Я ваш секретарь, господин пришелец



страница21/30
Дата01.06.2018
Размер3,07 Mb.
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   30

Часть 22.


Фонарь Вазу давал очень мало света. Огонёк бросался на стены, как запертое в клетке животное. Он пытался отвоевать себе хоть кроху пространства в этом каменном безмолвии, но своды коридора подавляли его, загоняя обратно в мутные пределы старого стекла. Узкий проход, открытый первым ключом исчез. Мы легко преодолели и вторую комнату. В ней из стены текла чистая вода, лежала одежда, и стоял стол с посудой. Мы наполнили фляжки. Скайнер сказал, никто не знает, сколько нам идти. Теперь наш путь пролегал по трубообразной пещере. Её стены настолько гладкие, словно промыты водой.
— Наверное, об этом месте говорила Натали,— я старался, чтобы мой голос звучал бодро и заинтересовано.
-Да,— сказал Скайнер.
Он был единственным, кто мог говорить. Страх и головная боль буквально рвали нас на части. Вначале возникло чувство беспокойства, непонятной ярости и грусти. Хотелось с воплями и проклятиями бежать прочь. Мы остановились. Я спросил, все ли в состоянии продолжить путь. Ясир весь покрыт потом и скрепит зубами. Норту легче, Барсик сидит на его плечах. Странно, с тех пор как мы покинули Тадж Махал, Барсик ни разу не сел мне на плечи. Интересно, почему. Никто не повернул. Где-то пять метров назад чувство страха приняло новую отвратительную форму. Появилась разрывающая череп головная боль, и ощущение, что кто-то смотрит тебе в спину.
« Я никогда не предавал тебя, Кевин. Я всегда тебя любил».
Моё сердце сделало чудовищный прыжок, я остановился и вытер пот со лба. Холодный.
— Кто-то плохо себя чувствует?
Норт упал на одно колено. Я бросился к нему.
— Мы не можем так часто останавливаться!
— Замолчи, Скайнер! Норт! В чём дело?!
Мой друг сильно побледнел. Лицо осунулось. С помощью своих новых способностей я видел целительную энергию, исходящую от Барсика. Её явно недостаточно.
— Анубис, подойди.
Чёрный атлант нервно передернул плечом. Его пальцы судорожно сжаты вокруг посоха.
— Мне нужна моя сила для битвы с охраной Шамбалы.
— Так. Никакой битвы и никакой Шамбалы не будет, если мы будем каждый за себя! Я понятно говорю!
— Вполне,— Анубис подошёл к Норту и положил руки ему на голову.
Норт смог поднять на меня взгляд. Никогда я не видел его таким страшным, даже когда он мне откусил палец.
— Прости. Я сейчас встану, и мы пойдём дальше.
— Это сила Шамбалы. Она воздействует на нас, ищет наши слабые стороны. Норту лучше повернуть назад.
— Нихрена я не поверну, Белобрысый!!!!!!!!!
— Тихо,— я аккуратно взял его за руку,— что ты слышишь?
— Слышу крики моей матери и других малышей. Когда отец их разорвал.
Я прижал Норта к себе, целуя его волосы.
— Норт, они нас испытывают. Нам не дано это изменить. Почему ты хочешь идти дальше? Я вынужден. Но, почему ты?
— Идет мой возлюбленный, иду я.
Анубис смотрел на нас очень странно. Я не мог понять его взгляд. Он словно видел впереди что-то, принимал решение внутри себя.
— Нужно идти. Я его немного подлечил.
— Хорошо.
Наши личные кошмары исчезли также внезапно, как и появились. Мы стояли у совершенно гладкой стены. Перед нами были три статуи. Все три, очень высокие мужчины с длинными волосами. Из одежды на них только набедренные повязки. Если всмотреться, они имеют много различий. Статуя слева, обычное изображение Будды. Закрытые глаза. Поза лотоса. Руки лежат на коленях. Статуя слева немного меньше и выполнена в европейском стиле. Мужчина сидит не в позе лотоса, а подогнув ноги под себя. Его руки сложены в христианской молитве. Очень необычна центральная статуя. Она намного больше предыдущих. Мужчина лыс, и у него странные уши, больше похожие на эльфийские. Руки сложены на груди, ладони обхватывают широкие, мощные плечи. Его ноги, что-то мне показалось в них странным. Подойдя поближе я обомлел. Стоп не было, они оканчивались непонятным подобием ласт, как у морских животных.
— Анубис, что это такое?
— Это самодхи, Кевин. Древние люди, погрузившие себя в вечный сон. Это те, кому служил Вазу. Да, Аджит?
— Не знаю,— пантера неуверенно переставлял лапы,— я с ним никогда в пещеру не ходил.
— Самое паршивое, прохода нет,— Ясир прошёл вдоль стены, трогая её руками,— Скай? Эй!!!!
— А? Простите, а мне откуда знать?
— Ты у нас вор, или кто?
— А ты, бандит.
— Кто бандит!
— Молчать! Вы что, в баре! Это священное место!— у Скайнера в волосах пронеслись чёрные разряды.
Я вместе с Ясиром и Скаем прошёл вдоль абсолютно гладкой стены. Не было ни лаза, ни тайных дверей.
— Монах нас обманул!
— Нет. Ты не понимаешь, демон. Мой отец не мог обмануть мальчика. До смерти он должен передать ключи, иначе его душа никогда не обретет покоя.
— Есть такие вещи, пантера, за которые не грех пожертвовать душой.
— Вы можете помолчать, в конце концов. Надо подумать. Пещера заканчивается. В ней есть лишь три статуи. Живые. Значит, искать проход нужно не в стенах.
Я снова прошёл вдоль странной группы, почти касаясь их тел фонарём. Пересилив страх, я коснулся их руками. Мужчины холодные, а их кожа гладкая, как отполированное дерево. Каждого из них я осмотрел очень внимательно. Центральная статуя, всё же какая она огромная! Подозрительно.
— Эй. Это не выход,— я погрозил пальцем Норту, он пытался сдвинуть статую Будды.
— Они тяжёлые, ни фига не двигаются.
Странная вещь, судьба. Если бы я не повернулся к Норту, я бы не уловил боковым зрением крошечную вспышку яркого света. Она исходила из тела центральной статуи. От рук мужчины и до самого паха шёл длинный шрам. Зашитый хирургом! Я в ужасе покрутил головой. Нет, не может этого быть! Невозможно!
— Ясир.
— Что?
— Я прошу твоего разрешения воспользоваться родовым ножом Моголов.
— Да на здоровье. Камень он не разрежет.
— Знаю.
Я достал из куртки оружие и подошёл к великану. Забрался на его колени.
— Прости меня. Я не хочу делать тебе больно. Скажи им, в Шамбале об этом.
Размахнувшись, я ударил ножом в верхнюю часть шрама. Как со стороны я услышал испуганные вскири моих друзей. Плоть поддалась неожиданно легко, расходясь со странным звуком. Будто режешь бумагу. Я жестоко рвал тело исполина, пока нож не прошёл по всей длине разреза. На теле снова вспыхнули несколько блестящих искорок. Больше ничего.
— Наверное это просто статуя, набитая алмазами,— почесал затылок Скай.
Дальнейшие события я тоже никогда не забуду. Как и встречу с Кали. Существо открыло глаза! Его веки были странно изогнутые, видны одни белки. Руки зашевелились, пальцы коснулись разрезов и немного их раздвинули. Лишь для того, чтобы между бескровными краями появились длинные пальцы с острыми когтями!
— Кевин! Ко мне. И все остальные, за спину!
Мои попутчики проявили редкое единодушие, кинувшись под защиту Скайнера.
— Что это за хрень! Ик!— Скай с перепугу начала икать.
— Кевин нашёл первые врата в Шамбалу. А это, их охранник.
Из тела статуи появилась женская голова, руки и плечи. Девушка, у неё были золотистые волосы и нежная грудь. Когда она полностью вылезла из врат, у неё оказалось львиное туловище, четыре руки, три глаза и хвост скорпиона. И ростом она была поболее бедного разрезаемого существа.
— Древние чудовища. Ну, что я могу сказать. Методы магов Шамбалы грубые и не эстетичные. Зато эффективные,— Анубис со странной, перекошенной улыбкой поднял в воздух жезл. Существо мило улыбнулось и плюнуло в нас огнём.
Мы бросились бежать, струя напалма почти поджаривала нам пятки. Остановиться, и отразить атаку просто не было возможности. Существо загнало нас в комнату монаха!
— Мать их! Пол пути, псу под хвост!— Норт бесновался. Теперь ему снова придётся преодолеть этот страшный каменный коридор и услышать крики матери. А мне-голос отца. Моргана внимательно осматривала помещение.
— Источник с водой, он исчез.
Ясир ухмыльнулся и снял с плеча флягу.
— Вы не против, если я кое-что проверю?
Он приоткрыл дверь. Существо вело себя очень странно. Оно не пыталось разрушить хрупкую дверь. Просто сидело перед ней и с любопытством заглядывало в щели. Ясир брызнул водой этому созданию в лицо. Существо с диким визгом отскочило, размазывая жидкость. Попыталось плюнуть в дверь. И не смогло.
— Так,— Ясир расторопно захлопнул нашу хлипкую защиту,— и что это может значить?
— Так,— Анубис почесал лоб,— перед нами Сфинкс. Не скажу, что это классическая биологическая модель. И тем не менее.
— Модель?! Это живое существо! Которое вылезло из другого!
— Кевин. После гибели своего вида лимурийцы создали атлантов, атланты, людей. У вас в библии сказано, что господь сотворил человека по образу и подобию своему. Тогда господь весьма отличается от современных людей. Сфинкс, это лишь тупиковая ветвь биологического моделирования. Эксперимент с органикой. Но, насколько мне известно, это безобидные существа, хранители мудрости. У них нет хвоста скорпиона, они не дышат огнём и не бояться воды. Их можно убить с помощью самой обычной пули.
— Они хотят,— сказала Моргана,— чтобы мы запаниковали и потратили воду. А она нам будет жизненно необходима на следующем этапе пути.
— Я могу применить силу ТДК.
— Нет, не можешь.
— Почему, Скайнер?
— Они всё ещё надеются, что мы учёные. Просто более смелые и хитрые. И мы погибнем на одном из этапов пути к Шамбалле. Если они поймут, кто ты такой, нас уничтожат сразу и жестоко.
— Тогда сделаем так. Я, потомок Моголов. Нож мой. Мне и разбираться. Я и Намиб используем оружие и воду в наших флягах. Мы отвлечём это создание Иблиса, а вы залезете в спящего мужика. Если выживем, я заберу его голову и отнесу своим родным. Смою с себя позор. Мне ваша Шамбала не нужна. Я не хочу сомневаться в слове Аллаха. Намиб?
— Всегда с вами, господин.
Не могу не согласиться с Морганой. Она применит возможности своего оружия и спасет восточного идиота.
— Тогда нечего тянуть резину. Скай. Какого чёрта так на меня смотришь?
— Прости меня, Ясир. Ты мне друг.
— Да давно я тебя простил, глупец. Обещай одну вещь. Тебе эта самая Шамбала тоже не нужна. Когда наступит момент, ты останешься. Как я. И не полезешь на рожон. Договорились?
— Да. Великий могол.
Мы выскочили из комнаты. Ясир снова брызнул сфинксу в лицо, Моргана зашла ему за спину и открыла огонь из автомата. Мы бежали к проходу, не обращая внимания на боль в голове. Скайнер первым схватился за края раны и прыгнул в искрящийся свет. За ним прыгнул Норт с Барсиком. Внутрь существа чёрной стрелой вонзилось тело Аджита. Мы со Скаем задержались у прохода. Слышен стрекот автомата и рев зверя. Криков боли нет, уже хорошо. Анубис схватил нас за шкирки и бросил вперед.
Мы с грохотом и руганью ввалились…в огромный католический храм. Место невероятное, удивительное. Храм разрушен, у него нет крыши. Стрельчатые окна уходят в невообразимую высоту, под торчащие сломанными ребрами балки крыши. Я посмотрел вверх. Небо, и яркие, искрящиеся звёзды. Так близко, можно дотянуться руками.
— И что это за чертовщина?— Скайнер смотрел в пол, Барсик и Норт, перед собой.
У Барсика на спине вздыбилась шерсть, мне что-то не хотелось смотреть в ту сторону. Поэтому я проследил взгляд Скайнера. На полу выложен драгоценными камнями странный знак. Круг, похожий на солнце. От него исходят разноцветные лучи. Чёрный, голубой, зелёный, жёлтый, лиловый, оранжевый и красный. Лиловый луч был длиннее других и шёл к алтарю. Я поднял голову. Вместо алтаря в центре разрушенной церкви стоял трон. Чёрный, со странными руническими письменами. На троне, закованный в цепи сидел дьявол. Я снова вынужден был замотать головой, сомневаясь в своём здравом уме. У существа была морда козла, но человеческие закрытые глаза. Высокие ветвистые рога. Вместо ног у него щупальца, как у осьминога. Вместо кисти левой руки, плавник. Правая рука, человеческая. Роскошные чёрные крылья. Женский торс. На лбу пятиконечная звезда.
— Я конечно дебил по жизни, но как это соотносится с Шамбалой?— Норт почесал затылок.
— Они нас разделяют,— Барсик подобрался, сев на его плече. Прищуренные глаза котэ смотрели на монстра в упор,— вы ещё это не поняли?
— Шамбала, не убивает,— Анубис горестно вздохнул,— она лишь придумывает испытания, для каждой живой души.
— Из вас с чертями связан только я. Но, мы очень дальние родственники,— Скайнер пожал плечами.
— Ясир должен был сразиться за честь и право обладания кинжалом. А я, должен избавиться от своего омерзительного прошлого.
— Скай! Это по твою душу!
Скай в первый раз снял кольцо и отдал мне. На внутренней стороне такой же знак, как на полу.
Скай вышел вперед. Я стал рассматривать странное солнце, встал на зелёную линию. Меня с неё скинуло! Хорошо, Скайнер меня поймал. До звезд бы долетел.
— Бафомет не пустит тебя к вратам любви, пока ты его не освободишь. Когда ты освободишь его, он заберет меня.
— Я знал Скай! Не так ты прост, клизанская собака! Вот что, ты мой. Поимею тебя я! Нечего всяким козлиным рожам обтираться у задницы, записанной в мою собственность!
Скай засмеялся, шлёпнул Норта ниже пояса.
— Не знаю кто ты, Катаусси Норт, но задницу наследника Магистра Ордена Хауса нужно ещё заработать. Даже твой милый ротик тут не поможет.
— Так я и знал, — Скайнер не стесняясь плюнул на пол,— все тут ни те, за кого себя выдают.
— Что делать будем?
— Мистер Анубис, вначале нужно освободить Бафомета. Потом, отдать Бафомету Кольцо Мага, которое я украл у своего папаши. Не стоит даже пытаться проводить христианина через обряд магической инициации. Я, как бы объяснить, осуществил акт подросткового неповиновения старшим. Когда Бафомет будет свободен, получит кольцо и своего законного мага, он пропустит вас через зелёные врата любви, в Шамбалу.
— Мистер Скай, я не собираюсь отдавать вас этой твари.
— Мистер Кевин, чтобы войти во врата Шамбалы, нужно очиститься от грехов. Это всем известно. Я совершил благородный поступок, я верил в Иисуса и отказался становиться магом тайного культа. Но, я предал своего отца, который меня горячо любил и хотел, чтобы я стал его наследником. Украл кольцо. Через месяц отец умер. И наш орден остался без лидера. Я предал не только отца, но и предков.
— Я помогу вам очиститься.
— Кевин!
— Норт. Это не твоё дело, не моё и даже не Скайнера. Это личная битва мистера Ская.
— Я могу попробовать его съесть, — Аджит притих после перехода через врата, но сейчас к нему вернулись силы. Он ходил вдоль зелёной полосы и рычал.
— Спасибо. Есть только одна загвостка, где взять ключ от оков Бафомета?
— Там же, где и остальные,— я достал из сумки связку.
Теперь понятно, почему я уже пять минут чувствовал запах горящей ткани. Четвёртый ключ раскалился до бела и прожег в сумке дыру.
— Кевин?— Анубис отчаянно схватил меня за руку, но я его отстранил.
— Оно не тронет меня, Анубис. Это не наша война.
Я поднялся по ступеням трона. Мы оказались рядом. Существо подняло голову. Имею ли я право смотреть в глаза духу, лишь немного моложе Логоса? Каких только мерзостей он не видел. И все их сотворили люди, прикрываясь его лицом. Он ценит всех своих слуг, но не видит в их душах ничего, кроме зла и темноты. Разочарование. Вот что я видел в его глазах. Бесконечное разочарование и усталость. Но, даже ему свойственна некоторая нежность к своим рабам. Одному. Отрекшемуся от него. И сейчас Шамбала дала ему шанс его вернуть.
— Логос…— его голос больше походил на стон.
— Я не позволю тебе причинить ему боль.
— Ты всегда это говоришь….
Не раздумывая больше, я повернул ключ в замке. И отступил. Скай уже стоял на первой ступени трона. Он отдал мне флягу с водой и немного грубо оттолкнул. Я стоял на его пути к искуплению.
— Пока, ребятки. С вами было весело.
Наверное, это были последние слова из прошлого. Жизни вора и просто весёлого парня. Скай изменился, на нём возникли царственные одеяния чёрного цвета. И сам он изменился. Нет больше чудаковатого искателя сокровищ. Прямая спина и сталь в глазах. На пальце блестит кольцо. Магистр. Наследник знаний английских тёмных магов. Он поднялся на трон и стал перед этим существом на колени. Сняв кольцо, он одел его на руку существа.
Бафомет рванулся вперед. Подхватив его на руки, он сжал Магистра Ская в крепких объятьях. По его козлиной морде текли слёзы.
— Папа?
Вспыхнула зелёная полоса.
— Кевин! Проход! Скорее!
Теперь первым в зелёный туман вошёл Анубис, потом Норт и Барсик. Аджит на последок зарычал на трон. Он не доволен. Его силу никто не хочет использовать. Я уже чувствовал руку Скайнера на своей талии и не мог уйти. Я видел две фигуры на троне. Бафомет ласкал Ская, нежно, требовательно. Теперь он больше походил на мужчину средних лет. А голову Ская украшали длинные, острые рога! Он то отчаянно вырывался, то прижимался к господину в иступленном желании. Я совершил странный поступок. Перед тем, как Скайнер затащил меня в проход, я послал им воздушный поцелуй. Крошечный цветок Логоса словно звёздочка растворился в теле Ская.
Нас ожидал тропический ливень. Дикие джунгли заливала вода, будто начался новый всемирный потоп.
— Пополним фляги?— Анубис как всегда, сама практичность.
— Нет.
— Почему, Скайнер?
— Потому, Анубис. Они предугадывают каждое наше человеческое действие. Вода либо отравлена, либо не подходит для нашей цели.
Скайнер в сердцах ударил ногой ближайший куст.
— Как же я хочу сигарету! Проклятье! Скай, Ясир! Какого чёрта! Кто следующий?
— Я, — сказал Аджит и пошёл вперёд.
Мы пошли следом. Настроение было безрадостным. У меня внутри всё клокотало. Я потерял уже двух спутников. Иду к Логосу. Иду не зная, живы они или умерли. Разве это честно? Я же просто хочу попросить помощи! Почему люди должны жертвовать жизнью ради такого простого дела! Я не хочу никого убить, получить власть, уничтожить мир. Помочь. Неужели так трудно просто помочь своему созданию! Проклятый Логос, я всё равно до тебя доберусь!
— Почему ты следующий?— Барсик едва держался у Норта на плече, его шерсть слиплась от воды.
— Я всегда боялся умереть от пули браконьера. Быть сожранным дикими зверями зная, что твою шкуру носит паршивая двуногая шмазь. Я мечтал умереть в диких джунглях, в бою, под дождём. Молодым и сильным. Сейчас всё идеально, как я хотел. Моя смерть. Ну, покажись!!!!!!!!!
Мы выбежали на большую прогалину в лесу. На ней выстроены три очень странных сооружения. Золотые ворота, каменный алтарь и деревянный дом. На каменном алтаре лежит животное. Тоже пантера, мех её цвета чистого золота. И вся в железных доспехах.
— Вот оно!— хвост Аджита бил по ногам,— мой коготь, Кевин.
Я даже не стал спорить, мои друзья молчали. Я протянул Аджиту ключ. Пантера закричал. Коготь сам прирос к его лапе. Я положил руку на чёрную, мускулистую спину. Аджита ещё трясло от боли, но стальные канаты мышц под моей рукой уже успокаивались.
— Я жив, ключник. Сегодня я отдам долг Вазу и пойду к нему, на небеса.
Встречающее нас существо пошевелилось. Спрыгнув с алтаря, оно величественной походкой двинулось к нам. Да оно убьёт Аджита одним ударом! Все его когти, стальные! Оно заговорило. Голос удивительно чистый, человеческий. Я не знаю этот язык, но понимаю его.
— Давно у меня не было гостей. Хотите пройти, не имею ничего против. Дерево или золото. Выбирайте и идите.
— И не будешь драться!
— Не вижу смысла, котёнок.
— Норт? Куда?
— Да я почём знаю!
Мой Катаусси смотрел на меня испугано и растеряно. Дурачок. Если я скажу, кто остальные мои спутники нас убьют. Мгновенно. Между деревьев скользили другие закованные в латы фигуры. Говорящие пантеры. Логос, ну почему? Аджит мог бы остаться с ними, в этих диких джунглях. Он был бы счастлив. Почему мы снова должны сражаться. Норт в это время отчаянно шевелил мозгами.
— Ну, золотая хреновина хороша! Это могли бы быть врата в Шамбалу. С другой стороны, эти ребята хитрые. Деревянная холобуда. Точняк!
Анубис смеялся в кулак. Скайнер смотрел на Норта с каменным лицом. Норт этого не замечал.
— С другой стороны, они могут догадаться о наших логических заключениях и сделать врата из золота. А если каменюка? Не зря же на ней этот кошачий металлист лежал.
— Всё возможно. И всё равно, это слишком просто. Проход рядом, он очевиден. До него легко добраться. Ты не прав, Норт. Проход, это дождь.
Я снова достал ключ из связки. Пятый. На него упала капля воды. И он возник, проход прекрасен, его образуют миллионы дождевых капель. Он похож на ажурную паутину Я сделал к нему шаг.
Они бросились на нас со всех сторон. Аджит встал между нами, и их главным. Железный коготь разрезал на двое шлем, но золотая пантера успел отскочить.
— Бегите!
— Нет!
— Это моя смерть, мальчик. Бегите!
Меня снова потащили к проходу. Хватит. Устал. Больше этого не повториться. Не желаю это видеть. Прежде чем проход закрылся, из моей груди вышел свет Логоса. Он разметал нападающих на Аджита существ. Он не пошёл за нами. Остался стоять под дождём. Мне показалось, или я видел улыбку на его зверином лице? Лепестки Логоса освещали его, как солнечный свет.
— Кевин! Я же тебя просил!
— Молчи, Скайнер! Мне надоело это видеть! Я больше не буду спокойно позволять другим умирать за меня. Я объявляю войну слугам Логоса. Теперь это не только из-за Миркарта! Вода Логоса будет моей!
— Ну, наконец-то ты вырос, Кевин.


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   30


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница