что ключник кинется нам под ноги или попытается украсть кошелёк. Хотя, кто знает. Это странное место.
Когда мы выходили из ресторана, я долго извинялся перед хозяином. Он протянул мне карту постоянного клиента.
— Зачем! Право, не надо. Мы не задержимся здесь на долго, и мы доставили столько неприятностей.
— Вы хорошие клиенты, богатые. И ещё, когда господин смотрел на своих друзей. Он улыбнулся. Ваша улыбка, она будто осветила весь зал. Будто каждому из нас улыбнулся сам Будда! Потом вы взяли и отломили от лепёшки черноволосого мужчины кусочек. Это что-то значило для него. Он сразу так успокоился. Вы, хорошие друзья. Странные, но хорошие люди. Приходите ещё, улыбайтесь. Ваша улыбка освещает весь мир.
Базар Дилихаат так напомнил Норту родину, что он прослезился. Большего бардака я не видел в своей жизни, даже на планете Норта. К нам тут же бросились толпы нищих. Многие из них дали задний ход, увидев глаза Скайнера. Он сразу застрял у сувениров и работ золотых дел мастера. И конечно сари. Скайнеру откровенно нравился шёлк. Он прикладывал его к лицу и рукам, гладил. Торговаться с ним даже не пытались. Ему и Анубису предлагали только самое лучшее. Он заставлял нас брать всё, что мы хотим. В одной лавке у Норта загорелись глаза, и он купил ему странную железную штуку в виде головы змеи. Барсик попросил купить ему детский браслет на лапу. Особенно странно Скайнер обращался со сдачей. Если она была мала, он просто бросал её под ноги. Если велика, часть всё равно бросал под ноги. Взрослые нищие боялись к нему подходить, дети всё же приближались, опустив глаза. Они собирали деньги под его ногами. Выглядело довольно жутко.
— Почему они это делают, Анубис?
— Дети чувствуют альф и зетов лучше, чем взрослые. Они понимают, Скайнер не человек. Но, народ Скайнера тоже знал нищету и голод. Это сохранилось в их генетической памяти. Он даст хорошую милостыню. Не в руки. Зеты и альфы никогда не дадут дар в руки человека. Это запрещено высшими законами. Запрет Совета Абсолюта. И поэтому они бросают свои милости под ноги, где более слабые существа её собирают. Отсюда пошла ваша привычка опускаться на колени перед богами и сильными людьми вашего мира. Если ты хочешь восславить и поблагодарить бога, ты можешь стоять ровно. Но, если просишь, стань на колени. Стань ниже. Иначе, альфа не сможет дать тебе. Она будет наказана другими, более сильными альфами.
— Ужас какой. Логос тоже этого требует?
— Логос не бог, он любит человека как ребенка, как часть себя. Чтобы быть ближе к Логосу, надо свернуться в клубочек.
— Поэтому возникла йога и падение ниц перед богами?
— Как видишь, Логос по-своему даже требовательнее.
Меня схватил за руку мужчина, которого тут назвали бы просветлённым мудрецом. Я бы назвал его просто безумцем. Его волосы спутаны, на лбу большое пятно, нарисованное краской. Знак просветления. Босой и ужасно воняет.
— Чужестранец! За пять рупий я расскажу тебе твоё прошлое.
Скайнер и другие тут же его окружили. Йог и мудрец откровенно струхнул.
— Предскажи, а мы последим,— Норт поиграл свежекупленным кинжалом.
— Он тебе соврёт про прошлое, а я точно скажу тебе будущее,— у Скайнера буквально между ног проскочила девчушка лет десяти, двенадцати.
Глянув Скайнеру в глаза, она охнула и убежала.
— Ты был Александром Македонским. Ты родился, чтобы править народами. Но тебя предали самые близкие друзья. Берегись власти и предательства близких!
— Спасибо, я постараюсь.
— Молодец. Вали от сюда,— Скайнер дал йогу деньги и тот удрал.
— Зачем ты ему заплатил!
— Норт, я не считаю эти жалкие бумажки. Я мог бы купить нам дворец, но мы должны следить за ключником, хозяйкой этой мерзкой гостиницы. Он дал хороший совет, он тоже стоит денег. Кевин. Кого ты ищешь?
— Девочку.
— Зачем? Наглая девчонка!
— Не знаю, я просто должен её найти.
Девчушка сидела в грязном ящике от телевизора у магазина электроники. Если конечно это место можно так назвать.
— Извини, я испугалась. Существо рядом с тобой такое страшное.
— Предскажешь мне будущее?
— Две рупии,— девчушка виновато улыбнулась и протянула грязную ручку.
— А почему не пять?— я вложил в ручку монетку и она исчезли в сумке из старых штанов.
— За ложь плата постоянная. А правду далеко не видно. Если много увижу, дашь пять рупий. А лучше приходи в храм к моему папе, и дай милостыню. Наш храм небольшой, на окраине. Там ещё сохранился уголок леса. Чтобы лес не вырубили и храм не разрушили, папа платит много рупий. Вот.
Она протянула мне засаленную карточку с адресом.
— Хорошо, я приду и дам милостыню.
— Дай мне руки.
Я протянул ладони. Девочка положила на них свои ладошки и закрыла глаза. Странно, её сосредоточенное личико показалось мне смутно знакомым. Она наклонилась к моему уху. Зачем, инопланетяне всё равно услышат.
— Ой, плохо то как. В тебе живёт бог. Не смейся. Это правда. Бог очень сильный. Он пожирает твою душу. Но твоя душа тоже очень сильная. Не знаю, кто победит. Так далеко смотреть не могу. Тебя используют для плохих целей. А ты думаешь, для хороших.
— Мои враги?
— Нет. Эти люди тебе не враги. Они тебя любят и им очень, очень грустно. Они делают это ради своих народов.
— И кто выиграет?
— Ты выиграешь. И их спасёшь. Но душа твоя покроется коркой обиды. Ты пойдёшь к истокам и начнёшь всё сначала. Извини, я не могу ничего точно сказать. Я вижу только тени будущего. Я учусь, у меня много друзей и они меня учат.
— А чем дело кончиться? Эти люди дадут мне пойти к истокам и начать всё сначала?
— Ага. Держи карман шире. Они не из тех людей, которые легко отдадут то, что любят. Я чётко вижу церковь вашей веры. У вас бог не улыбается. Он прибит к двум палкам и всё время мучается. Так вот, я вижу священника в обмороке. Вижу очень красивых мужчин и огромного прекрасного духа. И вижу, комок щупалец с большим глазом. Ему грустно, оно любит тебя, и не хотело, чтобы ты его таким видел. Дальше не знаю. Всё покрыто туманом. Ты проживёшь намного больше человека и будешь очень счастлив.
— Э, спасибо. Мне нужно всё это переварить.
— Приходи в храм.
До храма Лотоса мы шли молча, я думал, напряжённо думал.
— Мы тебя никогда не предадим. И вообще, эта девчонка слишком мала для ключника.
— Она ключник, я уверен. Если ваше предательство будет необходимо, я его приму. Но я в него не верю. Гораздо больше меня волнует другое. Что ещё блин за щупальца с глазом! Какого чёрта мне на этом добре жениться! Да ещё и венчаться в церкви!
— Кевин,— Анубис твердо взял меня за руку,— девчонка всё выдумала.
— Да, у нас есть более важные цели, чем слушать нытьё тупой малолетки.
— Скайнер, не надо так говорить. У неё и вправду дар. Когда она говорила, из её рук шёл свет.
— Мы пришли к Лотосу. До захода солнца осталось мало времени. Ночью нам нужно отоспаться.
— Красотища какая. Когда снова разбогатею, построю себе такой дворец. Хотя нет, это долго. Сопру этот.
В отношении красоты я был согласен с Нортом. Храм в виде цветка лотоса, окруженный маленькими озёрами был редкой красоты сочетанием современности и древности. Белые чаши лепестков нависали над людьми, создавалось ощущение, что это действительно огромный цветок. Храм в форме круга, окружен людьми, как пчёлами. Мимо нас шла большая группа людей. Кажется, французы. Их сопровождал экскурсовод, миловидная индианка в скромном европейском костюме.
— Вы видите тоже, что и я!
— Довольно интересная деваха. Послушаем про дворец. Хочу узнать на будущее, что тут сломать, а что оставить на память.
— Да нет же, ни это.
Я в шоке смотрел на девушку. У неё на животе, там, где у всех нормальных людей пупок, горел яркий, красный свет. Внутри неё тоже был Логос. Странный, пугающий, и невероятно красивый.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   30


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница