Я ваш секретарь, господин пришелец



страница22/30
Дата01.06.2018
Размер3,07 Mb.
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   30

Часть 23.


Скайнер схватил меня за талию, и мы упали в следующую ловушку Шамбалы.
На руки Норту и Анубису. Стоять и ходить свободно по этому миру было нельзя. Он горел. Пламя билось о стены и потолок каменной пещеры. Напротив нас двери из камня, с выбитыми на них виноградными лозами. А между нами и дверью, в центре пылающей пещеры гигантский лотос, вырезанный из цельного куска ярко красного камня.
— Это что, алмаз!
— Норт, сейчас не время думать о богатствах,— Анубис откупорил флягу,— воды хватит, мы сможем потушить пламя на своём пути. Но, пить нам будет нечего.
— Много нужно воды?
— Элементарно, Кевин. Столько, сколько есть в наших флягах.
— Чёрт. Ладно, я попробую вызвать питьевую воду силой Логоса. Нам всё равно нужно идти вперёд.
Мы двинулись к двери, поливая водой камень под нами. Огонь затухал, чтобы снова вспыхнуть за нашими спинами. Мы дошли до лотоса. Попытка обойти его оказалась напрасной. Вода не помогала.
— Это проход?
— Не думаю, Норт,— Анубис поудобнее перехватил посох,— это очередной страж. Кевин?
Я обошёл постамент. Стал рассматривать цветок внимательнее. В центре блестела мозаика из множества граней. Одного не хватало.
— Ах ты, проклятая тварь. Скайнер, мне нужно отдать ему подачку Калли. Ничего хорошего из этого не выйдет.
Скайнер уже привычным движением оттеснил других за свою спину. Барсик, он вообще вцепился в Норта всеми четырьмя лапами и только испугано хлопал глазами.
Я достал из рюкзака на спине красный кристалл. Там ещё оставалась мандалла. Боже, помоги нам. Недостающий кристалл идеально вписался в мозаику. И тут же камень зашевелился! Я еле успел отскочить и цветок закрылся! Мы ждали, обливаясь потом от жары. В жуткой пещере не хватало воздуха. Тут был только огонь.
— Может, это ловушка? Чтобы выманить у нас ключ?
Словно в ответ на слова Барсика, бутон с отвратительным чавкающим звуком раскрылся вновь. В центре цветка было то, что мы меньше всего ожидали увидеть. Нет, это ложь. Мы все догадывались. И до последнего надеялись на милосердие Шамбалы. Она не стала нас жалеть. В центре цветка лежал Катаусси. Открыв глаза, он зашипел и выпрыгнул нам на встречу. Всё его лицо в крови, глаза подёрнуты плёнкой безумия. Он взвыл, открыл страшную пасть.
— Хватит!— луч света из моей руки врезался чудовищу в грудь. Он рассыпался на тысячи стеклянных осколков. Чтобы через секунду возникнуть вновь. Так продолжалось минут пять. В гробовой тишине, прерываемой лишь треском огня, я вновь и вновь уничтожал создание Шамбалы. Сильная рука Норта легла мне на плечо.
— Малыш, хватит. Чтобы ты мог попасть в Шамбалу, мы должны искупить грехи нашего прошлого. Я никогда не смогу жить нормальной жизнью, без воин и крови. Пока не отомщу своему отцу за смерть семьи. Ты это знаешь, котёнок.
— Я не дам тебе погибнуть! Я, я взорву этот проклятый цветок!
— И толку? Тогда мы все сгорим.
— Я никому тебя не отдам!
Норт прижал меня к себе и страстно поцеловал, провёл ладонями по моему лицу. А потом лизнул их.
— Солёная вода. Люди так глупо тратят жидкость в теле. Спасибо, малыш.
— За что!
— Меня никто никогда так не любил. Твой Ракша, счастливый сукин сын. Ты лучший подарок, которые могли ему на халяву отвалить боги.
Он снял со спины Барсика и передал мне.
— Следи, толстый рыжий пух. Мне не нравятся Белобрысый и Начальник.
— Норт!
— Нет, Кевин. Скай был прав. Это только моя война. Забери его, Скайнер.
В этот момент отец Норта снова возник перед нами. Разогнавшись, Норт бросился на него.
Анубис буквально волоком тащил меня к дверям. Его рука сжала мою и мы вставили в замок ключ. Он плавился под пальцами, но я не чувствовал боли. Всё, что я хотел, это обернутся. Барсик не давал мне это сделать. Скайнер собрал все фляги с водой и бросил их в пещере.
— Он нас догонит, Кевин.
Только Скайнер мог так честно и правдоподобно лгать.
Двери захлопнулись за нашей спиной и исчезли. Мы стояли на зеркальной поверхности, уходящей в бесконечность.
Я закричал. Ничего не было. Ни верха, ни низа. Чёрная пустота и блестящее зеркало под нами. Норт отдал свою жизнь, чтобы мы нашли свою смерть.
— А, давайте отдохнём. Потом проход поищем. Чего мы бежим, как угорелые. Кевин нам костерок сотворит.
С диким воплем я врезал по стеклу кулаком. Столб синего пламени взметнулся в черноту. Он не создал в этом безмолвии даже тени.
— Ну и так неплохо. А теперь давайте поговорим. Вы, ребята чего сдались? Воздух есть? Есть. Тепло есть? Есть. Значит и проход должен быть. А как доберемся до Шамбалы, вытрусим у них из глотки наших друзей обратно.
— Спасибо, Барсик.
— Не за что, Кевин. Эти уроды вон запаниковали, проход потеряли. Какая блин трагедия. А мужа и жену тут никто поддержать не хочет?
— Прости, Кевин,— Анубис сел рядом с огнём и потянул меня за руку, Скайнер присел рядом.
— Так, а теперь давай немного поговорим…
— О чём, Скайнер. Я не хочу говорить.
— Слушай, я понимаю. Норт тебе был очень близок.
— Он вернётся! Ты сам сказал!
— Мне нужно тебя было увести, вот и всё.
Мы помолчали. Я ничего не чувствовал, кроме всепожирающей ненависти ко всему свету. Использовал. Выходит так. Всех своих друзей я просто использовал. Я ничего не смог сделать. Да, я дойду до конца. Да, спасу Миркарта. И каждый раз видя его улыбку, я буду вспоминать Норта, Ская, Ясира. Я не смогу вернуть Моргану и Аджита. Я не смогу смотреть ему в глаза! Мне придётся уйти. Но, без всего этого огромного, страшного мира, я уже не смогу жить. Просто вернуться домой, работать в зачуханой конторе и готовить шефу кофе. Это, это просто смерть.
— Кевин? Почему ты так ненавидишь своего отца?
— Скайнер?
— Понимаешь. Шамбала даёт каждому своё испытание. Но, опирается она на мысли и чувства одного человека. Того, который обладает священными ключами. Мы как бы путешествуем по граням твоей души. Эта стеклянная пустыня, твоё отчаяние. Ты видишь лишь отражение себя, винишь себя. Ты прав лишь частично. Ясир остался, пытаясь вернуть себе одобрение своего великого рода. Скай, искупал грех перед отцом. Аджит, лишился семьи и пытался обрести её среди себе подобных. Норт ненавидел своего отца с первого вздоха. Так в чём твоя проблема, Кевин? Я хочу понять, чего нам ждать на следующих уровнях.
— Мой отец был полицейским. Я его очень уважал и любил. У нас была счастливая семья. За год до получения моего обучения. Эта новость меня так огорошила, я чуть не завалил все экзамены. Отец нас оставил. Кризис среднего возраста. Другая женщина, красивее, моложе. Такое бывает. Так мне говорила мать. А я, Скайнер, я стал презирать его. Не знаю. Как таракана. Я не мог понять. Он полицейский, всегда такой правильный и честный не мог так поступить.
— И это всё?
Я посмотрел на них. Анубис сидел, вглядываясь в темноту, видя в ней нечто, доступное лишь его пониманию. Скайнер смотрел на меня. Барсик, тот посапывал у меня на плече. Или делал вид, что спит. Зачем им это знать? Они стоят на ступени развития бесконечно выше меня.
— Он прожил с той женщиной всего три месяца. А потом, его подстрелили. Рана была смертельной. Врачи не смогли спасти его. Я должен был поехать в больницу. Но я не мог. Когда я, наконец, приехал. Его уже не стало. Он звал меня, хотел попрощаться. А я, я просто не смог простить…
— А сейчас, ты простил его?
— Я сожалею, Скайнер. Но, я никогда не смогу простить его.
— Сила Логоса в его бесконечном, абсолютном всепрощении. Ты должен постараться.
— Ага. Я, я ….
— Не надо перед нами отсчитываться. Чтож, давайте немного поспим.
Я достал мандаллу и положил на стекло. Прежде всего, это ковёр, и уж потом ключ. Ушлый Барсик спрыгнул с моих плеч, собираясь устроиться первым и… с воплем исчез в глубине рисунка.
— Это…Это!!!!!!!!
— Проход, Анубис. Мы всё время, как дураки таскали его за собой.
Скайнер взял меня за руку.
— Пусть их уход в другой мир не будет напрасным. Следующий шаг, Кевин?
— Да. Следующий шаг.
Мы шагнули в проход и…оказались в небе! Далеко под нами раскинулся невероятной красоты город. Насладиться этим великолепием у нас нет возможности. Мы падали! А парашютов не было и в помине!
— Барсик!— из моей руки вырвалось нечто, похожее на проволоку. Через пять минут она притянула ко мне рыжий шар с выпученными глазами. У Барсика настолько вздыбилась шерсть, узнать в нём кота довольно таки сложно.
— Господин, Кевин. Слава богам, думал я уже покойник.
— Мы близки к этому!— Скайнер и Анубис пытались творить заклинания.
В воздухе носились разноцветные вспышки, но они совершенно бесполезны. Моя сила тоже не действовала.
— Если бы Шамбала хотела нас убить, я не смог бы спасти Барсика!
— Ключи, Кевин! Что осталось!
— Крест и лилия.
Я попытался достать кристалл с лилией. Он сам вылетел из моих рук.
Чтобы превратиться в поразительную штуку. Летающая тарелка, совершенно прозрачная. В центре мягко пылает логос . Мы все просто провалились через хрустальную поверхность и оказались в удобных креслах. Изнутри эта штука напоминала корабль Анубиса.
— Это Вимана! Корабль Шамбалы! Невероятно!— Анубис выглядел просто до неприличия довольным.
— Ик! Почешите мне брюшко, пожалуйста.
— Не время, кусок пуха. Анубис? Ты можешь этим управлять?
— Нет, Скайнер. И вообще, такую роскошную машину вижу впервые. Думаю, ею должен управлять Кевин.
— Я не могу! У нас такой техники нет!
— И слуги Шамбалы об этом знают.
Я проследил за хмурым взглядом Скайнера. Сквозь прозрачную поверхность нашего корабля прекрасно виден город. Шамбала ли это, не знаю? Оттуда к нам летели самолёты. Ну, или вимана. Их было чертовски много.
— Кевин! Тебе срочно придётся пройти ускоренный курс лётной подготовки!
— Скайнер! На него нет времени!
Я запустил обе руки в светящуюся перед нами дымку. Приборная панель прозрачна и выполнена из сотканного из миллионов лучей света цветка. Наш корабль дернулся, завалился на бок и на страшной скорости устремился к городу. Я бросил взгляд на сидящего на коленях Барсика. Он точно облысеет. Вся шерсть с него слезет от страха. Правда, мы чувствуем себя не лучше. Сейчас начнётся моя первая битва с Шамбалой!
Борьба больше походила на фарс. Я никак не мог выровнять проклятую машину. Может оно и к лучшему. Мы летели прямо по улицам города, наши противники боялись опуститься на такую высоту. Город представлял из себя очень странное место, лабиринт сплошных стен, испещренных странными письменами.
— Анубис! Где мы!
— Это город знаний или Твердыня Акаши. На этих стенах записано, что было в прошлом и что будет в будущем. Стоит коснуться одной из рун и ты получишь все знания, которые она скрывает. Говорят, тот кто коснётся каждой руны в городе, станет богом. Но, это займет сорок лет.
— Ты стал им гораздо быстрее.
— С чьей помощью, а, Скайнер?! И какой из меня гребанный бог? Где последний проход!
— Врата Лимурии в центре города. Ну, так говорят древние свитки.
— Чтобы туда попасть, придется выйди из под безопасной защиты стен. Что думаешь, Барсик?
— Не спрашивай меня. Если я блевану в этом цветочке, он сильно испортиться?
— Понятно. Ладно, у нас только одна попытка. Поехали!
Я стал судорожно дёргать пульт. Наш аппарат взлетел высоко над городом и судорожно подергиваясь, стреляя во все стороны цветными лучами, упал прямо у ворот жемчужно белого храма. Это был квадрат с совершенно ровными, зеркальными стенами, резко обрывающийся крышей в виде непонятного символа. Из него выходила пирамида. Из пирамиды, прямая труба, уходящая в невообразимую высоту. Конца этой трубы я не видел и любоваться ею мне было некогда. Хотя защитники Шамбалы и не рискнули приблизиться к нам в воздухе, им всё же удалось послать нам в догонку заряд и подбить наш Вимана. Сейчас они в своё удовольствие стреляли прямо по нам.
— Скорее, Кевин,— Анубис и Скайнер вытянули меня и Барсика из корабля.
— Трусы!
— Нет, Барсик, ты не прав,— Анубис тянул меня за руку, мы бежали к воротам,— они не могли разрушить письмена. На площади их нет и стражи могут нас убить.
— А почему не спускаются?
— У каждого уровня защиты своя вотчина. Здесь нас убьют другие. Кевин, крестик.
Кто бы мог подумать, что такой крошечный крестик сможет открыть такие невероятные ворота. Я то повернул ключ, но Скайнеру и Анубису пришлось приложить все силы, чтобы лишь немного открыть белоснежные двери. Мы ворвались внутрь и они захлопнулись у нас за спиной. Странно, крестик не исчез. Я снова одел цепочку на шею. Мы обернулись.
— Мамочки,— это всё, что смог сказать Барсик. У нас пропал дар речи.
У самых наших ног начинался бассейн, окружностью не менее пятидесяти метров. Вода в нём блестела всеми цветами радуги. Она лишь отбрасывала тень на то, что было с другой стороны. Прозрачная стена отделала нас от Улыбки Пустоты, Великого Логоса. В рассказе всегда очень трудно передать эмоции, текст для этого слишком сух и символичен. Логос представлял из себя небольшую звезду. Я не мог понять, какого он размера. Мы видели только верхнюю часть. Логос состоит из миллионов радужных цветов, и свет его не жжёт глаза. Он мягкий и тёплый, ласкающий, обволакивающий. Поверхность Логоса не постоянна, текуча. Она преобразовывается в знакомые и не знакомые формы, конструкции и линий. А ещё, он вызывает любовь и невероятную, бесконечную нежность. Я сделал шаг вперед, к нему. Он мне не откажет, он спасет моих друзей и Миркарта. Как мне вообще могло прийти в голову сражаться с этим чудом, этим источником чистейшей, безграничной любви.
— Кевин. Это ещё не конец.— Скайнер схватил меня за руку.
Да, поражаясь великолепию Логоса, я не заметил нашу самую главную проблему. Хранителя восьмого и девятого ключа, стража врат, ключей лишённых. В этом поразительном существе, весящем прямо в воздухе, было не менее десяти метров! Человеческие руки и ноги, мощный, мускулистый торс. Четыре руки и две головы, мужская и женская. Волосы уложены в странные причёски. Его глаза со странным, удлинённым разрезом закрыты. Он не вызывал не ужаса, не отвращения. Скорее пугал своей величественной мощью.
Анубис поднял оружие, а Скайнер собрал в руках сгусток чёрных молний. Существо открыло глаза. Нет, оно даже не удивилось и не поменяло позу. Женская голова слегка наклонилась. Моих друзей впечатало в двери.
— Нет, подожди, послушай! Великий, мы не кому не хотим вреда. Нам лишь нужно немного воды Логоса. Его помощь, малая толика его безграничной силы. Прошу, Великий господин. Мы даже можем его не беспокоить. Если тебе доступно право войти в его чертоги, принеси нам немножко воды. И мы сразу уйдём.
Кажется, он слегка пошевелил рукой. Сила отпустила моих друзей. Я снял Барсика с плеча и отдал Анубису. Легко оттолкнувшись, я поднялся в воздух и подлетел к существу. Тут уж оно очнулось. Столп воды поднялся из бассейна и оплел моё тело тисками. Я закричал от боли и в существо ударило маленькое солнце. Оно горело в центре моей груди!
— Новорожденный! Не может этого быть! Неужели планы великой темноты свершились!— его голос шёл отовсюду, причиняя боль. Язык был мне знаком. Существо протянуло ко мне руку, подцепило кончиком ногтя крестик.
— Ты веришь, любишь и надеешься. Но, это ничего не меняет, создание Последней войны Атлантиды. Я не могу пропустить тебя. Ты умрёшь.
— Но, почему! Нам же просто нужна его помощь, мы все, его дети, часть его души!
— Никто не может потревожить сон Логоса, это закон.
В руке гиганта возникло копьё, свитое из молний. Я попытался вырваться из своего водного плена, но не мог. Скайнер и Анубис делали всё возможное, чтобы прийти мне на помощь, но их тоже оплела сила. Солнце из моей груди ударило в гиганта светом. Он только слегка поморщился.
— Ты слишком смел и силён для человека. Ты исчерпал все возможности этого воплощения. В следующей жизни мы сделаем тебя спокойнее.
Копьё уже нависло надо мной, как вдруг глаза гиганта расширились от удивления и испуга. Мимо меня пронеслось нечто, похожее на огромное облако в виде бабочки. Снова мой странный защитник из храма Лотоса. Гигант лимуриец с диким ревом исчез в воде бассейна, увлекая за собой моего спасителя. И тут же в купол ударила феерия невероятно красивых цветов.
— Он улетает в космос! Скорее, Анубис! Это наш шанс!
Анубис взлетел в воздух и устремился по бесконечному коридору у нас над головой, вслед свету. Скайнер подхватил моё падающее тело. Его самого всего трясло. Мы опустились у другого края бассейна, за прозрачной поверхностью сверкал и жил своей жизнью Логос.
— Скайнер, что, что произошло…
— Барсик переродился в пространственика. И первым делом спас твою жизнь. Он погрузил хранителя в сон в водах силы. Ты что, идиот! Думал просто с ним мило побеседуешь и он принесет тебе чашечку водички?!
— Я надеялся. Кто такие пространственики, и куда делся Анубис.
— Анубис отправился прикрывать нас. Он обладает камнем разрушения. Сейчас он направляется к главному, небесному форпосту Шамбалы. Пригрозит этим уродам камнем. А пространственики, они великие альфы. Сильнее всех во вселенной, даже мощнее разумных солнц. Чтобы жить, им не нужна планета. Они не бояться великой пустоты. Они рождаются другими, растут медленно. Если вернусь живым, велю этому придурку Лиру переловить всех котэ и взять под охрану. Выяснить, что такое пространственики почти также важно, как добыть воду Логоса. В любом случае, Барсик уже далеко от земли.
— Ты говоришь об этом так спокойно! Анубис там один, против всех!
— Он знал, на что идёт. Открывай двери, Кевин. Логос ждёт.
— От этих дверей нет ключа.
— Так найди его, Кевин! У нас мало времени.
Я понимал, стучать бесполезно. Чего от меня хочет Логос? Прощения отца. Да, я его прощаю. Я всегда его любил. Мне труднее простить себя. Я не успел, не попрощался. Моя глупая, детская гордыня не дала мне это сделать. Я мечтаю искупить вину. Думал, если буду много лет упорно трудиться, отец там меня простит. И тут такой шанс! Помочь другу, любимому человеку. Миркарта. Я сжал в кармане вещь, с которой не расставался с самого своего прилёта в Индию. Его платок.
— На рыдания нет времени!
— Помолчи, Скайнер! Ты сам говорил, Шамбала извлекает испытания из моей души. А может ключ тоже там?
Я провёл платком по прозрачной поверхности. Будто вытирая пыль. Второй раз по этому месту я провести уже не смог. Странная прозрачная стена исчезла! Я стал тереть её, пока не открылся достаточно большой проход. Мы вошли в него вместе со Скайнером.
— Проклятье, получилось. До самого последнего момента не верил. Получилось!
— Скорее! Мы должны взять воду Логоса. И как попросить его всех вернуть? Скайнер! Ты меня слушаешь!
— Протяни руку вперед.
— Руку! Как это понимать. Тут нет воды, и если бы и была. Я понесу её в ладошке?!
— Вода, это энергия. Она впитается в твою руку, и своим прикосновением ты излечишь Миркарта.
Я протянул руку вперед. Меня коснулось тепло, мягкое, как дыхание. От Логоса отделилась тончайшая ниточка света. Вторая, устремилась к груди.
— Скайнер? А долго так держать? И как попросить…
— Арнаэль! Активация!
Я заметил это только сейчас. Логос тоже лежал как бы в бассейне. И с другой его стороны неровной грудой лежала громадина разрушенного космического корабля. От него отделились два предмета. Один, похожий на бумеранг ударился в моё тело и пригвоздил меня к стене. Второй превратился в подобие ворот, между которыми клубилась тьма. Они стали по другую сторону.
— Наконец-то! Тысячелетия ожидания завершились! Я не разочарую великую пустоту!
— Скайнер! Что происходит!— меня буквально оплетали нити Логоса. Я словно высасывал его!
— До конца перехода около получаса, я могу тебе рассказать. Всё же ты был так добр и нежен к нам, мальчишка. Без тебя, твоей доброты, смелости и глупого чувства вины всё бы пошло прахом.
Логос и его жизненное семя ТДК были созданы великой Пустотой. Она растила его с нежностью, а этот гадёныш сбежал. Всё, что было пустотой должно там и оставаться! И мы, представители единственной истиной расы, настоящие хозяева космоса всегда стремились Логос вернуть. Тебе говорили, что Логос укоренился на Финисте, Земле. Это не так. Земля и Финист, это разные планеты. Логос создал явление, которого нет больше нигде в космосе! На одной орбите, вокруг одной звезды вращаются две планеты. Земля вечна, абсолютна и неизменна. А Финист, всё время возрождается и умирает. И с каждым возрождением живые существа на Финисте всё слабее, тупее и опаснее. Деградируют они, деградирует Логос. Земля потребовала у Совета Абсолюта Логос отдать ей, а проклятый Финист уничтожить. Совет отказал. И они обратились к нам. В нашей вселенной по-прежнему оставалась частичка Логоса, слишком крошечная. Мы договорились. Скайнеры проникают на Финист, забирают настоящий Логос. А выращенную за счёт его энергии частичку отдаю им.
— Ты был хранителем частички и пытаешься превратить меня в Логос! Нет, Скайнер, прошу, не надо!
— Замолчи! Тебе была оказана великая честь! Думаешь, это так просто! План занял столетия! Много веков назад я атаковал Шамбалу. Мне удалось сбросить корабль с артефактами прямо к Логосу. Именно поэтому его закрыли этой прозрачной стеной и поставили стража. В открытую, мы бы не прошли. Да, корабль не достали боясь навредить богу. Но, нам бы сюда не пролезть. Нас с любовью, в здравом уме и твёрдой памяти должен был провести житель планеты из нового вида. Человек. Когда ты согласился помочь Миркарта в работе мы поняли, такой дебил найден! Тут уж подключились все, даже совет абсолюта. А тупость зерканок, отрубившая мозги моей супруге сыграла нам только на руку.
— Анубис…
— Было подстроено всё. Чёрные атланты давно мечтают переселиться на Землю. Они бы одним ударом убили двух зайцев. Уничтожили бы ненавистных им Светлых атлантов и отвратительный земле Финист. Анубис их лучший разведчик. Сейчас он лишь ждет окончания операции. Он уничтожит Шамбалу.
— Джеер и Лиру…
-Финист не будет разрушен полностью, планета останется целой. Логос не нужен селенитам. Они лишь хотят себе халявный новый дом. Лиру, разведчик совета абсолюта и следит за качеством проведения операции. Заодно, отвлекает представителей планет, которые не знают о Возвращении и потихоньку травит Миркарта.
— Ты! Сволочь! Ты же его любил!
— Я никогда его не любил. Брак с ним нужен был нашему народу, чтобы нас допустили в космическое сообщество. И представители чёрных атлантов, Земли и селенитов могли с нами договориться. У нас есть ещё один союзник. Камень Шантамни, главную защиту Шамбалы не может уничтожить даже Анубис. Солнышко, она нанесет удар с воздуха.
— А ей это зачем!
— В космосе должен быть только один бог. Альфа Лебедя, её родной дом. Разумным солнцам и нафиг не нужен старый бог Логос. Он наш! Солнышко добыла для меня образец твоей крови и через селенитов переправила мне. Чтобы я мог укоренить в тебе семя Логоса. Она до последнего не верила, что это удасться.
Моя голова упала на грудь. Боже! Я же их любил. Я всем им верил! Мои друзья погибли за эту веру. Я, я хотел как лучше.
— Не плачь, малыш. Мы говорили, у каждого из нас свои цели. Сейчас я активирую ворота, и великий Логос вернется домой. А ты попадешь на очень красивую планету, где станешь их любимым солнышком, их богом.
Я попытался мысленно убрать нити от своего тела. Энергия переполняла меня, я как будто медленно поджаривался. Ничего не выходило. Ворота заискрились, Скайнер счастливо засмеялся. И тут, случилось невероятное. Нити исчезли, а я оказался свободен. Свод потрясли несколько мощных ударов. А ворота просто взорвались!
— Какого чёрта! Анубис, тебя что, прикончили!
— Нет, Скайнер! Просто даже в таком гениальном плане есть свои недостатки.
Я опешил, просто не верил своим глазам! По трубе с потолка спускалась прозрачная пластина. На ней стояли странный существа, похожие на то, сидящее в пещере. И мои друзья! Хотя они закованы в странные цепи, они живы. А ещё на платформе стояли Моргана и Крегир. И Миркарта! Живой, здоровый, с царственной осанкой и огнем в глазах.
— Ты!
— Я, любимый! Видишь ли, план твой был хорош. Но, поскольку я совсем не дурак, мой был не хуже.
Скайнер попытался бежать, но бежать было некуда. Его схватили и заковали, затащили на платформу. На меня Миркарта бросил лишь холодный взгляд.
— Подберите эту падаль и отправьте в больницу тюрьму на Ригвере, вместе с его дружками. Как поправятся, сотрите память и развезите туда, где их место.
Меня подняли с пола и тоже заковали. Вот так закончилось моё индийское приключение и космическая одиссея. У моих друзей были свои хитрые планы. А я стал лишь пешкой в этой игре. Сила Логоса бушевала во мне болью. Но, я просто не мог ничего им сделать. Я же по-прежнему их люблю. Поэтому я просто тихо сглатывал слёзы, смотря на израненного Норта и злого Скайнера. А что мне ещё оставалось. Я не воин, я секретарь!


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   30


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница